Серое вещество

   Уютная кафешка,  которая располагалась напротив  старейшего в городе ВУЗа,  получила в народе прозвище  “академия”, потому, что её облюбовал  профессорско–преподавательский состав “универа”. 
     В ней можно было, очень вкусно покушать, выпить чашечку кофе или чего покрепче, да и поговорить в спокойной обстановке о своём.
    Студенты туда не захаживали по двум причинам,  цены кусались, да и лишний раз встречаться с “преподами”  не хотелось.
        Профессорская зарплата зав. кафедры квантовой механики, позволяла Пал Палычычу   Богатырёву,  столоваться в этом кафе.
   Как и у всех гениев,  у него были,  свои странности. 
         Несмотря на то, что он уже достиг возраста Иисуса Христа, защитил докторскую диссертацию и написал  с десяток книг по теоретической физике, внешность его, мало чем отличалась, от студенческой.
     Джинсы, кросовки и тенниски составляли основу его гардероба.
   На гонорары от книг, которые издавались на трёх языках,  он купил  четырёхкомнатную квартиру в центре города.
     Но жить продолжал в общаге, рядом со своей альма-матер, где у него была своя комната.
  Большую часть своего времени он всё равно проводил в институте, а ездить домой спать, через весь город на общественном транспорте,  ленился.
   Ни машиной, ни женой, он так и не обзавёлся, хоть и одно и другое  для него не составляло труда.
   Когда к кафешке подкатил представительский лексус,  Богатырёв  сидел за столиком у окна и за обе щёки уплетал нежнейшие манты с молодой бараниной, запивал их пивом и разговаривал с кем то по скайпу на английском языке.
   Из лексуса вылез, слегка полноватый,  молодой мужчина в шикарном костюме от Версаче  в сопровождении двух телохранителей и вошёл внутрь.
   Окинув профессиональным взглядом  зал и присутствующих, пулеулавливатели остались у входа,  а охраняемый направился прямо к столику молодого доктора.
  - А,  Хрюндель, приехал? – Богатырёв закрыл скайп и отодвинул ноутбук в сторону.
    Садись, манты хочешь?
 - Нет.
 - Ну и напрасно, такие, только здесь умеют готовить.
 - Ты меня что, на манты пригласил.
 - Я бы к тебе сам приехал, но у меня машины нет.
 - Не заработал?
 - Личный шофёр мне не по карману, а сам возиться не хочу.
 - А что ты хочешь?
- Детство, наше школьное, вспомнить. Каждый охотник желает знать…
- Очерёдность расположения цветов в спектре белого света я и так помню, без этих считалочек.
- Да, ты всегда отличался отменной памятью и чутьём, на собственную выгоду. Видать, поэтому, крупнейшим инвестиционным фондом страны заправляешь.
    А вот как на счёт мозгами пораскинуть?
 - Давай по конкретнее.
 - Как думаешь,  почему зелёный цвет располагается в средине спектра?
- Ну и почему?
- Потому, что он самый важный.
- Цвет баксов – рассмеялся бывший одноклассник.
- Нет, это цвет хлорофилла, уникальной субстанции,  которая из минералов, используя кванты света, синтезирует органическое вещество, давая, тем самым,  пищу всему живому на Земле. Это проводник между мирами, живой и неживой природы. 
- Ты меня за этим сюда позвал, прочитать лекцию о фотосинтезе?
- Нет, я предлагаю тебе вложиться.
- В зелёный цвет?
- Нет в серый. В серое вещество головного мозга. В нём вся палитра мира отражается, а оно цвета не имеет, чувствует страдание каждой клеточки организма, а само  боли не испытывает…
- Ты же, на сколько мне известно, докторскую,  по квантовой механике защищал, при чем тут мозг.
- Мало ли, что и от кого я защищал?  Сейчас, я занимаюсь единой теорией поля, во всех формах его разнообразия, независимо от источника происхождения.  Будь то генератор АЭС, передающая антенна радиостанции FM или электрический скат, который током может убить человека.
- Да, ну…
- Что, да ну?  Залезь в интернет и посмотри. У некоторых видов, напряжение доходит, до двухсот двадцати вольт.
- Ну и в чём фишка?
- А  фишка в том, что вокруг проводника с переменным электрическим током, возникает электромагнитное поле, а в проводнике, помещённом в электромагнитное поле,  наводится переменный  электрический ток.
- Мы электромагнитную индукцию в шестом классе проходили. Ты мне ещё про приёмопередающие антенны расскажи, про избирательность колебательного контура гетеродина в приёмниках прямого преобразования….
  А хочешь, я тебе  сейчас общую формулу добротности для любой колебательной системы напишу?
   Бывший одноклассник достал из внутреннего кармана золотой паркер и начал писать на салфетке, диктуя вслух.
  Ку равно, два пи на Фи нулевое на дубль вэ, делённое на Пэ .
Где фи нулевое – резонансная частота колебаний,
        дубль вэ – энергия запасённая в колебательной системе,
                и пэ – рассеиваемая мощность.
 - Ха –Ха – Ха –Ха  - Богатырёв со всего размаху шлёпнул одноклассника по плечу и покатился со смеху.
- Всё нормально – успокоил гость моментально подскочивших охранников.
- Ну, ты Хрюндель даёшь, вот это память, шестнадцать лет прошло…
- Я шестнадцать лет с пользой для дела провёл, а вот к тебе, похоже, зря приехал.
    Давай по сути или  - одноклассник закатил левый рукав и посмотрел на золотой роликс.
      У тебя ещё есть пять минут.
- Я успею.
    Мне удалось доказать, сначала теоретически, а затем и практически, что головной мозг человека, может работать, как обыкновенный трансивер. Он состоит из скоплений тел нервных клеток серого вещества и соединяющих волокон белого вещества, образующих проводящие пути.
 Так вот, проводящие, соединяющие волокна белого вещества, это не что иное, как биологический, приёмо-передающий трансивер головного мозга.
            Биотрансивер обыкновенного человека, излучает настолько слабые сигналы, что  воспринимать их могут только телепаты, и то, на небольшом расстоянии. 
    Но есть и очень простые  фоновые сигналы,  которые могут излучать и принимать, обыкновенные люди, на расстоянии десятков метров, в определённых состояниях.
   Например, один запаниковавший на корабле во время крушения, моментально заражает безумием всех.
    Так вот, с этим материалом, с этим,  композитным, биоинформационным полем, можно работать, как с обыкновенным, электромагнитным.
    Можно, например,  создать  генератор несущей  биочасты для конкретного человека,  модулировать  её непосредственно мыслью и передавать на большие расстояния, точно так же, как диктор на радиостанции, голосом, через микрофон, модулирует несущую частоту, на которой транслирует это станция.
   Эту информацию можно будет передавать непосредственно в мозг конкретному человеку, минуя зрительный и слуховой каналы восприятия.   
    Или, с помощь биоантенны, настроенной на биочастоту конкретного человека,  адсорбировать его мысли и через сопрягающий, биологический канальный адаптер, направить непосредственно в мозг другому человеку.
        И каждый канал будет уникальным.  Так, как биотрансивер каждого человека, имеет свою уникальную резонансную биочастоту, то самое Фи нулевое, зависящее, только от его ДНК.  Дешифровать такой канал связи будет невозможно.
    Одноклассник достал из бокового кармана шелковый платок и промокнул вспотевший лоб.
     Ну, всё,  в пять минут уложился?
   - Подожди, что будут представлять собой эти биогенераторы?
    - Они будут работать в диапазоне невидимого глазом света, намного выше ультрафиолетового. Это фотонные биолазеры, с квантовой накачкой рабочего тела, в качестве которого, будет использоваться молекулы ДНК конкретного человека.
   - Получается, если достать ДНК человека, можно будет читать его мысли?
   - Получается. Вообще, можно будет много чего…
   - Сколько тебе нужно денег?
   - Для начала - Богатырёв набрал на клавиатуре ноутбука сумму и повернул экраном к однокласснику.
  - Да ты в своём уме?! Я таких денег в глаза не видел!
  - Ты мне дал пять минут. Я тебе даю время до вечера и ищу другого спонсора.
       Он встал  и захлопнул ноутбук.
  - Думай,  Хрюндель,  а мне пора на лекцию.
  - Стой, я согласен.
 

                II


- Когда тебе нужны деньги?
- Уже вчера.
- Но, ты - же понимаешь, что я не могу достать деньги из кармана. Решение о выделении такой суммы, может быть принято, только, советом директоров фонда и только, в несколько траншей.
- Тогда созывай совет.
- Ты, ещё должен будешь убедить начальника экспертного отдела фонда  и продемонстрировать для всех, что-то практически подтверждающее твои слова.
- Не беспокойся,  продемонстрирую, ну-ка – Богатырёв потянулся к голове одноклассника.
    Как из-под земли выросший телохранитель, моментально перехватил руку и заломил её за спину.
- Да мне, только один твой драгоценный волос нужен.
- Стас отпусти его.
- Слушаюсь – по-армейски отчеканил охранник и сделал шаг назад.
-  Председатель фонда провёл пятернёй по своей пышной шевелюре, но между пальцами, не осталось, ни одного волоса. Вторая и третья попытка, тоже, не увенчались успехом.
- Рвать нужно, Хрюндель,  хорошо держаться.
- Ладно, рви, какой тебе нравится.
- Вот видишь, совсем не страшно. Я буду готов к концу недели.
- Тогда я на пятницу созываю совет директоров.
-  А где ты находишься?
-  Не заморачивайся, я за тобой машину пришлю.

               
                III
 
    Скоростной пневматический лифт плавно затормозил на сорок третьем этаже высотки фонда и Богатырёв в сопровождении охранника,  по коридору,  обложенному сверкающими пластинами из розового гранита, проследовал в небольшой конференц-зал.
    За круглым столом сидели человек десять солидных мужчин и две молодые, очень привлекательные женщины.
   Возле каждого стояла табличка, с надписью на английском языке.
    Председатель директоров инвестиционного фонда “Прогресс” Лев Борисович Харитонов – прочитал  Богатырёв.  - Надо же, Хрюнделя, оказывается, Лёвой зовут, а я и забыл.
  - Павел Павлович  Богатырёв – представил окружающим своего одноклассника       председатель совета  -  профессор, доктор физико-математических наук, зав. кафедрой квантовой механики нашего университета, прошу любить и жаловать.
   Проходи Паша, садись вон напротив своей таблички.
    - Лев Борисович, разрешите мне начать – попросил слова пожилой мужчина, и не дожидаясь ответа, обратился к гостью.
   Павел   Павлович, поскольку инвестиционная деятельность, связана с целым  рядом рисков: финансово – кредитных, ликвидности, рыночных, правовых и т. д., у нас к Вам будет три условия.
    Первое, в этом проекте, вместе с вами будет работать наш представитель.
     Второе, к вам круглосуточно будет приставлен телохранитель.
     И третье, вся информация, каждое слово, произнесённое здесь должно быть строго конфиденциально.
 - Против первых двух я ничего не имею, а вот на счёт третьего …
     На Богатырёва чопорность обстановки никак не повлияла.  В тенниске, джинсах и кроссовках, он явно диссонировал с окружающими.
     Пока солидный мужчина загибал пальцы, молодой учёный развалился на стуле, открыл свой дипломат, напичканный аппаратурой и вслепую, барабанил пальцами по клавиатуре планшетника, глядя на экран.
  - Что вы имеете ввиду.
  - О какой конфиденциальности может идти речь, если уже сейчас, в этом помещении, работают два ретранслятора.
 - “Жучки” что ли? – переполошился мужчина - но этого не может быть, вы ошибаетесь, наша служба безопасности, перед каждым совещанием проверяет помещение.
- Это вы со мной спорить будете? – Богатырёв набрал команду на клавиатуре и
нажал “ввод”.
- Надеюсь, сейчас, вы перестанете сомневаться.
   Из динамиков в дипломате эта фраза прозвучала дважды с небольшой задержкой, и разной высотой тона звука.
   - Один ретранслятор считывает звуковые колебания со стекла вот в этом окне, а сам сканер находится в высотке напротив – Богатырёв поднёс указательный палец ко рту,  набрал команду на “клаве” “планшетника” и демонстративно щёлкнул указательным пальцем по клавише “ввод”.
  В тот же миг, в одном из окон высотки напротив, блеснула вспышка, как от сварки.
 - А другой  - Богатырёв занёс пальцы над клавиатурой, но щёлкнуть не успел.
   Девушка переводчик резко сунула руку себе в бюстгальтер, вырвала пластырь с чёрной таблеткой и зашвырнула его в дальний угол конференц-зала.


                IV

  - Вот теперь, действительно чисто - сказал Богатырёв, после того, как охрана вывела из зала девушку и все присутствующие угомонились.
  - Да Паша, преподнёс ты нам сюрприз - сказал Харитонов -  скорее всего, службе безопасности не удастся купировать утечку информации.
    Хуже всего, что я до твоего прихода подробно ознакомил присутствующих с  содержанием нашей беседы в кафе.
 - Не знаю, как для Вас, а для меня эта утечка ровным счётом ничего не значит.
    Идея, абсолютно уникальна. Я работаю над ней в течении последних пяти лет и уже в плотную подошёл к её практической реализации.
    Догнать меня невозможно, а вся информация по данной теме, надёжно защищена от несанкционированного вмешательства.
- Паша, перед тем, как ты нам продемонстрируешь, на что ещё способен твой чемоданчик, расскажи совету, о ещё возможных областях, применения твоего открытия.
 - Ну, например, возможно через канальный адаптер сопряжения,  не вербальное общение разноязычных людей на  уровне мысле-образов.  Мысль о молотке, возникшая в голове у немца ничем не отличается от мысли в голове француза.
  А вообще, мне это не интересно. Удел учёных,  делать открытия, а практическая реализация – ремесленников.
   Ладно, перейдем от слов к делу. Лёва, ты готов?
 - Я, что, первый подопытный кролик?
 - Нет, первым был я.
 - Может, лучше, охранник подойдёт?
 - Нет,  биогенератор настроен на твой код ДНК, никто, кроме тебя, ничего не почувствует.
  - Тогда приступай.
 - Это мой первый действующий образец. Пока, очень примитивный, грубый, широкополосный генератор эмоционального фона. Его воздействие на мозг можно сравнить с психотропными препаратами. 
    Богатырев набрал команду и нажал “ввод”
     Голова Харитонова запрокинулась назад, и несколько секунд он продолжал находиться в таком положении. Потом он раскрыл совершенно безумные глаза, ладонями рук стиснул виски, рот перекосил беззвучный  вопль отчаянья,  он согнулся на стуле пополам и начал ритмично покачиваться взад вперёд.
       Перед  глазами возникла, как живая, его первая сумасшедшая любовь, десятиклассница Ира. Она была старше его на два года и позволяла иногда себя любить.
    У неё было идеальное тело,  длинные вьющиеся русые волосы, огромные, лукавые, зелёные глаза и грудной, волнующий голос.
       Он вдруг явно ощутил её запах. Она почти не пользовалась духами.  Она пахла женщиной, и от этого запаха, он терял рассудок, как кот от валерьянки.   
    А вот он только приехал со сборов по боксу, сдал в столовку за пол - цены сэкономленные талоны  на усиленное питание, купил огромный букет роз  и через три ступеньки бежит к ней по лестнице.
   Дверь оказалась открытой,  из спальни доносились знакомые стоны. Он выронил букет, открыл дверь и увидел её в объятиях сразу двух взрослых парней.
  - Прекратите это немедленно, вы вторгаетесь в область, в которой нечерта не смыслите- прокричала женщина с лёгким прибалтийским акцентом и вскочила на ноги.
    Практикующий нейрохирург, доктор наук – нейробиолог, Будрайтис Инга – прочитал Богатырёв на её табличке.
 - Ну, подождите, давайте ему положительных эмоций подкинем.
 - Я настаиваю – не сдавалась женщина.
 - Ладно, как скажите – Богатырёв ударил пальцами по клавиатуре  и Харитонов принял вертикальное положение.
 - Как вы себя чувствуете - женщина подошла к председателю совета директоров и внимательно посмотрела ему в глаза.
- Я в полном порядке.
- Да в каком вы порядке, мне то, врать не надо – женщина покачала головой и пошла на своё место.
- Кстати Паша познакомься,  Инга Будрайтис,  наш представитель, вы, вместе, будете работать.
- Вряд ли мы сработаемся - съязвила женщина.
  Да, впечатляет, очень сильные ощущения, до сих пор в себя прийти не могу.
- Да я хотел потом положительных эмоций тебе подкинуть, но мне не позволили.
- Скажи, Паша, теье известно, что я только что видел?
- Откуда? До чтения мыслей ещё очень далеко. Это только широкополосный передатчик.

               
               

                V

     После подписания протокола намерений между сторонами, учёных отпустили первыми.
   Богатырёв, галантно пропустил вперёд даму и следом зашёл в лифт.
Вблизи она выглядела ещё привлекательней,
- Вам  какой этаж – поинтересовался Павел – чтобы завязать разговор.
- Нулевой – сухо ответила Инга.
- Кто предложил вам эту работу?
- Никто. Я краем уха услышала разговор отца по телефону и заинтересовалаь.
- А кто ваш отец?
- Один из соучередителей фонда.
- Ну и как, интересно?
- Более, чем.
- Может, присядем  – предложил Павел, когда они вышли из лифта в холл.
- Инга грациозно села на кресло, закинула ногу на ногу и достала сигареты.
- Спасибо, я не курю – отказался Павел от протянутой пачки.
- А вот мне, знаете, очень захотелось после ваших экспериментов на живых людях.
- Они абсолютно безопасны, посмотрите на меня, со мной же ничего не случилось.
        А ведь я, в течении трёх лет, на себе экспериментирую.
  -Я сначала решила, что вы шарлатан, решивший срубить деньжат, и пришла поприкалываться.
     Но, когда вы открыли свой ящик Пандоры, у меня мурашки побежали по телу.
- Неужели, так страшно?
- Представьте себе, да. Я учёный и знаю что говорю.
         Если всё, о чём я успела услышать не блеф, а похоже это так, то картина вырисовывается очень мрачная.
- А именно?
- Вы не задумывались над тем, какое применение,   “ремесленники”,  смогут найти вашему открытию.
- Так, в общих чертах.
- В каком диапазоне работают ваши генераторы?
- Как раз, между ультрафиолетовым и рентгеновским.
- А в цифровом выражении?
- От  ста нанометров до сотой анкстрема.
- Я, имею ввиду частотное представление, не волновое.
- Ну, это не очень удобно. Там получается…, от трёх на десять в четвёртой тераГерцт до трёх на десять в шестнадцатой.
- Выходит,  вся ширина диапазона равна ста миллиардам тераГерц.
- Выходит.
- А какой должен быть шаг сетки частот, для твоих биогенераторов.
- Ну,  для устойчивой связи, чтобы соседние каналы не перекрывались даже на гармонических составляющих и поднесущих…, минимум тераГерц.
- А теперь, смотри, что получается.   Даже если ты сделаешь шаг сетки в три тераГерца, то и тогда получится тридцать миллиардов каналов.
   Это значит, что каждого человека на земле, можно будет посадить на привязь. Это ведь не только каналы связи, их можно использовать и как каналы зомбирования.
  Ты сегодня, это уже продемонстрировал.
         Павел, мне страшно…

               
                VI
   - Инга, ну почему, ты видишь во всём этом, только, отрицательные стороны.
      Я уверен, что моё открытие, можно будет использовать для блага людей.
В медицине, например, для лечения психических заболеваний, не используя химические препараты, которые одно лечат, а другое калечат.
    - Ни сколько в этом не сомневаюсь.
   - Ну, вот, видишь…
И тебе, как врачу и учёному, и карты в руки. Ты видела сумму первого транша?
  - Видела.
  - На эти деньги, я закуплю для своей лаборатории, самое современное  оборудование.
И, поскольку, мы будем работать вместе,  куплю и тебе, всё, что ты пожелаешь, хоть томограф. Хочешь личный томограф?
  - Спасибо.
  - Ну вот, оказывается, у тебя есть ямочки на щеках. Первый раз, за весь день, улыбнулась.
 -  А ты весёлый, тебя, наверное, студенты любят.
 - Не жалуюсь.
 - Но всё равно. До полезного использования  генераторов биополя, ещё очень далеко,
а опасные области их применения лежат на поверхности.
    Циолковский открыл законы реактивного движения,  Пьер и Мария Кюри,  явление деления ядер урана.
    А Королёв построил баллистическую ракету и оснастил её ядерной боеголовкой, которую собрал Курчатов.
    Это уже потом Гагарин полетел на ней в космос,  а Александров построил управляемый реактор на тепловых нейтронах, с графитовыми замедлителями.
 - А почему, ты только наших учёных  упоминаешь, американцы делали то же самое.
 - Совершено, верно, паранойя не имеет границ, заокеанские параноики, ничем не отличаются от наших.
 - Послушай, ты кто?  Там в конференц-зале, на табличке, было написано,  практикующий нейрохирург, доктор наук - нейробиолог.
 - Там не хватило места, я ещё и психоаналитик, но прежде всего я женщина, которая беспокоится о будущем,  своих, ещё не родившихся детей.
 - Ну, и кто же им угрожает, параноики мужчины?
 - Представь, себе, да.
 - Выходит, паранойя, половое заболевание?
 - Паранойей болеют и женщины, но определенной  разновидностью, в основном мужчины.
               Ты же видел публику, собравшуюся в конференц-зале - одни мужчины. 
На самом деле, это очень богатые люди.
      Они владеют собственными островами в Тихом океане, замками во всех частях света, небоскрёбами и целыми кучами денег.
       Даже сотую долю, того, что у них есть, они не успеют, ни потратить, ни использовать.
      И, тем не менее, они ночами не спят, думают, как заработать ещё и ещё….   Мой папочка, такой же.
     Разве это не одержимость, не паранойя. Открой журнал “Форбс”,  список  богатейших людей мира, сколько там женщин?  Миром правят параноики мужчины.
       Инга потянулась к пачке за очередной сигаретой.
- Стоп – Павел перехватил её руку – у меня другое предложение.
   От этих разговоров, я страшно захотел выпить и закусить.
- От выпивки, я бы тоже, сейчас не отказалась.
- Есть одно место, где так готовят барашка на вертеле, что, ум отъесть можно.
- Я, о таких местах ещё не слышала.
- Вот видишь, сегодня у тебя будет день открытий. Поехали.
      
                VII


    - Суренчик, баранью ножку, пожалуйста, и всё что к ней причитается, самый большой графин водки и самые маленькие рюмочки.
    - Будет сделано, Паша – ответил шеф повар “академички” старый армянин, который, дорогих гостей, всегда обслуживал сам лично.
   - А здесь уютно – заметила Инга , повертев головой по сторонам - очень симпатичный ресторанчик и музыка приятная.
  - Это университетская кафешка, просто, вечером, работает как ресторан.
  - Видать, хорошо у вас студенты живут.
  - Инга – к столику подлетела, молодая девушка, кандидат наук с кафедры естествознания и женщины  расцеловались.
  -  Вы, разрешите, Пал Палыч?
  -  Конечно, Светочка.  Вы знакомы?
  -  Да, мы в Хельсинки, на съезде микробиологов познакомились. Ингин доклад там фурор произвёл.
  -  Нисколько в этом не сомневаюсь, она это может – засмеялся Павел.
  -  Вы позволите – шеф повар подошёл с подносом, от которого исходили волшебные запахи.
 -  Не буду вам мешать – засуетилась гостья, чмокнула Ингу в щёку и убежала, давая шеф-повару возможность блеснуть своим искусством.   
 -  Какая красота - восхитилась Инга и сглотнула слюну – с утра ничего не ела.
 -  Разреши, я за тобой поухаживаю – предложил Павел, отрезал от бараньей ноги большой кусок сочного мяса и положил на тарелку с петрушкой, кинзой, и другой, известной, только старому армянину, Сурену, зеленью.
 - А почему рюмочки, такие маленькие?
-  Как почему, ты столько всего знаешь, а таких элементарных вещей, нет?
-  Понятия не имею – пожала плечами Инга.
-  Потому, что алкоголь, в малых дозах, полезен, в любом количестве.
-  Ха-ха-ха-ха  - залилась смехом Инга, запрокинув голову назад и широко раскрыв рот.
            Чем, очень удивила Павла. Он ещё никогда не видел таких ровных, жемчужных зубов. Но, поразило, другое, у неё в языке, была серьга.
- Тебе нравится шутить? –  спросила Инга, с мокрыми от смеха глазами.
- Нет, мне нравятся твои ямочки на щеках.
Ну, поехали – сказал Павел и налил по первой.
- За что пить будем?
- За кого.  За победителя.  Кто, из нас двоих, победит.
- А мы, что, соревноваться будем?
- Да.
- В чём?
- Сегодня, весь вечер, будем рассказывать друг другу, только, глупости. Кто самую глупую глупость расскажет, тот и победил.
- А судить, кто будет?
- А зачем нам судья? Давай по честному, не мухлевать.
- Давай.
  ………………………………………………………………………………………………..
     Когда графин был наполовину пуст, Инга сняла с себя строгий жакет, и в обтягивающей юбке  с просвечивающей блузкой пошла танцевать.
    И танцевала так, что дала фору, молоденьким девочкам, которые пришли со своими “папиками”.
   Когда всё было выпито и съедено, Инга, поддерживаемая, под руку Павлом, вышла из кафе на улицу и вздохнула полной грудью.
 - Спасибо тебе Паша, огромное, со студенческих лет так не отрывалась -  сказала она заплетающимся языком, открыла сумочку и достала ключи от своего спортивного крайслера.
 - Ты что, собираешься сесть за руль?
 - А у тебя есть другие предложения?
 - Я тут рядом комнату снимаю, можем пойти ко мне.
 - Ты снимаешь комнату?  Это уже интересно. Ну, давай, веди.
…………………………………………………………………………………………
   Дверь открыла вахтёрша, которая, работала в общежитии университета с незапамятных времен, и Павел, ещё, будучи студентом, её очень боялся.
    Петровна, извините, что так поздно. Это моя коллега, тоже профессор, она неважно себя чувствует.
- Ну, ясное дело, Паша. Я, как её увидело, сразу поняла, что она профессорша. Проходите.
          Как назло, на лестничной площадке, затеяли ремонт, и пришлось подниматься на свой этаж, через женское крыло.
- Здравствуйте, Павел Павлович, ехидно здоровались редкие студентки в халатиках, которые ещё не улеглись.
   - Ха-ха-ха-ха – от души заливалась, совсем окосевшая Инга.
    Паша, ты что,  в барделе, комнату снимаешь?
     Это ты, хорошо придумал, ха-ха-ха.
- Всё, пришли. Милости прошу…
- Да, ты меня не перестаёшь удивлять.
- Вот так и живу…
Не все мужчины, хотят владеть, заводами, пароходами, и старинными замками, мне это не нужно.
  Инга повернулась к Павлу лицом, положила ему руки на плечи, и заговорила, глядя прямо ему в глаза, с трудом удерживая равновесие.
    - А вот сейчас, Паша, ты говоришь, чистую правду. Ты не хочешь владеть заводами и пароходами,  потому, что этого тебе мало.  Ты собрался завладеть миром.
   Павел вздрогнул и убрал её руки с плеч.
- Ну, чего ты молчишь, скажи, что я победила. Скажи, что это самая глупая глупость за весь вечер.
   Инга окончательно потеряла равновесие, но Павел, успел её подхватить, и бережно положил на кровать.





                VIII

 - Сума сойти,  как мне хорошо – Инга сладко потянулась и безуспешно, попыталась собрать в памяти цельную картину, всего вчерашнего дня, как пазл, из отдельных фрагментов.
  - Как самочувствие? – спросил Павел, приподнявшись на локте.
  - Неописуемо. Меня просто, тащит, плющит и колбасит…
  - Откуда такой сленг?
  - У меня очень широкий словарный запас, причём, на  трёх языках, и если его не использовать в полном объёме, он может, сузится.
И вообще, я ещё пьяна – ха-ха-ха-ха…
      Нет, ну, в самом деле,  почему мне так хорошо?  Ты что, включил свой фоновый биогенератор?
    - Я его всю ночь не выключал. Он до сих пор горячий. Вот потрогай.
    - Ха-ха-ха-ха. Пусть остывает, а мне нужно в туалет.
    - Надень мой халат и спустись этажом  ниже, там, в конце коридора, увидишь.
    - А на этом этаже, нет?
    - Это мужской этаж.
    - Ха-ха-ха-ха, никогда бы не подумала, что самый потрясающий секс в жизни, у меня будет в студенческой общаге.
………………………………………………………………………………………………..
- Паша, живой, ну слава Богу – всплеснула руками вахтерша  общежития, когда Павел с Ингой  спускались по лестнице.
 -  А, что со мной могло случится ,Петровна?
 -  Ну как, что?  Вчера, следом за вами, мужик зашёл, огромный такой, в костюме с галстуком.
  Показал мне красную книжечку, и спросил, где ты живёшь.
- А ты, что?
- А, я с перепугу, ему всё и сказала. 
- А он?
- А он прошёл и всю ночь возле твоей двери простоял.
- А чего ты испугалась?
- Ну, как, чего, я подумала, это муж профессорши. Вон он, и сейчас, на скамеечке сидит, наверное, тебя поджидает. Паш, может, милицию вызвать?
- Ха-ха-ха-ха – залилась смехом Инга.
- В этом нет необходимости – это её брат.
- Ааа – протянула вахтёрша – тогда, конечно.
……………………………………………………………………………………………..

   - У меня ещё есть пол – часа до начала лекций, я могу показать тебе лабораторию, где мы с тобой будем работать – предложил Павел, когда они вышли из общежития.
  - Нет, я сейчас, больше всего на свете, хочу залезть в джакузи с пеной.
  - Как хочешь…
  - Пойдём, проводишь меня до машины.
  - Как скажешь.
  - Я сегодня вечером улетаю в Сарбонну, у меня там должок, надо  дочитать свой курс лекций. А ты,  всю информацию по проекту, сбрось мне на внешний хард. Я просмотрю на досуге.
 - Будет сделано.
 - И не строй из себя послушного ягнёнка, я прекрасно знаю, кто ты такой.
 - А как диск попадёт к тебе.
 - Отдашь его моему брату, он будет знать, что с ним делать.
           И не расслабляйся. Когда у меня будет свободное время, я буду к тебе прилетать и контролировать ход работ.
- На метле?
- Нет, на папином самолёте.
           И давай с тобой договоримся по хорошему, что ты, не передаёшь фонду, никакой технической документации, без моего согласия.
- Но, ты же знаешь, что в контракте оговорены этапы и конкретные даты, вплоть до выпуска опытной партии широкополосных  биогенераторов.
- Я тебя предупредила – грубо отрезала Инга и хлопнула дверью.
           Двенадцатицилиндровый двигатель спортивного крайслера,  взвыл как комар, размером с корову и через мгновение от машины на асфальте остались, только две чёрные полосы.

                IX

   - Это,  что же, за дискриминация такая, Николай Никитич – в кабинет ректора ввалила группа представителей всех факультетов университета, во главе с деканом по научной части.
  - А что случилось, товарищи?
  - Мы не можем добиться элементарного, самого необходимого – слышалось из толпы.
  - У меня нет даже нормальных осциллографов – возмущался зав.кафедры радиомеханики- мои студенты работают на С-55, семьдесят пятого года выпуска.
  - У меня нормальных компьютеров нет – возмущалась зав.кафедры прикладной математики и информатики.
      Дальше, разобрать уже, ничего было нельзя…
         Химики жаловались на отсутствие реактивов и плохую вытяжку в лабораторных шкафах, астрономы на отсутствие телескопов и поломанные створки в обсерватории…..
   - Тише товарищи – успокоил всех декан по учебной части –  а вот Богатарёв, оснастил лаборатории квантовой механики для своих студентов, новейшим оборудованием Сименс.
   Спектрографы, интерферометры, электронные микроскопы, я уже не говорю,  об компьютерном обеспечении.
- Вы бы посмотрели, чем он свою, личную,  лабораторию оснастил – не унимался зав.кафедры радиомеханики – даже настоящий томограф из Японии выписал.
 Такого, даже в нашей городской больнице нет.
- Да он завтра, себе синхрофазатрон купит – донеслось из толпы.
- Товарищи – взял слово ректор университета – вы же, прекрасно знаете наше теперешнее положение, мы на  гос.финансировании, нам ели на зарплату профессорско- преподавательскому составу хватает.  А Богатырёв,  хозрасчётную тему взял, это его личные деньги.
   - Ну и пускай убирается из университета…
   - В конец обнаглел уже...
   - Жиру бесится…
   - Нам перед своими студентами стыдно….
 - Успокойтесь товарищи – ректор поднял обе руки, вверх  – обещаю вам, я что ни - будь, придумаю.
……………………………………………………………………………………………………
- Сюда нельзя – преградил ректору дорогу огромный охранник в строгом костюме.
- Что вы себе позволяете? Вы знаете, кто я такой?
- Николай Никитич, Павел Павлович, не разрешает себя беспокоить, когда работает. Я сейчас нажму кнопку, он увидит и выйдет.
- Что?
- Будьте любезны, сделайте одолжение. Я не хочу потерять работу, у меня трое детей.
- Это чёрт знает что – выругался директор и сел на стул, который ему предложил охранник.
    Через пять минут,  от щёлчка магнитной защёлки  замка, на двери  лаборатории,  ректор подскочил как ошпаренный.
- Да вы…- начал он и осёкся.
     Богатырёв вышел в белых балдахинах, штанах, коротком халате и косынке под которой были собраны его длинные, чёрные как воронье крыло, кучерявые волосы.
  Кожа на его лице, обтянула широкие скулы, от чего они стали казаться ещё шире, а большие, воспалённые глаза, стали огромными,  как у стрекозы из мультфильма. 
- Чем обязан, Николай Никитич, тихо, почти шёпотом, спросил он, глядя перед собой.
- Что с вами, Павел Павлович, может врача вызвать?
-Со мной всё в порядке, просто, устал немного.
- Понимаете..., мы все, одна большая семья, делаем общее дело…
Ну …, понимаете …., короче говоря, ко мне сегодня заходили ваши коллеги и…
- Сколько вам надо денег?
- Ну…
- Пять миллионов евро, хватит?
- Пять милл…-  застряло в горле у ректора.
- Я сегодня же, переведу деньги на счёт университета. А сейчас извините, мне нужно работать.
- Да, конечно, конечно. Спасибо огромное. Павел Павлович, может, вам, скорую вызвать.
- Нет, не беспокойтесь, всё нормально.               
 

                X

      Инга, отчитав три лекции подряд, приехала в свой номер пятизвёздочного отеля Бристоль,  из окон которого, открывался сказочный вид на Елисейские поля,  приняла ванну и прилегла отдохнуть на диван в гостиной.
   Не успела она задремать, как в кармане махрового халата, противно задребезжал мобильник.
   Взглянув на экран мобилки,  Инга  в сердцах прорычала:
 - Ну, чего тебе,  мы же обо всём уже договорились.  Я десятого прилетаю и мы закрываем первый этап.
- Инга – услышала она в трубке, очень тихий, почти шёпот, голос Павла.
 Я уперся в стену, всё работы остановились, не могу сдвинуться ни на шаг.
Кроме того, у меня кончились деньги, а по условию договора, следующий транш, я получу, только, когда сдам в производство опытный образец фонового биогенератора.
  А без твоих санкций, по условию договора,  это сделать невозможно.
 Инга вскочила с дивана на ноги и достала из шкафа дорожную сумку:
- Что – то, ты мне не нравишься, жди, я вылетаю немедленно.
…………………………………………………………………………………………
- Стас, ты что, с ума сошёл, отойди от двери.
- Если он сказал, что его нет, ни для кого, значит, ни для кого. Зелёная лампочка загорится, тогда войдёте.
- Так вот же, обернись, загорелась уже, чёрте,  что.
- А, тогда проходите.
      Инга провела магнитной карточкой по щели замка и вошла в лабораторию Павла.
- Боже, на кого ты похож?
- Всё нормально.
- Да какой, к чёрту, нормально, ты же на гране физического и нервного истощения.
- Сейчас речь не обо мне, проект под угрозой срыва.    Иди в свою лабораторию, я там всё подготовил.
  Опытный  образец, настроен на твой код ДНК. Шлем с датчиками подключён ко всем необходимым приборам. Одевай на голову,  выставляй на генераторе по своим ощущениям и медицинским параметрам все оптимальные значения  и заноси их в таблицу на компьютере.
   Глубины модуляции,  напряженности поля, предела полосы пропускания фильтра белого шума, допустимая девиация частоты, короче, ты сама всё прекрасно знаешь.
- Ты, что, хочешь заставить меня работать всю ночь?
- А ты что, отдыхать сюда приехала? Потом нажмёшь ввод, программа на программаторе прожжет ПЗУшку,  выймешь  её, наждачкой затрёш кварцевое окошко, чтобы невозможно было перепрограммировать и вставишь в генератор. Всё.
    Завтра в десять, заседание научного совета фонда, будем сдавать изделие.
- Почему такая спешка, пожар что ли?
- У меня кончились деньги. А следующий транш, по условиям договора, я получу, только после сдачи генератора в производство.
- Как это кончились? А пять миллионов евро, ты куда дел?
- Это не твоё дело. Иди, работай и мне не мешай.
- Ты же маньяк. Классический, сто процентный параноик в период обострения заболевания, граничащего с кризисом.
Это я тебе,  как врач говорю. Ты же сейчас сдохнешь.
-  Если сдохну – у тебя  меньше забот будет, по спасению человечества, от опаснейшего маньяка, всех времён и народов.
    - Ну что ты такое говоришь, я же люблю тебя.
    - Иди, работай.

……………………………………………………………………………………………………..
   На следующее  утро, ровно в десять часов,  дверь конференц-зала открылась и Павел с Ингой, через весь зал, направились к своим местам.
- Что – то вы, Павел Павлович, очень плохо выглядите – заметил один из держателей, самого крупного пакета акций фонда.
- Это не ваше дело – отрезал Павел.
- Нет, дорогой, ошибаетесь.  В вас вложены огромные средства, так, что теперь, это и наше дело.
- Может его нужно госпитализировать,  Инга, как вы считаете.
- В этом, пока, нет необходимости – без уверенности в голосе ответила Инга.
- Давайте, лучше, займёмся делом – Павел открыл дипломат,  достал из него готовый генератор с технической документацией и положил на стол перед собой.
 Вот, готовое изделие, полностью отвечающее техническим условиям, оговоренным в тексте договора, раздел пять,  подпункты a, b, c и  d.
    Экспертная комиссия может приступить к приёмке. На все возникшие вопросы, ответит Инга.
             Можете начинать. А мне нужно выйти в туалет, похоже, я чем - то отравился.
    Павел вышел в коридор, стрельнул у встретившегося служащего фонда сигарету, прикурил и направился в специально отведённую комнату.
   Он зашёл внутрь, сел на металлический стул, запрокинул голову назад и начал набирать в рот дым, а выпускать через нос.
   В комнате, никого не было,  кроме уборщицы, средних лет в синем халате, с ведром и шваброй.
     Когда она начала мыть пол возле Павла, он приподнял ноги, чтобы не мешать ей делать свою работу и  почти шёпотом  спросил:
   - Как вас зовут?
   - А тебе, какое дело? – бесцеремонно ответила женщина.
   - Значит, есть дело, если спрашиваю.
   - Ну, Зина.
   - А вы здесь, на этом этаже,  давно работаете?
   - Давно, с самого начала, как эту высотку построили.
   - Значит,  вы всех руководящих работников знаете?
   - Конечно, знаю.
   - Я вам дам заклеивающиеся пакетики с бирочками, а вы, на каждом напишите имя и фамилию работника и положите в него пару окурков или волос владельца. Число пакетиков должно совпадать с числом работников дирекции фонда.
  - И с какого рожна, я буду делать, всё это.
    Павел, незаметно сунул правую руку во внутренний карман пиджака
 - Вот вам пакетики, а вот пять тысяч евро. Когда всё сделаете, получите столько же.
      Женщина выхватила пакетики с деньгами, мигом засунула в бюстгальтер и начала озираться по сторонам, как кошка, перед которой, случайно упал огромный кусок печёнки.
  - Миленький мой, да я, за такие деньги, пунцию из спинного мозга, у каждого высосу.


               
                XI

 - Ну, что господа, если все согласны,  я готова продемонстрировать вам, практическое действие генератора биополя  человека – сказала Инга, когда дверь за Павлом захлопнулась.
- Инга, вы вроде специалист, в другой области, мне кажется, для демонстрации данного изделия, понадобятся научные знания другого плана – выразил свои сомнения, начальник экспертного отдела по инновационным технологиям.
- Моя дочь, с томографом,  так же хорошо знакома, как со всеми своими пальцами – продемонстрировал  знания русского фольклора, соучредитель фонда из Прибалтики-  вы, что же, на своё посмотреть думаете, эта машинка сложнее?
- Эта, сложнее.
- Ваше дело, принимать изделие, а не высказывать свои сомнения, по поводу
компетенции – оборвал начальника тех. отдела, Харитонов.  Продолжайте Инга .
    - Этот генератор, биологического, электромагнитного поля, можно настроить на резонансную частоту любого конкретного человека, поместив его ДНК в атомный дешифратор кода.
    Сейчас в дешифраторе находится биологический материал двух человек, мой и Льва Борисовича. Но, так, как я лицо заинтересованное, демонстрировать будем, как в прошлый раз, на нашем уважаемом председателе совета директоров фонда.
   Если он, конечно, не против.
- А разве у меня есть выбор? – грустно пошутил Харитонов.
  Тогда я,  сначала продемонстрирую изделие в действии, а потом прокомментирую и отвечу на вопросы, если таковые возникнут.
  Инга,  вслепую, набирала команды на клавиатуре интерфейса генератора и внимательно смотрела за состоянием Харитонова.
    Возникло впечатление, что от её пальцев, к его лицу, протянулись невидимые нити.
            Она, как опытный кукловод, марионеткой, управляла его мимикой, а все присутствующие, наблюдали за всем происходящим, раскрыв рты, как за представлением факира. 
                Набрав последнюю команду и нажав ввод, Инга вернула лицо владельца его хозяину.
    - Ну, вот и всё. Лев Борисович, как вы себя чувствуете?
    - Совершенно, нормально. Я как будто в сказке,  “Двенадцать месяцев”, за несколько минут, пережил и испытал столько эмоций и состояний, сколько, за последние десять лет не испытывал.
   Но чувствую себя, прекрасно. А в прошлый раз, меня, так, шибануло, что я несколько дней, в себя прийти не мог.
   - За прошлый раз, я бы уважаемому Павлу Павловичу, все выступающие части тела, оборвала.
       В прошлый раз,  генератор был совершенно не откалиброван, ни по частоте, ни по мощности, ни по глубине модуляции. Всё  было настроено на глаз.
 Диапазоны частот фонов, различных эмоций, перекрывали друг друга, и мощность сигнала в два раза превышала, допустимую.
     Вы тогда испытали состояние крайнего отчаянья и паники одновременно, ещё не много, и вы бы выбросились в окно.
  - Скажите, пожалуйста, а как вы калибровали прибор? – спросил кто-то из присутствующих.
  - Как, на себе.
  - Но, вы же, не специалист по квантовой механике.
  - А для этого, не надо было, быть специалистом по квантовой механике.
Всё подготовил он. Оснастил лабораторию самой современной медицинской аппаратурой и через сопрягающие интерфейсы подключил её к программатору.
   А я обвешала себя медицинскими датчиками и начала смотреть фильмы. Ужасы, мелодрамы, комедии, про любовь и даже порнухи. И по показаниям датчиков, градуировала все параметры изделия.
    Впрочем, это громко сказано, просто заполняла таблицу в компьютере программатора.
Всё сделал он – Инга накрала своей рукой,  руку Павла.
- А Павел Павлович, вы уже вернулись, мы и не заметили – сказал коммерческий директор фонда – мы все, просто, в восторге. Второй транш, будет переведен на ваш счёт, сегодня же.
 - Тогда – Павел встал – разрешите откланяться  - и направился к выходу.
- Инга,  вскочила с места за ним, но задержалась на секунду, не в силах оторвать влажных глаз от прибора.
- Что, жаль расставаться – спросил Харитонов.
- Представьте себе, Лев Борисович, это теперь не только его изобретение, но и моё детище.

 
                XII


 - Куда едем – спросила Инга Павла, выруливая со стоянки высотки фонда.
 - Куда хочешь, мне всё равно –  ответил Павел и запрокинул голову, на высокую спинку сидения.
-  Что ещё, не так? Изделие сдали, генератор работает прекрасно, сто миллионов евро, сегодня упадут на твой счёт, что?
- Это всё фигня, я же тебе говорил, что упёрся в стену.  Уже две недели, не могу сдвинуться с места, ни на шаг.
- В какую стену ты упёрся?
- Биогенератор эмоционального фона  – это фигня.  Читает и передаёт мысли на расстояние – биотрансивер. Между ними, такая же разница, как между сиреной автосигнализации и автомобильной радиостанцией.
- Послушай, до биотрансивера,  по условиям договора, ещё несколько этапов, несколько денежных траншей, куча времени…
- Сколько бы времени не было, это уже не важно, это тупик.
- Почему?
-  Я не знаю, как стабилизировать несущую частоту биотрансивера. Минимальная девиация, какой мне удалось добиться – тысяча тераГерц. А допустимая, при которой нет срывов модуляции и частотного дребезга – десять. 
    - На сколько, мне известно, электронные приборы, какие только есть, от часов до компьютеров, используют кварцевую стабилизацию.
- Совершенно верно, пять баллов. Но там мегаГерцы а у меня Тера Герцы. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.
- И что никакой, другой стабилизации частоты нет?
- Почему же, есть. Атомная, например. Используется в атомных астрономических часах, которые в тысячу раз точнее кварцевых, там вообще, тысячи тераГерц.
-Ну, так используй атомную стабилизацию.
   На лице Павла, появилось подобие улыбки.
- Астрономические часы, по которым сверяется время на Земле, находятся в палате мер и весов, в городе, откуда ты приехала.
- В Париже?
- Точно. Под землёй, в шахте.  И занимают площадь сто квадратных метров. А сам, атомный стабилизатор, имеет размеры автобуса.
-И что, нет никакого выхода?
- В том – то и дело, что нет. Это тупик.
- Всё, приехали, выходи.
- Куда ты меня привезла.
- К себе домой. Надо принять ванну и отдохнуть. Я всю ночь не спала.
- А я, уже и не помню, когда, в последний раз спал.
- А когда ты, в последний раз, ел, помнишь?
- Я не могу есть.
- Послушай, куда смотрят твои родственники, почему, никто, о тебе не позаботится?
Разве они не видят, что с тобой творится, что тебя спасать нужно?
- У меня нет родственников. Я и Хрюндель, с одного детдома.
    Инга, открыла свою входную дверь, и они вошли в просторный холл.
- Раздевайся, пойдём в ванную и спать.
        Павел не сопротивлялся, действовал как робот, на автопилоте.
- Я не хочу спать, можно я в кресле посижу – попросил он.
-  Делай что хочешь, только мне дай отдохнуть, я всю ночь калибровала, этот чёртов генератор.
- Инга.
- Что?
- Такое со мной впервые Я с детства, ломал всё, что стояло на моём пути.  Не оставлял ни одной задачи, не уравнения ни теоремы. Всё это, я воспринимал как вызов, как личное оскорбление. Я взламывал любую программу, даже с тройной защитой, подбирал любой пароль, любой код к шифру. А вот сейчас всё, прокололся. И на чём, на стабилизации. И ведь сделать, ничего нельзя и обой…
- Умоляю, замолчи, дай немного поспать - взмолилась Инга.
……………………………………………………………………………………………
 Но, не прошло и двух часов, как она снова проснулась от бормотания Павла:
   - Две недели, две недели и не шагу.  Эта задача не имеет решения, не име…
   - Ты знаешь, что это уже шизофрения – заорала Инга-  недержание речи, словесный понос – это  ши-зо-фре-ни-я.
      Если я сейчас вызову скорую, тебя закроют в психушку и заколят нейролептиками.
- Не надо скорую.
- Тогда одевайся.
- Куда?
- Поедем в “академичку”  тебе нужно поесть и выпить не помешает.


                XIII

 - А, гости дорогие, проходите. Вы где пропадали, так долго?  Паша, что с тобой, дорогой?  Что с ним, уважаемая?
 - Ничего. Просто его серое вещество, почернело.
 - Правду говоришь, дорогая, совсем чёрный стал.
 - Суренчик, принеси пожалуйста, что он любит.
 - Сейчас, такие манты сделаю, пальчики оближите.
    Пить, что будете?
- “Метакса” есть?
-  Конечно.
- Тогда принеси бутылку.
        Павел сидел со стеклянными глазами, и даже не отвечал на приветствия знакомых.
- Ух, какие запахи - потянула носом Инга, когда Суренн принёс поднос с едой.
- Бери, ешь и пей, твои любимые манты.
- Я не хочу есть.
- Тогда, скорую вызову.
- Не надо, я поем.
     Павел начал медленно жевать и с усилием глотать, запивая всё коньяком как соком.
     Когда тарелка с мантами, была почти пуста, Павел схватился за рот и побежал в туалет.
Инга бросилась за ним.
…………………………………………………………………………………………………….
  Ранним атром, когда солнце, только начало своё восхождение к зениту, Инга проснулась и  посмотрела на Павла. Он лежал, с открытыми глазами и смотрел в окно.
- Я тебя больше, не возбуждаю? Ты за всю ночь, ко мне, ни разу, не прикоснулся.
- Какой интересный цвет  солнца. Не розовый, не малиновый, не оранжевый не сиреневый. Интересно, как он называется?
- Человеческий глаз различает пятьсот оттенков, только, серого цвета.  А если взять, всю цветовую гамму то десять миллионов. На все, названия не придумаешь – безучастно заметила Инга.
    Павел подскочил на кровати, как будто на него вылили ведро ледяной воды.
-Что, что ты сказала? Десять миллионов оттенков? 
Да ведь, вся ширина видимого спектра три тысячи анкстрем.
А три тысячи разделить на десять миллионов это будет длина волны, три стотысячных анкстрема, а если перевести на частоту, это будет, три тысячи тераГерц.
  Колбочки сетчатки глаза, это же, это же фоторецепторы, которые преобразуют световые раздражения в нервные электрические импульсы, которые напрямую поступают в мозг.
  Тут же и делать ничего не надо, это, уже готовые стабилизаторы частоты. 
Только подсвети колбочку нужным оттенком и всё, всё, всё.
Даже не надо ставить, ни делителей, ни умножителей, Инга это всё.
- Отпусти меня сумасшедший шизофреник, меня нельзя давить.
Ты от дипресухи, чуть не тронулся, а от радости точно свихнёшся.
- Инга, дорогая, если бы ты, только, знала, как я хочу жрать!!!


                XIV


     Месяц спустя, во время лекции, у Павла в кармане завибрировал телефон, номер которого, знала, только, Инга.
   Он попросил у студентов прощения, положил, мел, взял в руки мокрую губку и вышел в коридор.
  -  Что случилось, пожар?  Ты же знаешь, что я, в это, время…
- Нет, дорогой – перебила его Инга -  намного хуже. Вылетай ко мне немедленно.
- Но, у меня ведь нет самолёта.
- А мог бы уже и прикупить.
- Вот, как только…
- Мне, не до шуток. Рейс на Париж сегодня в семнадцать тридцать. Я буду тебя встречать  в аэропорту.
- Только, не надо так кричать. В твоём положении, вредно волноваться. Я прилечу.
……………………………………………………………………………………………………..
В аэропорту Шарля де Голля, Инга, вместо губ, подставила Павлу щёку.
- Что случилось?
- Поехали, я тебе по дороге, всё расскажу.
- Ну, давай, выкладывай, что стряслось?- спросил Павел, когда Инга вырулила с подземной стоянки аэропорта.
- А случилось, то, о чём я тебя предупреждала, в наш первый день знакомства.
- Ты хочешь сказать…
- Да, да, да – закричала Инга в истерике – ящик Пандоры открыт настежь, все беды вырвались наружу.
- Давай, по-конкретней, спокойно, без истерик.
- Ты гениальный лох! Как я могла тебе поверить? Всё под контролем.  Затрёшь наждачкой кварцевое окошко в микросхеме ПЗУ, и её, невозможно будет, перепрограммировать!!!
   А отшлифовать его заново, разве нельзя?  Да любой, даже, самый хреновый радиолюбитель,  догадался бы до этого. А профессору по квантовой механике, это и в голову не пришло!!!
 - Ты что – то узнала?
- Я, случайно, оказалась на одном из заводов, принадлежащих фонду, в Леоне. Это было ужасное зрелище.
      Там люди работают, с таким выражением лиц, как будто это величайшее наслаждение,
которое, только,  может быть в жизни. Они не разговаривают, не ходят курить, не слушают плейеры, они наслаждаются работой…
- Но, ведь по условию договора, никто, кроме меня, не имеет права перенастраивать генератор.
- Да плевать они хотели на договор. Ты, что, забыл политэкономию, законы капитала?
         Ещё в девятнадцатом веке Дж. Даннинг сформулировал: “ Если прибыль превышает триста процентов, то нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом висилицы”.  Наркотики, блестящее этому подтверждение.
- Неужели, они  всё-таки, на это пошли. Тогда они, даже, не ремесленники, они жалкие подмастерья. 
       Павел откинулся на спинку сидения и захохотал истерическим смехом.
  Инга, наотмашь, ударила его тыльной стороной ладони по лицу.  На белую футболку Павла,  из носа закапала кровь.
- Ты бы, лучше, за дорогой следила.
- Что, страшно, боишься за свою шкуру.
- Останови машину, я выйду.
- Паша, Паша, прости. Сама , не ожидала от себя такого.
- Я встречал, очень много умных женщин и очень много красивых.  Но, только ты, соединяешь в себе эти два качества.
   Ты прекрасный психоаналитик и в первый же день меня просчитала. А когда напилась,  до чёртиков, то проболталась.
   Всё, верно.  Мне не нужны, ни заводы ни пароходы, потому, что это для меня, пыль.
Моя цель – власть над миром!!!
    Так, не уже ли ты думаешь, что я собираюсь её с кем - то делить?

                XV

   Инга, подкатила на служебном “бюике”, прямо ко входу отеля Бристоль и отдала ключи от машины, подоспевшему швейцару.
    Она, молча вошла в свой номер и упала на широкий диван в гостиной.
- Сейчас, я тебе ванну сделаю, с пеной, как ты любишь – засуетился Павел.
  Инга, не отвечая, перевернулась на живот,  положила голову на свои руки и тихо заплакала.
   Павел, вернувшись,  взял её на руки и отнёс в ванну, а сам достал из холодильника молоко,  круасоны и овечий сыр.
     Выйдя из ванной, Инга прямиком направилась в спальню.
 Павел, переставил всё, на накроватный столик и пошёл за ней.
- Ват, поешь сначала, перед сном .
       Хоть и настроение, у Инги, было ужасное, есть она начала с аппетитом.
- Если тебе, так уж нравятся, сравнения с древнегреческой мифологией - негромко заговорил Павел – то ты, договаривай до конца. 
     Из ящика Пандоры, по белому свету,  разлетелись все беды, но на самом дне, осталась надежда.
- О какой надежде ты говоришь. Ты не знаешь этих людей.  Они настоящие, маниакальные параноики.
         Ради своего обогащения, они  идут на всё. Создают временные картели, обрушивают по сговору биржи, банкротят по всему миру предприятия и тысячи людей выбрасывают на улицу.
           Их начальник безопасности, Черкасс, действующий полковник войсковой разведки ГРУ. Он очень страшный человек. Ему стоит послать СМСку и человек на следующий же день, бесследно исчезает навсегда. А ты, отдал им в руки инструмент, которым можно зомбировать целые города.
     - Как мне нравятся твои волосы.  Они такие густые и толстые.  Интересно, как они растут?
    Павел раздвинул руками прядь её волос.
   - Ах,  вот оно, что.   Никогда такого не видел. У тебя из одной луковицы, растут, сразу три волоса.
 - А у тебя опять, приступ шизофрении?
- Нет, я здоров, как никогда. И мне, больше нравятся, русские народные сказки.
      Ложись спать дорогая, утро вечера мудренее.
    А завтра, я тебе обещаю, ты увидишь, что значит настоящий маньяк, параноик и страшный человек. 
- Ляг со мной, мне страшно.
- Нет, мне надо поработать.
- Ну, хотя бы, пока я усну.
- Ладно.


               
                XVI

   - Ну, что, великий и ужасный – спросила Инга,  заглянув в гостиную – так и просидел, всю ночь за  “планшетником”?
  - Поможешь мне?
  - Я тебе, уже один раз, помогла...
  - Это в последний, обещаю.
  - Чем же я могу тебе помочь?
- Ровно через десять минут, ты должно сидеть, вот в  этом кресле, напротив, при полном параде, с дневным макияжем и волосы, собери на затылке, как мне нравится.
- Это ещё зачем?
- Дорогая,  быстрее, времени нет. Ты скоро сама, всё узнаешь.
- Я надеюсь, что-то хорошее.
- Надейся,  только надежда, осталась на дне ящика Пандоры.
       Инга быстро приняла душ, надела свой лучший деловой костюм. Потом  немного подкрасила губы и собрала волосы на затылке, заколкой с большим бриллиантом, которую, ей подарил отец ещё на шестнадцатилетие.
   Отойдя на два шага, от большого зеркала в спальне, она ещё раз окинула себя критическим взглядом и вышла в гостиную.
   Павел сидел на кресле, а перед ним, на журнальном столике, стоял дипломат  с прибором, очень похожим на  биогенератор,
      Внутри бала клавиатура и такое количество тумблеров и плавающих потенциометров, что он, больше смахивал на микшерский пульт звукооператора.
   - Что это – поинтересовалась Инга – биотрансивер? Работает?
   - Тебе говорить, уже не обязательно,  достаточно, только думать – прозвучал в Ингиной голове голос Павла, губы которого,  застыли в улыбке и даже не шевелились.
    - Ингины ноги обмякли и она рухнула в кресло, напротив.
    - Неужели, ты всё-таки сделал это?
    - Я же тебе сказал, говорить не обязательно, голос отстаёт  и получается повторение, как в ревербераторе.  А сделали мы это, вместе. Если бы ты, мне тогда, не сказала про десять миллионов оттенков, я бы свои дни, закончил в психушке – продолжал звучать в Ингиной голове чёткий голос Павла.
    - Я сейчас потеряю сознание – подумала она.
    - Вот, дорогая, попей воды и возьми себя в руки, через три минуты начинаем – Павел налил в стакан минералки и подал Инге.
   - Что начинаем? – подумала Инга и сделала несколько больших глотков.
   - Организуем, что- то типа телемоста.
   - С кем?
   - С советом директоров фонда, ровно в десять у них заседание. До эфира полторы минуты.
   - И мы с ними сможем разговаривать?
   - Да сначала в симплексе, а потом перейдём на дуплекс.
   - У меня вылетело с головы, что это значит.
   - Ну, соберись. Симплекс это односторонняя связь, или говоришь, или слушаешь, как в радиостанции. А дуплекс – двусторонняя, как в телефоне и говоришь и слышишь одновременно.
  - Так мы их, сначала, только слышать будем.
  - Почему, только слышать, мы их и видеть, прекрасно будем. 
            Ну, как там телевизионщики делают - Павел начал демонстративно выкидывать пальцы - три,  два, один, начали.


                XVII

  -  Уважаемые господа – раздался в голове Инги, голос спикера фонда Гаджиева, нефтяного магната из Азербайджана.
    Мне выпала честь, открыть, это знаменательное заседание, которое, подводит черту, под всей нашей деятельностью и переводит фонд, совсем на другой уровень, наивысший, выше  только,  Господь Бог.
     Все собравшиеся, дружно зааплодировали.
   - Это, просто, полный  ……. – подумала Инга и спохватилась.
   - Ха-ха-ха-ха – раздался в голове, раскатистый смех Павла – не беспокойся, дорогая,
они тебя не слышат.
  - Сейчас, и изображение сделаем.
           Павел, набрал команду на клавиатуре биотрансивера и перед Ингиными глазами, появилось объёмное изображение знакомого конференц-зала в натуральную величину.
- Ну как? Лучше, чем в три ди  кинотеатре?
- Паша, в моём, широченном словарном  запасе, нет таких слов, что бы описать всё происходящее.
- А ты не стесняйся, переходи на не нормативную лексику, нас всё равно, пока никто не слышит.
- Разрешите, от имени всех присутствующих – продолжал Гаджиев – выразить благодарность, и восхищение, нашему молодому председателю, который, в очередной раз продемонстрировал, своё невероятное чутьё.
   Он был, в абсолютном меньшинстве и тем не менее, сумел убедить всех, вложить, огромнейшие средства в этот проект.
     В зале снова, раздались аплодисменты, и Харитонов, кивком головы, поблагодарил всех присутствующих.
   А сейчас, слово представляется техническому директору фонда, Демченко, Владимиру Васильевичу.
    Бывший, членкор академии наук СССР, а ныне успешный бизнесмен от науки, положил на стол карандаш и отодвинул листок с замысловатыми узорами.
- Я буду краток и не так красноречив, как наш уважаемый спикер. Специалисты моего технического отдела, успешно справились с поставленной задачей.
    Моим программистам, удалось считать, и под руководством, моих учёных нейро-биологов, переписать управляющие драйверы, а квантовые и радиомеханики собрали первую партию биогнераторов.
      Они блестяще прошли испытания  и один из них, уже успешно работает, на нашем предприятии в Лионе. Всё.
        А сейчас, слово нашему социологу.  Только, по короче, пожалуйста, а то я знаю, вы целый труд начали писать, Валерий Григорьевич.
       -Я постараюсь – оратор откашлялся и сделал глоток из стакана с водой.
   Трудно, даже, представить всю масштабность, данного открытия. Это может стать революцией в обществоведении.
    Появилась возможность, построения абсолютно  счастливого общества, по образу муравейника.
    Все, будут заниматься только своим делом. Одни - рожать,  другие – воевать, третьи – работать и при этом, все будут счастливы.
    Вы видели, когда-нибудь несчастного муравья – нет. Они все работают, все делают, только, своё дело и при этом, внутри одного муравейника, абсолютная идиллия.
  Свой фундаментальный труд я назову…
    - Валерий Григорьевич, дорогой, времени нет, вы,  когда напечатаетесь, мы все прочитаем – остановил его Гаджиев.
   - Да, да. Конечно, конечно.
  - Павел, умоляю – Инга обхватила голову руками - отключи меня, нет больше сил, слушать всё это.
  - Потерпи, милая, мы должны,  досмотреть этот ужастик до конца, вместе.


                XVIII

  - Ну, а сейчас, заключительное слово, нашему председателю совета директоров, Льву Борисовичу – произнёс Гаджиев с подчёркнуто- восточным обаянием.
 - Господа – самоуверенно начал Харитонов – я хочу подытожить всё вышесказанное и поделиться с вами, некоторыми, своими соображениям.
- Генераторы, работают  и работают успешно, мы добились, чего хотели. Но, как известно, лучшее, враг хорошего.
     Я думаю, целесообразно, на этом проект закончить и прекратить его финансирование.
    Биотрансиверы,  это очень дальняя перспектива и я не уверен, что, действительно, осуществимая.
   Вся техническая документация, очень надёжно засекречена, осталось её купировать.
С этой задачей, как всегда, успешно справится уважаемый господин Черкас, охрану с Богатырёва, я уже снял.
  Предлагаю проголосовать.  Кто за?
        Инга напряглась всем телом и впилась стеклянным взглядом в правую руку отца.
Прекрасно.
Кто против?  Один господин Будрайтис?  Решение принято, подавляющим большинством голосов.
   Господин Черкасс, можете приступать сегодня же.
    - Слушаюсь, Лев Борисович – ответил по- военному,  действующий полковник  войсковой разведки ГРУ.
   Харитонов,  замолчал на мгновение, а мысленно произнёс:
- Извини Паша, ничего личного, только бизнес.
  Вопросы? …  Если нет, тогда заседание, прошу считать закрытым.
- Минуточку - раздался в головах всех присутствующих голос Павла – у меня есть.
    Как же так Хрюндель, мы ведь с тобой, в детдоме, на соседних кроватях спали, в походах, из одного котелка, кашу ели?
   - Что происходит?
   - Что, опять жучки?
   - Как он нас слышит?
   - Куда смотрит служба безопасности?
- Анну тихо – стукнул кулакам по столу Харитонов – это невероятно, но он, всё-таки  сделал биотрансивер.
- Правильно Хрюндель, не зря тебя, председателем директоров фонда выбрали, ты там,  из них всех, самый толковый.
Но кричать, теперь не обязательно, даже говорить нет необходимости, достаточно только думать и все будут,  друг друга, прекрасно слышать.
 -Я ничего не понимаю, где микрофоны, где селекторы – роились мысли в голове технического директора, которые транслировались на всех присутствующих.
- Потому, что ты, членкор, идиот и программисты твои, тоже идиоты – засмеялся Павел.
Я драйверы для  генератор, на “джаве”  написал, языке, на котором программируют школьники, а они на это, даже внимания не обратили.
        Да если бы я, хотел защитить свой генератор, от не санкционированного вмешательства, то, наверное, писал бы в машинных кодах на “ассемблере”, с тройной компеляцией.
   - Откуда он говорит – озирался вокруг себя Гаджиев – почему, мы его не видим.
   - Сейчас увидите – Павел набрал  соответствующую команду и нажал ввод.
   - Как изображение?   Нет, членкор,  не три ди, намного лучше, на тераГерцах, совсем другое разрешение.
  - Но где, камеры? – не унимался Гаджиев.
  - Мои камеры – ваши глаза, а микрофоны – ваши уши. Меня, вы видите – глазами Инги, а Ингу – моими глазами.
  - Я не понимаю - суетился Ингин отец – что промеж вас, между здесь, происходит.
Вы что, что-то слышите?
- Не только слышим, но и видим –  заорал на него вслух,  Гаджиев.
- А почему я не могу посмотреть.
- А твоя не может посмотреть, потому, что Инга, снюхалась с Богатырёвым.
- Я не совсем понимай, при чём тут запахи, между ними.
- А при том, что они, одинаково пахнут, и похоже, уже давно.
        Этот диалог звучал в полной тишине, потому, что все собравшиеся, незаметно для себя, давно, перешли на мысленное общение.
- Ну, вот и всё господа, он прокололся – мысленно сказал полковник ГРУ.
  Я по виду из окна, узнал, где они находятся.  Это Париж, отель Бристоль.
До него, из нашего посольства, пятнадцать минут езды на машине.
 Все вокзалы и аэропорты Парижа - блокированы.
Готовься, умник, за тобой, уже поехали.


                XIX

           А вот за это, спасибо полковник.  Я бы, всё равно, никого из вас, в живых не оставил, просто теперь, мне будет легче, перепалить ваши мозги, как когда-то оптический сканер, в высотке напротив.
   А сигнал твой, на  ликвидацию не прошёл. Я во время передачи команды, по всему частотному  радиодиапазону, помеху поставил.
   - Это ты, своей барышне, мозги пудрить будешь – ухмыльнулся  членкор.
   Для этого, на таком расстоянии, мегаВаты  мощности нужны, а в твоём чемоданчике две несчастные батарейки стоят, да и те, наверное, уже садятся.
     Закон сохранения энергии, на Земле, пока, никто не отменял.
Так что, заканчивай свои фокусы с телемостом и ставь батарейки на зарядку.
  Финита  ля комедия, клоун!
  Павел откинулся на спинку кресла, закрыл лицо руками и по всему его телу, побежали судороги.
  - Что Паша – спросила Инга – надежда не помогла, так и осталась лежать на дне ящика.
  - Не помогла, Инга – ответил за него Харитонов, но он сам,  в этом виноват. Не стоило открывать этот ящик.
      Ты был хороший учёный, Паша, но полез не в своё дело. Такие, как ты, всегда были, только инструментом, в руках людей, которым, принадлежит этот мир.
  Пора заканчивать этот телемост, а то изображение уже плавает, из- за Ингиных слёз, а ты свои глаза, закрыл руками.


                XX

    - А  вот, и твой, второй раз в жизни – подумала Инга - и он, похоже, будет последним.
   - Я надеюсь,  с Ингой, вы ничего не сделаете?- спросил Павел, не убирая рук от лица.
   - Обижаешь Паша, что ж, мы маньяки какие, тут ведь, ничего личного, только бизнес.
А она ему, не угрожает, только ты. 
    Тело Павла, перестало содрогаться от судорог и он убрал от лица руки.
- А вот я -  маньяк.
     Меня, Хрюндель,  в детдоме, не от астмы лечили, когда я месяцами пропадал в больнице, а от маниакально - депрессивного психоза.   Но, он, к сожалению, неизлечим.
         Я всю жизнь, на таблетках сижу, но вчера, в спешке, забыл их в общежитии.
Вот не задача…

- Хех – ухмыльнулся полковник – замочить чокнутого маньяка, сам Бог велел.
- Это ты меня, ничтожество, замочить, собрался  - заорал  Павел, так, что Инга от страха, вжалась в кресло.
      Да ты хоть знаешь, с кем разговариваешь, я не только гениальный учёный, я ещё и гениальный хакер. Хрюндель, скажи ему, чем я зарабатывал в детдоме? 
  А вы все,  сборище жалких придурков, возомнивших, что можете меня использовать.
Вы, даже не ремесленники, вы несчастные подмастерья.
    Сегодня ночью, я взломал американскую глобальную сеть  спутниковой связи Инмарсат.
     И, на каждом из одиннадцати геостационарных спутников, которые висят на орбите и покрывают всю землю, выделил себе небольшой ресурс.
     Это у меня, мощности не хватит, достать из Парижа до Москвы?  Да я, твои тупые мозги, членкор на Северном полюсе достану. На спутниках стоят плутониевые  ядерные реакторы, мощностью десять мегаватт. Да я тебя на Марсе достану.
    А ты, полковник, говоришь, по виду из окна узнал, отель Бристоль и послал своих людей по мою душу…
  Так ты больше, вообще, ничего в своей жизни, видеть не будешь – Павел занёс растопыренные пальцы над клавиатурой интерфейса трансивера, как это делают пианисты и артистично опустил руки.
   - Па -ба -ба –ба –пропел он и полковник сначала широко раскрыл глаза, а потом начал судорожно тереть их пальцами.
 - Что, что происходит?- завизжал он не естественно  высоким голосом – я, я ничего не вижу.
  Он, вскочил на ноги, вытянул руки вперёд,  и заметался по залу, натыкаясь на людей и мебель.
   - Кто-нибудь – визжал он - ответьте мне, это со всеми такое, или только со мной? 
  - Я тебе отвечу полковник, они стесняются, это только с тобой.  А сейчас, твои мозги, начнут медленно закипать.
- Па -ба -ба –ба – полковника, как будто, невидимая рука подняла за шиворот и кинула на пол..
- Ват, так, постепенно - Павел, положил указательный палец, на один из десятков ползунковых потенциометров и медленно, начал сдвигать вправо.
 - Остановите его,  кто-нибудь- стонал полковник -  сжимая ладонями виски, это же, невыносимо.
- А кто ж меня остановит, дурашка? – саркастически произнёс Павел. Ты же, не остановился.
    Патологоанатом, на твоём вскрытии, подумает, что ты свою дурную башку в микроволновую печь сунул.
 - Я отменю команду, я отменю команду, вот смотри – полковник вытащил из кармана радиостанцию и включил её на передачу -  код 07, код 07 отбой - простонал он.
   Павел откинулся на спинку кресла и захохотал нездоровым смехом, как прошлым вечером по дороге в гостиницу.
  Инга с ужасом смотрела на него, не в силах пошевелиться.
  - Что, что же ты делаешь, придурок, ты же на открытой волне вышел, зря своих людей в Париже спалил - давился от смеха Павел.
- Перестань, Павел, не он один виноват, они все так решили.
- А ведь ты права, они все проголосовал, кроме твоего отца.
- Па -ба -ба –ба – и всех присутствующих, начало бросать из стороны в сторону, как пьяных на корабле, во время шторма.
   От такой картины Павел не смог удержаться на ногах. Он упал на ковёр и забился в конвульсиях от смеха.
  Кода приступ, немного приутих, он на коленях подполз к журнальному столику.
- А вот теперь, заседание совета директоров, инвестиционного фонда “Прогресс” законченно навсегда – сказал Павел, и положил указательный палец на плавающий потенциометр трансивера.


                XXI

   С неописуемым наслаждением, которое читалось в безумном взгляде воспаленных глаз, Павел медленно двигал указательный палец вместе с потенциометром, отчего судороги у людей, корчившихся на полу, становились всё сильнее.
- Смотри, Инга – заговорил Павел, не отрывая безумного взгляда от обречённых - они как тараканы на раскалённой сковородке. Только те удрать могут, а эти нееееет, ха-ха-ха ха….
   Ингин отец, продолжал находится в конференц-зале вместе со всеми. Он забился в дальний от всех угол, и тоже бился в конвульсиях, только, от страха.
- О, Ян Карлович, вы ещё там? – удивился Павел. Вам не стоит смотреть на это.  Инга, скажи отцу, чтобы уходил оттуда.
    Павел, бросил взгляд на противоположное кресло, но оно оказалось пустым.
- Я здесь Паша – услышал он тихий голос сзади и обернулся.
   Инга, стояла абсолютно голая на подоконнике и смотрела на Павла. Одной рукой, она держалась за открытую наружу половинку окна, а вторую положила на живот трёхмесячной беременности.
   - Инга, что ты надумала?
   - Я сделаю это, если ты не остановишься.
        Павел, недовольно вернул потенциометр в крайнее, левое положение.
  Люди на полу перестали биться в судорогах, но продолжали лежать, как примагниченые.
   Павел подошёл к окну, подхватил Ингу на руки и бережно отнёс в кресло.
- Подожди, я тебе сейчас халат принесу.
- Папа - позвала  Инга, - после таких судорог, у человека, наступает сильнейшее обезвоживание организма, если им сейчас не дать напиться, они могут умереть.
    Её отец быстро собрал всё воду со столов и каждому дал по бутылке.
Люди начали жадно глотать воду, лить её себе на голову и снова пить.
- Мы на тебя, Инга, до конца своих дней, молиться будем, слышались мысли с пола.
- А на меня - спросил Павел, подавая махровый халат Инге.
 Появление Павла навело на членов совета панический ужас и их опять начало трясти.
-  Зачем ты это сделала дорогая?
- Нельзя так  поступать с людьми,  Паша. Тебя нужно было как-то остановить. А по-другому, это было сделать, не возможно.
- Может ты и в постель со мной легла, чтобы спасти мир от сумасшедшего маньяка.
- Думай что хочешь.



                XXII

     Внезапно Павел сорвался с места, прижал левое предплечье Инги к подлокотнику и начал приматывать его скотчем.
 - Значит, ты не только за халатом ходил?
- Значит... Значит ты, такая же ненормальная, как и я, если могла, решится на такое.
- Нет, Паша, я абсолютно здоровая женщина, даже у зубного врача, ни разу в жизни не была.
- Только сумасшедшая может решиться на убийство собственного ребёнка.
Но он, не только, твой собственный - заорал Павел – он ещё и мой ребёнок.
  Закончив приматывать левую руку, он наклонился и отгрыз зубами скотч.
- Вот, только, теперь всё встало на свои места – осенило Ингу.
- Что ты имеешь в виду? – Павел обошёл кресло и начал искать кончик на мотке скотча.
- Я с самого начала, должна была догадаться, что у тебя маниакально-депрессивный психоз.
     Только он, в отличие, от других психических заболеваний, не поражает интеллектуальные способности человека и абсолютно не диагностируется, в период, между обострениями и приступами.
- Чёрт, чёрт, чёрт – нервничал Павел, пытаясь оторвать прилипший к мотку кончик скотча.
- Если бы, ты был, параноиком или шизофреником, ты бы никогда, не смог достичь таких высот в науке.
- Вот! Насилу оторвал этот кончик – обрадовался Павел и начал приматывать правую руку.
- Паша, что ты принимаешь, давай пошлём горничную за лекарством, и тогда поговорим спокойно. Ты же сам прекрасно знаешь, что сейчас не адекватен.
- Это очень сильнодействующий препарат, его не дают без рецепта.
- У меня в Париже, есть своя практика, я могу выписать любое лекарство.
    Павел закончил приматывать правую руку, отгрыз зубами кончик и сел в кресло напротив.
- Мы и так можем спокойно поговорить, без лекарств. Возможно, ты и права, это нужно было сделать быстро, чтобы они не мучились.
     Но всё равно, оставлять их в живых нельзя. 
     Членкор, конечно же  идиот, но документация биогенератора, была так написана,  что даже он, со своими специалистами, смог наладить серийный выпуск изделия.
    А как они собирались его использовать, ты сама прекрасно слышала.
Нельзя так поступать с людьми? Это кто, люди?  Это – это люди?
  Они уговорили спонсоров и филантропов разных стран,  жертвующих деньги на детские дома и дома инвалидов в России, прокручивать деньги через свой фонд, обещая им, двадцать пять процентов прибыли.   Ну, и где эти деньги?   
    А главное, всё законно, неучтённые риски, форс-мажорные обстоятельства…
 Одна строчечка, один подпунктик  в договоре и не подкопаешься….
Если бы ты, Инга, знала столько, сколько я, об этом фонде…
То поверь мне, я бы твой палец, от потенциометра не смог удержать.
  Они знают только свой интерес. Для них же “ничего личного, только бизнес”.
     А они знают что чувствует астматик во время приступа, у которого, они отобрали деньги на баллончик со спреем?
  Вот, что он чувствует – Павел, не глядя, пробарабанил пальцами по клавиатуре трансивера.
     У людей на полу, глаза выкатились из орбит, они начали рвать рубашки на груди и хватать воздух как рыбы, выброшенные на берег.
  А они знают, что чувствует наркоман, во время ломки, которого они посадили на иглу?
Вот что он чувствует – Павел взял новый аккорд. 
  Людей на полу начало корчить и тошнить так, что желудок выворачивало наружу.
А что чувствует инвалид, у которого, они отобрали деньги на инвалидную коляску и он не может добраться до туалета.
  Вот, что он чувствует – заорал Павел и снова обрушился на клавиатуру.
Под людьми на полу, начали расползаться лужи.
    Инга наморщила нос и из её глаз градом потекли слёзы.
Да, да, дорогая, что поделаешь,  трансивер передаёт всё, даже запахи.
 - Какие бы они не были, нельзя их так унижать. 
   Эти и подобные им,  использовали свой интеллект, для того, чтобы отобрать у миллионов, возможность нормально существовать,  загнали,  менее умных,  в экономическое рабство и заставили работать на себя. 
    А потом возомнили, что так и должно быть, что, именно, они,  властители мира.
     Но мой интеллект,  выше и я распоряжусь им по-другому. Я миром править - буду по справедливости.
     А этих, прежде чем отправлять на тот свет,  заставлю прочувствовать на себе,
всю ту боль, которую они причиняли другим, на этом.
     Лицо Павла, приняло выражение человека, абсолютно уверенного, в правильности принятого решения и он снова положил указательный палец на потенциометр.

   
                XXIII

    - Если ты это сделаешь, я тебе уверяю, что найду способ, убить себя и твоего ребёнка,
Которого ты, так хочешь. Я с этим жить, всё равно не смогу, да и ему, появляться на такой свет, незачем.
   - Чёрт, чёрт, чёрт – заорал Павел и с трудом убрал палец с потенциометра.
  - Павел, я тебя умоляю, давай пошлём горничную за лекарством. Необходимо снять приступ, пока ты, не натворил непоправимого.
    У тебя сейчас, раздвоение личности и завтра, ты сам ужаснёшься тому, что делаешь сегодня.
  - Не зря у тебя, вторая докторская степень, по психоанализу.  Ты во второй раз, просчитала меня  и нашла способ манипуляции.
  - Я специалист, в своей области, хотя и не такой великий, как ты в своей.
  - Ну, если ты специалист, тогда подскажи, что с ними делать, ящик Пандоры  то, уже открыт и ключи, у них в руках.
  - Не знаю Паша, не я, его открывала, не мне и выход искать.
      Люди в конференц-зале, сидели на полу в лужах собственных испражнений, облокотившись на руки, потому, что нижняя часть их тела, была парализована.
  Они напоминали быков, в загоне мясокомбината. Которые чувствуют запах крови и своей смерти, но в глазах, ещё живёт искорка надежды на спасение.
  Так и эти люди с пола конференц-зала,  ловили каждое слово диалога, от исхода которого, зависела их жизнь и не отрывали свой взгляд, от пальцев рук, во власти которых, находились их тела.
  - Ладно, ты победила, будем искать выход, все вместе.  Как там, в Москве,  меня хорошо слышно?
    Хорошо отвечаете, прямо,  как в первом классе, хором.
  Хрюндель, как изображение не плавает?
  Где ты, я тебя не вижу?
-   Тут я Паша.
  - А, вот, куда, тебя судьба забросила, ну и видок у тебя….
 Ты, похоже, из всей этой компании, самый толковый.  Смотри и все смотрите - Павел раскрыл одно из окошек на весь экран.
         Вот эпюры напряжений сигналов, которые вы, только что получили, а вот эпюры наминальной мощности трансивера. Видите разницу, один к двадцати пяти.
    Вот, Павел раскрыл другое окно, развёрнутая карта Земли, покрываемая  спутниками “Инмарсат”.
А сейчас, напишем алгоритм элементарной программки, на “джаве”, чтобы членкор, тоже, было понятно. Всего три оператора.
         Первый – Пелинг, в режиме реального времени, биочастоты со всех одиннадцати спутников.
         Второй – При положительном результате, включение трансивера на передачу, настроенного, на ваши частоты.
         Третий -  Генератор работает в режиме “стенд – бай”  и включается по умолчанию.
    Начало работы программы пятого, ноль девятого, две тысячи двадцатого, в десять ноль ноль, то есть завтра.
           Всё. “ Нажимаем ввод”, программа работает.               
     Академик,  потом объясните коллегам, что это значит, если кому-то не понятно.
   Одно могу обещать, больно не будет
- Павел Павлович мы не программисты…
- Нам не понятно…
- Объясните вы, пожалуйста…- зашумели члены совета.
 -Кто б сомневался… Короче, трансивер перепалит вам всем мозги, если завтра после десяти, включится биогенератор в любой точке Земного шара.
  А также включится на передачу автоматически, если раз в сутки, не получит от меня, специального сигнала подтверждения, что со мной всё в порядке.
    Полковник, слышишь меня?
- Я всё понял Павел Павлович.
 - Паша, а если, с тобой что-то случится, мало ли…? – поинтересовался Харитонов.
- А мне плевать. После меня хоть потоп. Я ведь настоящий маньяк, не то, что вы, жалкие подманьячники – в конце фразы Павел снова сорвался на крик.
- Не надо так волноваться Павел Павлович – умиротворяюще произнес  спикер фонда Гаджиев - мы заранее согласны на все ваши условия.
   -Тогда, заседание объявляю закрытым, но если вы, не сделаете, соответствующих
 выводов …
  Павел взял очередной аккорд, от чего, члены совета съёжились и зажмурились, в ожидании очередной экзекуции.
 Но, вместо этого, почувствовали, как к ним вернулись их ноги.
    Павел закрыл крышку трансивера и откинулся на спинку кресла.
- Словами говори, не мыслями, телемост закончен – ответил вслух Павел, на вопросительные взгляды Инги.
- Павел, слава Богу, у тебя наступила рецессия, кризис прошёл, но обострение может начаться в любой момент, с удвоенной силой. Развяжи меня, я выпишу тебе рецепт на лекарства.
- Да нафига они мне? Я их сроду не пил и пить не собираюсь.


                XXIV

     Широко раскрытыми  глазами, ни разу не моргнув, Инга, буравила зрачки Павла, в течении пяти  минут.  Потом не выдержала первой и отвела взгляд.
   - Ах, ты ж мудак!!! – заорала она.
  Да твоя психика, в два раза, здоровее моей.
  Выходит, ты меня, доктора наук  по психиатрии, всё время дурачил?!
   -Не всё время, когда я не мог стабилизировать биочастоту, меня “плющило” и “колбасило”  по-настоящему.
  - А ну, отлепи меня, немедленно.
  - А ты драться не будешь?
  - А ты отлепи, тогда узнаешь.
  - Тогда не отлеплю.
  - Ладно, не буду, отвязывай.
  - Где же я видел ножницы, а вот они. Смотри, ты врач, ты обещала, помни клятву Гиппократа.
    Как только Ингины руки, почувствовали свободу, они тут же обрушили на Павла град ударов.
- Ай-ай-ай, что же ты делаешь – кричал Павел, спасаясь бегством – ты же обещала, ты же врач, клятвопреступница …
- Клятва, относится, только, к больным, а ты, самый здоровый мудак, которого я встречала в своей жизни….
  Когда Она загнала его в угол,  Павел схватил её руки и прижал к своей груди.
- Как же я тебя ненавижу – сказала Инга и впилась губами в улыбающийся рот Павла.
………………………………………………………………………………………………….
- Дааа – протянул Павел, после нескольких часов работы под напряжением – что не говори, а самый потрясающий секс, бывает, только после нервных потрясений.
- Этому, есть научное объяснение – сказала Инга, глядя в потолок.
- Так объясни…
- Не буду.
- Почему?
- Потому, что ты, Мудак, сам всё прекрасно знаешь и в очередной раз, хочешь взять меня на понт. Как мне стыдно, как мне стыдно, мне до кончика хвоста, стыдно…
- “Акела промахнулся из-за Шерхана”.
- Слушай ты, Шерхан - Инга перевернулась на живот и  облокотилась на локоть – кто ты такой, чего ты хочешь?
- Мне тридцать лет и как каждый, нормальный человек, я больше всего, хочу ребёнка.
- А как же, власть над миром?
- Да, нафига, мне столько забот?
- Тогда, зачем ты это всё устроил?
- Так решил тайный совет, да и я сам, был, обеими руками за.
- Тайный совет Ордена Тамплиеров?
- Нет, международного Ордена Хакеров, я его магистр.
- Ты опять, из меня круглую дуру хочешь сделать –  закричала Инга и схватила Павла за его длинные, вьющиеся волосы.
-Ай, пусти, я правду говорю, неужели ты не видишь?
-Да тебя, сам чёрт не разберёт, когда ты правду говоришь, а когда, прикалываешься.
- Я правду говорю, посмотри мне в глаза.
- Да тебя, сам дьявол, не пересмотрит.
- Нет серьёзно, я с десяти лет в этом ордене, прошёл все ступеньки, от “крэкера” до магистра. А в детстве, не в психушке лежал, а на собрания ордена ездил.
- Что ты несёшь, какие “крэкеры”?
- Крэкеры, это низшая ступенька, солдаты. Может, слышала выражение “банк крякнуть”,
или   “крэкнутай виндовс” , это от английского слова крэк – взлом, трещена.
А хакер, это высшая квалификация, от ивритского слова хакЭр – исследование.
На самом деле, хакер это суперпрограммист.
- А ты кто?
- Я суперхакер – я магистр.
- Мы особая каста, у нас мозги устроены по другому, мышление не стандартное, а парадоксальное.
   Чтобы взломать программу, нужно сначала взломать мозги программиста, который её написал. Понять, как он мыслит, что знает, чего боится и от чего защищается.
  А потом зайти совсем с другой стороны.
       Программу, написанную хакером,  взломать может, только, суперхакер, простому смертному, это не под силу.
- А тебе, под силу?
- Да – я магистр.
- Опять двадцать пять. Я нифига  не понимаю, тебя, что, опять, “шиза косит”?
- Ты прекрасный учёный, но не пытайся меня понять, у меня, серое вещества, другого оттенка.
Твои мозги, заточены под нормальных людей и под нормальных ненормальных,
но я, ненормальный нормальный.
- От твоих объяснений, у меня скоро крыша поедет.
- А теперь, ты посвящена в тайну ордена. И если,  откажешься выйти за меня замуж,
я вынужден  буду, спалить тебя на костре.
 - Это что, предложение, от которого, я не смогу отказаться?
- Да.
- Я не верю, и теперь уже, никогда не поверю, ни одному твоему слову, но я согласна.
   
      
 
 
    



 
            

 
 


Рецензии
"деканом по научной части" (с) - предпочтительнее "проректором по научной работе".

"нам ели на зарплату профессорско- преподавательскому составу хватает" (с) - "будете требовательны - переведём на сосну".

" в белых балдахинах" (с) - ну, "1001 ночь"! Имелись ввиду бахилы, наверное?

С улыбкой,

Виталий Щербаков   29.01.2019 01:14     Заявить о нарушении
Чукча писатель, не читатель...
С улыбкой,

Борис Ровинский   29.01.2019 12:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.