Аркаша

 Нет ничего более отвратительного, чем пьяные посиделки двух одиноких стервозных баб, находящихся в возрасте далеко за тридцать. Как обычно, это пьяные слёзы, жалобы на судьбу-злодейку и неизменный вывод, лейтмотивом проходящий через весь вечер: – «Все мужики сволочи!»

В этом плане наша встреча с Олькой ничем не отличалась от других таких же. Выпили, закусили. Покурили. Выпили ещё и, наплевав на диеты, опять закусили. Потом уже коньячок начал литься рекой, а разговор от перемывания косточек общим знакомым плавно перешёл на мужиков. Надо сказать, нам с подругой катастрофически не везло в этом плане. Мужики-то, в принципе у нас случались, только всё они были далеки от совершенства и никак не походили на принцев из розовых детских грёз.

В этот раз Ольку потянуло на мистику.
- Ты про инкубов слыхала чо-нибудь? – округлив глаза и почему-то шёпотом, спросила она.
Я пожала плечами:
- Слыхала. Демоны это какие-то, причем низшего разряда…
- Во, вот именно! Демоны! К одиноким женщинам приходят по ночам и  затрахивают их до умопомрачения. Никакой мужик в сравнение с ними не идёт! Неутомимы! А самое главное – сперма у них холодная! От этого тааакое наслаждение бывает…

Олька загадочно замолчала, хитро щуря глаза, густо покрытые слегка размазанным утрешним макияжем. В моём замутнённом алкоголем  мозгу возник образ мачо демонической внешности. Я представила его в смокинге с белоснежной манишкой и лакированных штиблетах. Наличие элегантного хвоста и небольших рожек среди брюнетистых кудрей не смутили. Я вздохнула, вспомнив Юрку из соседнего отдела, который иногда, тайком от жены, забегал ко мне делать торопливый секс. Юркин пивной животик, вечно измятые и засаленные в районе ширинки брюки, тщательно маскируемая редкими прядями лысина, явно проигрывали воображаемому образу демона. Самое противное было в том, что Юрка, без всяких на то оснований, считал себя всемогущим в постели и очень гордился своим, средненького размера, мужским достоинством. Я вздохнула ещё раз, твёрдо решив прекратить этот затянувшийся и опостылевший роман.

Олька поняла мои вздохи по-своему и, приблизив ко мне свою пьяненькую рожу, горячо зашептала:
- Я знаю, как инкуба сотворить! Мне одна ведьма это рассказала. Только грешно это, а разве мы с тобой мало грешили? Зато счастья будет на всю оставшуюся  земную жизнь и никаких мужиков не надо. Щас я тебе рецептик эсэмэской сброшу, он у меня в телефоне записан вместе с заклинаниями…

Не спрашивая моего согласия, она начала тыкать  нетвердым пальцем в кнопки сотика,  а я по-быстрому сгоняла в ларёк ещё за одной бутылкой коньяка, которая, как выяснилось потом, была совершенно лишняя…

Ночью мне снилась всякая чертовщина,  а утро, как всегда после таких жестких посиделок,  было отвратительным, мерзким и гадким. С трудом преодолевая  тошнотворную слабость, я заварила кофе и раскурила сигарету. Взгляд упал на сотовый телефон, валяющийся среди грязных тарелок. Машинально взяла его в руки и начала читать СМС-собшение:
«Ровно в полночь, на молодой месяц,  в свежем курином яйце с тупого конца проделать дырочку и залить туда мужскую сперму. Закопать яйцо в коровий навоз и поливать парным молоком в течении месяца, при этом читая заклинание…»

 -Блин, что за бредятина?

И тут вдруг явственно вспомнился вчерашний пьяный Олькин трёп про инкубов. Ещё более явственно всплыли в памяти мечты про красавца-демона. Рука сама собой набрала Олькин номер.

 Телефон долго не отвечал, и я уже собиралась сбросить звонок, как раздался знакомый голос:
- Алё?
- Ну как ты? –  начать разговор с более умного вопроса, я не могла придумать.
- Да всё нормально…  - в трубке слышалась какая-то подозрительная  возня и  что-то вроде сдерживаемых смешков,
- Слышь, подруга, я тебе там вчера чушь всякую болтала про инкубов,  демонов…. Ты не бери в голову, неправда это всё. И ещё я сегодня в Тунис улетаю…
- Куда? В Тунис? С кем? – я чуть не выронила телефон.
- Да есть тут один знакомый.… С ним и лечу… Ты извини, я не могу сейчас говорить.… Пока-пока!

Я молча сидела, ошарашенная новостью. Ну и Олька! Ну и змея! Подруга ещё называется!  Сегодня с мужиком на море улетает, а вчера ни гу-гу!

 Любопытство заставило забыть про муки похмелья, и я набрала известный мне номер Олькиного любовника:

- Привет! Как жизнь молодая?   
- Здорово,   а ты чего вдруг звонишь?
- Да просто так, хочу узнать как у вас с Ольгой дела?
- Да никак! Она уже месяц  как себе хахаля нашла, а мне от ворот поворот дала…
- Хахаля? Кто такой?
- Да хрен его знает…. Я его только раз видел, когда вещи свои забирать приходил. Здоровенный, прическа как у Киркорова.   И  одет так же придурковато, в какой-то фрак. Не пойми кто:  то ли музыкант-похоронщик, то ли скрипач из филармонии.… Ещё глаза у него бешеные,  совсем не музыкальные, так и сверлят….

Новости сыпались на мою больную голову одна хлеще другой.  Где Олька смогла отхватить себе мужика во фраке? Почему мне о нём  она ничего не рассказала, и  это при её-то болтливости? Явно здесь дело нечисто… Стоп, стоп,  стоп! Дело НЕЧИСТО…
Инкуб?  Дьявольский мачо? Во фраке! С манишкой!
Блин.… Значит  инкуб.… Нет, нет, всё это бред! А вдруг? Чем черт не шутит?

*   *   *

После третьей чашки кофе, полпачки сигарет и мучительных размышлений, я, мысленно смеясь над собой, поплелась в магазин и купила там десяток самых дорогих яиц.
- Свежайшие, настоящие деревенские, утром из-под наседки! – хвастливо заверил меня разбитной продавец.

- А вы случайно не знаете где мне навоза чуть-чуть взять? – неожиданно для себя спросила я его.
- Знаю,-  ничуть не удивился он моему вопросу,
- В цветочном магазине продают. Поворачиваете налево и через три дома, вдоль по улице. Вы, дамочка, уже не первая спрашиваете. Другие тоже, кто наши яйца покупает, навозом интересуются.

Почти тыщу рублей пришлось отдать за мерзкую вонючую субстанцию в цветочном горшочке. Жалея напрасно истраченные деньги, я поплелась домой, тщетно припоминая, когда в последний раз видела на небе луну.  Вопрос решился просто: бабки на скамейке, не задумываясь, отрапортовали, что сегодня ночью как раз и будет молодой месяц. Съежившись под их прокурорскими взглядами, я  мигом заскочила в подъезд, опасаясь дальнейших расспросов о том, зачем мне это надо знать.

Так, значит в полночь уже можно будет делать инкуба. Впрочем, почему инкуба? Слово какое-то жесткое и некрасивое. Это же хоть и демон, но имя должно быть у него. Пусть-ка будет Аркашей. Почему именно Аркашей я не знала, но почувствовала вдруг неизъяснимую нежность к существу, которого я буду так называть.

Оставалось решить проблему со спермой. Впрочем, это проблемой не было. Я созвонилась с Юркой и назначила ему краткосрочное свидание. После секса забрала презерватив с капелькой мутноватой жидкости и отнесла его в холодильник.
С легким сердцем сухо попрощалась со своим любовником, предложив навсегда забыть мой дом и номер телефона.  Весь вечер меня разбирал смех, когда вспоминалась его жалкая обиженная физиономия с отвисшей челюстью. 

К вечеру я  вдруг вспомнила, что совсем забыла про молоко, чтобы поливать навоз. Пришлось срочно метнуться в магазин за парой пакетов.
Близилась полночь и отчего-то я стала волноваться. Замысловатые непонятные заклинания уже выучены наизусть. Вроде ничего не забыто. Скоро буду Аркашку делать…. Моего любимого, который ещё не родился…. Я выбрала самое крупное яйцо и осторожно поцеловала его. Потом прижала к щеке и  вдруг резкое, похожее на боль чувство жалости и одновременной нежности, кольнуло сердце.  В этом  крошечном зародыше под хрупкой скорлупкой  должны воплотиться все мои мечты …
В порыве чувств  аккуратно написала на яйце фломастером: «АРКАША». Зачем-то нарисовала ещё два смайлика – весёлый и грустный…

Когда стрелки часов сомкнулись на цифре двенадцать, я расковыряла скорлупу и чайной ложечкой осторожно залила в отверстие Юркину сперму. После некоторых раздумий, представив,  что вдруг мне придется этой самой ложкой размешивать кофе, я  выкинула её в мусорное ведро. Отверстие на яйце на всякий случай заклеила пластырем и закопала в горшок с навозом. Поливая молоком из пакета, трижды прочитала заговоры. Вот и всё.
Ничего не произошло. Земля не разверзлась под ногами,  никто не появился и не предложил подписать договор кровью.

Я сидела как дура на своей кухне рядом с кучкой навоза в цветочном горшочке, от которой ощутимо пахло козлятиной и ещё чем-то перекисшим. При ярком электрическом свете всё происходящее вдруг показалось мне нереальным и грустным. Подумать только, взрослая баба, с высшим образованием,  занимается каким-то мракобесием и рожает себе Аркашек-любовников… Дура! Дура, я….

Подступившие к горлу слёзы пришлось заглушить неизменным коньяком и отправиться спать в холодную и одинокую постель…

Наутро я перенесла горшок в туалет и поставила рядом с унитазом, потому что от него ощутимо воняло. Навоз есть навоз, и от этого никуда не денешься.
Первое время я не забывала поливать его каждый день, а потом перестала. Поскольку освежитель воздуха не помогал избавиться от скверного запаха, перенесла своего «Аркашку»  на балкон и вскоре совсем забыла об этой глупости…


Продолжение http://www.proza.ru/2012/12/12/1016


Рецензии
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.