Наедине?! Оставьте!

  А здесь мне комфортно.
Здесь – это на закрытом  курорте.
Ан-таль-я!
Комфортно – так ведь  добротно, солнечно, вкусно. 
 
И без вездесущих коллег... 
Забыться бы до грядущих семестров!               
 
***
Но жизнь же, она полосами!

Вначале меня от большого ума занесло на дутый  банан.
 
               
Никто же не стал разъяснять, что вывернуть всех в глубину –  здесь элементарная фишка.               
 Что-то там, правда,  бормотал зазывала на берегу.
Но он же – турок!  Не всякий же с налёту поймёт.               
 А  прочие   лишь ржали беспечно и облачались в очки для стрекоз.               

В очки я таки пролезла, сощурившись!
А  жилет привиделся мне жмущим и искажающим приличные формы. 
Пока я нечто бурчала по поводу, рулевой катера сенсорно  добираясь до форм, загнал на банан сенсорно обнажённую  тётку.               

***


...Когда катер, лихо разрезая волну,   взвизгнул на  вираже, компания охнула и железно вцепилась во всё. 
Перепуганная на смерть туристка, захватив в тугие объятья трапецеидальную спину, шипела владельцу её  бестолковое.               
На  очередном развороте я отсылала  рулевому  проклятья,  доставшие  бы и в аду.               
Рулевого, громадного  и  обросшего, словно  нечистая оторвала  от штурвала!!

Он   вознёс в небеса себя обозлённого,  и приличными  жестами  дал этим гяурам понять, что он – Тур-рок!
И – дома! 
 
И не хрен   здесь сотрясать!               

Шалый вираж  - и народ  ссыпался с банана недозрелыми гроздьями.
Лишь мой ведущий всё ещё доживал  в  тисках орущего паникёра!
 

А, между тем, паникёр,  взметённый бешеным ходом,  парил  над молодецким   флагштоком! Продолжая орать!               
   
 Под сотворённым эротическим стягом рулевой творил такие зигзаги, что по касательной вынесло бы ядрёную неделимость частиц.               




 ...Спонтанность моего  приводнения зрителей застала врасплох. Они  рванули из эпицентра, словно косяк ставриды,  гонимый голодной касаткой.

 Героизм позволил себе лишь отрок, которого оторвало от курортного стяга лишь  в  фазе, когда совсем уже всё...
 

Парень грезил о подвиге!
Но и мадам  не вчера родилась. 
Когда ему удавалось опасно приблизиться и манипулировать тонущей тёткой – душила, срывала с него очки, «бронежилет» и портки,  орала и обволакивала  липучей лианой.
Но у того и на парадоксе всё вышло!               


***


...Мне было начхать, кого там прибило на катере, явившемся дарить мне надежды.
В помыслах их надлежало роиться единому,  - по их милости выдались мне тяжкие испытания!   
Им  и умолять о пощаде!

Фонтанируя нажитым стрессом, огненно я сотрясала  пространство!

 Но они же – турки!
Они так  пялились жадно! Так - сально!
 

Пребывая в эмоциональной вибрации, я нервно  теребила верха. 
Шипящая  влага  из них обильными струями омывала борта и шокированные лодыжки брюнетов.   


Они  притихли бездыханно, словно этому их обучали специально. 
 
 То ли от того, что из полусфер моих прерывно  лилось, то ли - таки  достал их   речей моих жар, четверо просмоленных мужиков  разом поникли очами...               
 Вот они – очевидные  результаты  научной методики  психологического воздействия  на аудиторию!
В любой географической точке!               

 – Виолетта  Макаровна, – послышалось вдруг из  пучин. Послышалось?!               

Отчества моего здесь не знали даже морские угри?!
Я приглушила вибрации и рассеялась интересом вдоль борта.               

 – Лёшенька!? – обалдело уставилась я на парня, спина которого впервые обернулась изнанкой, – откуда ты  взялся, дружок?               

Лёша Безуглый – студент из родимых широт,  с которым случилось пересечение  лишь в последнем семестре его среднего курса, нарезал  вокруг шлюпа круги.

Там, где некогда треть фасада его прикрывала защитная бирюза, выписан хаос  свежих багровых насечек.

Видимо мне их случилось содрать! 

Парень уморительно сигналил мне тряпкой.
Тонет, что ли атлант?! 

Затем, страстно артикулируя,  сумел донести  из глубин, казалось ему, экстренное и невероятное,  – тру-сы-ы...               
– Что ещё за?.. – требовал подробностей лектор, выдернутый из пленяющих волн. .               
– Ваши, –  лёгкие волны, казалось, доносили   интимные новости каждому.               

 И всё же, сумев расценить сей  сигнал,  как – « чавой-то у Вас с неглиже»,  – я рефлекторно провела по местам, где  ситчику  облегать надлежало.

 Ладони скользнули по бархатистым изгибам ...никак не пересекаясь с  помехами!?               
Тут-то я, наконец, и сподобилась изобразить реверанс...               

 Мадам здесь  качала права  "в облике Первой Дамы из эдемовых кущей"?.. – испытала я острый преподавательский шок.   

Алексей не сигналил мне - "СОС от себя", а размахивал интимною частью прикрытия?!..    
Моего?!
 
Него-дя-ай!               
Так вот отчего восточные парни  так внимали пылким  речам, отчего затем  ниц увели свои взоры, и растворились в прострации! 
 
Отчего, в амфитеатре бирюзовой глади вокруг, так трепетала, внимая,  толпа ослеплённых зевак  из единого пола!               
Молнией озарило - далее светиться бессмысленно!
Блистательно я вернулась в пучину!


***


– Лёша! – словно ятаганом, пронзила я закадычного земляка, высадившись на вражеском берегу.               
– Да как Вы даже помыслить могли? – сделал  глаза Алексей. – Мне же ещё Вам три семестра сдавать!


***

...Лёшенька все эти семестры  помалкивал, довольствуясь чуть завышенным баллом.
 
А в торжественном окружении выпускных разносолов в нём это уже не вмещалось.

 Когда  из молодого специалиста неудержимо забило фонтаном, а реакция зала зашкалила молодецким задором, я попыталась рулить.
- Лёша, мы же договорились.
- Ой, Виолетта Макаровна, сегодня же единый нам шанс, - вежливо защитился предатель.

Как же он сочно живописал, негодяй!               
Даже проректор наш, едва не опрокинулся с «трона». .               
Протирая от свежей влаги  очки, он подкатил к героине "повести лета" на паузе и торжественно объявил, приподнимая  бокал перед взволнованно притихшим застольем:
 «Видите ли, друзья, с эпизодиком этим, не помню теперь уже кто  и когда, но вкратце меня  ознакомил.
Но, вынужден быть откровенным, коллеги, - в текущей интерпретации  история сдаётся мне любопытней.

К тому же,  –  в истории с почтенным кандидатом наук круто замешан ещё и спаситель-студент! Землячок-беднячок высаженный на страстной чужбине?!

Анталия, путёвка стипендиата, Виолетта прекрасная, стягом интимным над гладью...
Потрясающие пересечения каникулярных судеб, не правда ли?.."

***

...Всё бы это казалось пустячком для  забав, кабы милейший проректор-супруг не потряс меня тем вопросом ...в преддверии хмельной нашей близости. 
-Тихо,- шепчу я, обидную  глотая слезу -  дети услышат!
 
 


Рецензии
Ох, закручено. Еле дошло до моего понимания сие произведение) но итог хорош.

Марина Блохина 2   01.05.2018 14:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.