Лотос

               
                Как объяснить слепому,
                Слепому, как ночь, с рожденья,
                Буйство весенних красок,
                Радуги наважденье?
                Как объяснить глухому,
                С рожденья, как ночь, глухому,
                Нежность виолончели,
                Или угрозу грома?
                Как объяснить бедняге,
                Рождённому с рыбьей кровью,
                Тайну земного чуда,
                Названного любовью!
                Юлия Друнина.       

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 
               
Глава первая. Она.
 
Солнце садилось, и природа словно замерла в ожидании чуда. Уже не день, и ещё не ночь - сумерки. Её любимое время суток. Море притихло, словно покорилось горам, возвышающимся над ним. В окно автобуса врывался тёплый ветер и приятно ласкал её лицо. Внизу, в долине, показался городок. Там она родилась и выросла, там жили её отец и мать, там живут её друзья. «Обожаю это место, ни за что и никогда отсюда не уеду, разве что Он попросит». При мысли о нём волна нежности и тепла охватила её, а затем волна грусти и сомнения: «Любит ли он меня? Догадывается ли, что сердце моё наполнено любовью к нему? Что вот-вот эти чувства выльются через край?» Вон даже радио у водителя запело: «Нелюбимая, нелюбимая…» «Нет!Неправда! Я видела его глаза! Они лучатся светом, а голос его меняется при разговоре со мной».

«Нелюбимая, нелюбимая. Слово горькое, сердцу гордому, как на память подарил…» - продолжало петь радио. «Да!?»-спорила Она с песней. А вот завтра всё и выяснится. Ведь не зря же судьба подарила ей возможность провести с ним целый день. И Она не упустит шанс сказать ему, какой он хороший, и как сильно она его любит.       
             
За окном автобуса мелькал знакомый пейзаж, тихо переговаривались пассажиры, шелестел ветер из открытого окна… А мысли её витали уже далеко-далеко и песня о нелюбимой девушке больше не тревожила её. Другое чувство, поселившееся в её душе в последние дни, было намного сильнее, ярче, трепетнее. Это - блаженство влюблённости.   

Глава вторая. Он и Она.
            
Солнце разбудило землю. Солнце разбудило городок. Солнце разбудило её. Выскользнув из постели, Она подбежала к окну, распахнула его - синева небес, перистая хвоя лиственниц, очертания гор - всё казалось для неё сейчас прекрасней, чем вчера. Потому что сегодня особенный день-она объяснится с ним и в ответ услышит «да». Она не сомневалась в этом. Его глаза уже давно всё ей сказали. А это выражение на его лице?! Словно он забыл обо всём на свете, кроме неё.

Обычно такая скорая, почти небрежная, в это утро Она провела довольно много времени у своего любимого зеркала. Кожа её загорела, и загар выигрышно оттенял её глаза с длинными загнутыми ресницами, такие прозрачно-карие, точно кусочки янтаря. И светлые волосы с неожиданными проблесками пламени. В своём  любимом светлом платье и туфлях на высоком каблуке она выглядела очень элегантно.    
               
Через полчаса Она уже собирала нужные бумаги в офисе, болтала с коллегами, делая вид, что волнуется от предстоящего разговора с шефом. На самом же деле Она волновалась от встречи с Ним. Его также вызывали в центральный офис, и ехать им предстоит вместе. Два часа пути вдвоём. Он за рулём, она рядом. Всю дорогу она  может смотреть на него, разговаривать с ним, дышать с ним одним воздухом… Ей казалось, что прошла целая вечность, пока, наконец-то, подъехала машина. Все волнения вдруг покинули её. На душе стало легко и всё, кроме него, вдруг перестало существовать. Пришло время ехать. Весело сбежав по ступенькам, Она села в машину.
- Привет,- сказала Она и посмотрела на него. Его глаза - тёмно-серые, освещённые изнутри и осенённые чёрными ресницами, улыбались ей.
- Привет,- ответил Он.
Эта улыбка, зажёгшая лицо его удивительным светом, совершенно смутила её.  «Поехали», - прошептала Она. Он обхватил руль руками, и машина тронулась с места. Как завороженная смотрела Она на его  руки:  «Когда же эти руки обнимут меня?» Сердце её, любящее, отчаянное, не ведающее преград, так сильно стучало, что, казалось, слышал весь мир. Этот накал любви передался и ему. Кровь прихлынула к его щекам, и голова закружилась - его точно магнитом тянуло к ней. Они оба молчали и думали друг о друге. И вдруг её рука оказалась в его руке, её пальцы сплелись с его пальцами.
«Я люблю тебя!» - Вот так просто Она взяла и призналась ему в любви. Очень тихо и совершенно искренне.    
          
Машина резко остановилась. Охваченный беспредельным смятением, Он и сам не сумел бы сказать-где так стучит кровь? В её или в его сердце? Мгновенье они сидели замерев и глядя друг на друга. Затем буквально впились друг в друга, будто боялись, что их разлучат. Обнимаясь и шепча друг другу нежные слова, они совершенно забыли о времени.

Что это приключилось с ними? Всё стало другим вокруг, совсем не таким, каким было с утра. Мир словно переродился. Грудь их теснило неведомое чувство, сладостное и тревожное. Этот вулкан разрывал их сердца сладким ароматом, имя которому - ЛЮБОВЬ!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.  Разлука.
            
С небес на землю их вернул телефонный звонок из центрального офиса, где их ждали ещё час назад. Машина мчалась как ветер. Её рука лежала у него на плече, лица их светились от счастья, и, казалось, нет в мире силы, способной их омрачить. Пройдёт совсем немного времени - и самый счастливый день их  жизни окрасится в чёрный цвет и станет началом долгих мучительных минут, часов, дней, недель, лет…
             
В любви не бывает чуточку и остановок на полпути, а её любовь оборвалась в самом начале. Её жизнь разделилась на две половины. Первая - это та, где ОН есть. Вторая-где Его уже нет. Границами между этими половинами оказался день, который вместил в себя и безумное счастье любви, и страшную боль утраты.    
             
Тысячи раз Она воскрешала в памяти их объятья, его глаза, его прикосновения; то, как они оба огорчились, узнав по приезду в офис, что им сейчас же придётся расстаться. В тайге на испытании потерпел крушение самолёт их компании, и для выяснения  обстоятельств Ему необходимо вылетать прямо сейчас... Она упрямо просила взять её с собой, а Он лишь смотрел на неё шальными от страсти глазами и улыбался. Она крутила в руках полевой цветочек, сорванный во время их остановки, слёзы катились у неё по щекам.
- Не плачь, я очень-очень скоро вернусь.
Он взял её руку, поцеловал солёные от слёз ладошки, затем достал из кармана авторучку и прямо на её ладони написал - л.о.т.о.с.
- Что это значит? И почему после каждой буквы точки? - спросила  Она. - А ты подумай, а когда я вернусь, ты мне расскажешь, хорошо?       
- Хорошо! А ты возьми этот цветок, пусть он напоминает тебе обо  мне.
- Жди меня. Я очень скоро вернусь, любимая…
            
… Но он не вернулся. Сначала Она считала часы, затем дни, затем недели… Спасательные бригады возвращались одна за другой и один и тот же их ответ убивал в ней надежду. Поиски безрезультатны! Её убеждали, что команда погибла, но Она не верила в то, во что поверили все вокруг. Она металась от одной организации к другой, умоляя о помощи, но везде получала отказ-продолжать поиски бессмысленно. Снова и снова её убеждали, что Его больше нет! Для неё, любящей каждой частицей своего сердца, вынести это не имело ни какой возможности. Всё существо её охватила растерянность и безысходность. Жить день за днём, зная, что возможно она его никогда больше не увидит - стало выше её сил. И Она перестала есть, пить,спать, жить…

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. Клятва. 
               
На резком восточном ветру её лицо выглядело маленьким, осунувшимся, озябшим. Глаза, и без того большие, ещё шире раскрылись от худобы. И не исходила из них больше та колдовская сила, лишь боль и тоска наполняли их.

Она возвращалась из больницы, где доктора её долго и безуспешно лечили, а теперь, обессилив, отправили домой умирать. В ушах до сих пор стояли их неловкие слова: «Вы должны быть сильной, терпеливой, надеяться…» и прочие утешительные слова.
            
Водитель поехал какими-то объездными путями. Она, устав от дороги, попросила его остановиться и вышла из машины. Кружилась голова. Она присела на срубленное дерево, стала рассматривать разрушенную церквушку неподалёку. «Вот так и жизнь моя разрушена без Него. Церквушку хоть можно восстановить, а вот мою  жизнь, уходящую так быстро, как удержать?»
            
Закрыв лицо руками, Она прошептала: «Ах,если бы случилось чудо, и стала бы я здоровой, а мой любимый оказался бы жив. Какое это было бы счастье, Господи!»   
            
Вдруг она услышала слабое шарканье подошв по траве и голос тихий, старческий: «Всё это исполнится, но церковь эту ты восстановишь и назовёшь её именем преподобного Германа Аляскинского. Обещаешь?»
- Обещаю,- ответила Она, удивлённо оглядываясь по сторонам. К ней   приближалась старуха, одетая, как монахиня, с палкой и котомкой в руках. «На какой-то картине я такую же видела»,- промелькнуло у неё в голове.
- Так обещаешь? - переспросила приблизившись старуха. И, убедившись в утвердительном ответе, продолжила: «Да услышит Господь слова твои, раба божья?..» Старушечьи глаза впились в Её лицо.
- Лизой меня зовут,- прошептала Она.
- … раба божья  Елизавета, - закончила старуха и ушла также незаметно, как и появилась.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Лиза.
               
Всю дорогу домой Лиза не могла прийти в себя: «Откуда взялась эта монашка? Она что, прочла мои мысли?» Но самое поразительное то,что церковь старушка велела назвать именем Герман. Это же имя того, кого больше всего на свете Лиза любила! Которого,не успев найти, потеряла. Преподобный Герман Аляскинский… Лиза не знала такого святого. «Завтра же всё выясню». Впервые за столько месяцев Лиза забыла о своей болезни и уснула прямо в дороге. Проснулась лишь, когда машина подъехала к её дому.
            
Лиза вошла во двор и остановилась. Только сейчас она поняла, как соскучилась по дому. Ярко- красные, розовые и белые пионы соперничали своей пышностью и красотой. Под окнами цвела сирень. В воздухе стоял такой аромат, что у Лизы  закружилась голова. «Господи, как прекрасно жить!» Лиза поймала себя на мысли, что впервые, после случившегося, она подумала о жизни с положительным настроем.

Из парадной двери дома вышла домработница. Эта, уже пожилая женщина, помогала по хозяйству ещё Лизиной маме. И,когда, три года назад, родители Лизы погибли,она не оставила "бедную девочку". Так и жили они вдвоём в огромном доме, стоявшем на отшибе.

Домработница обняла Лизу, всплакнула и повела в дом. Лиза очень устала, поэтому сразу поднялась к себе в спальню. Она остановилась посредине комнаты, обвела её взглядом, затем подошла к своему любимому зеркалу. Перед ней стояла девушка, в которой она себя не узнавала- похудевшая, осунувшаяся, с болезненным цветом лица и потускневшим взглядом. «Нет, это не я! - возмутилась Лиза. - Я не могу себе позволить умереть! Мне нужно найти Германа, и восстановить церковь. Ты, худышка! - Лиза  ткнула пальцем в своё отражение в зеркале. - Вот увидишь, я сделаю всё, что задумала, и в восстановленной церкви мы с Германом, оба молодые и красивые, обвенчаемся».

               
ГЛАВА ВТОРАЯ. Выздоровление.
               
Шло время. Сначала оно тянулось медленно и тяжело. Но постепенно мрачные краски уходили из жизни Лизы. Она прочла кучу литературы о святых. Оказывается, преподобный Герман жил на Аляске, от того его и называли Аляскинским. Лиза так увлечённо занялась изучением истории, что забывала пить прописанные ей лекарства, но каким-то необъяснимым образом здоровье её улучшалось с каждым днём.
            
Прошло ещё какое-то время. Лиза собрала много сведений о святых, в том числе о Германе Аляскинском и отправила эти материалы в редакцию журнала. Ожидая ответа, Лиза решила немного отдохнуть и, наконец–то утешить свою душу-съездить к разрушенной церкви. Там,когда-то, возвращаясь из больницы, она испытала очень сильные чувства... Ещё эта странная монашка и их обещания, данные друг другу. «А я ведь действительно выздоравливаю»,- подумала Лиза. Она подошла к зеркалу и стала себя разглядывать. Всё та же худышка смотрела на неё, только глаза стали живые и румянец появился на щеках. «Может это иллюзия? Надо съездить в больницу, провериться»,- Лиза вздохнула и стала собираться в дорогу.
            
Сегодня Лиза сама вела машину. Запах кожи, бензина в салоне, гул мотора- напомнили ей тот счастливый день... Всё, как тогда. Только нет на рулевом колесе дорогих ей рук…  «Герман, милый Герман»,- прошептала Лиза. В открытое окно ворвался ветер. Он ласкал ей лицо, сбрасывал слезинки с её ресниц. 
            
Путь вёл под гору через лиственничную рощу и луг. Лиза подъехала к церкви, вышла из машины и вдохнула этот особый аромат предгорий - острый запах сосновой смолы и дурманящий запах цветов и трав. Лиза присела на уже знакомое ей срубленное дерево и замерла, боясь нарушить звенящую тишину. 
             
Сколько времени она там просидела и о чём думала-то неведомо никому. Но лицо её говорило-она возьмёт свою долю счастья у этой нелёгкой жизни. 

               
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. Восстановление храма.
               
            
Прошло четыре года после возвращения Лизы из больницы. Здоровье её восстановилось, лишь в душе, по–прежнему, жила тоска по Герману. Все эти годы Лиза вела переписку с многими людьми, разыскивая Германа. То, что тело Германа не обнаружили, давало надежду, и Лиза верила, что он жив. 
            
Лиза часто вспоминала сказку, в которой влюблённая принцесса «сохла» от тоски по принцу. Маленькой девочкой она не могла понять, как это можно сохнуть от любви. Теперь Лиза это прекрасно понимала. Она так сильно тосковала по Герману, как будто не четыре года назад, а только вчера они расстались. Говорят, время лечит. Возможно, но только не Лизу. Её любовь к Герману, наоборот, становилась с годами ещё сильнее. От этого чувства ныло сердце и болела душа. Спасала работа всё в том же офисе, той же фирмы, где раньше работал и Герман. Эта фирма когда-то принадлежала отцу Лизы. Но после смерти родителей, Лиза продала её, оставив за собой право на рабочее место. Кроме работы в офисе Лиза увлеклась историей и как раз сейчас писала очередную книгу. Для того, чтобы информация, нужная ей, была более полной, Лиза собиралась выехать в командировку. Перед отъездом она решила заехать посмотреть, как идёт реставрация церкви.
            
Стояла ранняя весна, как и в тот раз, когда она была здесь впервые. Лиза любила приезжать сюда. Здесь она чувствовала себя удивительно спокойно. Вот и сегодня, остановив машину подальше, чтобы не смущать рабочих, Лиза стала тихонько обходить церковь. Снаружи на стене обнажились какие-то фрески. Рабочие их заштукатурили, а сегодня штукатурка снова обвалилась, обнажив те же фрески. Лиза приставила к стене лестницу, решив посмотреть, что же так упорно не хочет скрываться под штукатуркой. Протерев фрески, Лиза увидела лицо святого. «Да это же преподобный Герман Аляскинский!» Лиза приказала рабочим ни в коем случае это снова не замазывать, а, наоборот, очистить фрески и красиво их обрамить.
          
Побыв ещё какое-то время возле церкви, Лиза поехала домой. Тёплый ветер ласкал ей лицо, ярко светило солнце, пели птицы. Лиза вспомнила тот счастливый день, когда вместе с Германом они ехали в машине, как остановились, как, счастливые, срывали полевые цветы. Как целовались…  Она вспомнила, как прощаясь, Герман написал ей загадочное слово л.о.т.о.с. Теперь она знает, что это значит. На кольце, которое Лиза одела, потеряв Германа, выгравировано- л.о.т.о.с.- люблю одного тебя очень сильно.


Рецензии
Уважаемая Валентина. Неужели так бывает, или бывает только так. Притягательная поэма о любви, ужасе и свете. Вы писали, наверно, с болью в сердце.

Олег Долгов.

Олег Долгов   14.01.2015 13:20     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание к мое творчеству! Любовь есть, я точно знаю!С уважением,

Валентина Богданова   14.01.2015 13:25   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.