Дневник VI-32 Андрей Книппер

Дневник VI-32 Андрей Книппер

25 августа 2006 г. Т. смущает, когда Андрей говорит о себе, как о гении. "Это всё бессмыслица", - заключает Толя.

Мне мил голос Андрея и неприятен его характер.

Была в магазине "Белые облака", там очень чистая атмосфера. Появился астролог Вадим Левин, он неумолчно говорил долгое время, потом, подписывая свои книги стрекотал, как сорока. На улице я стояла рядом, ожидая, когда я смогу задать вопрос. Я подняла руку во время короткой паузы, сказала, что нашла у него в книге две ошибки в дате и в том, что Сергей Эфрон был на год старше Марины Цветаевой. Он стал спорить со мной. Когда он обратил на меня свои карие глаза, они оказались симпатичными. Тембр голоса у него непривлекательный. Темп речи слишком быстрый и нервный, возбуждённый до болезненности.

26 августа. В костёле у одного из ксендзов я увидела большой нимб вокруг головы.

Т. сказал, что я потенциально интересна Андрею. "Нет, его люди не интересуют. Я ему нужна, как слушатель, благоговейно ему внимающий. Меня всегда будут интересовать мужчины, потому что я женщина до мозга костей. Когда мы общаемся с Андреем, происходит обмен полами, я мужчина, а он женщина. Он ведёт себя, как женщина," - сказала я Т.

27 августа. Я гощу у Ани Ч,, моей школьной подруги, она очень добра.

28 августа. Читала о княгине Екатерине Дашковой, рано овдовевшей и потерявшей сына, когда он был маленьким. Она много путешествовала.

Парни из Украины делают новый душ, они все родные и двоюродные братья. "Саша, подь сюда!", - зовёт один другого. Аня поит их чаем со сладостями.

Читала книгу "Кремлёвские жёны" Ларисы Васильевой. Крупская написала: "Царская семья расстреляна нами..." Вот ужас-то!

Революции делают одержимые люди, а плоды революций одни и те же - все пожирают друг друга, палачи становятся жертвами, социальное неравенство остаётся при всех режимах. "Царство силы" правит бал, как говорит С.

Мне снилась истерзанная жена Молотова Полина Жемчужная.

1 сентября. Всё повторяется. Почему людям так нравиться командовать, не уступать, давить, настаивать на своём?

Ситуация такова, что мне ничего не остаётся, как скорей уносить ноги. Постоянное проявление Аниной воли вплоть до фантастичности, она не пускала меня в магазин, хлеба у нас не было.

5 сентября. Андрей сказал, что я ему по-прежнему интересна, что надо хоть два часа погулять. Голос у него мальчишеский.

Он сказал, что внешне можно быть человеком неинтересным, но духовным, и людям будет приятно с ним духовно общаться. Это он намекал на свою почти некрасивость, вероятно.

11 сентября. Царство музыки, страстей, возвышенных чувств, я пленник их.

Ходила в Колонный зал Дома союзов на конкурс вокалистов. Хороши Полина Бакатина, Ольга Мирошникова, Роман Денисов, Михаил Давыдов, Елена Максимова. Мои оценки не совпадали с мнением жюри, увы. Самые выразительные певцы не прошли на следующие туры. Самых хороших певцов на третий тур не пропустили. Это на совести Елены Образцовой.

Кот в доме Нины А. внимательно смотрит на меня, когда я говорю с ним, он улёгся ко мне на колени. Очень ласков, в нём чувствуется даже что-то человеческое.

15 августа. Я молилась за Колю Л. четыре с половиной года. Я вымолила ему хорошую жену Наташу.

16 сентября. Снился Володя Поветкин. Поехать в Новгород? Жить мне там негде.

20 сентября. Я готовила свои картинки пастельные для сканирования, так увлеклась рисованием, что не могла остановиться. Хотя тёплая осень за окном манила меня к себе.

23 сентября. Во сне я долго рисовала надменного Володю Бунина.

Шла в Консерваторию, но около Театра Маяковского купила билет на галёрку, смотрела "Синтезатор любви", главную роль играл Анатолий Лубоцкий. Я хохотала вместе со всем залом.

Шла бульваром к метро - тусовки, помойки, шум, суета и прелестные деревья в свете тёплых жёлтых фонарей.

Мне не с кем разделить красоту мира. Многие люди равнодушны к знакам жизни, друг к другу, к новому, они пугливы, консервативны. Я шла и говорила себе: "Опять одна...". "Ну, и что", - возразила я себе.

Я в какой-то мере человек не только прошлого, но и будущего.

26 сентября. В салоне после моего выступления ко мне подошёл Эдуард, поцеловал руку, сказал что-то о моих глазах, о том, что во мне есть что-то от Средневековья. Он хватал мои волосы несколько раз, долго держал руку на моём плече. Он сказал: "Вы слишком серьёзно относитесь к жизни".

27 сентября. Глеб Казимирович подарил мне книжечку об Анастасии Ивановне Цветаевой, поцеловал мне руку. Он чудесный человек.

Один певец перед своим выступлением прочёл часть молитвы С. Я поговорила с ним позже. Он не последователь этого движения.

30 сентября. Снилась семья знакомого священника, намёки на то, что эта семья поверила в миссию С. Позже ситуация меняется. Появляются люди священника с готовностью меня убить. Я говорю им: "Убить вы меня всегда успеете. Давайте поглядим друг другу в глаза". Мы со священником смотрим друг другу в глаза. Я говорю ему: "Вы можете убить меня. Я не боюсь этого".

В третьей позиции сна должно в каком-то месте произойти признание миссии С. Священник опять меняет свои взгляды. "Вы всегда были противоречивы", - говорю я священнику.

Наяву я была рада, что во сне не боялась смерти.

1 октября. День памяти Натальи Львовны Дружининой. Мне снилась мама. Она пришла ко мне с маленькой девочкой, причудливо одетой. Я вожусь с этой девочкой, мы кого-то ищем, ждём.

7 октября. Убийство Анны Политковской.

!0 октября. Я задала вопрос Станиславу Айдиняну о космическом периоде, называемом Пралайей. "Мы будем в каком-нибудь эоне... Если мы молимся, ходим в храм, причащаемся, то увеличивается наша духовность. В потоке времени мы можем потерять индивидуальность...". Он осторожно относится к перевоплощениям.

11 октября. Я была в Музее Марины Цветаевой. Из-за шептаний во время доклада я мучилась, меня истязали. Я написала записку директору, прося установить тишину в зале. "А мы никого здесь не держим", - услышала я в ответ. Потом через очень недолгое время она обняла меня один раз, потом другой. Я же сказала ей: "Привет от Марины Цветаевой!".

Меня разочаровали маститые цветаевоведы. Они унижают своим высокомерием тех, кто впервые делает доклад. Они шепчутся, мешая слушать, потом за спиной докладчика говорят: "Какая ахинея!". Ахинеи никакой не было, был свежий взгляд на Маринины стихи, человека не поддержали...

Я видела Алика Бобровского на вечере памяти его отца в Малом зале Консерватории. Он протянул мне руку, благодаря меня за то, что я пришла поддержать его. Всё, как в тумане - наши встречи. Не задерживаемся, не всматриваемся, не вслушиваемся...

Там по крутым холмам,
Поросшим жёлтой травой,
Идёт поэт-меломан,
Не ставший тебе сестрой.

А ты мой иной андрогин.
Вне пола и возраста вне -
Мы оба, дожив до седин,
Пылающие в огне.

8 июля 2006 г.

Стремительно облака плывут
Белые на синем – не догнать.
О духовной любви говорится тут –
В стране, где жива благодать.

Мой рисунок.


Рецензии