Маленький Дед Мороз

У Маринки сияющие глаза, ужасно любопытный носик-пуговка, непокорные, вспыхивающие кленовым золотом кудряшки и совершенно упрямые губы бантиком, который под настроение развязывается в широкую улыбку. А ещё у Маринки твёрдый характер. Это все говорят. Но только почему-то на родителей Маринкина суровость не производит впечатления. Маринка для них семилетний ребёнок, видите ли, у которого, понимаете ли, обязательно должен быть режим... А Новый год — это по-оздно... И всё равно ты уснё-о-ошь...

— Маришка, принеси, пожалуйста, чайные ложечки!

Девочка со вздохом встаёт с дивана, подходит к наряженной пышной ёлке и, зачарованно глядя на едва приметно покачивающиеся, позванивающие игрушки, требовательно говорит (маме, конечно же, а не ёлке):

— За это я буду Новый год с вами встречать, спать в десять часов не пойду!

Мама, смеясь, произносит непонятное слово — шатажистка, что ли, какая-то? — и вдруг добавляет ласково:

— Не пойдёшь, ладно уж... Но ложечки-то неси!

Маринка восторженно визжит и вприпрыжку мчится на кухню, стремительно огибая большой круглый стол, что красуется посреди комнаты в ожидании гостей. Между прочим, это невероятно старый и заслуженный стол с толстенными резными ножками. По ночам он потрескивает и покряхтывает от тяжести лет, укрыв спину не менее старой зелёной плюшевой скатертью с бубенчиками. Иногда Маринка забирается под этот громадный стол и ей делается немножко страшно и... чуточку волшебно.

А на кухне-то, боже мой! Кажется, она сама что-то варит, жарит, печёт, совершенно по-человечески вздыхая и плавая в сладко щекочущих душу волнах праздничного настроения. И посуда сегодня по-особенному блестит и вообще всё как-то... не так.

— Ну что, рады? — обращается Маринка к ложкам. — И я рада! Я тоже буду Новый год встречать! И уж в этот-то раз увижу, как он приходит. Уж в этот-то раз...

— Маришка, дочка, ты чего застряла там? Неси скорее!

...А в гостиной пахнет хвоей и мандаринами, по еловым лапам бегают тающие огоньки гирлянд. Папа стоит у стола и, смешно морща нос, объясняет сам себе:

— Значит, Бобряшовы сядут на диван... Или нет! На диван посадим бабушку, детей и тётю Лену... Та-ак... Сами сюда-а, Бобряшовых слева... Ну, Меженины — придут, не придут, кто их знает, но вот тут на всякий случай приборчики поставим... Так-так.

Маринка сидит в кресле у самой ёлки и упивается предощущением загадочного полуночного действа. Какое это счастье — Новый год!

...И всё-таки Маринка уснула. Примерно в половине двенадцатого (после чая с маминым «наполеоном», после 5 или 7 мандаринов, после неуёмных «гастролей» перед гостями). Она присела в кресле передохнуть и... Совсем не почувствовала, как папа поднял её на руки и унёс в дальнюю, Маринкину, комнату. Уложил в кровать, укрыл одеялом, поцеловал с улыбкой в нос-пуговку и, выходя, плотно прикрыл дверь... А через некоторое время такое началось, такое!..
ххх
Ровно в полночь комната вдруг мягко озарилась сиреневым светом, и возле двери из ниоткуда появились две фигуры. Одна большая, другая — наверное, лишь на ладошку повыше Маринки. Большая фигура повернулась лицом к маленькой и уютным тягучим баском произнесла:

— Годовой смотритель 12-го класса старый год сдал!
—Годовой смотритель 1-го класса новый год принял! — раздался в ответ звонкий мальчишеский голос.
— Ну, здравствуй, малыш. Долгонько я тебя ждал...
— Здравствуйте! Но раньше-то я и не смог бы появиться.
— Известно! Вызов по волшебной сети делает самый старший смотритель с двенадцатым ударом Сменного Колокола...
— Ого! Как же вы его услышали?! Он ведь в Зале Совета праздничных магов установлен!
— Когда переходишь в 12-й класс, малыш, многое умеешь...
— Да-а-а... А это... Куда вы теперь... денетесь?
Дед Мороз (годовой смотритель двенадцатого класса) густо засмеялся:
— А спать пойду! Помнишь терем, который в Волшебном лесу стоит? Ну вот... А выйду оттуда через год. Маленьким, как ты.... И опять буду вопросы задавать такому, как я сейчас. В общем, круговорот смотрителей в природе.
— И что? И я тоже потом спать?
— А как же? И тебя тоже в тереме молодильная кровать будет ждать.
— Значит, я уже был большим?
— И не раз!
— Почему же я ничего не помню?
— Ну-у, это ты, брат, у Сонного мага спрашивай... Однако, пора мне, малыш... Давай уж тут, постарайся. Год в порядке содержи, не озорничай... А-ах-ха-ха-а-а... Вот, видишь, уже и зеваю... Ну, будь здоров, малыш!
В комнате полыхнуло сиреневым, и Дед Мороз исчез.

— Ой, как интересно! — восторженное раздалось вдруг от стенки, возле которой стояла Маринкина кровать. — Я такого ещё ни разу не видела! Я так и знала, что в Новый год что-нибудь волшебное случается! Я так и знала... Ой, а ты что ли здесь?! А я думала ты тоже... А Дед Мороз вернётся? А подарки где же? А ты...

Годовой смотритель первого класса, наконец, опомнился и замахал на Маринку руками:

— Да тише ты! Тише! Хочешь, чтобы родители пришли?
— Ой, а что?
— А то, что я тогда тоже исчезну!
—Ладно, — немедленно перешла на громкий шёпот Маринка, — только не исчезай! А ты вообще кто?
— Кто, кто... Ну, если хочешь, маленький Дед Мороз!
— Маленьких Дедов Морозов не бывает, вот!
— А вот бывает!
— Не бывает!
— А я тогда кто?
— Ну... Ты просто мальчик...
— Хорошо! Будь по-твоёму, не стану с тобой спорить,  лучше покажу. Смотри!

Маринка увидела, как мальчишка поднял правую руку ладонью вверх... и над ней вдруг закружились ажурные снежинки. Потом маленький Дед Мороз сказал какое-то мудрёное слово, и посреди комнаты… выросла пушистая ёлочка с мерцающими игрушками. А снежинки завились в крохотную метелицу и осели, сверкая, на еловые ветки. И вот чудо — снежинки не таяли в жарко натопленной комнате. А в завершение на макушке ёлочки засияла аквамариновым светом прозрачно-льдистая звездочка…

Маринка потрясённо молчала, пока, наконец, не выдохнула:

— Ты — волшебник! — После чего в силу природной суровости и надо признать, изрядной вредности добавила:— Но никакой не маленький Дед Мороз!

Маленький Дед Мороз только рукой махнул:

— Ладно уж... Давай-ка сделаем вот что... Новый год всё-таки.

Мальчишка опять сказал какое-то слово, у Маринки закружилась голова, а через миг она осознала себя стоящей возле ёлочки. Но главное-то — вот это да! — Маринка оказалась одетой в голубую чудную шубку, такую же шапочку, рукавички и голубые же сафьяновые сапожки с серебряными блёстками. Что ни говори, маленький Дед Мороз знал, как угодить маленькой женщине. Пусть даже и вредной (должны же быть у дамы хоть какие-то недостатки!).

В полном восторге Маринка вертелась перед невесть откуда взявшимся, висящим прямо в воздухе зеркалом:

— Я что, теперь Снегурочка что ли?!
— Тоже мне, Снегурочка нашлась, — проворчал мальчишка. Но Маринка его даже не услышала. А и услышала бы — не обиделась: голос-то у мальчишки ласковый, не обидный. — Мы сейчас, если хочешь, покатаемся...
— Конечно, хочу! А на чём? Ой, а как же мама с папой? Вдруг зайдут, а меня нет?
— Не бойся, я всё устрою, они в твою комнату не зайдут.
— Почему?
— Потому что до утра про тебя не вспомнят.
— Ух, ты-ы, здорово! Но потом-то вспомнят?
— Конечно, ты не беспокойся.
— Да я и не беспокоюсь вовсе…
— Ага, сразу видно!
ххх
Саночки были лёгкие, изящные и ажурные, будто сплетённые из морозных узоров. И летели они сами собой над городом, который весь искрился огнями, вспышками фейерверков, гирляндами установленных на площадях большущих ёлок, разноцветными фонариками карнавальных шествий... Снизу доносились звуки музыки, смех, весёлые, заполошные крики... Город встречал Новый год. Маринка прямо-таки таяла от счастья, от ощущения того, что и с ней наконец-то произошло чудо... И саночки эти такие замечательные — совсем в них почему-то не холодно. Маленький Дед Мороз обернулся к Маринке и показал ей удивительным образом появившийся у него в руке посошок, похожий на длинную резную сосульку:

— Сейчас быстрее полетим, не испугаешься? — и резко махнул посошком вперёд.

Огоньки внизу превратились в разноцветные светящиеся полосы, и разобрать, что вокруг делается, уже было невозможно. Впрочем, Маринку занимало совсем другое: а куда они, вообще-то, летят? И спросить что-то страшненько... Попала в сказку, а в сказках, известно, куда только не занесёт! А ещё главное — к кому?! Вот Маринка и не выдержала:

— Послушай-ка, маленький Дед Мороз, а мы к кому летим?
— Ага, признала-таки Дедом Морозом!
— И ничего и не признала, просто…
— Ладно-ладно, всё! Я хочу тебе показать Магистрат Планеты.
— Что-о?
— Ну, Магистрат... Там маги живут, волшебники разные... Только вот что: мы с тобой невидимыми будем, а то, если нас заметят — мне попадёт. И молчи, что бы ни случилось. Все вопросы потом. Поняла?

Маринка, сгорая от любопытства и нетерпения, смогла в ответ лишь кивнуть головой.

 — Тогда поверни свою шапочку задом наперёд и уже молчок — подлетаем! Да смотри шапку не потеряй, а то опять видимой станешь...
ххх
Вот это так Магистрат! Снаружи — дворец белоснежный с огромным куполом, башнями, шпилями и флюгерами в виде прозрачных снежинок, а внутри... как у папы на работе! Странного вида столы какие-то кругом, тумбы, шкафы, стулья, кресла. Разве что у папы на работе ни за что не поместилась бы такая огромная, пушистая и стройная ёлка, переливающаяся огнями всех цветов радуги.

 И снующего во все стороны народу тут видимо-невидимо. И одеты все не в костюмы деловые, а в разноцветные смешные халаты. У кого звёздочки на них нарисованы, у кого квадратики, у кого и вовсе не поймёшь, что изображено — не то буквы, не то завитушки какие-то....
Над залом плавало чуть розоватое кудрявое облако. Такое пухлое и такое взбитое как бы, что напоминало подушку. Да это же как раз и была подушка, вернее даже перина, поскольку на облаке сладко спал один из магов. Вокруг спящего волшебника прямо в воздухе то появлялись, то исчезали колеблющиеся картинки. Зверюшки, пальмы, пароходы в море, наряжённые ёлки, какие-то разговаривающие лица, бегущие люди — всё что угодно мелькало на картинках...

«Так это же, наверное, Сонный Маг! — догадалась Маринка. — А картинки — сны... Вот только, интересно, — чьи? Его или вообще всехные? А вот тоже интересно, когда я сплю, мои сны кто-нибудь видит?»

Какой-то маг внимательно наблюдал, как с его указательных пальцев время от времени срываются юркие зелёные молнии и вонзаются в пол, рассыпая колючие искры... О! А этот-то что делает? Или там кто-то, тоже невидимый, как и они, ползает? А вдруг он сейчас их со смотрителем случайно увидит и — зелёной молнией?!

Маленький Дед Мороз вёл живо глазеющую по сторонам Маринку за руку, ухитряясь каким-то непостижимым образом не сталкиваться со спешащими по каким-то своим делам магами. Наконец, он остановился возле одного из массивных резных столов, за которым восседали двое волшебников. Мальчишка о чём-то на минутку задумался, покусывая губы, а волшебники тем временем чинно беседовали:

— А вот это, уважаемый Дождливый Маг, мы ещё посмотрим! Вы ведь выиграли всего два раза, а нам ещё три партии играть, неужто не смогу верх взять над вами?

— Не знаю, не зна-аю, уважаемый Снежный Маг! Неужели забыли, как года не то два, не то три назад вы тоже этак же вот грозились выиграть, ан — моя взяла! И что? До Нового года, да и в саму Великую Ночь смены смотрителей во многих городах дождичек шёл! Ну красота же, а?

— А вы не радуйтесь, любезный, не радуйтесь, нынче всё иначе будет! Мы с Морозным Магом на вас управу найдём!

— А давайте прямо сейчас на-а... ну, допустим, на Санкт-Петербург сыграем! Ну что, согласны?

Чрезвычайно интересный разговор! Как-никак Маринка в Петербурге живёт. Неужели снова выиграет противный Дождливый Маг? А так хочется снега! Так хочется… А то ведь Маринка очень хорошо помнит, как на Новый год однажды или даже дважды шёл дождь!

А шахматы-то у волшебников какие! У одного из молочно-белого плотного снега, у другого — из прозрачного зеленоватого льда. А то, что они не таяли в тёплом воздухе Магистрата, Маринку уже и не удивляло вовсе.

Да чего шахматам удивляться, когда вокруг такое творится! То есть много чего творится… Неподалёку, например, толпилась, представьте себе, большая группа снеговиков и оживлённо переговаривалась. Да нет, галдела просто! Причём было видно, что снеговики прибыли из разных стран. Маринка прислушалась из всех сил и — о, чудо! — смогла не только слышать, но и понимать всё. Ну и о чём это они так заинтересованно беседуют? Ну-ка, ну-ка…

— И не говорите, братцы, — отчётливо расслышала Маринка. — Где это видано, чтобы нос-морковку острым концом втыкали, а?! А вот гляньте! Я же прямо урод какой-то, а?! И ведь не переставишь, как хочется, потому что не положено, видите ли! Как дети сделали, так и должно быть, видите ли! И кто такие правила выдумал?! Требую новые правила!

— Да будет тебе, а то ещё растаешь, чего доброго, от возмущения!

И снеговики зашуршали-засвистели, как несколько небольших метелей разом. «Ух ты! Это они что? — так смеются, что ли? Ничего себе!»

— Но всё-таки, братцы, хорошо, что нас сюда пригласили для обмена опытом, правда?
— Ещё бы не хорошо! Уж поделимся так поделимся!

Снежные люди важно и крайне одобрительно закивали круглыми головами. А Маринка только таращила широко распахнутые глаза и пыталась вообразить себе, каким таким опытом могут обмениваться снеговики. Как дольше не таять, или как бороться с неправильными морковками? Не удержавшись, девочка прыснула, заставив подскочить в кресле Дождливого мага, который тут же начал настороженно всматриваться в окружающее пространство.

Хорошо хоть, что в этот самый момент годовой смотритель 1-го класса потянул Маринку за руку, увлекая её в другой зал Магистрата. А там, знаете что? Там завершался, оказывается, чемпионат мира по художественному отливанию сосулек. Если честно, то таких сосулек, какие увидела в зале Маринка, вовсе и не бывает. Во-первых, разноцветные. Во-вторых, светящиеся изнутри. В-третьих, перекрученные, перевитые, узорчато-резные. В-четвёртых… Да чего там, сами, в общем, понимаете: это были самые обыкновенные волшебные сосульки!

Мастера невероятно важничали и в то же время сильно переживали, ревниво поглядывая на изделия соперников, — выставленные на специальной снежной подставке сосульки. Ну и чем же, интересно, они так уж отличаются одна от другой? И тут как раз чей-то торжественный голос провозгласил:

— Победа присуждается мастеру Тимофею Мурману, Россия, за его двенадцатикратно скрученную, трижды фигурно проплетённую, шлифованную порывистым шквальным ветром Баренцева моря, подсвеченную северным сиянием сосульку под девизом «Хрустально-серебристая мечта». От души поздравляем, мастер Тимофей!

Зал взорвался не совсем искренними, на предвзятый Маринкин взгляд, возгласами и аплодисментами. Завистливые какие мастера. А ещё волшебники!

В эту минуту прямо на невидимых смотрителя и девочку, невесть откуда возникшая, понеслась по воздуху на метле радостно хохочущая дама, подозрительно похожая на Снежную королеву. Разве что лицо у неё было весёлое и доброе, в отличие от известного сказочного персонажа.

— Бежим скорее! — шепнул маленький Дед Мороз, и Маринка, несмотря на невообразимый гвалт, его услышала. — Это фея праздничных розыгрышей и ФЕЙерверков! Если она нас обнаружит, — не отвяжется. И выдаст! Не со зла, конечно, а просто из желания подшутить… А шуточки у неё… незабываемые!

Они побежали. На ходу девочка умудрилась спросить, как это он помнит, кто тут кто и на что способен, если сказал старому смотрителю, что всё забыл. Оказалось, кое-что не забыл. Не смог просто.

Мальчишка быстро потянул Маринку к уходящей круто наверх белой витой лестнице. Они поднялись по ней под самый купол дворца, а потом вышли на улицу, точнее, на маленькую площадку с перилами, венчающую дворцовую крышу. И тут тоже почему-то было совсем не холодно.

— Ну вот, — отдышавшись, сказал маленький Дед Мороз, — тут можно и поговорить немножко... Понравилось тебе здесь?

— Ух и хитрющий ты, смотритель… Ой, то есть, нет! Ты всё-таки и, правда, маленький Дед Мороз…  Спрашиваешь ещё! Конечно же, мне понравилось! Тут всё прямо, как во сне... Постой-ка, а, может, я и на самом деле сплю?!

— А это уж понимай, как хочешь, — засмеялся смотритель 1-го класса. — Помнишь, ты о подарке спрашивала? Ну... вот, держи!

Мальчишка протянул руку со сжатым кулаком, а когда разжал пальцы — Маринка увидела на ладони мягко светящийся хрустальный колокольчик с голубоватым отливом.

— Он поможет в трудную минуту, надо лишь позвонить в него. Да! Не тревожь его по пустякам, а то вместо помощи просто пойдёт снег. Запомнишь?

— Запомню... Спасибо тебе! Большое-пребольшое!

Потом они попрощались — маленький Дед Мороз и маленькая девочка, попавшая в сказку.

— Ну... звони...
— Я буду. Обязательно!
— А теперь закрой глаза.

Маринка послушалась, а когда открыла свои, как говорит папа, «голубые брызги», то увидела, что очутилась в собственной постели. Девочка грустно вздохнула и, спрятав колокольчик под подушку, принялась с упоением вспоминать увиденное и услышанное, а ещё невыносимо жалеть, что всё так быстро кончилось.
ххх
Утром Маринка не увидела в комнате ни ёлочки со снежинками, ни висящего в воздухе зеркала; нигде не лежали голубые рукавички с шубкой и шапочкой...

— Значит, это всё-таки был сон?

Девочка разочарованно вздохнула и, не на что уже не надеясь, сунула руку под подушку. Боже мой, как радостно забилось её сердце! Потому что он был на месте — волшебный хрустальный колокольчик! А минута, как назло, была совсем не трудная, а, наоборот, счастливая... Но ведь можно проверить колокольчик и так... Маринка подошла к окну и зазвонила. Тоненький-тоненький поплыл по комнате перезвон. А за окном-то — батюшки! — сказочно красиво заскользил с неба крупный пушистый снег. Чистый-чистый, лёгкий-лёгкий!
Маринка и не слышала, как вошла в комнату мама, даже вздрогнула от неожиданности, когда та тихо сказала:

— Береги колокольчик, дочка, не потеряй, как я...
— Ты... Ты тоже, значит, была в Магистрате?!
— Была, доча. В детстве так легко туда попасть! Только потом люди теряют свои колокольчики. Или ломают... Они такие хрупкие! А потом и вообще забывают всё.
—А ты, выходит, не забыла?
—Не забыла! Понимаешь, некоторые люди умеют не забывать детство, так что мне повезло.
—Раз я твоя дочка, то, значит, тоже не забуду. А свой колокольчик всё равно не потеряю. Ни-ког-да! И тебе буду давать, если захочешь...

Маринка давно перестала звонить, но снег за окном падал и падал, падал и падал... Первый снег первого дня нового года. Должно быть, Снежный Маг всё-таки выиграл.


Рецензии
Олег, чудесная новогодняя сказка! Да, как жалко,что со временем волшебные колокольчики теряются. Спасибо за сказку!

С теплом,
Катюша

Катюша Кравцова   17.07.2016 18:52     Заявить о нарушении