Хулиган

        Почему плохие мальчики так часто нравятся хорошим девочкам? Ответ на этот вопрос я до сих пор не знаю. Я была хорошей девочкой и мне безумно нравились «хулиганы» до тех пор, пока они меня не испортили, и я сама не стала «плохой девочкой».
С чего всё начиналось?
К нам в школу перевели парня. Он был на год старше меня, я училась в десятом классе, а он – в одиннадцатом. Когда я его впервые увидела, у меня перехватило дыхание, и я почувствовала довольно сильную симпатию. Мне показалось, что он меня тоже заметил.
Чем же мне понравился незнакомец? У него, бесспорно, была привлекательная внешность. Высокий рост, красивые тёмные волосы, чуть длиннее обычного, интересное лицо и море обаяния. Одет он был необычно, в коричневый кожаный пиджак и потёртые джинсы. Надо сказать, что выглядел он значительно старше своих сверстников. Но не этим меня зацепил незнакомец. От него исходила какая-то озорная, шальная, мощная энергия, которая меня тянула, как магнит.
С этого дня поход в школу превратился в праздник. Я стала раньше вставать, значительно дольше вертеться перед зеркалом, крутить волосы, красить губы и тщательно наряжаться. Учителя ругали меня за короткие юбки и яркую помаду, но это было бесполезно.
Я с трудом дожидалась конца каждого урока, и почти все перемены проводила в коридорах, в надежде увидеть его. До меня дошли слухи о том, что незнакомца зовут Влад. И когда нам случалось встретиться, меня переполняли самые яркие эмоции.
Этот период встреч, пылких взглядов и возрастающих чувств в моём сердце, был одним из самых счастливых в жизни. Казалось бы, так мало и так много.  Это первое, чистое, светлое, прекрасное и необъятное чувство окрыляло мою душу, еще не знавшую яда разочарований. Я бросалась в пучину этих чувств с головой, без осторожности и страха, свойственных людям с опытом.
Я засыпала счастливая, много раз прокручивая в голове наши последние встречи и предаваясь самым смелым и наивным мечтаниям.  Просыпалась я ещё более счастливая от мысли о том, что скоро увижу его вновь. Мне снились яркие, красочные сны, так что и во сне я была счастлива. Это было счастье в квадрате, нет, - в кубе!
Так продолжалось довольно долго, и надо признаться, что мне этого хватало. Ситуация изменилась перед Новым Годом. Был запланирован концерт в актовом зале, после которого нам обещали дискотеку. Признаюсь, что я полагала большие надежды на это мероприятие. Ждала его с большим нетерпением и готовилась к нему более, чем  тщательно. Долго выбирала платье, планировала причёску и предвкушала, предвкушала…
Я привыкла к тому, что подобные концерты в нашей школе довольно скучны, и хотела, чтобы поскорее началась дискотека. Но меня ожидал сюрприз. Оказалось, что Влад принимал в этом концерте активное участие, он несколько раз выходил на сцену с гитарой и пел душевные песни. Сколько страсти, чувств и жизни было в его голосе и глазах. Когда я слушала его исполнения, мне казалось, что он играет и поёт только для меня. Я растворялась в этой музыке,  мне хотелось подпевать и танцевать.
Попробую описать, как я выглядела в тот день. На мне было чёрное платье, которое подчёркивало тонкий стан, каштановые волосы были накручены и собранны в высокий хвост, губы - подкрашены, а карие глаза горели. Жемчужная нитка на шее и мамины духи дополняли мой образ. Я была наивна, сентиментальна, крайне жизнерадостна и бесконечно романтична.
Когда закончился концерт, я подошла к зеркалу, и, убедившись в собственной привлекательности, пошла в зал, где должна была начинаться дискотека. От волнения у меня перехватывало дыхание, но я прикладывала все силы, чтобы скрыть это, стараясь казаться спокойной и уверенной.
Заиграла быстрая музыка, и я сразу начала танцевать в компании моих одноклассниц. Я всегда любила танцевать, а на этот раз пыталась вложить в танец все свои чувства и эмоции. Когда я увидела, что Влад смотрит на меня, мой танец стал ещё свободнее и многограннее. Не глядя на него, я танцевала только для Влада.
С большим волнением и трепетом я ждала медленной композиции. В конце каждой песни у меня замирало сердце, но быстрая музыка продолжалась и продолжалась. Уставшая и взволнованная, я услышала, как заиграла песня «Girl» в исполнении группы Битлз. Моё сердце упало в пятки, а когда я увидела, как Влад подходит ко мне и протягивает руку, приглашая на танец, у меня выработалось столько адреналина, что перехватило дыхание. Мы начали танцевать… Влад, в отличие от меня, держался спокойно и уверенно. Его руки лежали на моей талии, мои – на его плечах, и когда наши взгляды встретились, мне казалось, что в жизни не может быть ничего прекраснее. Его уверенность и обаяние меня вдохновляли, моё тщательно скрываемое смущение нравилось ему.
- Как тебя зовут? – спросил Влад в какой-то момент.
- Диана.
- Красивое имя. А я – Влад.
- Очень приятно, - сказала я так, словно впервые об этом слышу.
- Хорошая песня, только жаль, что короткая.
Я кивнула, и песня действительно закончилась. Ещё пару секунд мы стояли, как в танце. Я набралась храбрости, и подарила Владу свой самый смелый взгляд. Мы нехотя разошлись.
Надо ли объяснять, что у меня за спиной выросли крылья радости?
С трудом переводя дыхание, я вышла в коридор, подошла к зеркалу, и, убедившись в том, что выгляжу хорошо, вернулась на дискотеку. Я продолжила танцевать под быструю музыку,  с волнением ожидая медленного танца. Только на этот раз и волнение, и ожидание были иными. Теперь я думала о том, что я скажу Владу во время нашего следующего танца, как буду себя держать…
Когда же заиграла медленная музыка, я плавно отошла от середины зала, почти уверенная в том, что сейчас подойдёт Влад, возьмёт меня за руку, и мы снова будем танцевать. Я шла уверенно, не оборачиваясь. Но вопреки моим ожиданиям, ко мне никто не подходил. Подойдя к стене, и обернувшись, я увидела картину, от которой испытала сильную боль.
Влад танцевал с другой девушкой. Это была его одноклассница, Наташа. Надо отметить, что она была редкой красавицей, и смотрелись они с Владом шикарно. На Наташе было изысканное, длинное платье нежно-голубого цвета, которое выгодно оттеняло цвет её глаз. Длинные, распущеннее, золотистые волосы красиво ниспадали на плечи и спину. Её фигура была уже оформившаяся, женственная, и платье это подчёркивало. На фоне Наташи я почувствовала себя гадким утёнком, и боль в моём сердце стала острее. Мне захотелось убежать, спрятаться и расплакаться. Но обида и уязвлённое самолюбие не позволили мне сделать этого. Я перевела дыхание, и сама пригласила на танец своего одноклассника. Я увидела со стороны, до чего же Влад хорошо танцует. Все его движения были нежными и уверенными. Я приложила максимум усилий для того, чтобы он тоже увидел, как я танцую не с ним. Танцуя с одноклассником Сашей, я представляла, что танцую с Владом, от чего мои движения были наполнены неподдельным трепетом.
Вот так наши отношения начались с борьбы, с войны.
Когда дискотека закончилась, и я, расстроенная шла по школьному двору, меня кто-то догнал. Это был Влад.
- Ты далеко живёшь? – спросил он.
- Далеко, - довольно жестко ответила я.
Это была неправда, жила я рядом со школой, но мне же надо было как-то выразить своё возмущение.
- Можно я тебя провожу?
- Я же сказала, что далеко живу!
- Ничего.
Я хотела что-то возразить, но, когда почувствовала на себе его взгляд, смутилась, и покорно опустила глаза.
Он шел рядом, и я чувствовала, как в моих венах горячеет кровь. В какой-то момент мне захотелось нарушить затянувшуюся паузу, и я сказала:
- Ты классно играл и пел.
- Тебе действительно понравилось?
- Очень!
- Музыка - моя слабость, у меня своя группа. Приглашаю тебя завтра на репетицию. Придёшь?
- Приду, - радостно ответила я, и с сожалением добавила, указывая на свой дом, - мы пришли.
- Ты же говорила, что далеко живёшь…
- Обманула…
- Зачем?
Я промолчала в ответ. А что я могла сказать? Что мне было обидно, когда он пригласил на танец Наташу? Ведь мы едва знакомы.
Влад рассказал, где и когда будет проходить  репетиция. Мы обменялись телефонами. Мне не хотелось идти домой, ему не хотелось мня отпускать, но мы не решились этого высказать, и нехотя разошлись.
На свой пятый этаж я поднималась вприпрыжку, и у меня перехватывало дыхание не только от физической нагрузки, а и от переполнявших меня ярких эмоций. Когда я, сияющая, вошла в квартиру, старший брат спросил, не выпила ли я в этот вечер лишнего. Проигнорировав его вопрос, я поспешила в свою комнату, и закрылась. Мне просто хотелось побыть наедине со своим счастьем, я не хотела от него отвлекаться, с кем-то делить, хотелось жадно вдыхать его всей грудью, всем сердцем. Это был один из тех редких моментов в жизни, когда хочется сказать знаменитую фразу: «Остановись мгновение, ты прекрасно!». На душе было так светло и трепетно…
Я не знала, сколько времени, но понимала, что уже поздно. Нехотя переоделась ко сну, взяла плеер, одела наушники и легла в постель. Когда зазвучала музыка, все мои чувства стали ещё ярче и вдохновеннее. Ощущение того, что начинается что-то прекрасное, чередовалось с чувством большой опасности, что ничего не получится. Было в этом моменте что-то интересное и азартное. Я не заметила, как заснула, а проснувшись, сильно испугалась того, что это был лишь сон.
Идя на репетицию Влада, я ожидала там увидеть что угодно, но только не то, что увидела. В заброшенном гараже мальчишки что-то распивали, курили, грубо разговаривали, и не сразу заметили моё присутствие. Я, не решаясь как-то обратить на себя внимание, растерянно стояла на месте, как вкопанная.
- Диана! – воскликнул Влад не совсем трезвым голосом, и у меня создалось впечатление, что он забыл о своём приглашении. - Проходи! Знакомьтесь! – продолжал Влад, представляя мне своих товарищей. Двое из них вяло кивнули, а третий, по имени «Костян» встал, подошел ко мне немного пьяной походкой, и пожал руку. От новых знакомых я была, мягко говоря, в шоке, но виду не подала, и попыталась выдавить приветливую улыбку. Если изначально я позиционировала Влада, как «плохого мальчика», то на фоне своих друзей он мне показался не просто хорошим, а очень хорошим мальчиком.
Я сама не заметила, как уже сидела в этой компании, и держала в руках железную кружку с чем-то, похожим на вино. Пить не хотелось, но пришлось. Очень уж я боялась показаться не достаточно взрослой, не достаточно «крутой». На вкус вино оказалось кислым, и неприятно обжигающим. Ничего более отвратительного я в своей жизни не пробовала, но приложила максимум усилий на то, чтобы скрыть свои ощущения, и сделать вид, будто подобные напитки для меня, - нечто знакомое и повседневное. Когда мне предложили сигарету, я тоже не нашла в себе сил, чтобы отказаться. Это испытание оказалось сложнее вина, и мне не удалось скрыть того, что это была первая сигарета в моей жизни. Я раскашлялась, у меня заслезились глаза, и, от ужаса перекосилось лицо. Ребята рассмеялись, и начали мне рассказывать, как надо правильно курить.
Нужны ли были мне эти познания в мои пятнадцать лет? Я об этом не думала, я просто старалась произвести хорошее впечатление на Влада и его товарищей.
В какой-то момент в дверях гаража появились две девушки. Мне сразу бросилось в глаза, что их волосы были окрашены в какой-то противоестественный цвет, пирсинг был и на носу, и на губах, ну и конечно же в ушах. Пока я их рассматривала, они тоже смотрели на меня оценивающе и немного воинственно.
- Девчонки! – воскликнул Влад, и до меня добежало, что я не одна была приглашена на «репетицию».
Пройдя, девушки приветствовали и целовали в щёку каждого из ребят, а те отвечали им взаимностью. Я отдавала себе отчет в том, что Влад самый привлекательный  из них. А поведение одной из девушек это подтвердило. Она поцеловала его в щёку не один раз, как остальных, а несколько, при этом обняла, и что-то шепнула на ухо, а потом вызывающе взглянула на меня. Эта девушка была довольно симпатичной, но слишком яркий макияж портил её. Когда про меня вспомнили, и представили мне девчонок, я узнала, что её зовут Яна, а подругу, - Леся. Они сняли куртки, и я увидела, что на них были одеты чёрные кенгурушки с какими-то  изображениями и надписями. Дополняли их образы такие аксессуары, как фенички и кулоны с непонятными для меня знаками. Надо сказать, что мужская часть компании была одета в том же духе. Я чувствовала себя «белой вороной».
Через мгновение девчонки уже пили вино, курили, и по их лицам было видно, что они получают от этого искреннее удовольствие.
Завязался разговор, я в нём участия не принимала, и только слушала. Сначала речь шла о каких-то концертах и других «тусовках», которые посещал кто-либо из присутствующих. Много рассказывалось о том, кто, где и как напился. Я старалась сделать вид, будто мне это интересно. Потом пошла какая-то бессмысленная, нудная, пьяная философия. Говорили о веяниях судьбы, смысле жизни и других, на первый взгляд, интересных вопросах. И даже если поднимались действительно важные темы, раскрывались они под самыми кощунственными и циничными углами зрения. Подобные разговоры я считаю утопией и пустой тратой времени. Но это сейчас я такая умная, а тогда мне казалось, что это нечто возвышенное и недоступное моему пониманию.
К моему удивлению, настал момент, когда Влад сказал, что пора начинать репетицию. Я только сейчас заметила музыкальные инструменты. Костян сел за барабаны, и начал что-то настукивать, Влад, и ещё один парень, - Андрей настраивали гитары, Слава стал у синтезатора. Поставили микрофон. Как мне потом объяснили, в этой группе два солиста, - Влад и Яна. Исполняют они свою музыку.
Когда музыканты взялись за свои инструменты, они преобразились почти до неузнаваемости. Лица стали серьёзными и вдохновенными. Чувствовалось, что к своему делу они относятся с любовью. Исполнение первой композиции это подтвердило. Зазвучала невероятно красивая мелодия, проникавшая в самую душу. В ней были и нежность и страсть, и радость, и печаль, она была многогранна и неповторима, как сама жизнь. Мне казалось, что она меня освещает и согревает. В какой-то момент зазвучал, поразивший меня, голос Яны. Он совершенно не вязался с тем впечатлением, которое она на меня произвела. В нём не было ни капли вульгарности и грубости, которые бросались в глаза при встрече. Голос был нежным, ласковым, сильным и бесконечно красивым. От сочетания этого волшебного голоса с бесподобной музыкой, моё сердце замирало. Для меня по жизни музыка очень много значит, она сопровождает меня на разных жизненных этапах, разделяет радость, и поддерживает, когда я в печали. Так что я была способна оценить их работу по достоинству. Каждая новая композиция меня удивляла и покоряла. Все они были совершенно  разными, необычными и очень удачными. Чувствовалось, что исполнители получают подлинное удовольствие от процесса. Это была та редкая радость творчества, которой часто не хватает людям. Она скрашивает серость и обыденность жизни, она лечит раны и помогает выстоять в самые трудные моменты. Она даёт возможность поделиться с миром всем тем сокровенным, что есть в твоей душе. Это один из разнообразных видов счастья, который Бог посылает человеку. 
Когда у микрофона стоял Влад, мне казалось, что он поёт для меня. Сколько огня было в его глазах в эти незабываемые мгновения…
Репетиция закончилась, все начали расходиться. Влад предложил меня проводить. Яне и Лесе это не очень понравилось, но мне показалось, что между нами уже рассеялась та враждебность, которую я почувствовала при знакомстве.
По дороге Влад спросил меня:
- Ну как тебе наша группа, наша музыка?
Мои впечатления были до того противоречивыми, что я долго не могла подобрать слов, чтобы выразить их. Мне хотелось быть искренней, и я сказала:
- Как контрастный душ.
- Не понял. В смысле? – спросил Влад удивлённо.
- В том смысле, что ваша музыка настолько не соответствовала впечатлению, которое на меня произвели твои друзья, что когда она зазвучала я была в шоке. Я словно окунулась в холодное море после жаркого солнца. Ощущения были неописуемыми. Мне кажется, что я никогда не слышала ничего подобного и более прекрасного.
В этот момент озадаченный Влад пытался сдержать улыбку, которая уже освещала его лицо. Он почувствовал искренний отклик на то, во что вложил всю душу.
- А кто автор музыки и слов?
- Я, - не без гордости ответил Влад. – Но ребята мне много помогают, некоторые вещи существенно меняются и преображаются на репетициях. Во время исполнения они  словно оживают, часто удивляя меня.
Услышав это, я испытала комбинацию чувств из восхищения, уважения и чего-то третьего, не поддающееся описанию, и значительно усилившее ту симпатию, которая уже переполняла моё сердце. Но почему-то произнесла только короткое:
- Молодец!
Взглянув в этот момент на Влада, я увидела, что этого слова было достаточно, чтобы сделать его счастливым. Позднее я узнала о том, как важно бывает для человека услышать это маленькое, доброе слово. Оно может поддержать в самых трудных жизненных ситуациях. На Влада оно произвело такое впечатление, что он разоткровенничался и стал мне рассказывать о том, что родители не поддерживают его выбор посвятить жизнь музыке.
- Почему? – удивлённо спросила я.
- Они утверждают, что это не подходящая профессия для мужчины и ничего хорошего из этого не выйдет. Говорят, что я напрасно трачу время, пропадая каждый день в гараже, что лучше б я изучал языки, занимался спортом и усерднее учился в школе… А я считаю, что нет плохих или недостойных профессий. Здесь важно совсем другое. Если ты выбрал для себя дело, сделай всё, чтобы стать мастером, чтобы быть настоящим профессионалом.
- Не могу не согласиться.
- А у тебя есть мечта? – неожиданно спросил Влад.
Этот вопрос поставил меня в неловкое положение. Дело в том, что в этот момент все мои мечты были связанны с Владом. Я днями и ночами мечтала о том, чтобы он меня полюбил, чтобы мы начали встречаться, чтобы у нас всё получилось… И что же я могла ему ответить?
- Есть… Но это секрет. Может, я когда-нибудь тебе его открою. – немного подумав, ответила я, и всем сердцем возжелала, чтобы наступил момент, когда я напомнила бы Владу этот разговор, и рассказала о своей уже сбывшейся мечте.
- Ты меня заинтриговала.
- Лучше ты расскажи о своей мечте.
- Как ты уже поняла, она связанна с музыкой. Я мечтаю создавать музыку, которая подарит миру что-то ценное, доброе и прекрасное. Чтобы она была глубокой и одухотворённой,  проникала в души, наполняя их светом и теплом, пробуждая в них жажду жизни, которую так часто отнимают тяготы земного бытия.
Когда Влад произносил эти слова, его глазах было столько неподдельной радости, что я даже немного позавидовала его возвышенной мечте.
- И может эта мечта глупая, наивная и несбыточная, но она для меня всё равно, как самая яркая звезда в ночном небе. Она окрыляет мою грешную душу, и привносит глубокий смысл в бренную жизнь. И не так важно, сбудется ли она, главное, чтобы она просто жила в моём сердце, чтобы моя звезда горела.
Надо сказать, что Влад меня снова удивил. Я совсем не ожидала от него таких глубоких, серьёзных, и, не побоюсь этого слова, - взрослых, рассуждений. После затяжной паузы, я сказала:
- А что будет, если эта мечта сбудется? Неужели звезда погаснет?
- Нет, я думаю, что в этом случае она не погаснет, быть может, наоборот, разгорится ещё я рче…  Этого никто не знает, но как бы не случилось, я всегда буду помнить о том, что когда-то я ярко горел, пылал, отчаянно желал…
Глубоко вздохнув, я ответила:
- Наверное я могу разделить эти мысли, и применить их к своей мечте, если разрешишь…
- С удовольствием разрешу. Давай запомним этот момент, когда наши звёзды ещё такие юные и пламянные. Ведь время летит быстро.
- Давай! А как ты думаешь,  в твоём небе ещё будут другие звёзды? – задала я коварный вопрос.
Влад, немного задумавшись, ответил:
- Не могу знать, но чувствую серцем, что такой яркой больше не будет.
Уже в эти секунды меня впервые посетила мысль о том глубинном несовпадении, которое есть между нами. Я почувствовала, как далеко друг от друга находяться наши главные звёзды.  В то время, как жажда любви занимала почти всё моё небо, в его небе вообще не было такой звезды. Стало горько… Но эти мысли и чувства меня быстро покинули, снова сменившись нежными, розовыми, перламутровими ощущениями.
Наш разговор был таким увлекательным, что мы сами не заметили, как оказались около моего дома. Во дворе были качели. Удивив саму себя, я предложила немного посидеть. Влад, не задумываясь согласился. Сначала мы сидели на качелях, легонько покачиваясь, и глядя друг на друга. В какой-то момент Влад встал, подошел к моей качеле, и стал меня раскачивать. Никогда не забуду того чувства полёта души и тела. Неожиданно Влад остановил качелю, и я почувствовала тепло его рук, потом вкус его губ… Я не знаю, было это мгновение или вечность…
Когда мы, стоя у парадного, прощались, Влад сказал:
- Я позвоню.
Уходя, я поцевала его в щеку, но он меня удержал, и снова поцеловал в губы. Моя голова кружилась от счастья и качель.
Уточню, что начинались зимние каникулы. Не секрет, что это большая радость для всех школьников. Можно не ходить в школу, не делать уроки, часами гулять, смотреть телевизор, чувствовать полную, неограниченную свободу… Отличительная черта зимних каникул в том, что на них приходится самый любимый празник, - Новый Год, который превращает их в сказку. Ведь это ароматная, нарядная  ёлка, вкуснейшая еда, интересный телевизор, поздравления и подарки, подарки…
Это были первые каникулы, которые не принесли мне радости. Влад не позвонил ни на следующий день, ни на все остальные дни каникул, перечеркнув тем самым все их достоинства. Я вся превратилась в ожидание звонка. Если первые дни это ожидание было сладким и почти блаженним, в нём было столько предвкушения и трепета… То с каждым новым днём его сладость сменялась горечью, а надежда таяла. Так что, на этот раз каникулы для меня означали лишь одно, - горестную разлуку с Владом. Я до того привыкла каждый день искать встречи с ним, видеть его, обмениваясь взглядами, что эта разлука была невыносимой.
К концу каникул к моим самым светлым и добрым чувствам примешались боль и обида. Ещё моё серце переполняло сожаление о том, что я позволила себя поцеловать. Как же я себя корила и винила… Но уже ничего нельзя было изменить.
Когда же эти бесконечные каникулы закончились, и надо было идти в школу, настроена я была воинственно. Я долго продумувала, как буду себя держать, что скажу. На этот раз я впервые не искала встречи с Владом, более того, я её избегала. На переменах я почти не выходила из класса. Пусть теперь он ищет встречи, - думала я. Но к моему огорчению, её никто не искал. И когда она совершенно случайно состоялась, все мои грандиозные планы рухнули, и, вместо того, чтобы гордо пройти мимо, я застыла на месте, и на мои глаза накатились предательские слёзы. По Владу было видно, что он искренне рад встрече со мной. Он приветливо поздоровался, что-то спросил, начал о чём-то рассказывать… Но за всем этим стояло то, что он вовсе позабыл о своём обещании позвонить, было понятно, что он не скучал, не тосковал и тем болем не страдал от нашей разлуки, как я. Когда волнение, накатившееся на меня немного утихло, я взяла себя в руки, и стала держаться сдержанно и сухо. Влад это заметил, удивился, и, немного замявшись, предложил:
- Давай прогуляем вместе урок.
Я с трудом нашла в себе силы, чтобы отказаться, сославшись, на то, что у меня контрольная, которую я не могу пропустить. На это Влад ответил:
- Тогда следующий.
Я сказала, что мне пора, и ушла.
У меня действительно была контрольная по физике. Надо признаться, что я и так с этим предметом не дружу, ну а переполненная самыми противоречивыми эмоциями, я не смогла решить ни одной задачи. Мои мысли были так далеко.
Когда я вышла из здания школы, я увидела Влада. Заметив меня, он подошел и спросил:
- Я провожу?
На этот раз у меня не нашлось ресурсов, чтобы отказаться, и, несмотря на то, что меня порежнему переполняла обида, я промолчала, опустив глаза. С каждым новым шагом рядом с Владом, обида понемногу таяла, освобождая место для других чувств.
Когда мы подошли к моему дому, я не позволила себя ни поцеловать, ни обнять. Мой ум твердил, что я поступила правильно, а всё естество бунтовало в жажде этого пылкого поцелуя и нежного, сладкого, долгожданного прикосновения.
Всю зиму мы, то немного сближались, то снова отдалялись. Влад часто давал мне повод для обид и ревности. Я тысячи раз собиралась поставить точку в этих шатких и неоднозначных отношениях, но чувства брали верх, и я снова всё прощала. У Влада моменты страсти сменялись холодом и отчуждённостью. Стоило мне немного оттаять, как меня снова словно окатывало ледяной водой от его поступков. Я боролась, я сражалась с его равнодушием, непостоянством и скрытым желанием причинить боль. Лишь с годами я поняла, что в подобной войне нет победителей и побеждённых, что разрушая нельзя построить. Моё желание созидать терпело крах от той разрушительной силы, которая исходила от Влада. И эта сила разрушала не только наши отношения, она разрушала мою личность.
Отношения застряли на стадии встречь на переменах, провожания домой и блаженных поцелуев. Их развитию мешала та военная обстановка, которая была между нами. Но пришла весна, и сделала своё дело. Мы стали больше общаться, прогуливать вместе уроки, гулять и наслаждаться жизнью. Отношения дошли до той стадии, когда я могла сказать заветное, взрослое и «крутое»: «Мы встречаемся!». Один этот факт делал меня счастливой, уж не говоря  обо всём остальном. Надо признаться, что было непросто, но так интересно и захватывающе, что трудно определить чего же было больше, хорошего или плохого? Это был постоянный экстрим.
Яркость ощущений затмевала весь негатив и сглаживала конфликты. Наверное именно на ней держались наши отношения. Лишь с годами я познала, что это далеко не лучший, и, более того не крепкий фундамент для серьёзных отношений. А тогда мне казалось, что бурные ощущения и сильные чувства – это самое главное и ценное. Более того, я вошла в зависимость от них. В те моменты, когда мы с Владом не виделись, не общались после ссор, я ловила себя на том, что без него жизнь тускнеет, сереет и теряет всякий смысл. Я пыталась уйти от этой зависимости, встречалась с подругами, общалась с другими парнями, в надежде отвлечся от мыслей о Владе. Но чем больше было таких попыток, тем крепче я чувствовала свою зависимость. Этот контраст был похож на то, когда после большого праздника наступают будни.
Что это? Любовь? Страсть? Зависимость?
Когда мы мирились, мне хотелось плакать от счастья. И тем не менее, я могла охарактеризовать эти отношения словами из песни группы «Агаты Кристи»: «Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе.»
Пришли понастоящему тёплые дни. Заканчивалась весна, и учебный год. Приближалось лето со своими яркими красками, спелыми фруктами, ароматными цветами, жарким солнцем, тёплыми морями и томными вечерами.
Влад в этом году заканчивал школу, и, только сейчас я узнала о том, что у него в атестате стоят очень низкие оценки. Экзамены, к которым он не готовился, он сдал с большой натяжкой. Когда же он узнал, что в моём табеле нет троек, и довольно много пятёрок, он удивился не меньше меня. Это было ещё одно наше глобальное несовпадение. Я не сдержала своих эмоций, и строго сказала ему:
- Твоё увлечение музыкой не оправдывает равнодушия к учёбе. В жизни, кроме «хочу» и «буду» есть ещё слово «надо».
Влад был возмущен моим замечанием. Сначала он наговорил мне гадостей, потом прочитал лекцию о том, сколько гениальных людей ужасно учились в школе.
- И всё же, я остаюсь при своём мнении, и считаю, что это показывает твоё отношение к делу - сказала я, когда Влад закончил свою речь.
Услышав это, он развернулся и ушел. После чего, в очередной раз, пропал на несколько дней, и хотел бы не возвращаться. Я эти дни тоже злилась, и планировала не мириться. Но прошло три дня, и он вернулся. Ещё через три дня, я опять всё простила, и мы помирились. Подобная ситуация становилась привычной.
Влад разругался с родителями, и наотрез отказался поступать в ВУЗы, которые они ему предлагали. Не помогли никакие уговоры, он попрежнему твердил, что будет или музыкантом, или никем. Уверенный в том, что всё в его руках, Влад здавал вступительные экзамены в музыкальное училище, которые с треском провалил. После этого он стал ещё упрямее и злее. Я пыталась его поддержать, объясняла, что нужно искать связи, и готовиться к экзаменам. Сначала он не хотел и слушать, но потом, как-то успокоился, обмяк и согласился. Было решено, что на следующий год он снова будет поступать в музыкальное училище. Его родители были в панике, продолжая уговаривать выбрать другую профессию, но это было бесполезно.
Когда история с поступлением осталась позади, мы стали активнее и веселее проводить время. Часто ездили в гидропарк, пропадая там допоздна. Мы купались, загорали, гуляли, катались на каруселях… И, надо сказать, что всё это щедро сопровождалось алкоголем. Я сама того не заметила, как отвращение к дешевому вину сменилось привычкой. Ещё я не заметила того, как после равнодушного выпивания так просто, за компанию, мне начало нравиться это дурное, искусственное, хмельное состояние, которое вызывал алкоголь. Понравилось преувеличенное веселье, сладкая печаль, пьяный смех и пьяные слёзы, а ещё пьяные поцелуи. Понравилось куда-то сладко проваливаться, отрываясь от действительности. Мне начала нравиться эта пьяная жизнь.
Я часто приходила к Владу на репетиции. Теперь я чувствовала себя там в своей тарелке, и, перестала отрицать тот факт, что алкоголь нужен для вдохновения. Меня уже не раздражала пьяная философия, которая неизменно сопровождала употребление вина. Я стала принимать активное участие в этих рассуждениях. В те моменты самые неожиданные мысли легко приходили мне в голову, и казались гениальными. Я могла говорить долго, и без остановки. Присутствующие внимательно меня слушали, пока кто-нибудь не подхватывал мою мысль, и продолжал её. Когда ребята становились за инструменты, и начинала звучать музыка, мы все погружались в состояние невесомой эйфории.
Несколько раз, мы всей компанией выбирались на природу с палатками. Брали с собой гитары и вино. Нам больше ничего не было нужно.
Лето пролетело быстро, и, я бы сказала стремительно.
Первого сентября я всем своим естеством ощутила, насколько мне стала неинтересна школа. Могу искренне сказать, что все девять лет учебы я ходила в неё с большим удовольствием. Мне нравился сам процесс обучения, нравилось учить, нравилось выкручиваться, мне были интересны мои одноклассники и многие учителя. А с появлением Влада, как я уже говорила, поход в школу превратился в праздник. Теперь, когда там уже не было Влада, я потеряла к школе всякий интерес. Всё казалось серым, пресным и безрадостным. Я, вспоминая слова, которые сказала Владу про учебу, могла применить к себе, и сделать вывод, что теперь моя учеба держалась на одном только слове
«надо». Мои «хочу» и «буду» сместились совсем на другие вещи. Наверное каждый знает, что всё, что делается без интереса, получается куда хуже, чем то, что делается с искренним удовольствием. Не удивительно, что мои оценки, хоть и незначительно, но снизились. Первую четверть я закончила с тройкой по физике. Чтобы изменить ситуацию, во второй четверти, я стала учиться старательнее. Но это было не душевным порывом, а простой формальностью. В этом году мне предстояло поступление в ВУЗ, для чего нужен был хороший аттестат. Еще давно я приняла решение поступать в медицинский институт, и сейчас его не стала менять. Готовясь к поступлению, я начала заниматься с репетиторами, и, должна с огорчением признать, что и это было мне не интересно.
Влад заразил меня своей вечной погоней за удовольствиями. Мы оба стали рабами порочных удовольствий. И, чем глубже мы в них погружались, тем меньше могли наслаждаться простыми человеческими радостями. Открывая для себя эту страницу, я не заметила, как захлопнулась та дверь, за которой остались моя душевная чистота, невинная любовь, жизнелюбие, свет и бесконечная доброта. Однажды на эту тему, я услышала интересное высказывание: «Бог дал человеку такие радости…». Видеть, слышать, осязать, обанять, чувствовать, любить, страдать… И не стоит променивать эти дары на сомнительные, краткие наслаждения. Шаг за шагом я уходила дальше и дальше от несравненного чувства гармонии.
Влад устроился работать в кафе. Он отвечал за живую музыку. Привлёк к этой работе ребят из своей группы. Здесь они исполняли не свою музыку, а известную, раскрученную. Надо сказать, что у них это хорошо получалось. Я часто по вечерам приходила к ним в кафе, садилась за столик у сцены и наслаждалась музыкой.
Этот небольшой успех повлиял на Влада негативно. Все его недостатки как-то заострились, и словно вылезли наружу. Он стал высокомерным, грубым и надменным. Начал ещё больше пить, все концерты проходили в нетрезвом состоянии. Вокруг него было много женского внимания, которое он принимал и щедро поощрял.  Я погибала от ревности, обид, и злости на саму себя, за то, что уже так долго не могу найти в себе силы, чтобы прекратить всё это. С каждым новым днём негативных эмоций становилось больше и больше. Я заливала их спиртным, искала внимания других парней, но ничто меня не утешало. Я чувствовала, как интерес Влада ко мне тает, видела, что в его отношении ко мне появились раздражение, злость и скука. Я цеплялась за жалкие остатки чувств, оставшихся в его сердце. Я отчаянно боролась за свою любовь, но всё было бесполезно. Наши отношения разрушались, распадались.
Есть одна известная, мудрая мысль: «Нужно уметь вовремя расстаться, чтобы потом не возненавидеть друг друга и самих себя». Но несмотря на то, что она много раз приходила мне в голову, я ей не последовала. Я до последнего ждала чуда.
Чудо не произошло. Мы дошли до той стадии, когда нас не связывало ничего кроме привычки, и моих увядающих чувств. Когда у нас завязался серьёзный разговор, которого мы так долго избегали, стало понятно, что дальше нам не по пути. Как горько было мне в этот момент… Разрушились наивные надежды и иллюзии, от которых  хоть иногда утихала боль в моём сердце. Сейчас же, когда я осталась без этого обезбаливающего, когда на меня накатился весь ужас грубой реальности, боль стала невыносимой. Но я не заплакала, я нашла в себе силы, и сказала:
- Помнишь, ты спросил, есть ли у меня мечта?
- Помню.
- Я тогда сказала, что это секрет, и возможно, когда-нибудь я тебе его открою. Наверное сейчас подходящий момент. Эта мечта была связана с тобой, и только с тобой. Я мечтала чтобы мы были вместе, чтобы у нас были отношения… Ничего в своей жизни я не желала так сильно, как это. Мечта сбылась… Да, она сбылась! Это было сказочное, волшебное ощущение! Как я была счастлива… Но знай, что ты растоптал мою мечту, мою любовь… Самая яркая звезда на моём небе горела, пылала и переливалась, озаряя мою жизнь. Потом она  начала тускнеть и болеть… Сегодня она погасла, она умерла, и вместе с ней умер и погас кусочек моей души, принадлежащий тебе.
Влад не нашел подходящих слов, чтобы ответить. Он молчал, и я была благодарна ему за это молчание.
Так закончился значительный период моей жизни, из которого я вышла измученная, перекрученная, разочарованная, закомплексованная, болезненно ревнивая, пьющая и глубоко несчастная. Я чувствовала себя разбитой и разломанной. Казалось, что в моём небе не осталось звёзд. Это грозовые тучи спрятали их.




P.S.
Когда я начинала написать это произведение, я думала, что это будет большой роман. Ведь было столько пережито, испытанно и прочувствованно мною на эту тему. А получился небольшой рассказ.


Рецензии
Кристина! Читала и вздыхала то от сомнений, то от сочувствия, то от горьких предчувствий. В самом начале увидела знакомое слово - МАГНИТ! Так было с Михаилом: от него струилась невидимая мощная энергия, силу которой преодолеть трудно... Это меня всегда удивляло, но вот в твоём рассказе увидела подтверждение этому чувству(или физическому явлению?) Значит я не одинока... Жаль искренне героиню.
Кристиночка, раздели текст на абзацы, а то читать трудно с экрана. Текст и вправду большой. Может разделишь на две части? С уважением,

Элла Лякишева   01.05.2019 19:31     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Элла! Рада Вам! Спасибо за понимание и интересный отзыв. С прошедшими Вас праздниками. Мира, света, добра!

Кристина Заяц   02.05.2019 11:21   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.