Урезать, так урезать!

1.

Фоменко утверждает, что триста лет истории без ущерба для истины можно и нужно вырезать. Старина Скалигер, дескать, ошибся в своей хронологии. Речь ведётся о самом тёмном периоде истории, после нашествия варваров на Рим.

В самом деле, трудно представить, что Скалигер обладал такими точными инструментами, что не допустил никакой погрешности. Уже Ньютон, создатель всей классической науки, спустя столетие, сильно сомневался в достоверности скалигеровских изысканий. И основательно переработал скалигеровскую хронологию. Будучи не меньшим полиглотом, чем Скалигер, Ньютон был куда более продвинутым астрономом и обладал куда более точными исследовательскими инструментами. Да и в математике Скалигеру до Ньютона далеко. К тому же, Ньютон критически изучал не только Пятикнижие, но и кабалистические источники. Не игнорировал и гематрию. К сожалению, труды Ньютона, по причине смерти гения, не были завершены.

Тут надобно заметить, что оба почтенных мужа были представителями протестных движений. Что пуританин Ньютон, что гугенот Скалигер. А суть протестанства в урезании и отрицании «лишнего».  Реформаторы перво-наперво объявляли часть неудобных для них постулатов, обычаев и документов негодными. Собственно, так было всегда, задолго до Кальвина и Лютера с Жижкой. Часть библейских книг была издавна признана каноническими, а часть апокрифическими. Протестанты отвергли ещё кучу канонических утверждений, истолковав их в выгодном для себя свете. Так  на западе появилась куча конфессий и всяческих крупных и мелких сект. Не избежало того же и православие, благодаря Никону, отрезавшему и переписавшему «неправильные» книги.

В целом, новая вера строилась всегда не на добавлении нового, а на отрицании части старого. На урезании того, что было принято. Самые радикальные реформаторы так вообще, грозились «весь мир насилья мы разроем, до основанья». Ревизионист подобен хирургу, но не терапевту. Ян Жижка и собственноручно много голов посёк.

Урезать, так урезать!




2.

Смышлёным ребёнком был Тимофей, ещё ой, каким смышлёным. Когда старший брат, Борька, пошёл в школу, Тимофей сильно завидовал его школьной фуражке с кокардой, портфелю с тетрадками да книжками, а больше всего завидовал широкому ремню с блестящей бляхой. Красивый был Борька с портфелем и в школьной форме.

Тимофею тоже хотелось в школу. Чтобы быть таким же красивым. Да только он был моложе Борьки на целых три года. А когда Борька начал изучать Букварь, Тимофею захотелось в школу ещё сильнее. Он садился рядом с Борькой, когда тот делал домашние задания, и вместе с братом учил буквы, потом слоги, потом складывал слоги в слова. Так, вместе и научились к весне читать.

Как издавна повелось в наших краях, Борька не задавался перед младшим. Вместе собирали коллекцию спичечных этикеток. И Тимофей читал почти без запинки на спичечном коробке интересные всякие штуки. Тимофей узнал, что:

Проезд на крыше вагона опасен!

А ещё узнал, что:
Он вам поможет на кухне не раз простой и надёжный прибор керогаз.

А ещё Тимофей с Борькой твёрдо усвоили:
Отправляясь в дальний путь аккредитив свой не забудь!

А ещё на спичечных коробках были нарисованы в профиль четыре дядьки. Трое бородатых и один усатый. Четыре красивых головы слитно. Тимофей узнал от взрослых, что эти дядьки на этикетке Карл Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин.

А осенью Борька получил новые учебники. Уже не Букварь было написано на обложке, а Русский язык. А ещё – Арифметика. Тимофей с Борькой и в учебниках рассматривали портреты Ленина и Сталина. Большие, во всю страницу, не то, что на спичечных коробках. И Борька сообщил Тимошке, что учительница рассказывала: дедушка Ленин – лучший друг детей. А Сталин победил фашистов. Всем бы таких хороших старших братьев, как Борька!

Но вот пришло время и Тимофею пойти в школу. Спасибо Борьке, читать – считать уже научился. Учитель раздал учебники. Смотрит Тимофей – вроде всё знакомо, а что-то не то. После второй страницы сразу пятая. После шестнадцатой страницы девятнадцатая. А семнадцатой нет. Из тридцатой страницы кусок вырезан. А Тимофей до тысячи уже, спасибо Борьке, считал без запинки. Смутился Тимошка, да спросить учителя постеснялся, боится,  перепутал чего.

Пришёл Тимофей домой и спрашивает у Борьки, в самом деле, чего не так, или Тимошка чего не понял. Брат посмотрел, и говорит:
¬-¬ Да тут страница вырвана, на этой странице портрет Сталина был. И на этой тоже. И вот здесь, небольшой такой. А вот тут стишок был про Сталина. А вот тут – ещё стишок. Не расстраивайся, - говорит - Тимка, в моих учебниках ещё больше страниц повырезано. А вот смотри, я у отца новый спичечный коробок взял. Тут тоже Сталина нету.

Глянул Тимофей на этикетку, и правда, вместо четырёх профилей теперь стало три.

Целых два года учились братья по учебникам с вырезанными страницами. Пока в школьную библиотеку не привезли новые учебники. Все страницы были в них целы, а портрета Сталина не было. И стишков про него тоже.

Как будто и не было ничего.

Это потом, когда Тимофей подрастёт, он узнает, что бывали времена, когда из книг не только страницы вырывали, а жгли их на площадях. А тогда, в детстве… Открывает, бывало, энциклопедический словарь,  а там, к примеру, слово «троцкизм» есть, а слова «Троцкий» нет.

Как будто и не было ничего…

Урезать, так урезать!





3.

Скалигер, исправляя архаичную хронологию, опирался, в том числе, на книги Иосифа Флавия.
Иосиф Флавий, почти современник Иисуса, застал ещё в Риме апостола Павла. Флавий поведал подробности об иудейской войне против римских язычников. Ярый националист, Флавий отстаивал древность еврейского народа по отношению к Риму и Греции. В «Иудейских древностях» Флавий рассказывает об Иисусе. Флавий самый авторитетный автор вплоть до разгрома Рима.

Надо ли говорить, что каждому известно тождество Торы и Ветхого завета. И только в десятом веке книги Флавия были изданы иудеями с многочисленными купюрами. Почти через тысячу лет. Почему? Полностью вырезаны были восемнадцатая и двадцатая главы, в которых рассказывалось об Иисусе Христе.
Только в двенадцатом веке раввин Маймонид, один из столпов канонического иудаизма, сформулировал тринадцать символов веры. В которых и было объявлено о принципиальных различиях с христианством: «богу одному надо молиться» и «воскресение из мёртвых – истина». Выходит, до той поры иудеи молились ещё и ангелам, как христиане святым, и не отрицали второго пришествия мессии. Ещё два догмата были направлены против исламского пророка Мухаммеда: «Моисей – величайший из пророков», «нельзя заменить Моисеев закон другим».

Чуть ранее, около девятого века появляются кабалистическая книга «Сейфер иецира» (Книга творения). И только в тринадцатом веке книга «Зогар» (Сияние), которая толкует Пятикнижие под другим углом зрения, чем христианство.

Такова хронология. Таким образом, ни до, ни после разрушения Рима варварами, не было категорических расхождений между иудеями и христианами. Апостол Павел призывал к равенству людей перед единым богом: « Человек оправдывается не делами закона, а только верой в Иисуса Христа… Нет уже ни иудея, ни язычника; нет ни раба, ни свободного». Павел считал отказ от обрезания отказом от рабской зависимости, а не запрещал обрезания. Но считал, что «не ножом и не по букве Закона, а в сердце и по духу».

Хронология говорит, что не апостол Павел порвал с иудейством, а наоборот, иудейство порвало с христианством. И связь эта  была порвана много веков спустя, уже после Никейского вселенского собора, когда халифат утвердился в Кордове. Путём вырезания из Библии Нового завета. Хронология говорит, что иуадизм, как и ислам, продукт реформации христианства, а не наоборот.
История показывает, что наоборот не бывает.

А в те триста лет, о которых говорит Фоменко, и вправду, выходит, ничего не происходило. Иудаизм был одним из течений христианства. Большой сектой внутри христианства. «Сейфер иецира» не отрицает Христа. И только три века спустя после Никейского собора стараниями Маймонода был вырезал кусок книги.

Либо остаётся верить Фоменко: триста лет из истории можно без ущерба вырезать. А те события, которые, якобы происходили в эти триста лет, на самом деле происходили раньше или позже.

Урезать, так урезать!






4.

Статистические оценки всемирной распространённости обрезания разнятся от 17 % до 40 %.
Обычай обрезания в англоязычных странах (Канада, Австралия, США, Великобритания) был введён в викторианскую эпоху как мера для препятствия онанизму и получил широкое распространение в первой половине XX века. Во второй половине XX века практика поголовного обрезания прекращена. © http://ru.wikipedia.org/wiki/

Урезать, так урезать!


Так-то вот...


Рецензии
Начала читать, завтра вернусь.

...Спокойной ночи, Хе.

Раиса Мельникова   01.09.2015 19:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 26 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.