Рейс в никуда

               
Вместо предисловия


В советские времена я был «не выездным». И дело не в том, что, я сам провинился перед государством или кто-то из моих родственников. «Не выездным» можно было стать из-за оказанного тебе доверия, в моем случае – допуска на срочной службе. В общем, загранпаспорт я получил уже после 91 года, а реальная возможность побывать впервые в зарубежной командировке представилась в 1994. И в таких обстоятельствах, что долго еще буду их помнить.

 
Тогда внешней торговлей, и если быть точнее, ее бартерной разновидностью, не занимались разве, что бронзовые партизаны из скульптурной группы памятника «Борцам за власть Советов» с центральной площади краевого центра.


Сколько тратилось времени и средств на «деловые» переговоры, встречи, международные звонки, телексы, а позже факсы с возможными азиатскими партнерами! Кому приходилось с этим всем сталкиваться, прекрасно поймут, о чем речь. Делегации японцев и южных корейцев (если не было предварительной договоренности) перехватывали комитеты и комиссии по сотрудничеству и развитию частного предпринимательства, действующие от лица краевой администрации. Вьетнамские и китайские группы (последние просто из-за их многочисленности) выходили и на коммерсантов «средней руки» и даже «рядовых», более или менее держащихся на плаву в стихии вновь формирующегося постсоветского Российского рынка.
Накануне описываемых событий я вернулся во Владивосток из Красноярска, где встречался с автором сейчас уже весьма распространенной технологии «зернового хлеба» на предмет ее внедрения в системе санаторно-курортного питания и сулившего немалые прибыли. Сегодня эта технология имеет международное признание. Ее автор благополучно перебрался в столицу, открыл фирменный магазин и имеет отделы в большинстве районов города.


Шеф попросил меня отложить все дела по хлебу (а уже велись работы по оборудованию пекарни, заключались договора поставки сырья на пшеницу, оформлялся кредитный договор с банком для покупки лицензии):
 - От тебя требуется помощь в таможенном оформлении бартерной сделки с китайской фирмой.
 - Хорошо.
Опыт по технике подобных сделок у меня имелся, и без особого энтузиазма пришлось переключиться на новое дело.


Когда я поближе ознакомился с планом, заметно поредевшие волосы на голове встали дыбом! Моему шефу (однокурснику и другу) – армянскому греку по материнской и отцовской линии, давно не давал покоя образ крупнейшего в прошлом веке судовладельца - грека Онасиса. Ну, очень уж ему хотелось ввязаться в морской бизнес! Предстояло при реальной возможности передачи груза китайской стороне и получения встречного на одной из приморских пограничных железнодорожных станций доставить груз в порт Далянь морем. И это все при недельном переходе по Японскому, Восточно-китайскому и Желтому морям только в одну сторону на специализированном транспорте, переоборудованном из научно-исследовательского судна в корпусе рыболовного сейнера автономностью плавания 2 недели и разрешенной регистровой грузоподъемностью 35,4 тонн!? Все мои аргументы о рискованности подобного рейса в это время года, а описываемые события происходили во второй половине августа, были бесполезны, т.к. уже были заключен договор аренды с судовладельцем, вложены деньги в ремонт главного дизеля и радиостанции, закуплены продукты, постельные принадлежности и т.д. Подготовкой судна к рейсу занимался наш новый сотрудник Юрий – судовой механик по образованию, работавший в советские времена главным механиком на плавбазах в одной из крупнейших рыбодобывающих и рыбообрабатывающих компаний Дальнего Востока.

 
Теплоход
 

НИС семилетней постройки предназначено для промысловой разведки стандартными для РС орудиями лова. Из-за размещения в корпусе лаборатории и кают для научных сотрудников не имеет трюма, как в серийных РС. Последние три года (1990-93) после переоборудования использовалось как СТ (специальный транспорт) с трюмом 37 кубометров для перевозки живых крабов в Японию, а на обратном пути на нем возили до 14 японских легковушек. Все это благополучие было уже в прошлом, а последние 8 месяцев 1994 года оно находилось в простое и служило местом «ссылки» для провинившихся моряков судовладельца со всеми вытекающими - пьянством, разбазариванием судового инвентаря и имущества .. Экипаж укомплектован по штату за исключением начальника радиостанции.


Груз


Туда рессорно-пружинная сталь в количестве 38,5 тон, компактно размещенная в трюме и на корме. Причем погружена была на судно вопреки существующих правил в порту Зарубино без участия таможенных властей все тем же Юрием. Обратно – яблоки при отсутствии рефрижераторного трюма и недельном переходе при благоприятной погоде?!.


Торговый партнер


Ляолиньская компания по экспорту и импорту одежды входила в 1994 году в число первых 50-ти китайских фирм по объему товарооборота. Сразу отмечу, что последняя самым добросовестнийшим образом выполнила все оговоренные условия бартерной сделки (предоставила качественный товар, оплатила портовые сборы и услуги агентирующей фирмы, поставила продукты на обратный рейс). Единственным минусом в действиях китайских партнеров, и в последующем сыгравшим роковую роль, стала стоянка в порту Далянь на неделю дольше планировавшейся.


Когда мы предъявили судно и груз во Владивостоке таможенным властям, возникла непреодолимая проблема: как проверить количество погруженной стали на борт?! Нарисовалась перспектива ее выгрузки на пирс и повторной погрузки на борт с контрольным взвешиванием.. На наше счастье в дежурной смене Таможни оказался человек, хорошо меня знавший по совместной работе в ВБТРФ. Нам удалось избежать этой процедуры, а следовательно – неизбежных дополнительных расходов. После столь неожиданного преодоления мной возникшего препятствия Юрий начал меня уговаривать пойти с ним в рейс, ссылаясь на недостаток опыта в коммерческих операциях.
 - Какую гарантию можешь дать за качественный ремонт главного двигателя?, - спрашиваю Юрия.
 -  В качестве гарантии будет мастер судоремонтного завода в экипаже мотористом!
Окончательно меня склонило к согласию на участие в предстоящей авантюре утверждение, что на обратном пути из порта Далянь можно будет зайти в какой-либо порт на юге Японии, не избалованный частым появлением россиян, где можно будет купить приличную машину в 2– 2,5 раза дешевле традиционных мест на северо-востоке страны.


Отходу в рейс препятствовало отсутствие в экипаже начальника радиостанции, кадровики судовладельца ни чем помочь не могли – не было в резерве. Пришлось самому уговаривать знакомого, находившегося в это время на берегу между рейсами. Почему пришлось уговаривать? Начальник радиостанции, как ни кто другой в экипажах в силу своих обязанностей получать прогностические карты погоды знает насколько сложная может оказаться обстановка в Японском и Желтом морях в это время года.


20.08.94г., суббота

 
В 22.30 позвонил Юрий: топливо заправлено полностью во все танки (в порту назначения надо будет докупить всего 4 тонны, что бы хватило на обратную дорогу), начальник радиостанции на борту, отход завтра в 16.00.


21.08.94г., воскресенье


В 10.00 я прибыл на судно с вещами в дорогу. Полезной работой на судне в день отхода из 12 членов экипажа занимались: начальник радиостанции Валера до обеда (обнаружилось, что при погрузке оборвали антенну); боцман, у которого всегда на судне есть работа; 2-ой штурман, привезший комплект навигационных карт из «Управы», и запомнилась еще «гарантия», копавшаяся в машинном отделении. Остальные привычно расслаблялись с крепкими напитками, получив аванс в рейс, чесали языки и по мере захмеления вспоминали все более яркие впечатления из морской жизни. Ко времени предполагаемой перешвартовки для оформления отхода большинство заняло горизонтальное положение, включая капитана. Зная морские традиции и, главную,– не выходить в море в понедельник, говорю Юрию:
- Завтра мы их лебедкой ни кого не поднимем.
К концу дня Юрием был изгнан из экипажа матрос-рулевой за попытку украсть и вынести с судна комплект новенького постельного белья..
- Сейчас же рулевых будет не комплект, - говорю ему.
- Женя, ты же рассказывал, что на «Чуеве» за рулевого на подвахте стоял. Вот по очереди и будем с 3-им штурманом Мишей вахтить,- последовал оптимистический ответ.


22.08.94г., понедельник


Начало дня провел в Таможне рыбного порта: агентирование отхода, бесконечные переговоры и уговоры.. Уговаривать кассира, что бы побыстрее осуществить все платежи; таможенного чиновника, что бы поставили в очередь на отход в такое время, когда есть шанс успеть «оформиться» до истечения суток (не успели – плати по новой); уговаривать еще кого-то, что бы проверили все документы..; искать начальника пограничного наряда на отшвартованном где-то судне для получения очередной чиновничьей подписи!
Когда в тот день поднялся на борт «моего» судна точно уже и не скажу. А то, что поговорка о тяжелом понедельнике справедлива, убедился по внешнему виду первого же попавшегося мне на встречу члена экипажа: мягкая походка, опухшее лицо, погасший взгляд, устремленный куда- то мимо..


Вахтенный помощник,- 2-ой штурман Паша, на удивление опрятен и свеж, в глазах немой вопрос:
- Когда?
- В 14.30 в Рыбном порту берем пограничный наряд, сотрудников таможни и выдвигаемся на 14 точку внешнего рейда, - отвечаю вслух и задаю встречный вопрос:
- Как капитан?
- Все такой же..,-  глаза в сторону и мимо меня.


Отход судна в рейс – это всегда событие и мало чем отличается своей атмосферой на судах разного типа и водоизмещения. На мостике начинаются переговоры по «Рейду» с диспетчерами разных уровней, короткие и четкие команды по судовой трансляции, называемой в просторечии «Спикером» от соответствующего английского слова – «speak». А когда с судового камбуза потянуло ароматом свежего флотского борща, исчезли мягкие походки, опухшие лица, во взглядах появилась осмысленность и способность сосредотачиваться на собеседнике.


В тот понедельник мы так и не вышли в рейс. Да здравствуют морские традиции! Подвел всех капитан со своим беспробудным пьянством – пограничники составили акт о том, что «капитан не контролирует ситуацию на судне» и покинули борт, не смотря на переговоры и уговоры, продолжавшиеся до 4 утра.


23.08.94г., вторник


9.30 утра, 46 причал Рыбного порта. Переговоры с властями по сценарию «репетиции отхода» от 22.08. Вторичное агентирование.


С 11.00 до 18.00 ожидание властей, оформляющих отход НИС «Океан» (легендарный  во Владивостоке научник, превратившийся в процессе выживания 90-х годов в автокруизник!?). В 19.00 следуем на 12 точку, куда на этот раз власти прибудут самостоятельно. На капитана жалко смотреть, не смотря на проведенную с ним «реанимацию». При оформлении отхода и пограничном контроле неожиданно выявляется непорядок в документах Юрия, кому я должен был помогать в коммерческой части проекта. Власти его снимают с борта и увозят вместе с собой с рейда.. Вот это оборотик событий! Погруженный в проект в его уже конечной стадии, будучи против него, я буду вынужден сам его дальше «тянуть» в одиночестве!?
Еще запомнился эпизод с таможенником в моей каюте. Увидев у меня несколько блоков сигарет, он, поморщившись, сказал:
 - Не много ли для ввоза в Китай?
- Для вывоза из России не много. А нам до Китая еще неделя перехода, выкурю в пути один блок.
Чиновник от таможни демонстративно переложил блок в свой кейс и пошел дальше по другим каютам «блюсти» интересы России.
- Вот мздоимец!,- подумал я ему вслед.


А тем временем рейд, как и город невдалеке, погружаются в теплый августовский вечер.
В 22.40 звучит долгожданная команда:
- Поднять якорь!
- Вахту стоять!, - пишут дальше в морских романах.
У нас вахту на мостике с 10.00 дня отхода 23 августа и до 8.00 утра 24 стоял 2-ой помощник Паша с матросом- рулевым Борисом по причине "болезненного" состояния других членов экипажа?! Глядя на удаляющиеся огни любимого города, каждый из нас думал о чем-то своем.. В такие минуты не принято «травить», по сухопутному -  «болтать». Мне по чему-то подумалось:
- А что нас еще ждет впереди?


24.08.94г., среда


1-ые сутки. Открытое Японское море. 8.00 судового времени (по Владивостоку). Ясно. Волнение 1,5 балла. Идем по гирокомпасу.


Если смотреть с крыла мостика вниз, взгляд через прозрачные верхние слои воды начинает теряться в темной мгле морской пучины где -то на глубине 50-60 метров, а все что попадает в поле зрения видно как в аквариуме, разве ракурс необычный: не с боку, а с верху. Вот попадаем в «облако» причудливых медуз, вот все видимое пространство вокруг корпуса судна наполняется какими–то членистоногими моллюсками, похожими на сухопутных скорпионов. «Жала» в хвостовой части, как перископы подводных лодок, выглядывают на поверхность (для дыхания что ли?). Почему –то вспоминается описание чего –то подобного у  Жуля Верна из романа о капитане Немо.

 
Но ни с чем не сравнить охватывающий тебя восторг от стайки дельфинов, то обгоняющих судно под водой и выныривающих впереди по курсу, то отстающих и появляющихся за кормой в кильватерной струе. А это еще одна неписанная «морская традиция» тропических вод – моряки рассказывают, что они так «провожают» суда, вышедшие в рейс. Эта игривая стайка наблюдается по рассказам предыдущей ходовой вахты с рассвета. А мы, с 3-им штурманом Мишей «передадим» их следующей вахте. Япономорские дельфины несколько отличаются от хорошо нам знакомых по сериалу «Флиппер» меньшими размерами и темно – горчичным цветом спинок. Удивительное зрелище!


 Обстановка на судне спокойная. Все кроме сменившейся вахты чем–то заняты. Боцман с добровольными помощниками возится с огромным брезентом на палубе перед ходовой рубкой, судовой плотник (ст. матрос) с представителями машинного отделения оборудуют по правому борту из досок между надстройкой и бортом подобие загона. Когда и у них появляется брезент, становится понятно, что они оборудуют ванну с проточной морской водой. Ведь температура воздуха в тени уже приблизилась к 35 градусам по Цельсию, а забортной воды – к 29! Брезент в руках боцмана превратился в живописный тент, создающий спасительную тень на всем пространстве между полубаком, где расположены каюты экипажа, и надстройкой. Опять же с участием ст. матроса под тентом вскоре появился просторный стол со скамейками, как на полевых станах во время уборочной страды. Смекалистый и практичный народ эти моряки!
Настроение мое начало просто стремительно улучшаться! Пусть я и около пятнадцати лет уже имел опыт расставания с семьей, и в море выходил около 1,5 десятка раз, правда в северные широты и на огромных базах, моральное самочувствие мое было не ахти, какое. А сейчас я почувствовал уверенность за окружающих меня малознакомых людей и перспективы новых впечатлений. Мысленно начал «прорисовывать» будущие живописные картинки в китайском порту Далянь.


 Некоторые члены экипажа продолжают жестоко «болеть»: капитан и «мой» 3 штурман. Ну и что? Все мы люди. Переболеют, и все встанет на свои места. Сколько подобных им на суше становятся алкоголиками из–за доступности спиртного! А море лечит, лечит воздержанием..


С Мишей мы отстояли в тот день две вахты с 8.00 до 12.00 и с 20.00 до 00.00. Неадекватность его поведения выражалась в излишней суетливости и постоянной занятости приготовлением кофе, который он в изобилии пил. Ходовая рубка на нашем РС была настолько тесной, что пройти в очередной раз за моей спиной к трапу, ведущему в кают–компанию, где была единственная кофеварка, можно было только изрядно, задев мою «корму». Так, что к концу ночной вахты моя «пятая точка» болела, как в детстве болит после длительного катания с ледяных горок на фанере! И еще один факт не в пользу его состояния. Минут за 20 до окончания вахты матрос–рулевой передает управление вахтенному штурману и идет будить в каюты очередную смену. Передаю ему штурвал и говорю:
- Курс 170 градусов.
- Принял 170,- слышу в ответ.
Уходить с мостика не тороплюсь, просто отхожу в сторону и не спеша, закуриваю. Миша лихо (бывший военный моряк, капитан-лейтенант) проводит очередное подруливание (перекладку руля), чувствую судно на языке судоводителей пошло в циркуляцию. Выжидаю некоторое время.. Ни какой реакции с его стороны! Подхожу и спрашиваю:
- Какой у нас курс?
- 170..
Реальный был 275. В общем, отправил его самого поднимать вахту. Безропотно ушел.
 

25.08.94г., четверг


2-ые сутки. Продолжаем следовать генеральным курсом при благоприятных погодных условиях. Из–за повышенной температуры забортной воды и, как следствие, более высокой рабочей температуры главного двигателя и дизель–генератора наблюдается повышенный расход масла по сравнению с плаванием в северных водах. Состояние «больных» прежнее.


Большинство членов экипажа из–за духоты в каютах вынесло постели под тент перед ходовой рубкой. А в ночное время некоторые размещаются на полубаке под открытым небом. Для охлаждения тропиками разогретых тел используем оборудованный по правому борту бассейн с проточной забортной водой. Есть в надстройке и душ с пресной водой, но она настолько теплая, что не приносит ни какого облегчения, да и на судне с первого дня действует строгое правило ограничения ее расхода.

.
 Ночное небо в открытом море заслуживает отдельного описания. Такого количества звезд разного размера и столь ярко выраженного млечного пути не увидишь на суше! Это надо видеть!


26.08.94г., пятница


3-тьи сутки. Условия рейса прежние. Капитан пришел в норму, а третий штурман Миша меня сегодня в первый раз удивил (как будет удивлять еще не раз!): дневную вахту отстояли в прежнем «кофейном» режиме, а на ночной подходит с бледным лицом и страданием в глазах с просьбой:
- Викторович, у меня сердце останавливается. Разреши выпить твой одеколон.
- .. Пей, - отвечаю.
Лечение морским воздержанием ему не помогло - более сложный видно случай! Сегодня вышла из строя судовая радиостанция. Сеанс связи с Управой провели через встречный пассажирский теплоход «Мария Садовская».


27.08.94г., суббота


4-тые сутки. Температура забортной воды 31 оС. Полный штиль. Идем по магнитному компасу из–за нестабильной работы дизель–генератора. С 11.30 до 17.00 судового времени лежим в дрейфе – вышла из строя помпа охлаждения главного двигателя (рассыпалась крышка корпуса). Запасной нет! Пришлось восстанавливать имеющуюся. Начальник радиостанции отремонтировал передатчик. Связь восстановлена!  Купание за бортом в открытом море с риском подвергнуться нападению акул. Не забываемое развлечение!
 

28.08.94г., воскресенье


5 сутки. Волнение 2 балла. Идем по магнитному компасу. Входим в Корейский пролив. Всю дневную вахту с 8.00 до 12.00 за нами следует пограничный корабль республики Корея. Окраска корпуса горчичная, весьма внушительное вооружение. Около одиннадцати часов по УВК вызывает нас на «английском» языке. Чувствуется, что говорящий на их борту читает по разговорнику с таким ужасным произношением, что понять ни чего не возможно.
- Миша, отвечай, - обращаюсь к штурману.
Тот машет рукой и отбегает от «Рейда» на противоположный борт. Отвечаю сам: порт приписки, судовладелец, порт следования, груз. А кореец в ответ неразборчивое «эсперанто». И так несколько раз. Когда ситуация стала двусмысленной, в рубку поднялся вызванный по трансляции 2-ой штурман Паша и в течение еще получаса продолжал «беседу». Наконец кореец от нас отстал и, развернувшись, последовал противоположным курсом.


 А тем временем мы проходили место легендарного Цусимского сражения, и где–то в глубине, под нами, покоились немые его свидетели – останки кораблей 2-ой Тихоокеанской эскадры. Провести церемонию приспускания флага не удалось из-за выскочившего из ролика троса на оконечности мачты. В конце рейса от российского триколора осталась лишь узкая полоска..


В узкостях, а на обычном языке, в проливах всегда наблюдается интенсивное движение. Корейский пролив не исключение. Вот, следуя таким же курсом, обгоняет нас панамский сухогруз «Green Rye» водоизмещением не менее 8 тыс. тон. И он приветствует нашего «малыша» насвистыванием по УКВ – отвечаю той же мелодией. Солидарность! А может просто наш соотечественник «отметился», после вступления России в Международный союз моряков много их сейчас работает под чужими флагами.

 
А это, подводная лодка идет что ли встречным курсом? При ближайшем рассмотрении оказался газовозом, корпус действительно как у подлодки и погружен в воду как у настоящей, идущей в надводном положении, на корме надстройка для управления и кают экипажа, вынесенная над корпусом на высоту примерно 25 метров на мощной мачте-«ноге» (очевидно в целях безопасности). Где такое еще увидишь? Поражает обилие японских и корейских «кавасаки» - быстроходных и легких рыболовных судов нескольких типоразмеров. Эти любую рыбу и на любых глубинах берут, особенно в зоне прибрежного шельфа!


После пролива в поворотной точке была возможность сократить наш путь на сутки пути, следуя корейскими территориальными водами. Орудий лова у нас нет, стрела грузовой лебедки для управления ими снята и принайтована вдоль борта. Капитан категорически отказался это делать из-за отсутствия государственного флага республики Корея на борту.
- Это оскорбление чужой государственности, я не могу этого допустить.
- Надо было меньше расслабляться перед отходом! Решить эту проблему во Владивостоке можно было элементарно, - только и оставалось мне возразить.


29.08.94г., понедельник


6 сутки. Восточно–китайское море. Следуем нейтральными водами. Температура забортной воды 34о С, волнение 1,5 – 2 балла. По всему пути следования попадаются буйки от поставленных корейскими рыбаками орудий лова с самыми причудливыми сочетаниями треугольных флажков разного цвета, обозначающими их принадлежность конкретному хозяину.


В 17.14 судового времени звучит команда «Стоп машина!» - греются дизель–генератор и главный двигатель из-за недостаточной производительности помпы с нынешней температурой забортной воды.  Дрейфуем неподалеку от одного из таких буйков. Через 30 примерно минут едва различимая точка на горизонте превращается в корейское рыболовное «кавасаки», а еще через 10, обогнув нас вокруг и поравнявшись с нами, сбрасывает ход. Человек 5 – 6 их экипажа, явно приготовившиеся к защите своего улова (оружия не видно) внимательно рассматривают нас раскосыми глазами. Нас на палубе человек 10. Минутное замешательство с их стороны.
 - Водка есть?, - звучит на чистом русском языке очевидно произнесенное бывшими нашими соотечественниками с Сахалина.
- Откуда?, - кто-то отвечает с нашего борта с надрывом в голосе и явным душевным страданием..
Взаимный хохот 1,5 десятка мужских глоток, звук взревевшего двигателя и «кавасаки» стремительно удаляется.


Движение по генеральному курсу продолжили только в 00.00 часов. Охлаждение двигателя усилено с помощью технологического насоса трюма, используемого в обычных условиях для аэрации воды при перевозке живых морепродуктов. По левому борту от трюма к машинному отделению протянулись гофрированные резиновые шланги.


Очень важный момент для принятия решения о дальнейшей судьбе рейса в первую очередь капитаном. Возвращаться за сутки до прибытия в порт назначения обратно? Абсурд. Скажу прямо, с капитаном случился нервный срыв: он метался по каюте, орал, грозился отправить какие-то радиограммы в никуда. Если и надо было принимать какие-то решения, то момент был явно упущен! Это надо было делать при первой аварийной остановке пару суток назад.


30.08.94 г., вторник


7-ые сутки. Желтое море. Можно их отметить как спокойные: вахты меняют друг друга, судовые механизмы не бунтуют, «привыкнув» к выпавшим на их долю испытаниям тропическими температурами. Экипаж живет размеренной и будничной жизнью. От жары и зноя спасаемся под тентом на палубе и охлаждаемся в бассейне, от ночной духоты кают – сном под открытым небом. Между вахтами, сном и приемом пищи почти каждому необходимо заполнить часы досуга кроме коллективного «трепа», игр в «Козла» и «Нарды», чем–то, позволяющим «уединиться» насколько это возможно в наших условиях от остальных. Обычно на путине кто-то плетет корзины и сумки из пропиленовой ленты, используемой в рыбной промышленности для упаковки картонной тары и называемой в обиходе обечайкой. Кто-то вяжет из пропилена мочалки. Попадаются среди моряков и свободные художники, проводящие свободное время за вырезыванием деревянных скульптур, масок, стилизованных под африканские и даже мастера чеканки.


Когда же обнаруживаешь среди неизвестных тебе еще неделю назад людей, казавшихся тогда распущенными и опустившимися, подобные таланты; не вольно размягчаешься, вникая в жизненные ситуации и превратности человеческих судеб.


1991 год, столь изменивший наше Отечество, тогда еще нам всем сулил надежды на возможность увидеть, наконец, «свет в конце тоннеля» - начать работать и жить по-новому, на более высоком уровне, которого наш народ заслуживал в своем большинстве. Моряки, летчики и военные и в прежние годы от остального населения отличались более высоким уровнем жизни, иными словами их труд был более востребован государством, а оно, в свою очередь, предъявляло к представителям этих профессий повышенные морально-психологические и профессиональные требования.


Не профессионализм – порождение не востребованности, - так я примерно рассуждал про себя, когда 3 штурман Миша отвлек меня от философских мыслей обращением:
- Викторович, на судне пресная вода закончилась.
- ?
- Два часа уже нет ни на камбузе, ни в умывальнике, ни в душевой.
- Что машина говорит?
- А, то и говорит. Нет ее..
- ??


Уже и не припомню, сколько времени продолжался очередной «аврал» на судне. В конце концов, выяснили, что брали воду не из того танка и не тем насосом!
Вот вам и вся философия!


31.08.94 г., среда


8-е сутки. Идем по гирокомпасу, расхождение с магнитным - 10о. В 13.00 начальник радиостанции на КВ вышел на связь с портом Далянь. В 13.30 китайцы сделали запрос:
- Кто будет оплачивать радиосеансы?
- Ляолиньская компания по импорту и экспорту одежды, согласно договору.
Далянь: - Нет.
- Судовладелец.
Далянь: - Нет.
- Агентирующая фирма «Пинаико».
Далянь: - Нет.
- Наша фирма по валютному счету.
Далянь: - Нет.
- ??


В 18.30 радируем во Владивосток в два адреса Судовладельцу и Нашу фирму:
-Разберитесь, кто должен оплачивать радиосеансы. Завтра подход.
- Бросьте затею с КВ. Двигайтесь до устойчивой связи по УКВ. За нее оплаты просить не будут!
- ??


В Китае очевидно тоже перестройка..


Визуально по-прежнему открытое море, но временами ощущается устойчивый и кажется такой родной запах суши. На мачте заметил впервые за восемь суток сухопутную птицу бело-черной пестрой окраски, напоминающую нашего сокола.


01.09.94 г., четверг


9-е сутки. В 8.00 средним ходом проходим входные буи порта Далянь. На носовой мачте полубака поднят флаг КНР.


В 9.00 отдаем якорь. Поднимаем на главной мачте вымпел «Нахожусь в ожидании властей» (пусть простят специалисты, если вольно интерпретирую название – больше 10 лет назад это было).


В 11.00 (8.00 по местному времени) вызвали по УКВ агентирующую фирму «Пинаико» по-русски. Обещают подхода властей в течение дня. Оплаты по агентированию и постановке в порт фирмой-покупателем произведены. Катер с властями в это время работает на соседнем греческом судне и нам хорошо виден.


В 10.00 (перехожу на местное время) одновременно подходят два катера: с левого борта власти, правого – агентирующая фирма. Все оформление прошло в течение часа. Осмотрен груз, проверены сопроводительные документы. Поставлены въездные визы в паспорт моряка и вложены вкладыши-пропуска всем членам экипажа на китайском языке с единственной понятной  и знакомой нам цифрой, соответствующей номеру каждого в судовой роли. Личные вещи никто не осматривал и тем более не ходил по каютам подобно их российским коллегам. Подчеркну на момент прихода в п. Далянь на борту было 14 членов экипажа.


Агентирующей фирме подали заявку на снабжение водой и дизтопливом, приобретение государственного флага Республики Корея, что бы хоть на обратном пути на сутки сократить путь при следовании через их территориальные воды. Вся наличная валюта была у меня в долларах США и после выдачи экипажу 50% аванса возникла неожиданная проблема: топливо необходимо было после замеров во всех танках закупать не 4 тонны, как планировал Юра во Владивостоке по всем существующим нормам на переход и резервирование «штормовых», а 11 тонн! Элементарные расчеты показали, что оставшейся у меня суммы наличных от фирмы не хватает для покупки необходимого количества дизтоплива на обратный путь. Вот это Юрий подготовил судно!
Первое объяснение, приходящее в голову, подтверждает неоспоримый факт - у такого типа судов в тропиках значительно увеличивается расход топлива и масла из-за температуры забортной воды, охлаждающей главный двигатель и дизельгенератор, значительно отличающийся от температуры воды в дальневосточных территориальных водах. Второе объяснение – общее техническое состояние двигателей. В полном ли объеме был произведен ремонт главного двигателя перед рейсом, и верно ли была проведена оценка его технического состояния перед ремонтом? Вопросы, на которые сейчас я уже не получу ни от кого вразумительных ответов..
Образовавшийся дефицит валюты не покрывается имеющейся у меня личной суммой, предназначенной на покупку японской легковушки, и моими командировочными?! Ну и в положение я поставлен «стратегами морского бизнеса»! С такими примерно невеселыми мыслями я провожал взглядом отвалившие от борта катера властей и агентирующей фирмы.


Когда был спущен вымпел «Нахожусь в ожидании властей», со всех сторон к нам устремились всевозможные моторные лодки и катерочки китайских торговцев. Что они только не предлагали!? Востребованы экипажем в первую очередь были водка и пиво. Пригубил у кого-то из бутылки пива – теплая, прокисшая на вкус жидкость, лишь отдаленно напоминала традиционный напиток! Многие торговцы знают минимум русских слов, а большинство обходятся жестами. Среди жестов запомнились и такие: указательный палец, энергично «вонзаемый» в вену (понятно, что предлагают!); или правая рука с развернутыми указательным и большим пальцем в виде пистолета и понятное говорящим на любых языках:
- Пух, пух!
 Эти наоборот готовы купить. Значит, кто-то из наших соотечественников предлагает им и это..


Весь этот плавучий базар оборвался около 13.00 мощным тропическим ливнем, сократившим видимость до 50 метров и внезапно прекратившимся минут через 40. Коммерческие предложения вскоре возобновились, и измученные вынужденным сухим законом моряки продолжили расслабление.. Лоцманская проводка и постановка в порт к причалу назначена властями на следующий день.


2.09.94г., пятница


10 сутки. После переговоров по «Рейду» с представителями агентирующей фирмы принимаю решение рейдовым катером отправиться на берег. Сопровождать меня в этой поездке вызвался 2-ой механик Николай. Я с благодарностью принял его предложение, т.к. еще на переходе Николай был «занесен» одним из первых в мой воображаемый список, безусловно, положительных членов экипажа. Не смотря на его молодость, а разница в возрасте между нами составляла более 10 лет, мы как-то быстро начали понимать друг друга. Нашли общих знакомых во Владивостоке, и вскоре я узнал, что дома его ждут жена и двое карапузов-сыновей.


Около 10.00 к борту подошел рейдовый катер, который предварительно вызвали по УКВ. И мы, побритые и принаряженные, насколько позволяла погода (+ 35 о), сбежали по сходням на палубу «китайца». Катер опрятно окрашен, проект, правда, старенький (такие ходили у нас на внутригородских и прибрежных рейсах в 60-70-х годах и так и назывались – «китайские»). Проезд платный – около 0,25 $ за двоих.
Постепенно берега слева и справа от нас начали приближаться, становиться как при рассматривании через бинокль все более четкими. Вот и видно уже, что сам город расположен слева, а справа и прямо по ходу катера, похоже, - промышленная зона. Она выдает себя более плотным и густым маревом черного дыма. А вот идет паром прибрежных сообщений, двигающийся нам навстречу, забитый грузовиками и народом на пассажирской палубе. Все почти как у нас! Только надписи на китайском языке, другие автомобили, да и народ другой – китайцы!


 В самом городе сразу бросаются в глаза десятка 2-3, разбросанных там и сям среди в основном пятиэтажек и более старых 2-3-х этажных домов, остекленные «билдинги» в этажей 30-40. При ближайшем рассмотрении процентов 45 еще находятся в стадии строительства, но все равно выглядят солидно и респектабельно!
Наконец все эти городские панорамы и перспективы куда-то исчезают, уходят далеко на задний план, а перед нами предстает бетонный пирс, из-за внушительной длины и по законам линейной перспективы переходящий в изящную, по сравнению с ближайшим окружением, проходную.


На пирсе нас встречает представитель агентирующей фирмы, вчера представившийся Володей. Проходим через проходную, оборудованную вращающимся турникетом. Проверка документов сводится к проверке наличия того самого вкладыша с судовым номером и паспорта моряка. И вот мы уже в иномарке, неизвестной мне фирмы, по узким переулкам выбираемся на более широкую и оживленную улицу. Людей на ее тротуарах мало сказать много. Просто море, по сравнению с нашими российскими масштабами!
Попутно прошу Володю заехать в обменный пункт. За 100 $ дают 760 юаней. А Володя советует на будущее менять у частников в любой торговой лавке - там реально получить 810-820. Невольно вызывает у нас симпатии этот Володя! Как в прочем и потом, когда он позже в деле проявит свои способности при снабжении судна. Кстати у Володи, я впервые в кожаном футляре на брючном ремне увидел почти не прерывно пищащий пейджер, на который он вынужден был с извинением отвлекаться!


В офисе агентирующей фирмы «Пинавико» Володя заполняет официальную заявку, уходит ненадолго и возвращается с подобием счета за предполагаемые услуги. Любезно беру от него документ и, естественно молчу,что не располагаю пока полной суммой. Во время его отсутствия созваниваюсь с фирмой-покупателем нашего груза. Представляюсь. Прошу пригласить к телефону Лю или Лену, с кем велись все предварительные переговоры во Владивостоке. В голосе Лю слышу искреннюю радость и участие:
- Женя, вы на рейде!? Знаю, что вы пришли вчера. Как дела? 
- Нет, уже в городе. В офисе агентирующей фирмы. Хорошо. А как наши общие дела?
- Ваше судно уже ставят в Новый порт, причал № 1. Через полчаса я подъеду. Ни куда не уходите!


 В назначенное время подъехал Лю и мы, распрощавшись с Володей, сели в машину – новенькое «Рено», как позже выяснится китайской сборки. Кроме водителя в ней оказалась и Лена, знакомая мне по Владивостоку, - молодая китаянка лет 25. Лю, мужчина 51-53 лет, старший сотрудник русского отдела фирмы, сам согласившийся, что бы мы его так называли еще при нашем первом знакомстве, давал пояснения о названии улиц и зданиях интересной архитектуры. Минут сорок двигаемся в довольно плотном потоке транспорта, среди неторопливо двигающихся больших городских автобусов, несколько устаревшего дизайна и конструкции с маленькими, высоко расположенными окнами салона, обгоняем вереницы дизельных седельных грузовиков, китайского производства, с темно-синими кабинами, отдаленно напоминающими выпускавшиеся когда-то у нас «Колхиды». Маневрируем в табунке легковушек самых разнообразных фирм, как современных, так и раритетов прошлых десятилетий. Попадаются в этом потоке и наши «Жигули» с копеечной компоновкой кузова. Более поздних «зубил» - восьмерок и девяток вообще не видно. А теперь представьте себе маневрирующих туда-сюда, обходящих нас в пробках и слева, и справа, массы велосипедистов и мотоциклистов! Море пешеходов! Довольно напряженная дорожная обстановка!  Надо сказать, что городским властям, довольно успешно удается управлять всем этим динамичным потоком: сетью развязок и магистралей, надземных пешеходных переходов, целых кварталов пешеходных улиц и зон. И это в городе с населением в 2,4 миллиона человек!


Наконец добираемся до шестиэтажного и весьма впечатляющего офиса фирмы. Поднимаемся на пятый этаж по центральной лестнице, минуя охранников, и входим в просторный зал русского отдела, напоминающего своей планировкой читальный зал. Ни каких кабинетов для руководителя и замов, как принято у нас, все работают вместе и на виду друг у друга! Два ряда столов, вдоль стен шкафы с документацией и литературой, в большинстве представленной многочисленными русско-китайскими и китайско-русскими словарями, внушительного объема справочниками и географическими атласами. Пару рабочих мест оборудовано компьютерами, столик с факсом и принтером, на каждом столе телефон, у большинства сотрудников бросаются в глаза пейджеры. Все присутствующие человек 10 нашли возможность представиться и сказать что-то по-русски. Только руководитель приветствовал нас на китайском и извинился через коллег, что после окончания в 1959г. МГУ порядком уже подзабыл русский язык.


Не успели мы, как следует осмотреться, а Лю предложил пройти в зал переговоров для встречи с более высоким начальством. На встрече с китайской стороны были руководитель русского отдела, два представителя директората фирмы, в качестве переводчиков Лю и Лена, с российской – мы с Николаем. Мероприятие носило чисто протокольный характер: представление друг другу, выражение взаимного удовлетворения от начавшегося сотрудничества и надежд на его продолжение в будущем, - заняло около 30 мин, сопровождалось подачей кофе, чая и легкого вина.


Из русского отдела звоню во Владивосток. Китайские товарищи любезно набирают все коды для начала (потом уже делаю это самостоятельно) и говорят:
- Можете ни кого больше не спрашивать, а звоните сами, когда надо.
Докладываю о технических остановках (на вопрос, почему шли дольше планировавшегося времени), человеческих (отказе капитана идти через территориальные воды Кореи без государственного флага) и возникших как следствие финансовых проблемах из-за необходимости закупки дополнительного количества топлива. Вот полученный мной ответ:
- Безналичное перечисление на столь незначительную сумму, а большая часть из необходимой у тебя имеется, вызовет только дополнительные расходы. Попробуй занять недостающую часть у экипажа, все равно в Японию вам не заходить, и загружены вы будете на обратный рейс по самое не хочу!
Прощай дешевая японская легковушка! Настроение удалось поддержать на должном уровне только звонком домой.


Расскажу, как мы работали в офисе в оставшееся время до окончания рабочего дня. Город Далянь расположен на Ляолиньском полуострове. Это что-то вроде китайского Крыма. Яблоки для нас сейчас собирают и упаковывают несколько севернее. Вот такие будут сорта. Не буду перечислять из-за красивых и ни чего нам не говорящих названий. Вот китайские ГОСТы с размерными требованиями высшего и 1 сорта. Требования по упаковке. И так далее. Надо отметить, что мои знания по товароведению плодов и овощей, полученные в Дальневосточном институте советской торговли в свое время весьма мне пригодились! И китайцы через некоторое время принимали меня за серьезного специалиста в этой области, ведь они сами были швейниками в большинстве своем из-за профиля своей фирмы и говорили на русском! Если с китайской стороны возникало непонимание каких-то русских терминов, перед нами появлялся русско-китайский словарь. Я отыскивал соответствующее русское слово, а они читали комментарии к нему на китайском языке, иногда занимавшими несколько страниц. Это было порой утомительно делать, но всегда заканчивалось полным взаимопониманием и удовольствием. Китайцы, надо это отметить, усидчивые ученики. А недостаток разговорной практики многим не дает возможности ездить в командировки в Россию самостоятельно. Вот они и «цепляются» за возможность общения с «носителем» вроде меня. Я потом еще ни один раз встречусь с молодыми переводчиками, совершенствующими свой русский язык на Русском базаре, в магазинах и кафе, особенно посещаемых русскими моряками.


Рабочий день в 16.00 закончился переходом из офиса фирмы через улицу в китайское кафе напротив. Ужинали в отдельном уютном зальчике в составе: руководителя отдела, куратора проекта Лю, молодого сотрудника отдела Ли Бо, водителя отдела и нас, двух русских гостей. Китайская кухня заслуживает отдельного разговора! Главная особенность ее - отсутствие всякого хлеба. Но поскольку это мероприятие, очевидно, готовилось китайской стороной заранее, для нас с Николаем были припасены белые булочки, наподобие московских «Кунцевских». Вечер прошел в теплой, дружественной атмосфере под тосты: «За сотрудничество!», «За дружбу России и Китая!», «За гостеприимных хозяев!» и т.д. Я китайцев сразил в конце вечера перессказом китайской сказки о крестьянине, мечтавшем в плохие времена о кукурузной лепешке, и в конце концов, чудесным образом, разбогатевшим и наказавшим за жадность местного мандарина-богатея. Все с восторгом начали аплодировать после моих слов о том, что китайцы стали жить так хорошо, что не нуждаются не только в кукурузной лепешке, но и в хлебе за обильным столом. Чувствовалось, что собравшиеся были приятно удивлены моими познаниями китайского фольклора, а Лю даже спросил:
- Женя, откуда ты ее знаешь и в таких подробностях?
- У меня в детстве был диафильм, который часто смотрел со своим младшим братом и друзьями. А тебе известна эта сказка?
- Нет..

 
 Вечером по окончании мероприятия водитель всех развез по домам, а нас с Николаем подвез к проходной Нового порта, где мы нашли не далеко и наше судно. На борт мы попалили в 22.30 местного времени.


3.09.94г., суббота


11 сутки. На широте Владивостока, где я родился и провел почти всю свою жизнь за исключением 2 лет службы в рядах СА, приливы и отливы в суточном цикле жизни моря почти не ощущаются из-за своей амплитуды от 0,3 до 0,45 метра в зависимости от времени года. Приходишь и уходишь с пляжа летом, ни чего практически не заметив. Только наблюдательный взгляд может отметить в максимальной фазе отлива, что валик водорослей еще живых, не подсушенных находится на 1-1,5 метра дальше полосы прибоя. На широте г. Далянь это явление наблюдается с амплитудой до 4,5-5 метров. Утром максимальный уровень, и наше судно величественно возвышается над пирсом, деревянные сходни до уровня  главной палубы идут круто вверх. Вчера судно было поставлено к пирсу в 15.30 по местному времени, когда я со 2-ым механиком Николаем находился на берегу. А когда ночью вернулись на пике минимального уровня из города, не зная места швартовки, не сразу и нашли свое судно, так как самая высокая точка на надстройке – навигационная палуба над ходовой рубкой была на метра 1,5 ниже уровня пирса. А сходни были установлены в нише, с площадки на которую можно было попасть по обнажившимся скользким от обрастания ступенькам. Это обстоятельство еще ни раз в дальнейшем будет играть над всеми нами злую шутку!
Ни на судне, ни на его мачтах не светилось ни огонька, и мы его нашли только благодаря постовому-китайцу, жестом указавшему место расположения сходен. Да, у нашего борта был установлен круглосуточный пост в виде солдата в общевойсковой хлопчатобумажной форме без оружия.


В Китае шестидневная рабочая неделя. С 10.00 и до 16.00 на следующий день я провел в офисе фирмы, куда меня подвез Лю. День был посвящен знакомству со швейным ассортиментом фирмы и возможным встречным товарам от нас. Определялись расчетные цены в возможных бартерных сделках в будущем. Здесь передо мной приоткрылась интересная деталь, объясняющая популярность у нас в то время, да и сейчас китайских швейных изделий. Разработкой собственных моделей фирма, конечно, занимается, но в основном для внутреннего рынка. Для европейских потребителей и нас с вами разрабатываются изделия в Европе. Заключается, например контракт с австрийской фирмой на пошив 30 тыс. женских брючных костюмов. Привозятся лекала и ткани из Австрии. Заказ выполняется и отправляется заказчику в Европу. А из китайских тканей по австрийским лекалам шьются костюмы для россиянок!


Меня сильно удивил другой факт, когда после просмотра очередной модели мужской куртки спортивного фасона, работница не без гордости разложила передо мной ряд «лейбов» ведущих мировых фирм-изготовителей спортивной одежды со словами:
- Выбирайте. Какую пришить?
- А не боитесь, что обладатели прав на использование этих фирменных знаков, если в их руки попадут ваши изделия, разорят вашу компанию? ,- задаю встречный вопрос Лю.
Но похоже, что подобная ситуация для китайцев просто не существует, или он не захотел понять сути моего вопроса? После некоторого замешательства с обеих сторон повторять вопрос я не стал..


 Во время обеда, проходившего все в том же кафе, под пиво зашел разговор о истории города. На вопрос Лю:
- Ну, как тебе, Женя, город Далянь?
- Если убрать вывески и рекламу на китайском языке, совсем не похож на китайский город в общепринятом представлении, - отвечаю.
- Ты же знаешь, что его русские строили? И до 1904г. один русский офицер обеспечивал работой и средствами к существованию пятерых китайцев, а после 1945 - трех.
- Лю, а можно для экипажа организовать экскурсию в Порт-Артур?
- Это сейчас военно-морская база, закрытая зона для иностранцев, как раньше был закрыт Владивосток.. Тебя одного могу свозить после оформления пропуска.
- Понятно. Спасибо, но не стоит беспокоиться! Я об этом спросил из-за членов нашего экипажа, побывавших там в 50-х и 60-х годах..
- Ну тогда сегодня можно на двух легковушках организовать прогулку по городу, а завтра поездку в микроавтобусе для всех желающих в «Свободную экономическую зону». Там очень хороший парк построен. Можно хорошо отдохнуть.
- Замечательно. Спасибо, тебе, Лю!


Вечерняя поездка с экскурсионной целью разительно отличалась от деловых поездок днем. И транспорта на улицах меньше, и маршрут подбирают хозяева поживописней. А красивых мест в городе, особенно у побережья множество! Первая остановка – парк «Тайгер», догадываюсь, сделана специально для меня. Весь оформлен и лестничными маршами, и воротами, и небольшими зданиями в традиционном для Китая стиле с использованием резьбы по дереву и окраски цветными лаками. Даже деревья в парке, как сошли с китайских миниатюр. С благодарностью пожимаю руку Лю:
- Здорово. Спасибо!
Вторая остановка была сделана на видовой площадке, резко обрывающейся к морю. Народу и припаркованных машин множество. Оказалось, что кроме прекрасного морского вида все собираются на своеобразный аттракцион. А вот и его участники – рыбаки. Таких спиннингов по 10-15 м длинной и катушек диаметром около 0,4м мне еще не приходилось видеть. Да и море плещется далеко в низу, не менее 60-70-ти метров. Вот один за другим, рыбаки запускают со свистом уходящие снасти в море. И через некоторое время со стороны то одного, то другого рыбака раздаются радостные возгласы болельщиков, приветствующих удачный улов. Дождался и я улова у ближайшего ко мне рыбака – что-то вроде морского налима, размером см. 35. Прилично! 2-3 таких поймать, и будет шикарная уха! Последнюю остановку сделали на центральной площади города – Народной (прежнее название им. Сталина). В настоящее время она полностью отдана пешеходам. С одной из сторон к площади примыкает здание Ляонинских провинциальной администрации и Комитета КПК, противоположная сторона, являющаяся как бы центром ее архитектурного решения, отдана мемориалу «Советским воинам-освободителям», где находятся захоронения нескольких тысяч военнослужащих, погибших при освобождении г. Далянь от японских оккупантов в августе 1945г. Строился по проекту советских архитекторов и на средства Советского Союза, но его ухоженность, состояние зеленых газонов, свежие цветы и венки говорили о многом. И другой запомнившийся и поразивший меня факт. Площадь и все пространство ее скверов были заполнены мамашами и родительскими парами с маленькими детьми самых разных возрастов, поглощающими традиционные детские лакомства: мороженное, сладкую вату. А вот ребята повзрослей, запускают яркого бумажного змея, да вон их уже сколько парит в воздухе на радость детворы! Постояли молча у вечного огня. Начались сумерки, включилось ночное освещение и подсветка мемориала. Все стало как-то торжественней и нарядней.. Осмотрелся по сторонам: капитан, 2-ой штурман Паша, 2-ой механик Николай и моторист Сошников («гарантия» ремонта), - стоят с такими же увлажненными глазами, как и я!

 
Логическим завершением вечера, стал ужин в ресторане, как ответ гостей вчерашнему ужину хозяев. Да и ребят из экипажа, принаряженных, подтянутых, какими я их видел впервые, захотелось поощрить!
- Лю, давай в традиционный китайский ресторан и что бы были экзотические блюда! , -обращаюсь к нашему куратору и ангелу-хранителю в одном лице.
- Женя, в новом городе рестораны очень дорогие. Поедем в старый.
- Полностью полагаюсь на тебя!
Подъехали на место. Отпустили водителей. Около 21.00 вошли в ресторан «Дракон» живописной группой: трое китайцев и пятеро русских. Запомнился забавный эпизод на улице перед рестораном, напоминающий сцену из известной кинокомедии Э. Рязанова «Бриллиантовая рука», помните:
- Советико туристо, облико аморале!?


Рассаживаемся за одним круглым столом в виде вращающейся многоярусной горки. Первый ярус состоит из неподвижной наружной части, на которой сервируются индивидуальные приборы для всех сидящих, и подвижной, переходящей в горку, где размещают заказанные холодные блюда и закуски в отдельной посуде каждое. Обслуживать нас будут 3-4 официантки, в традиционной национальной одежде. В продолжении вечера они подносят блюда и ставят на горку, убирают освободившуюся посуду, разливают водку в маленькие почти коньячные фарфоровые рюмочки, как то грациозно и ненавязчиво соприкасаясь с сидящим перед ней внутренней стороной руки, грудью и правым бедром. Очень необычно и чувственно! Причем, стоит выпить рюмочку, а в нее вновь наливают. Закуски и блюда в собственную посуда каждый укладывает сам, вращая горку и выбирая понравившиеся. Какое, думаете, неудобство испытывали русские гости за этим столом? Нет, не отсутствие традиционных вилок, их нам заменили фарфоровыми изящными ложками. Да и некоторые блюда невозможно было есть ни чем иным как традиционными палочками. Костяные, многогранные они как-то сами ложились в руку, и ими вполне ловко получалось орудовать. Ну конечно отсутствие любого подобия хлеба! Рад за тех, кто догадался, значит, мои заметки читаете внимательно! Китайцы за этот факт, долго извинялись. Вам бы заранее  позвонить нам! Кроме традиционных тостов: «За дружбу!», «За гостеприимных хозяев!» прозвучал тост-поминание «За всех, кто погиб при освобождении города Далянь!». И разговоры за столом были интересные, общие для всех присутствующих, ведь два члена экипажа: капитан и моторист,- уже в нем бывали в разные годы. Когда вспоминали посещение мемориала на Народной площади, я у Лю спросил:
- А не было случаев вандализма на нем в годы Культурной революции?
- Несколько автобусов с хунвейбинами как-то приехали из соседней провинции. Но, получив отпор от местных рабочих (их просто избили, усадили обратно по автобусам и отправили восвояси), ни разу больше не появлялись.
- А у нас говорили, что население, контактировавшее с русскими, насильственно вывозилось во внутренние районы Китая.
 - Отдельные случаи, возможно, были, но на массовое переселение у властей не было средств.
 Да, еще в начале вечера, после первых двух тостов, ко мне подходит официантка и куда-то приглашает пройти. Взглядом обращаюсь к Лю с немым вопросом:
- Иди, иди, Женя.
Мы подошли в углу зала к сооружению, напоминающему террариум, только без верхнего покровного стекла. Да это же предлагают заказать экзотическое блюдо! Бегло осматриваю ячейки: маленькие змеи клубком; одна большая, напоминающая амурского полоза; мелкие ярко-зеленые лягушки; огромные жабы; крупные карпы или толстолобики плещутся в бассейне.. ?? Молча указываю на рыбу. Трудно было представить себя, поглощающим что-то другое из этой «компании», и так подташнивает от отсутствия хлеба!


 Некоторое время спустя я еще осматривался – не несут ли рыбу, потом как-то забыл о ней. Экзотическое блюдо вынесли неожиданно и с соблюдением определенного ритуала! Для начала одна официантка обнесла его вокруг стола, показав всем сидящим, затем, церемониально водрузив в центре стола, отошла в сторону. Другая приблизилась и влила рыбе в рот немного водки. «Блюдо» усиленно начало вращать обращенным ко мне  глазом и беззвучно разевать рот, поднимая жаберную крышку, так что стали видны ярко-красные жабры.. Почему-то подумалось, что сейчас оно начнет прыгать по столу. А в это время перед каждым сидящим за столом появились пиалы со смесью уксуса и соевого соуса. При ближайшем рассмотрении у рыбы оказалась с наружного бока снята кожа с чешуей, а сырое филе, нарезанное мелкой соломкой уложено на прежнее место. Берешь палочками эту соломку и, погрузив в уксусно-соевую смесь, отправляешь в рот! Вот вам «первоисточник» и корейского блюда «Хе» и японского – «Суши»!
 Разъехались уже за полночь, заказав два такси.


P.S.: Ужин в ресторане на 8 человек обошелся в 120 $.


Краткие географическая и исторические справки


ДАЛЯНЬ (Дальний), город в Китае, провинция Ляонин. 2,4 млн. жителей (1995). Порт в зал. Даляньвань Желтого моря (грузооборот около 50 млн. т. в год). Судостроение и другое машиностроение, химическая, нефтеперерабатывающая, текстильная, пищевая промышленность. Рыболовецкая база. Далянь входит в административный район Люйда. Далянь был основан русскими под названием Дальний на территории, полученной Россией во временную аренду от Китая по конвенции 1898. В 1904-05гг. оккупирован Японией. Освобожден Советской Армией (август 1945). По советско-китайскому договору в 1945г. был признан китайским правительством свободным портом. Пристани и складские помещения порта были переданы на 30 лет в аренду Советскому Союзу. В 1950 все имущество, находившееся во временном ведении или в аренде у советской стороны в порту Далянь, было безвозмездно передано Китайской Народной Республике.


ПОРТ-АРТУР, город на северо-востоке Китая, на южной оконечности полуострова Ляодун, в 1898-1905 — российская, в 1945-55 советская военно-морская база. Современный китайский г. Люйшунь военно-морская база ВМФ КНР, город и порт в Китае, в провинции Ляонин, в заливе Бохайвань Желтого моря; входит в состав административной горной территории Люйда. Люйшунь до конца 19 века был китайским селением. Получен Россией во временную аренду от Китая по конвенции 1898. В конце 19 — начале 20 веков русская военно-морская база и г. Порт-Артур. В 1905-45 оккупирован Японией. Освобожден Советской Армией (август 1945). По советско-китайским соглашениям военно-морская база Люйшунь совместно использовалась СССР и Китаем. В 1955 СССР вывел свои военные силы из Порт-Артура и безвозмездно передал правительству Китая сооружения в районе базы.


ОБОРОНА ПОРТ-АРТУРА, 27.1(9.2) — 20.12.1904 (2.1.1905), во время русско-японской войны. Русские войска под руководством генерал-лейтенанта Р. И. Кондратенко (до 2.12) героически обороняли военно-морскую крепость Порт-Артур (ныне Люйшунь) и выдержали 4 штурма. После гибели Кондратенко крепость была сдана противнику генералом А. М. Стесселем.


РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА 1904-05гг., империалистическая, за господство в Северо-Восточном Китае и Корее. Начата Японией. Основные события 1904: нападение японского флота на Порт-Артур, Порт-Артура оборона, неудачные для России сражения на реке Ялу, Ляоянское, на реке Шахэ; 1905: разгром русской армии при Мукдене, флота — при Цусиме. Завершилась Портсмутским миром 1905г., ускорила начало Революции 1905-07гг.


Даляньский Новый порт, где стояло наше судно, граничил с судостроительной промышленной зоной залива Даляньвань и выполнял какие-то вспомогательные функции в структуре грузооборота основного порта. Это было заметно по отсутствию активности на его причалах и нормальной подъездной автодороги. Если добираться до него на общественном транспорте из города, то с ближайшей автобусной остановки придется пройти пешком километра 3 по разбитой большегрузным автотранспортом грунтовой дороге. Честно скажу, лично мне пришлось проделать этот путь пешком за все время стоянки лишь раз. В остальных случаях выручали китайские партнеры автотранспортом. Пару раз подъезжал к проходной порта на мото-такси из мест в городе, не далеко от порта, где их можно нанять. Все 3 км. дороги представляли собой китайский вариант будничной жизни и быта героев американских вестернов периода освоения дикого запада. Правда, оружейной пальбы слышно не было. Но всяких сомнительных личностей на открытых верандах заведений и в их дверях маячило не мало! Мне один раз придется с ними пообщаться в весьма щекотливых обстоятельствах, которые опишу ниже. Не далеко от нашей проходной было несколько ларьков, круглосуточно торгующих спиртным, и некоторые члены экипажа дальше них за всю стоянку ни куда не выбирались. Назначения некоторых заведений, имеющих вид закусочной, из салона проезжающей машины понять было трудно, т. к. в любое время суток массовых посетителей, без которых не мыслимо их существование не было видно.
.

 О том, что судостроительная отрасль в КНР весьма динамично развивается, можно было судить по следующим фактам. Среди белого дня со стороны судостроительного завода начинали доноситься вдруг звуки духового оркестра, а в воздух над его территорией взмывали праздничные фейерверки. На вопрос:
- Что там происходит? Что за праздник?
Можно было услышать от китайцев:
- Спущен на воду со стапелей танкер 250-ти тысячник (поясняю - водоизмещением 250 тыс. тон.!)
- Заложен на стапелях сухогруз водоизмещением.. и т.д.
Редко какой день обходился за время нашего пребывания в порту без подобных фейерверков. А на противоположном берегу залива велась разделка старых судов на металлолом. Пару раз наблюдал следующую картину: российский морской буксир, подобно Гулливеру из известного приключенческого романа, заводит вереницу из пяти-шести СРТМ-ов (средний рыболовный траулер-морозильщик), ставших не нужными отечественной рыбной отрасли..


4.09.94г., воскресенье


На следующий день в  8.30 к проходной подъехал микроавтобус компании. Человек десять экипажа за исключением, оставшейся на борту вахты, расселись в уютном салоне по местам, и мы тронулись в путь. Нашим гидом в этой поездке была сотрудница русского отдела компании Лена. Нам предстояло проехать около 40 км до конечной цели экскурсии – Ляонинской свободной экономической зоны и нового парка аттракционов.
Лена оказалась интересной рассказчицей, охотно отвечала на наши вопросы и, угадав желание большинства побывать на легендарном Русском базаре, обещала по возвращении в город к нему подвезти.


Под безобидный треп «туристов» и мелодичное щебетание экскурсовода мы вскоре выбрались на загородный автобан. Вокруг, сменяя друг друга, проносились ухоженные поля, сельские пейзажи, похожие и узнаваемые в любой стране. Отмечу одно, бросившееся в глаза отличие – нет лежащих в пару, брошенных участков, зарастающих сорняками и дикой растительностью, везде, даже на самых малых участках, видны фигуры крестьян- творцов этой ухоженности.


А тем временем наш экскурсовод рассказывала о целях и условиях создания Ляонинской свободной экономической зоны. Создавалась она для привлечения иностранных инвестиций в экономику страны, новых передовых технологий и создания новых рабочих мест, что для современного Китая очень актуально из-за большой численности населения и избытка рабочей силы. Условия, на которых привлекались иностранные инвесторы, выглядели очень привлекательными и поражали своей демократичностью по сравнению с российскими. Строительные материалы и строительная техника, как позже и оборудование предприятий не облагались при ввозе в КНР ни какими налогами и пошлинами. В соответствии с международными нормами предприятия через 2 года уже обязаны выпускать продукцию, подготовив квалифицированные кадры из местного населения. Более того, в течение трех лет они продолжают свою деятельность без уплаты каких-либо налогов государству, последующие два года проплачивают их на льготных условиях и лишь, затем платят их полностью в соответствии с китайским законодательством! После этих разъяснений сразу стали понятны причины «китайского прорыва» в самых различных областях деятельности. Вспомнились слова автора китайской перестройки Председателя правительства КНР и Генерального секретаря КПК Ден Сяо Пина: «Нам не важно, какого цвета кошка, важно, что бы она ловила мышей!». Когда мы еще въезжали на автобан, я впервые в жизни увидел автомобильные турникеты для оплаты за пользование платной дорогой.


На предприятия нас в «Зоне» не водили, хотя я с удовольствием бы побывал на одном из них. А вот в фирменном магазине, примыкающем одним своим фасадом к улице и доступным для всех, а остальными находящийся на территории предприятия по выпуску электроники, мы побывали. В нем я купил дочери плеер для компакт кассет с приемником FM и AM, оборудованный системой Super Bass, дававшей в маленькие наушники такое «мясо», извиняюсь, НЧ, что и в стационарной технике не всегда услышишь! Когда года через два по неосторожности у дочери наушники окончательно вышли из строя, я нашел идентичные во Владивостоке только в фирменном магазине «Sony», но по ценам в раза два дороже всего плеера!


Парк еще активно строился, и в той части, что уже была открыта для посетителей, производил впечатление незавершенности из-за отсутствия больших деревьев. Создавалось впечатление, что молоденькие деревца совсем недавно посажены. Другие элеметы ландшафтной архитектуры: газоны, цветники, горки, - выглядели аккуратными и ухоженными. Ни каких временных сооружений на территории, все основательно и в каком-то "космическом" стиле. Посетителям предлагается множество аттракционов, залы-автоматы с игрушками типа "Формулы-1", бильярдные, караоке-бары, несколько кафе и ресторан.

Среди нас по известным причинам не было детей. Минуя все аттракционы, и ведомые ощущениями русского человека, расслабившегося накануне, мы как-то незаметно оказались в пустующем зале ресторана. Здание его с наружи округлостью форм напоминало скелет морского ежа уже без иголок, а крышу венчал огромный муляж краба. Да он так и назывался - "Краб". Когда мы разместились за столом и под пиво в ожидании мясного блюда осмотрелись по сторонам, наше внимание привлек большой телевизионный экран на противоположной стене зала. Он почти тут же засветился, а по всему залу зазвучала музыка. По бегущей в нижней части экрана строке стало ясно, что это видео-караоке.


Мы выпили, закусили.. Китаец за стойкой "бара" сменил CD-диск и сделал приглашающий жест. И вот все пространство зала заполнила до боли знакомая мелодия нашей "Катюши". Мы с 3-им штурманом Михаилом (ну ни как от него этого не ожидал!) взяли предложенные нам микрофоны с радиоприводом. Акустика оказалась просто великолепной, но несколько смущала "завязка" микрофонов с акустическими колонками. "Бармен" жестом показал, что надо выйти на эстраду. Вышли.. "Завязка" прекратилась. Петь оказалось очень даже легко, да еще с поддержкой двух бэк-вакалистов, профессионалов за стойкой "бара" - китаянки и китайца. Только мы пели на русском языке, а китайцы подпевали на китайском. Получилось очень даже не плохо! Без ложной скромности скажу:"Хорошо!" Потом были: "Подмосковные вечера", "Эх, дубинушка, ухнем!", "Полюшко, поле".. Краем глаза вижу, как зал постепенно заполняется людьми.. Вот уже и свободных столиков нет. Загорелся свет на балконе второго этажа, и через некоторое время там уже аншлаг! Вот так по ходу "выступления", мы из поющих для себя, неожиданно стали "артистами" для всех посетителей ресторана. Вернулись за свой столик, официантка вынесла незаказанную ни кем из нас водку в графине.. Повторили, закусили. А когда незаметно подошло время нашего сбора в автобусе, подзываю официантку для расчета. На мое:
- How much?
- Not at all. - отвечает с улыбкой и рукой обводит заполненный зал.
Выходим на улицу. Музыка и голоса солистов, как можно было предположить, не затихают. Оказывается, происходящее в зале транслируется через динамики, установленные под крышей ресторана! Ах вот почему народ в зале!?


По возвращении в город, как и обещала ранее Лена, примерно в 14.00 нас подвезли к Русскому базару. Благодарим ее и водителя за поездку и прощаемся. Русский базар в городе Далянь образца 1994г. заслуживает отдельного рассказа. Это самый настоящий "Универмаг" в три этажа с мраморными лестницами, кабинками для примерки, туалетами для продавцов и покупателей и другими соответствующими атрибутами. Только торгуют в нем "частники" и специализация у них более узкая. Китайские базары в большинстве российских городов до сих пор находятся под открытым небом с их убогими тентами, укрывающими продавцов от непогоды. Покупатели же на них испытывают на себе все ее прелести, лавируя во время дождя между луж, примеряют обувь и верхнюю одежду, стоя на кусках картона.


Китайцы, общающиеся с русскими, охотно присваивают себе русские имена. Это я еще помню по своему детству, когда старшие мои знакомые переписывались до Культурной революции со своими сверстниками из Китая. Причем русское имя абсолютно может быть не связано с китайским. Сейчас я вас подготовил к рассказу о Маше I, встретившейся мне в тот день на базаре. Присмотрел я у нее вещь для покупки дочери, в цене не сошлись. Вещь была одета на манекене. Она на моих глазах "раскидала" его на составляющие, отделив руки и ноги, сняла костюм и упаковала в пакет. Цену "сбросила".
- Ну, зачем же так. Все равно дорого!, - отвечаю и быстренько покидаю секцию. Примерно через час-полтора Маша I "вылавливает" меня на другом этаже, и я делаю покупку у нее в 2,5 раза дешевле от первоначально заявленной цены! Надо сказать, у нее я куплю на следующий день еще пару вещей, предварительно описав желаемые потребительские свойства и качество, и по приемлемым ценам! В секции часов китаец-продавец предложил с небольшой доплатой поменять мои скромные механические часы отечественного производства без каких-либо «наворотов» на кварцевые часы "Сейко". О том, что наши механизмы ценятся вообще в зарубежной Азии, не однократно приходилось слышать. Поменялся и подумал, что мне подсунули китайскую подделку. Через 4 года при смене батарейки выяснилось, что часы действительно японские. И прослужили они мне безупречно в общей сложности 6 лет!


В секции шуб обратила на себя внимание переводчик Зина, женщина лет пятидесяти пяти, безупречно говорившая на русском языке. Оказалась она уйгуркой из Фрунзе (после 1991г. Бешкек), в пятидесятых годах вышедшей замуж за китайца-выпускника местного медицинского ВУЗа, оставшегося в Советском Союзе. Раз в 1-2 года они регулярно приезжали в Китай навестить его родителей. Где-то в 1966 году при очередной поездке в Китай ее мужа арестовали и отправили в лагеря на 15 лет. Обратно в Советский Союз ее не выпустили, тяжелые времена пришлось пережить женщине до освобождения мужа. Сейчас у них все хорошо, муж, частнопрактикующий врач, она зарабатывает переводом и получает % от реализации сразу в нескольких секциях Русского базара. Двое их детей до сих пор живут в Киргизии. Такая вот человеческая история.


 Зина представила меня хозяйке секции Маше II, очень любезной и миловидной молодой китаянке. Вместе они обстоятельно и детально показали имеющийся товар, рассказав много полезного о шубах и поделившись некоторыми "секретами" их реализации. Маша II предложила приходить в следующий раз не одному, а привести с собой моряков из экипажа. Попрощавшись с любезными женщинами, где-то около 17 часов я наконец вышел на улицу. С остальными членами экипажа мы уже все порастерялись в "дебрях" рынка еще пару часов назад.


Запомнился в этот день еще один эпизод. Когда я вошел на остановке в переполненный автобус (другими их в Китае представить не возможно), с ближайшего сиденья поднялся, уступая мне место, пожилой седенький китаец!?
 - Сеэ сеэ!, - поблагодарил я его, усаживая на прежнее место.
Может и не значительный знак, но меня он почему-то очень растрогал и взволновал! Старшее поколение китайцев помнит о роли русских в нашей совместной истории..
 

Очередной сюрприз от 3-го штурмана Миши. Вечером он единственный из всех сошедших на берег не вернулся из города!

 
5.09.94г., понедельник


13 сутки. Сегодня с 9.00 до 11.00 произведена выгрузка металла. Вся партия вывезена и размещена под навесом в отдельной выгородке арест-площадки, опечатана китайской таможней. Взвешивание не проводилось!? Оказалось китайская сторона в сделке занизила таможенную стоимость груза, не уплатив соответствующие ввозные пошлины.. В компании меня заверили, что это их проблемы и на российской части бартерной сделки это не отразится.


В холле офиса фирмы в проходе к главной лестнице висела вывеска на китайском языке, на которую я обратил внимание еще при первом посещении. Попросил Лю ее перевести.
- "Вход иностранцам запрещен!"
- ??
- Так ты, Женя, - китаец!, - пошутил он в ответ на мой немой вопрос..


День был посвящен уточнению объемов и веса предстоящей погрузки т.к. у меня уже имелся грузовой паспорт нашего транспорта с уточненными объемами всех трюмов и помещений, которые можно было использовать для размещения груза. Общий вес теоретически на борт можно принять, ну вот объемы (яблоки будут в картонных коробках) уже тогда вызывали у меня тревогу. И не без оснований, как покажет дальнейший ход событий.
Когда время подошло к обеду, обращаюсь к Лю:
- А в офисе имеется столовая для сотрудников?
- ??
- Да хватит уже по ресторанам ходить, и разве я уже не "китаец"!?
- Хорошо.
Спускаемся на первый этаж. По пути Лю рассказывает, что питание сотрудников бесплатное и в сумму заработной платы не входит. Помещение столовой оказалось не большим, на десять примерно столиков. Слева от раздачи ряд раковин с горячей и холодной водой. Справа небольшая выгородка салона, куда мы с Лю и вошли. В салоне обед подают на пластмассовых разносах с углублениями под посуду. Обед состоял: из пиалы с бульоном вкуса нашего борща, большой прямоугольной ванночки с рисом, жаренной куриной ножки, искусно нарубленной кружочками (что бы не брать в руки по-нашему за косточку), мелких очищенных креветок, салата из морской капусты (вместо капусты на поверку оказалось чисто китайское блюдо из картофельного крахмала в виде густого желе, нарезанного тонкими полосками) и парочки приправ. Все это поглощать надо с помощью палочек, прихлебывая бульон из пиалы.
В общем зале каждый сотрудник подходит на раздачу со своими большой эмалированной кружкой и палочками. Все компоненты обеда идут в одну посуду, перемешиваются и вперед! Собственную посуду каждый моет при выходе.


В один из последующих дней Лю не было в офисе в первой половине дня, и на обед в столовую мы пошли с молодым сотрудником Ли Бо. Салон был занят кем-то из начальства, и мы со своими разносами разместились за столиком в общем зале. Проходящий мимо нас пожилой господин, темпераментно что-то выговорил Ли Бо. Парень аж в лице изменился. Прошу перевести.
- Ругается, что отдел позорит фирму - не может русского гостя сводить в кафе.
- Не переживай, все нормально!, - успокаиваю я его.


После окончания рабочего дня прошу подвести меня к Русскому базару, где в условленное время меня уже поджидали пять членов экипажа и веду их в секцию шуб к Маше II. К непередаваемому удовольствию последней куплено семь шуб! Хозяйка отзывает меня в сторону и через переводчика Зину приглашает в их семейное кафе, расположенное поблизости отметить удачный день и наше знакомство. С благодарностью принимаю приглашение. Договариваемся встретиться через полчаса. А я иду забрать заказанные покупки в секцию к МашеI

.

Современный Китай - многонациональное государство. И основные самые многочисленные народности можно рассмотреть на китайских бумажных купюрах - юанях, где они изображены в национальных костюмах. Бывший житель Союза по всем признакам определит их условно как таджиков, киргизов, индийцев и собственно китайцев, составляющих большинство в государстве с населением более миллиарда человек. Идущая под руку со мной по улице МашаII, казалась сошедшей с купюры представительницей именно этого большинства. Я украдкой старался рассмотреть ее вблизи: матовая, удивительно белая кожа, большие миндалевидные выразительные глаза, ладная классическая фигура без модной в наше время худобы и угловатостей супер-моделей. Лет 27-29 на мой взгляд. Уверенная, смелая поступь под не всегда одобрительными взглядами встречных, и ощущение какой-то детской непосредственности, исходящее от взрослой женщины.. Да, такая может взволновать любого! 15-20 минут пешего перехода в полном молчании и неловкости от последнего пролетели как минута, да и что можно было сказать без переводчика?И вот мы уже у цели - кафе "Мао Мао" (Мама). Небольшой уютный зал на 10 столиков: пару занимают семьи с маленькими детьми, а вот похоже двое соотечественников (ведь не далеко проходная судоремонтного завода), тихая ненавязчивая музыка.. Усадив меня за одним из столов, Маша скрывается не на долго за дверью, очевидно, сделать какие-то распоряжения. У меня появилось ощущение, что сегодня передо мной откроется новая , еще неизвестная мне сторона лица Китая.. женская. Так, в конце концов, и получилось, когда собрались все участники вечера китайские женщины нескольких поколений. Во главе стола - Маша; присутствовали: мама Маши шеф-повар кафе; известная уже Зина; молоденькая переводчик, Люба, совершенствующая язык с русскими посетителями. После тостов: "За нашего русского гостя!", "За гостеприимную хозяйку!", "За присутствующих женщин!", - я с удивлением отметил для себя, что все люди на Земле в сущности одинаковые. Ну а женщины и в Африке женщины! У китайских, правда, множество специфических проблем кроме общечеловеческих. Из-за демографических проблем во первых, замуж могут выйти только в 27 лет; во вторых, родить могут только одного ребенка и, только состоя в браке; в третьих, при любом попадании девочки или девушки в больницу, она может подвергнуться принудительной стерилизации!? Честно говоря, к такому откровенному разговору я не был готов, и пришлось выкручиваться, импровизируя и в шутливом тоне. Вечер в целом удался! А женская сторона лица Китая оказалась чертовски привлекательной!


Расходились уже после 23 часов. Причем Маша вызвала по телефону легковушку. Попутчицей у меня сегодня была Люба. И т.к. ехать пришлось до ее дома довольно долго, мы успели поговорить. Родители ее живут в провинции и в г. Далянь снимают для нее квартиру. Она в июле текущего года окончила Пекинский Государственный Университет по специальности русская филология, и для получения приличной работы должна сдать экзамен по практическому переводу. Разговорной практики, даваемой в Университете, не достаточно для его сдачи. Вот почему она вынуждена ее искать в кафе, часто посещаемом русскими моряками. Из желания хоть чем-то помочь девушке, дал ей несколько советов по ее разговорному языку.


Мое хорошее, можно сказать, лирическое настроение в этот вечер было полностью испорчено, когда мы выехали на грунтовую дорогу к проходной порта. Через проем открытой двери одного из заведений я успел рассмотреть в зале знакомую фигуру. Попросил водителя остановиться и, не раздумывая, бросился на порог. Мое внезапное появление вызвало замешательство у собравшихся внутри, они на некоторое время просто остолбенели. Представшая перед моим взором картина казалась не реальной. Один из положительнейших членов экипажа, можно сказать мой любимчик, 2-ой механик Николай, пьяный просто в хлам, вывалянный в грязи, один в окружении нескольких темных личностей в угрожающих позах, готовившихся наброситься на него, смять, порвать как грелку!? Стараясь не упустить психологического преимущества и не заботясь о том, понимает ли меня кто или нет, начальственным тоном забрасываю собравшихся вопросами, следующими один за другим:
- Что случилось?! Кто хозяин?! Потрудитесь объяснить происходящее?! Мать вашу...!
- ??
Кто-то отделяется из толпы и указывает молча на поломанные пластмассовый стол и пару стульев.
- Сколько все это стоит!? How much is it?!
- 23 $.
Расплачиваюсь, подхватываю слабосображающего Николая и к машине. Ну, куда его в таком виде? Загадит ведь салон иномарки! Ехать еще три км. ! Открываю багажник и "загружаю" в него механика. Застоявшийся водитель срывается с места. Останавливаемся перед полосатым шлагбаумом проходной. Пакеты с покупками из салона, Николая из багажника.
- Сеэ сеэ!, - отпускаю водителя.
У механика еле хватает сил ухватиться за шлагбаум обеими руками. И все! Николай впадает в ступор! Ни шага в сторону, ни вперед, ни назад! Просто "примерз" к полосатой перекладине! Положение начинает становиться двусмысленным.. Трое вооруженных постовых в форме пограничника, таможенника и милиционера с интересом наблюдают за нами из-за стекленного поста. Время около 1 часа ночи?! Охватив сзади обеими руками голову "примерзшего" делаю энергичный массаж ушей с целью вызвать прилив крови к голове."Реанимируемый" подает признаки жизни и пытается меня лягнуть в пах. Энергично до хруста в лопатке заламываю руку несчастного за спину с одновременным подъемом вверх. Николай орет благим матом и окончательно приходит в себя! Отрываю его от шлагбаума, метра три "проходим" вперед.. На пути вырастают все три постовых.
- Все нормально! ОК!, - обращаюсь к представителям властей. Они расступаются.. "Отходим" все в таких же позах метров на 50 от поста. Спрашиваю механика:
- Дальше сам пойдешь или как?
- Ни хера!


6-7.09.94г., вторник-четверг


14-16 сутки. Не смотря на заверения китайской стороны, обратный груз на территорию порта в эти дни так и не был доставлен. Ежедневно появлялись какие-то объективные причины для переноса завоза на следующий день. От этой неопределенности с погрузкой, а скорее от безделья, элементарной расхлябанности и безответственности комсостава, началось постепенное разложение экипажа на почве хронического пьянства. Индикатором этого процесса стал вчерашний инцидент со 2-ым механиком. Думаете, проспавшись, он испытывал угрызения совести или элементарную благодарность за мое, случайное спасительное для него вмешательство вчера? Ни чего подобного! Вот, что мне пришлось от него услышать:
- Викторович, по приходу во Владивосток ты проживешь максимум пару часов!
Тут уж "взорвался" я, дав выход накопившимся эмоциям, заваливаю его на палубу и делаю удушающий прием:
- Не знаю как будет во Владивостоке, а я тебя сейчас и здесь удавлю! А ну извинись немедленно, сволочь!
- ?? Хр..
Ослабеваю хватку:
- Викторович, прости..
Неприятно и больно вспоминать подобное. Но, как говорят: "Из песни слов не выбросишь!". И это все творится с человеком, вызывавшим до сего дня у меня симпатии?! Да что говорить! Наше судно в эти дни превратилось в плавучий цирк, собирая на пирсе вдоль борта глазеющих на происходящие безобразия китайцев (как и в большинстве портов это рыбаки, пришедшие порыбачить). Вахтенных матросов найти не возможно. Из-за больших отливов и приливов постоянно обрываются швартовые концы, и на кнехтах на пирсе к концу нашей стоянки образовались «гроздья» из их обрывков
.

 Решаю в городе в агентирующей фирме вопросы по предстоящей бункеровке судна топливом и водой (о возникших новых обстоятельствах изложу подробности позже), приезжаю на борт и вижу распластанные в разных местах и позах "тела". Китайцы-зеваки на пирсе сопровождают мое появление ропотом: "Капитана! Капитана!" Покрываю их русским матом и грожу кулаком:
- Чего собрались здесь, вашу мать?! А ну марш отсюда!
Пирс очищается на некоторое время от зевак. Подхожу к распластанному на борту со стороны пирса, на самом солнцепеке, начальнику радиостанции, испытывая свою вину за происходящее, т.к. сам его сватал идти с нами (Валера до этого рейса лет 5 прибывал в завязке?!). Тормошу, пытаюсь перетащить во внутренние помещения. Бесполезно! Вдруг замечаю, что лежит он ровненько под пожарным гидрантом. Решение приходит мгновенно. Кричу в открытую дверь машинного отделения мотористу:
- Дай давление в пожарную систему!
Открываю вентиль, струя забортной воды ударяет в лежащего, слежу, что бы не захлебнулся. Минут через пять садится:
- Все, хорош! Я в норме!


Если быть объективным, нельзя ни рассказать о попытках активных членов экипажа о внесении разнообразия в наш досуг. В один из вечеров кто-то из них подошел ко мне с предложением поужинать в баре, где хозяин предлагает провести время в компании .. милых дам, на сегодня уже есть договоренность! Чтобы не показаться малодушным и не оскорбить их доверия отказом, принимаю предложение. И вот пятеро принаряженных «охотников удачи» отправляются в путь. Около часа, в целях экономии, пешком путешествуем по ночному городу в кварталах, как две капли воды похожих на «Миллионку», снесенный лет семь назад китайский квартал дореволюционного Владивостока. Не смотря на поздний час, а было около 9 вечера, на улицах и в переулках яркое освещение и полно людей. Минуем какие-то ночные базары, закусочные и «Казино» под открытым небом. Представьте себе посетителей последнего, разместившихся небольшими группами прямо на асфальте вокруг небольших рулеток, каких-то досок на подобии шахматных с разноцветными кубиками (очевидно восточных шашек «Го») и плоских ковриков для картежников. У играющих в карты при нашем появлении на лицах появляется напряжение и настороженность, успокаиваем жестом. Прямо на улице стригутся, на небольших мангалах готовят подобие наших шашлыков, разве что не моются у всех на глазах.. Живописная картина!


Наконец добираемся до места – уютного кафе заполненного посетителями, самая большая компания размещена в углу зала, откуда раздается вполне приличное пение под караоке. Инициаторы «похода» встречаются с хозяином, и вот мы рассаживаемся за большим столом в отдельном помещении, рядом с каждым «дама». С некоторым скепсисом бегло их осматриваю и с удовлетворением отмечаю, что «моя дама» самая, на мой взгляд, симпатичная. Началось обычное застолье с выпивкой и закуской. Китаянки по-русски не понимали и не говорили, так же как и четверо из пяти присутствующих по-английски. Вот эта одна и стала посредником в общении между нами..
Организаторы «похода»,разобравшись в обстановке через некоторое время и поняв, что комнат для свиданий не предвидится, высказали хозяину претензию:
- За что мы вам заплатили?
- За приятное общение..
Когда ужин подходил к концу, кто-то самый настырный и «голодный» из кавалеров начал «подталкивать» китаянок на следование к месту «траха». Когда прозвучало: «Такси», все  вышли на улицу, и две дамы ..резко скрылись в многочисленной толпе. Разместившись в двух такси, все оставшиеся поехали, положившись на «англоязычную» даму. В пути кто-то вполне серьезно обсуждает, как будем делить троих на пятерых.. Умора! Выходим в центре города у какого-то фешенебельного заведения. Входим в вестибюль. За стеной гремит громкая музыка. Дискотека! Вход платный. Уже и не припомню точную сумму, но по нашим меркам довольно дорого.. Мои «Казановы» резко выходят на улицу.. и еще две «подружки» покидают нас, смешавшись с многочисленной толпой. Это надо видеть! Хрупкую «англичанку» держат с двух сторон под руки два русских бугая:
- Едем на судно. Там уж будешь отрабатывать за всех!
«Англичанка» начинает плакать и причитать. И вот она уже привлекла к себе внимание милицейского патруля, состоящего из не менее бугаистых китайцев! «Активисты» отпускают последнюю китаянку. Не забываемые впечатления!
         

Сейчас о бункеровке (заправке водой и топливом). С водой нет ни каких проблем. Портовый "водовоз" можно пришвартовать рядом на причале и заправить танки. А вот заправка топливом у пирса категорически запрещена и должна проводиться на рейде. Самый маленький рейдовый танкер в раза три больше нашего транспорта по водоизмещению и его маневрирование вокруг нашего малыша запрещено правилами мореплавания. Единственный выход привезти дизтопливо бензовозом на судно близкое по водоизмещение к нашему, а с него провести дозаправку на рейде. Эта операция требует оплаты дополнительных расходов - услуг бензовоза. Что бы не возвращаться в дальнейшем к этому вопросу, скажу, что недостающую валюту за услуги по бункеровке я занял у одного из членов экипажа в сумме 50 тыс. йен. Интересно что, большая, долларовая часть, оплаты прошла без каких-либо проблем, а вот японские йены в Китае в обращении отсутствуют из-за того, что между Китаем и Японией до сих пор после окончания 2-ой Мировой войны нет ни каких соглашений. Надо отдать должное представителю агентирующей фирмы Володе, за пару дней он эту проблему решил, а за сутки до отхода доставил на судно прогностическую карту погоды, которую нам не удавалось принять из-за высокого уровня помех внутри города.

 
В один из дней спрашиваю у капитана:
-Ты хоть в курсе, что уже двое суток с воскресенья отсутствует на борту 3-ий штурман?
-Обращаются к властям с заявлением о пропаже членов экипажа обычно после 3-х суток. Подождем, может еще появится. И он действительно появился в четверг без документов и денег опрятный, в отстиранной и отутюженной одежде. Воистину мир не без добрых людей! Подобрали с улицы и обогрели..

 
9.09.94 г., пятница


17 сутки. Минувшей ночью наконец-то весь обратный груз доставлен на причал и размещен на поддонах под навесом.
 9.00 утра. Представьте себе сцену: капитан, старший помощник капитана, 2-ой штурман Паша и я среди штабелей груза, как нереальных декораций, пугающих своим объемом и разбросанностью по территории…
 - И все это нам предстоит погрузить?- произносит кто-то из присутствующих в растерянности.
Дальше следует, изображаемая в драматических произведениях немая сцена. У меня она будет более продолжительной из-за опускаемых последующих комментариев, не ласкающих ухо публики.. К действительности пришлось вернуться двум «реалистам» для исполнения своих прямых обязанностей - заняться подсчетами и расчетами. Мне для определения фактического реального объема обратного бартера, штурману Паше для определения возможности безопасного размещения этого самого объема на борту. Мои подсчеты чисто коммерческие, за расчетами Паши безопасность судна, нашего экипажа, человеческие жизни, на конец! Общая картина «нарисовалась» далеко не радужная и вызвала легкую панику среди части экипажа. Предстояло погрузить 51 тонну груза. У промыслового РС емкость трюма 70 тонн. Но мы НИС в корпусе РС.  Предстоит разместить 21 тонну в помещениях ниже главной палубы, 10 тонн в тоннеле между корпусами (для утяжеления килевой части по предложению Паши) и 20 тонн на палубе! Это при общем, разрешенном к перевозке Регистром объеме груза 37,8 тонны!
Коротко суть весьма оригинального решения задачи, предложенного 2-ым штурманом, выглядит следующим образом. Разместить указанные объемы груза без потери остойчивости судном в обычном смысле не возможно. Нужно создать дополнительный «балласт» в килевой части, в пространстве межднищевого тоннеля, поместив туда 10 тонн достаточно тяжелого, не занимающего большой объем груза. Тогда на момент выхода из порта запас остойчивости будет около 0,9 м., а если по мере освобождения топливных танков, производить их бункеровку забортной водой, последний будет увеличиваться и к подходу во Владивосток будет составлять не менее 1,6 м. ! Такая вот ситуация. Кто имеет представление о конструкции РС, в корпусе которого построен наш Специальный Транспорт, представляют себе узкие лазы со скобяными трапами, по которым эти десять тонн еще надо втащить, отдав, десятка полтора-два гаек на палубе для открытия люка в тоннель… «Негритянские работы» - так метко окрестили их в последствии члены экипажа!


Последовавшие затем события по своей драматичности достойны трагикомедии, столь смачны были диалоги и столь живописны персонажи, участвовавшие в ней! Экипаж разделился на сторонников и противников осуществления погрузки такого объема груза. Комсостав и не пытался «управлять» процессом, более того, капитан возглавил группу «штрейкбрехеров», с вещами, сошедшими на берег.
- Сколько ты заплатил Паше за «расчеты»?, - летит в меня с пирса.
 - Вы не выполнили условия трудового соглашения, заключенного с каждым, и в одностороннем порядке его разрываете! Добирайтесь во Владивосток пешком! – «бросаю» в ответ.
- ??
Как следовало поступить в столь драматической ситуации? Тратить время на пустые телефонные переговоры с офисом во Владивостоке? Идти на поводу у противников погрузки и оставить «рисковую» часть груза в Китае, переведя бартерную операцию в разряд заведомо не эффективных или даже убыточных?
- Вот он, момент истины! Сейчас решается судьба проекта: наши судьбы, благополучие нас и наших семей на ближайшие месяцы. А может быть где-то заведомо сделана ставка на наше русское «Авось!», подкрепленное некомпетентностью и халатность«стратегов» и изворотливостью, вынужденным героизмом исполнителей?!,-
 такие вот невеселые мысли пришли в голову под обрывки фраз и реплик, достойных «сцены театра Абсурда», развернувшиеся на палубе и пирсе… со всеми вытекающими.


Когда сторонники Пашиного расчета предложили конкретные предложения для воплощения расчета в жизнь: дополнительную оплату «негритянских работ», заключение договора с арендаторами судна об оплате зачистки топливных танков после бункеровки забортной водой, кипевшие страсти начали затихать и переросли в конструктивный диалог. После обсуждения расценок, мной, как единственным представителем арендатора, были подписаны оба договора. Обращаю внимание читателей на обстоятельства, в которых было произведено последнее действие: найти более приемлемый в тех условиях вариант, просто не было времени. К нему я был вынужден прибегнуть под ультимативным давлением как противников погрузки с капитаном во главе, так и ее сторонников…


Около 16 часов всяческие дискуссии были прекращены, и, на конец, началась погрузка груза, продолжавшаяся до 18.00. В качестве «балласта» мной был выбран картофель в сетках, как наиболее подходящий для работ в условиях узкого межднищевого тоннеля, наиболее дешевый, так как потери от «травмирования» будут в тех условиях неизбежны. Его погрузка была намечена на следующий день.


10.09.94 г., суббота


18 сутки. Часам к десяти китайской стороной доставлен картофель в сетках, и примерно до 13 часов проводились антиаварийные «негритянские работы» на судне. По их окончании мы с Лю приехали в офис для оформления документов и проведения окончательных расчетов бартерной операции. Затем ездили на оптово-розничный склад для ознакомления с ассортиментом и ценами на мебель местных производителей.


Когда во время одного из переездов по городу попросил Лю заехать в поликлинику по поводу незаживающей ссадины на ноге (характерного заболевания «северян» в условиях тропического климата), последний охотно откликнулся на просьбу и даже оплатил за счет фирмы или свой прием у врача и назначенные лекарства!?


Надо сказать, что четкое выполнение всех обязательств китайской стороной было изрядно подпорчено сроками разгрузки-погрузки (как ранее уже отмечал в начале заметок). Некоторым утешением нам перед отходом судна стала доставка свежих овощей для котлового довольствия экипажа, как это было оговорено в один из первых дней нашего пребывания в Даляне.


Офис во Владивостоке с целью или компенсации понесенных расходов, или в качестве дружеской услуги, «нашел» 3-х пассажиров, списанных из экипажа ремонтирующегося в Даляне российского судна. Это обстоятельство прошу сохранить в своей памяти всех читающих тоже… Пассажиры прибыли в день отхода со всеми документами и запасом продуктов на недельный переход.
Последний вечерний проезд по городу. Многие места уже стали хорошо знакомы и узнаваемы… И люди, люди. Бесчисленный поток людей среднего возраста. Старики попадаются редко, ну а детей на обычных городских улицах вообще не видно. Их можно повстречать разве, что в парках или у зданий школ. Вся эта масса людей, в своем большинстве, одета в светлую по сезону одежду. Усредненного прохожего можно представить себе как офисного служащего с узким черным галстуком, неизменными «бареткой» в руках, пейджером или сотовым телефоном на боку. Стоит немного пообвыкнуться в людском потоке, и китайцы уже все не кажутся на одно лицо: много выразительных и даже красивых лиц! Экономический подъем ощущается во всем. В облике городских улиц, в обилии наружной рекламы, в царящих на улицах оживлении и суете… В компанию молодых азиатских тигров стремительно врывается «ветеран континента», плюющий на идеологические шоры и штампы, - КИТАЙСКИЙ!


ЧТО В КИТАЕ НЕ ПОНРАВИЛОСЬ И НАСТОРОЖИЛО.


Регулярно два раза в неделю все служащие порта обеих полов в ярких, разнообразных спортивных костюмах выстраивались и под руководством армейских офицеров занимались… строевыми занятиями. Выполнялись довольно сложные коллективные упражнения в движении с поворотами в обе стороны, разворотом, резкой остановкой на месте. Спрашиваю русскоговорящего китайца:
- Чем они занимаются?
- Готовятся к празднику,- последовал ответ.
Во всех армиях мира подобные занятия называются БОЕВЫМ СЛАЖИВАНИЕМ! Так начинается основа отработки взаимодействия в воинских подразделениях…

 
11.09.94г., воскресенье


19 сутки. Сегодня отход. Еще раз осматривается груз на палубе. Производится его крепление, подготавливается брезент на случай непогоды. Конечное размещение груза было следующим. На палубе: в районе полубака и перед ходовой рубкой 5т. яблок, на корме на месте размещения орудий лова 15т. лука. В трюмах и внутренних помещениях: - 21т. яблок. В межднищевом тоннеле: - 10т. картофеля. Яблоки тарированы в картонные коробки, лук и картофель в капроновые сетки. Весь груз на палубе размещен на поддонах. Такой вот расклад. Около 11 часов на борт прибывают представители китайской компании с Лю во главе. Звучат обязательные в таких случаях слова прощания и надежды на дальнейшее сотрудничество. Лю вручает мне две бутылки китайского вина сувенирного оформления в фарфоровых бутылках и красочной упаковке. Искренне его благодарю за гостеприимство и выражаю надежду на скорую встречу во Владивостоке! В 12.15 на борт прибывает лоцман. В 12.30 отдаем швартовые и следуем на рейдовую стоянку для заправки топливом и принятия властей для оформления отхода. Кивнув на гроздья из оборванных швартовых концов на кнехтах пирса, капитан дал распоряжение боцману:
- Ликвидируй эту порнографию…
На переходе выясняется, что, не смотря на увеличение экипажа за счет 3-х пассажиров, количество паспортов осталось прежним. Кроме известного нам задолго до отхода паспорта 3-его штурмана Михаила, утраченными оказались паспорта… капитана и 2-го штурмана Паши. Ситуация комическая до абсурда. Только куда уж дальше!
От грустных мыслей и трудно скрываемой тревоги за возможные последствия стояночной «перерасслабухи» комсостава помогли мне отвлечься переговоры с подходящим для дозаправки нас топливом судном от агентирующей фирмы
.

Оформление отхода властями КНР запомнилось только одним – китайцы не хрена не поняли из наших объяснений, сколько нас пришло и сколько нас уходит по судовой роли, так как не практикуют подобно российским коллегам представление всех членов экипажа у своих кают…


Около 15 часов снимаемся с рейдовой стоянки и ложимся на генеральный курс – Владивосток! Прогноз погоды – благоприятный по всему маршруту! Дизтоплива на борту 12,04 тонны. После выхода в открытое море при минимальном волнении капитан лично провел испытания остойчивости на различных режимах хода резкой перекладкой руля…Не скрою, что большинство присутствующих на борту с нескрываемым интересом и вниманием наблюдали за поведением судна при перевалке с борта на борт. Результатами, по- моему, остались довольны как сторонники, так и противники погрузки. Капитан извлек прямо на мостике заготовленную заранее бутылку водки, разлил по стаканам и предложил присутствующим:
-Выпьем «крайний раз до прихода во Владивосток» за успешное завершение рейса и попутный ветер по дороге к дому!
Меня, как и большинство присутствующих на борту, просто «распирало» от избытка чувств, впечатлений и мыслей… Они так и останутся со мной. Время показало, что родственных, близких мне душ в этом экипаже нет! О уровне подготовки офисом судна в рейс во Владивостоке, компетентности непосредственно занимавшегося подготовкой этого рейса Юрия, ни чего положительного сказать не могу. Чего стоят даже одни его расчеты обеспечением дизтопливом на рейс? Полная некомпетентность!


12.09.94г., понедельник


20 сутки. Прогноз погоды благоприятный по всему маршруту. В 8.00 заступаем с Мишей на вахту. Курс 110 о . Через какое-то время после перекладки руля замечаю, что магнитный компас не реагирует как обычно на все манипуляции… Оказалось, что предшествующая вахта на мостике (2-го штурмана) слила из его корпуса спирт для «поправки здоровья» и отхода от «стояночной расслабухи»?! Заливаю в компас кипяченую воду из чайника.
2-ой штурман Паша еще при этом умудрился вторично уточнить свои расчеты погрузки!?


13.09.94г., вторник


21 сутки. Прогноз погоды благоприятный. 8.00-12.00. На нашей с Мишей вахте курс 1100 не пошел из-за сильной (до 7о ) бортовой качки. 12.10. Прикрывшись берегом,ложимсянакурс110о. Качка меньше.16.20. Курс 100о. Качка в норме.15.00. Отказ в радиосвязи из-за отсутствия оплаты! 20.00-24.00. Наша с 3-им штурманом вахта прошла при абсолютно спокойной погоде.


14.09.94г., среда


22 сутки. Около 2.00 просыпаюсь от состояния «голова-ноги». Такое испытываешь при сильной бортовой качке если кровать расположена поперек борта: стоишь на голове, упираясь затылком в спинку шконки (кровати) 4-5 секунд, в течении 11-12 секунд плавно «встаешь» на ноги, «стоишь» в таком положении еще 5-7 секунд и все повторяется. Амплитуда и момент инерции во время этого перемещения зависят от собственного роста и веса! Короче спать не возможно…Поднимаюсь на мостик, преодолев расстояние от полубака, где расположены каюты большинства членов экипажа до надстройки, сплошь покрываемое пробегающей по палубе водой, выждав момент ее наименьшего уровня. С наружи чистое звездное небо! Зыбь 5 баллов, сильный ветер порывами до 14-15 м/сек. Волны катятся от полубака до района машинного отделения в надстройке, брызги от разрезаемой волны покрывают все это расстояние. 3.00 все свободные от вахты собрались в кают-компании. Для «отдыха» в штормовых условиях решено перенести матрасы с подушками в кормовые каюты ст. помощника и ст. механика и разместиться на палубе в ориентации с наименьшей «болтанкой». Картонные коробки с яблоками, не смотря на укрытие брезентом, постепенно начинают раскисать. Около 5 часов утра завалились обе стопы с яблоками на полубаке в районе тамбучины…Началось! Штормуем почти по полной программе…


8.00-12.00. Наша вахта прошла в тех же метеорологических условиях. Только при ясном солнечном небе и ветер слегка утих. Спутниковая карта погоды – благоприятная! Нет ни каких циклонов, болтаемся на зыби!
В 10.40 отозвался лесовоз «Паллада», следующий в Китай, и радировал во Владивосток о месте нашего следования и условиях рейса . Сейчас этого судна уже нет, спустя 1-1,5 года он перевернется при погрузке и затонет, парализовав нормальную деятельность 2-х причалов Владивостокского рыбного порта на несколько лет.
20.00-24.00 Погода ухудшилась. Волнение 5-6 баллов. Ветер до 15 м/сек. Курс судна диктуется природой - идем навстречу волне. Обычные волны не сбивают судно с курса «на волну», а вот после 9-го вала оно уходит в циркуляцию на 30-35о вправо от изначального. Что бы избежать подобного считаю набегающие валы, на 8-ом перекладываю руль на полборта влево, и тогда на 9-ом увод в циркуляцию вправо составляет 5-7о. Это почти ни чего! Сложность этих всех манипуляций можно понять после некоторых разъяснений. Рулевой привод на нашем СТ был еще старого образца – с огромным рогатым штурвалом, а гидроусилитель перекладки руля работал только в одну сторону. Требовались не малые усилия от рулевого для перекладки руля в не работающую сторону. При температуре забортной воды 24о C и воздуха около 26-28 вахту стоять приходилось рулевому в одних плавках, мокрому, как при водных процедурах с головы до ног! В этих условиях вахта рулевых была сокращена до 2-х часов…Из-за невероятной «болтанки» готовить на камбузе что-то жидкое не представлялось возможным. Готовили в духовке печеные картофель и яблоки. Любители чая и кофе довольствовались тем, что приготовить кипяток можно было в 1/3 обычного объема, что бы избежать расплёскивания и ожогов.


О ГЛЮКАХ. То, что наше судно находится в критических условиях, доходило не до всех и не сразу. Как вы уже знаете по первой части заметок, еще при следовании в Далянь охлаждение главного двигателя было восстановлено в аварийном режиме. Огромная ответственность за судно, груз и наши жизни легла в первую очередь на коллектив машинной команды. Из-за низкого качества китайского соляра вышел из строя топливный сепаратор. Приходилось на ходу чистить форсунки от нагара. Многое, если не все зависело в тех условиях от безостановочной работы главного двигателя. Следование бортом к волне с палубным грузом могло вызвать опрокидывание судна, в случае же остановки двигателя это было неизбежно!
Не удивительно что от психологической усталости и недосыпания первый глюк произошел со ст. механиком. Как-то в кают-компании он спрашивает меня:
- Женя, ты купил в Даляне дочери плеер. Можно его послушать?
- Послушать можно, но добраться до кают полубака можно только с риском для жизни. Да и пронести его без полиэтиленового пакета в сухом виде не возможно. Рискни, если хочешь. Он лежит в каюте на полочке. А, что у тебя какие-то проблемы?
 - Голоса задолбили, хочу их приглушить…
- Предлагают за борт сигануть?
- Да, что-то вроде этого….
Открываю судовую радио-рубку, включаю приемник, настраиваю на музыкальную радиостанцию. Часа 3 в оцепенении стармех остается в одиночестве. Хоть какой-то отдых нервной системе и разгрузка!


На следующий день с утра 3-ий штурман Миша начал всех с серьезным видом донимать:
- Сдавайте паспорта. Завтра оформляем приход в Даляне…
-Ты это что, серьезно? Да, мы из него ушли пять суток назад! Какой Далянь? Мать твою!
Отстранил его капитан от вахт на всякий случай…


А эта история уже произошла со мной, и назвать ее просто глюком не поворачивается язык. В оцепенении, сном это назвать нельзя, я лежу в каюте ст. помощника. За переборкой мерно бухает машина. Усталость невероятная, а сна нет! Вдруг неожиданно «прихожу в себя» - глухая тишина! Машина за переборкой молчит! Резко срываюсь с места, поднимаюсь по трапу. На встречу попадается 2-ой механик Николай.
- Что случилось, Николай?,- спрашиваю его.
- Тонем.,- буднично и спокойно отвечает последний.
- Как тонем?,- и срываюсь с места. Охвативший меня ужас, усиливается осознанием того, что вот голос Николая  слышу, а работу машины нет. Пробегаю по внутренним помещениям над наполненным дымком от пригорающего масла машинным отделением, над шевелящимися коромыслами клапанов дизеля и не вижу, что машина не стоит, а работает! В кают-компании открываю  дверь в капитанскую каюту: - Кэптэн!, - зову на английский манер.  -Он на мостике, - отвечает кто-то из лежащих на диване в кают-компании.
В этот момент судно резко ложится на борт. Дверь резко захлопывается, прибив мне кончик безымянного пальца на правой руке. Брызгает кровь, а в ушах равномерно звучит: «Бух, БУХ, ББ-УУ-ХХ!». Вхожу в каюту, бинтую палец, воспользовавшись аптечкой. В капитанской каюте кровать расположена вдоль борта. Ложусь на нее. И сам не крещенный, произношу молитву, которую придумал перед посадкой в самолет во время многочисленных полетов последних лет: «Божья Матерь, дай силы перенести все это!». И будто меня кто погладил в этот момент по голове, проваливаюсь в глубокий полноценный сон, взлетая вверх, а затем вниз на кровати, как на качелях в далеком детстве..


15.09.94г., четверг


23 сутки. Снится мне сон, подобно фотографии в светлых тонах,  женщина в белом одеянии, произносящая единственное слово: «У л ы н д о».. Просыпаюсь от энергичного трясения за плечо. Сажусь на кровати, смотрю на наручные часы. Мать честная, часов пять проспал! Обращаюсь к будившему:
- Что же вы меня на вахту не разбудили?
- Да ведь ты единственный, Викторович, сейчас спишь из экипажа. Жалко было будить.. Поднимись на мостик - капитан просил тебя разыскать. Последний, не смотря на недосыпание и усталость, выглядит довольно сносно и слегка возбужден. С порога засыпает меня информацией, одна другой «приятнее»:
- Женя, судно на пределе, любая остановка главного дизеля и нам, писец! Вот перед нами Пусан,- указывает на море огней в ночи, тянущееся по всему видимому горизонту.
- Четыре часа ходу бортом к волне, надо сбрасывать весь палубный груз.. и вперед!,- к концу спича голос у него начал срываться на фальцет.- Не надо заходить в Пусан.- Ты же сам говорил, что в случае чрезвычайных обстоятельств…
- Ни каких чрезвычайных обстоятельств. УЛЫНДО.
Чувствую, что люди на пределе, и капитан такой же человек и как большинство подсел: в голосе уже не возбуждение, а досада и раздражение:
- Какой к чертям Улындо!..,- подходит к навигационной карте, нервно шуршит всей стопой,
- Точно, есть остров Улындо! А карты масштабной нет! Управленцы наши на всем привыкли экономить! Засранцы!.. Поглядим, что в «Лоции» о нем пишут?
Берет в руки внушительный фолиант и ,спустя некоторое время читает:
- Вулканический остров в 80 милях от берега на параллели ремилитаризационной зоны между Республикой Корея и КНДР, принадлежит Республике Корея, протяженностью 28 на 22 км, глубины от 150 метров, якорных стоянок нет, на восточном побережье три отдельных кикура (скалы) на расстоянии … метров от берега…(точных цифр не указываю, что бы не ошибиться).


Спросите меня, откуда я тогда мог взять это название? Только из сна. Более того, добавлю.. До рейса это корейское название было мне абсолютно не известно! Просматривал позже любые географические атласы, на картах их масштабов остров найти нельзя!


8.00 . Волнение моря 6 баллов, ветер 9, небо чистое без облачности. Прогноз погоды по-прежнему благоприятен! А мы барахтаемся на зыби на грани.. Положение наше хуже не придумаешь! Дело в том, что раскисшие коробки вперемешку с яблоками плотно закупорили шпигаты и портики на палубе вдоль бортов, и ко всем своим тоннам перегруза мы при каждом накате волн и особенно 9-го вала берем на борт неконтролируемое количество воды, часть ее, конечно, скатывается с палубы…, но это балансирование не предсказуемо.. Принимается решение на проведение авральных работ по очистке палубы, портиков и шпигатов от смеси раскисшего картона и яблок, препятствующей стоку забортной воды. Для этого предварительно вдоль обоих бортов натягиваются два троса от полубака до оконечности надстройки для закрепления на них страховочными фалами членов аварийной команды. Подготовительные работы провели стармех и боцман.


8.50. Первый выход аварийной команды на палубу. В этих работах задействованы все свободные от вахты члены экипажа. Форма одежды – плавки. Выхожу по левому борту, боцман обвязывает меня страховочным фалом к тросу, инструктирует за какой конец тянуть в случае необходимости быстрого отделения от троса в случае опрокидывании судна. Вода под ногами «гуляет» от щиколоток до пояса. Иду по тросу в сторону полубака, а кто-то впереди уже пытается лопатами ковырять завалы – бесполезно, лучший инструмент собственные руки. Присоединяюсь к соседу и , присев, начинаю руками перебрасывать яблоки и картон через борт, вода гуляет у горла и иногда захлестывает с головой. Ни чего страшного не происходит при этом, просто задерживаешь дыхание как при нырянии. В голове в это время, по чему-то при виде летящих за борт яблок, предстают лица голодающих детей, виденные когда-то в выпусках новостей на TV?!.. Но вот накатывает 9-ый вал, успеваю набрать в легкие по больше воздуха, хватаюсь обеими руками за какую-то конструкцию на палубе и с открытыми глазами «ныряю» в мощный, освежающий поток. Серебристая, играющая поверхность где-то высоко над головой в 2,5-3 метрах… и ослепительный диск солнца! В голове неожиданная, потрясающая по своей ясности мысль:
- Оказывается, Кривая может быть чертовски красивой! Вот как сейчас.. если ее не избежать..
Сходит вода, все отфыркиваются и отплевываются, а на очищенном прежде месте новая порция все той же дряни! Так и ковыряемся около часа. Дряни к концу аврала становится заметно меньше, силы тоже убывают. Когда возвращаемся во внутренние помещения, плавки большинства набиты яблоками, жалко все за борт вываливать, хоть что-то «спасти»!


В 12.00 второй выход аварийной команды на палубу. Через 40 минут все портики и шпигаты очищены. Усталость и чувство хорошо выполненной тяжелой работы! Прохожу в кают-компании мимо «спящего» рулевого Бориса, правая свисающая с дивана рука даже во сне продолжает делать судорожные движения по перекладке руля..  Усталость и напряжение у всех. Погодные условия прежние. Курс на корейский остров Улындо. Штормуем по полной программе!


Около 19 часов нагоняем СРТМ-К «Пельтун», штормующий после ремонта в Пусане. Совместное «совещание» по УКВ утверждает вариант корейского острова, так как впереди в Японском море и у южного побережья Приморья на спутниковых картах уже «нарисовались» парочка циклонов…
По штурманским расчетам окончательный, решающий бросок к острову должен произойти в вахту старпома, склонного в целях «экономии ресурса» не пользоваться судовым радаром. Запомнились слова капитана, обращенные к нему:
- Попробуй мне, как всегда «вслепую» выйти к восточному побережью, где нас ожидают одиночные скалы! Я найду у тебя матку и выверну ее на изнанку! Что мне третьи сутки не спать и ждать, когда от недосыпания крыша поедет?
«Спал» я в эту ночь 3-4 часа по варианту «с боку на бок» в каюте старпома.


16.09.94г., пятница


24 сутки. Теория теорией, а морская судоводительская практика часто оказывается гораздо сложней и непредсказуемей любых теорий! К 7 утра мы вышли именно к восточному побережью о. Улындо и для проследования в его подветренную, теневую часть нам предстояло идти 8 миль курсом почти бортом к волне! Это были самые критические часы рейса. Крен на левый борт достигал 27о , правый – 32о. Вот временной график одного такого цикла: 3 секунды «лежим» на левом борту, 11 секунд переваливаемся на правый, 5-6 секунд «лежим» на правом борту, как бы раздумывая, 14 секунд возвращаемся в той же «задумчивости» на левый борт. Это испытание техники и пытка для экипажа продолжались около часа. Затем крены стали постепенно уменьшаться, и на ровный киль мы встали около 10 часов дня. Самое страшное, что нас могло ожидать в таких условиях, – срыв главного двигателя с фундамента в машинном отделении, к нашему счастью не произошло! А фактические потери: отрыв заводского крепежа передатчика в радиорубке с его серьезным повреждением и бытового холодильника в кают-компании, с которого упал, разбившись в дребезги, лампово-полупроводниковый приемник «Волна-К», - выглядели мелочью. Связи у нас и так нет совершенно по другой причине, а новости можно послушать в других местах на судне! Пасмурная, ветреная погода сменилась в течении нескольких часов на ясную и спокойную, хотя горизонт в продолжении суток оставался грозным и неспокойным. Сам остров представлял собой плоскогорье, с круто поднимающимися на высоту 25- 40 метров скалистыми берегами, с не яркой и не высокой растительностью, характерной для островов залива Петра великого и юга Приморья. Поразило всех высыпавших на палубу, с какой тщательностью корейцы обустроили остров. По периметру, очевидно, всего острова на высоте 5-6 метров над уровнем моря пробита в скалах и уложена на искусственных отсыпках шоссейная дорога в одну полосу. Для того, что бы разъехаться двум автомобилям, оборудованы более широкие площадки. А движение организовано по принципу поездов по одноколейной железной дороге, и светофорная сигнализация исключает встречу двух автомобилей в узостях тоннелей или других местах. При виде аккуратненького рыбацкого поселка на 50 примерно домов, обязательного протестантского храма и удобной гавани, защищенной волнорезом, на 25-30 кавасаки нескольких размеров, на глазах взрослых мужиков невольно выступили слезы. Я лично подумал:
- Жизнь продолжается, жизнь бьет ключом везде! А мы пару часов назад готовы были помереть! Господи, у большинства из нас еще несовершеннолетние, а то и малолетние дети, дай пожить еще для того, что бы поставить их на ноги! А когда придем домой, обязательно пойду в Церковь и приму Крещение, что бы
обращаться к Тебе и Матери Твоей с вечной благодарностью ни язычником, каким являюсь сейчас, а христианином!


11.30. Западная оконечность острова. В трех кабельтовых от берега, на траверзе корейского поселка, лежим в дрейфе. Глубины по эхолоту 120-250 метров, дизельного топлива на борту 4,7 тонны, воды - 5,5 (переболтанной штормовой качкой с многолетним осадком на дне танков темной жидкости). Машинная команда в поте лица меняет форсунки, занимается ремонтом топливного сепаратора и профилактикой других механизмов. Палубная команда разбирает завалы из раскисших картонных коробок и очищает портики и шпигаты от остатков груза и тары.
О серьезности ситуации, в которой мы находились несколько суток, говорит сам за себя следующий факт. Все спасательные плотики (ПСН-10) на шлюпочной палубе были «разнайтованы» (освобождены от штатных крепящих элементов) кем-то из членов экипажа на случай опрокидывания судна… Подобные действия производятся обычно только по команде при оставлении судна экипажем. В наших же условиях это могло привести к их потере в условиях шторма!

15.00 Команде и пассажирам за последние трое суток впервые приготовлен полноценный обед. Для оказания срочной психиатрической помощи двум членам экипажа произведен обмен двух сеток лука на бутылку водки с СРТМ-К «Пельтун». Водка употреблена во внутрь, больные впервые за трое суток смогли уснуть и восстанавливаются сном. По мере сноса судна во время дрейфа и удаления от острова волнение усиливается, начинается противная бортовая болтанка, а когда позволяет машинная команда (у них не разобраны жизненно важные механизмы), запускаем главный двигатель и мы подходим как можно ближе к берегу. А тем временем общая метеорологическая обстановка в бассейне Японского моря продолжала ухудшаться. Вечерняя спутниковая карта: циклоны над Японией с движением на север и юг Японского моря. Параметры: ветер 15-20 м/с, волна 2,5-3,5 м. Срочно собираем совещание у капитана. Главный вывод – если опять придется штормовать, топлива до Владивостока не хватит! Связи с радиоцентром Приморрыбпрома из-за отсутствия оплаты по-прежнему нет!
По УКВ связываемся с СРТМ-К «Пельтун»:
-Можете ли пару тонн топлива дать на перехват до Владивостока?- Что можете предложить в обмен?
- Картофель, лук, яблоки…
- Без капитана решить этот вопрос не можем, а он пьяный лежит…
- Попробуйте реанимировать, время не ждет, погода портится..
В 18.00 «Пельтун» предлагает за картофель буксировку «за усы». Хоть какой-то выход! В последний разговор встревает какой-то пароход Дальневосточного пароходства (тогда они кажется еще не были «Fesco»):
- Нахожусь на 10 миль южнее о. Улындо, творится что-то невероятное!
«А- ст», надо ли связываться с властями для укрытия под берегом? Вас то я по радару наблюдаю.
- Какие власти? Выбрасывайте Корейский флаг и вперед!
Через час-полтора у нас челюсти отвисли при виде «дальневосточника» водоизмещением не менее 3000 тонн, присоединяющегося к компании штормующих.  В 23.00 по радару можно было в этой компании насчитать уже 25 судов разного типа…


17.09.94г., суббота


25 сутки. На о. Улындо четыре таких рыбацких поселков, как «наш». И сейчас я, вспоминая годы работы на Владивостокской базе тралового и рефрижераторного флота, нахожу объяснение непонятным тогда фактам внезапного появления и исчезновения в случае непогоды японских и корейских кавасаки в открытом море. Оказывается, они базируются на таких вот островах. Сегодняшнее состояние гавани, говорит о том, что корейцы готовятся к серьезной непогоде. Если вчера все кавасаки были в воде, то сегодня они вытащены на берег, на метров 5 выше уровня моря по наклонным рельсовым направляющим.
С нетерпением ждем очередной спутниковой карты погоды, и она подтверждает наши опасения: на севере Японского моря шторм, ветер 15-18м/с. Циклон «Меллеса», двигающийся на запад, северо-запад Японского моря (в нашу сторону) со скоростью 30 км/час, имеет параметры - радиус действия 700км, ветер в эпицентре 53 м/с!?
Это уже вообще, что-то из разряда «Вон выходящее»! Где отсиживаемся, скоро накроет непогода, куда надо идти – уже сейчас непогода!
К 15.00 южный ветер вынуждает из режима «дрейф-ход» перейти на обычный ход. Двигаемся на север вдоль побережья острова в штормовых условиях!  Спасибо, тебе, Улындо! Дал «перышки почистить» и передышку почти на сутки! Что ждет нас впереди!? 18.50. Капитан просит подняться на мостик. При моем появлении склоняется над вечерней спутниковой картой и долго молчит. Наконец с воодушевлением, переходя в конце почти на фальцет:
- Женя, надо сейчас идти во Владивосток! Завтра уже будет поздно! - Ты капитан. Командуй!


19.00. Ход: полный. Курс 0о на Владивосток. Ветер 4 балла, волна -4. СРТМ-К «Пельтун» будет следовать для подстраховки то прямо по курсу перед нами, то позади вплоть до острова Аскольд.
Когда северо-западная оконечность острова Улындо растворилась в сумрачном, неприветливом мареве, ветер потихоньку сменился на попутный в корму, и вместе с небольшой зыбью, они так и будут нас сопровождать до конца путешествия.


18.09.94г., воскресенье


26 сутки. Курс прежний. Метеоусловия прежние, хотя на севере Японского моря продолжается шторм, а на северо-западе и юге циклон терзает суда… Мы, похоже свою долю адреналина уже получили. На долго ли у нас на пути следования будет такое благополучие? Вопрос не праздный, а судьбоносный!


19.09.94г., понедельник


27 сутки. В 12 часов судового времени выходим к острову Аскольд. И до 15.00 штормуем по полному циклу, так как двигаться приходится опять почти бортом к волне. Новых потерь груза уже не наблюдалось, а остальные неудобства уже стали как бы привычны и для техники, и для людей. Пашины расчеты себя полностью оправдали, да и его прогноз увеличения запаса остойчивости к концу рейса больше не вызывал ни у кого сомнения.

В 15 часов укрылись у нашего берега, утомительная качка стихла и дальше продолжили движение по небольшой зыби. Вот уже различимы «дневные маяки» Владивостока – дымы городской ТЭЦ-2, а вскоре и городские кварталы бухты Тихой!

 
НАКОНЕЦ ТО МЫ ДОМА!


Обычные переговоры с диспетчерами. Определена точка на рейде. Капитан по УКВ, наконец, связывается с радиоцентром «Приморрыбпрома» и диспетчерами своего Управления. 18.00. 12 точка Владивостокского рейда. Остаток топлива на борту 0,7тонны?! Радость предстоящих встреч с родными и близкими, городом потеснены УСТАЛОСТЬЮ И ВНУТРЕННЕЙ ОПУСТОШЕННОСТЬЮ. Для экипажа работа закончена. Детали и нюансы ни кого уже не интересуют. Важен конечный результат, а он налицо: с 12 точки рейда снялись 23 августа и на нее же встали по возвращении 19 сентября 1994г. При оформлении прихода у властей тот же таможенник- мародер, что и при оформлении отхода, под предлогом защиты интересов Отечества беззастенчиво «изъял» подарок китайских партнеров – сувенирную бутылку вина!


P.S.: В заключении заметок пора объяснить их название. Да большинство внимательно их читавших уже и без комментариев все давно поняли! Мой шеф, не смотря на нашу многолетнюю дружбу со студенческих лет, еще долго упрекал меня за 10 тонн картофеля… Более того, в «подпитии» намекал на возможность получения мной взятки от китайцев в том рейсе… Пробежавшая между нами кошка, заставила меня, в конце концов, через 1,5 года покинуть его фирму. Последние семь лет мы абсолютно не интересуемся друг другом…
 

КОММЕРЧЕСКИЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕЙСА.
 Из-за подмочки морской водой 60% груза фитосанитарными властями РЕАЛИЗАЦИЯ ПРИВЕЗЕННЫХ ИЗ КНР ПРОДУКТОВ ЗАПРЕЩЕНА ЗА ПРЕДЕЛАМИ ПРИМОРЬЯ!


ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕЙСА.
Наша фирма не обанкротилась и, мы, ее сотрудники не оказались на улице, а еще безбедно существовали и в 1996г. ВЕСЬ ГРУЗ БЫЛ МНОЙ УСПЕШНО РЕАЛИЗОВАН, но это уже тема для другого рассказа. СПАСУ через полгода я и другой, назовем его «САХАЛИНСКИЙ ПРОЕКТ», подробности которого даже и не собираюсь когда-либо обнародовать.


СУДЕБНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕЙСА.
Как описано в заметках, экипажу по приходу в порт Далянь было выплачено 50% валютного вознаграждения, оставшуюся часть, как и суммы по заключенным, мной договорам о «негритянских работах» и работах по зачистке топливных танков, были выплачены спустя полгода по решению Советского районного суда г. Владивостока. В суд экипаж вынужден был обратиться после отказа моего шефа провести оплату добровольно, мотивировавшего свои действия не исполнением условий соглашения членами экипажа СТ «А-ст», повлекшими утрату части груза.


ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР И МОРАЛЬНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ РЕЙСА.
К сожалению, психологический стресс, которому подверглись все участники рейса, не остался без последствий. В течение трех месяцев после его завершения от тяжелого онкологического заболевания скончался судовой повар. И его часть не выплаченных сумм получили наследники. Во всем и до конца, я как участник этого рейса, видя не справедливость шефа с оплатой, был на стороне экипажа. Выступая в суде, как свидетель, я подтвердил справедливость иска – за выполненную работу надо платить! Но просил обратить внимание присутствующих на моральные качества штурманского состава в том рейсе и капитана в первую очередь:
 - Если оформить встречный иск от нашей фирмы за «затянувшийся» отход, посчитать суммы переплаченной арендной платы, «нулевую» дисциплину, вылившуюся в хищения экипажем имущества и груза, за принятие неверных решений и не принятие никаких решений в нужные, судьбоносные моменты того рейса, не известно, чей иск будет весомей! Мы не уполномочены здесь, сегодня решать ни чьих судеб, но за утрату загранпаспорта в иностранном порту в не столь давние времена можно было на долго, если не на всегда забыть о загранрейсах!


Заключение


Море не терпит недисциплинированности и не профессионализма, это касается всех, от кого зависит подготовка судна в рейс, проверка его технического состояния, определение объемов необходимого ремонта, снабжения топливом, ГСМ , комплектация экипажа. Море не терпит случайных людей, в погоне за Золотым тельцом оказавшихся в экипаже или на берегу! ЦЕНА ВСЕХ ОШИБОК ЗДЕСЬ ОДНА – БЕЗОПАСНОСТЬ СУДНА И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЖИЗНИ!


 Когда написание этих заметок подходило к концу, на северо-западе Японского моря, примерно в том же районе, что описываю и я, разыгралась очередная трагедия, унесшая конкретные человеческие жизни.. Подробностей пока не знаю, кроме обнародованных в официальных источниках. СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ПОГИБШИХ И ПРОПАВШИХ БЕЗ ВЕСТИ ЧЛЕНОВ ЭКИПАЖА Т/Х «СИНЕГОРЬЕ» ПОСВЯЩАЮ ЭТИ ЗАМЕТКИ!


АВТОР


Рецензии
Понравилось. Но мне кажется, текст стоит разбить на самостоятельные части. Читать интересно, но одним махом сложно.

Юрий Ник   30.05.2016 13:56     Заявить о нарушении
Спасибо. Юрий! я сам столкнулся с неудобством чтения текста только после публикации.. Не спасает и размещение его небольшими абзацами..Надо подумать..

Евгений Поварёнков   20.07.2016 01:56   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.