Дневн. VI-47 Человечество когда-нибудь будет совер

Дневник VI-47 Человечество когда-нибудь будет совершенным?

4 января 2007 г. "Настоящие люди древности не противились уделу одиночества, не боялись смерти". Китай. Даосизм.

Воспоминания о семье Саши, Юлии, Коли почти ослепительные. Так хорошо, тепло мне у них было.

Гуляла в сумерках, грезила о Средневековье.

5 января. Была в любимом храме, благословилась у настоятеля. Он сжал мою руку. Я спросила о Наташе Шутте, он ходил к ней причащать её. "Ничего", - был его ответ. О, это наше любимое, привычное "ничего".

Посмотрела очаровательный, озорной фильм "Казанова". Героиня Франческа - красивая, умная, пишущая запрещённые книги, одевающая парики, прицепляющая усы, носящая мужские одежды -  мой идеал женщины.

10 января. Позвонил Андрей, говорил о Толе, о том, что готов жить в каморке. Стал кричать на меня. Я спросила его: "Андрей, Вам нравиться кричать на меня?". Потом он сказал мне, что его крик самозащита, он хорошо ко мне относится. А я тут причём? На меня долгие годы в коммуналке орал сосед, у меня аллергия на крики, обращённые ко мне.

Люди лживы, коварны, не верны. В юности я в дневнике писала: "Зачем люди лгут?". С тех пор ничего не изменилось.

Скольких людей я потеряла...

11 января. Андрей читал свои стихи в салоне, потом я провожала его домой, он ведь немного пил водку где-то, исчезал, появлялся. Он нахваливал себя. Я сказала: "Об этом надо забыть". Он говорил, что я прелестна, хватал меня руками, в нём не было учтивости. О моих стихах он сказал: "Вы - мастер!" Он плохо выглядел. Бледное лицо, мертвенный взгляд потухших глаз.

13 января. Я опять смотрела фильм о Казанове и после него принялась писать стихи о Джакомо:

Джиованни Джакомо Казанова

1

В Чехии в замке старинном
Старцем вполне невинным,
Сбросив страстей оковы,
Бродит тень Казановы.

Дети его и внуки
Вкушают плоды науки.
Был он весьма талантлив,
Не обойдён судьбой,

Пели о нём музыканты,
Шли к нему девы гурьбой.
Знал он удачу, позор.
Мистер, месьё, синьор...

2

Мысли клубятся в странном танце,
Образы веют, слова, идеи.
Приобретений всё меньше и меньше.
Где Генриетта и сонмы женщин?

Ты и при жизни стал легендой,
Библиотекарь озябший, бедный.
С кем же сравнить тебя, несравненный?
Веку ты отдал дань, незабвенный.

20 января 2008 г.

3

Оскудело человечество. Казановы нет.
От Парнаса лишь картины мастеров.
Некрасивость одежд, отсутствие манер,
Одержимость, дикие темпы.
Что же дальше? Полное одичание?

15 января. С Элей ходили в монастырь. Я ощутила там энергии страха.

В магазине "Белые облака" я полистала книги о Джазмухин, она ничего не ест 8 лет, её обучали индийские йоги. Меня йоги не обучают.

17 января. Утром я ощутила ненависть к одной женщине, которая эпизодически бросает меня, перестаёт общаться. Я стала молиться за неё, негатив исчез.

Почему любовь превращается в ненависть, и крайне редко ненависть может стать любовью?

19 января. Была на концерте Алика Бобровского. "Форельный квинтет во втором отделении" был чудесной музыкой. Сын его Петя Бобровский играл на скрипке. Звук её был пискливым и недостаточно тёплым, но в его игре было изящество. У Пети милое лёгкое лицо, карие глаза, кудри. В нём есть тонкость и приветливость.

Утром так кружилась голова, что я стала прощаться с жизнью. Как нами управляет тело...

20 января. Смотрела фильм о перемещении эпох, люди переходили из эпохи в эпоху, из века в век. Эта тема мне интересна.

22 января. Ледники тают, уровень океана может подняться на 60 метров, для жизни останутся только высокие места суши.

23 января. У меня дома много интересного, хочется всё прочесть, просмотреть, послушать кассеты, диски.

25 января. С удовольствием часа три занималась фортепьяно с сыном подруги, мы много играли, учили гаммы, играли в 4 руки, я много играла произведений с листа.

28 января. Во сне я нахожусь в Тонком мире, но во сне я этого не осознаю. Я не одна, тихие женские сущности рядом, они мне незнакомы, лица их незнакомы мне. Общение таинственное, я не слышу звука голосов, но я понимаю этих женщин.

Я сказала женщинам, что я хотела бы видеть моего друга Бориса Талесника. Мы перемещаемся из одного слоя существования в другой слой без резких движений. Во мне был тихий страх сказать или сделать что-то не так, я была сдержана.

Наконец, меня предупредили, что я скоро, вероятно, увижу Борю. Я оказалась в светлом, но без солнца пространстве, Боря издалека двигался в мою сторону. Он был в белой рубашке и светлых брюках, лицо по мере приближения ко мне было смугловатым, пышные седые волосы его развевались.

Близко мне его лицо не показали. Как все люди, общающиеся со мной, он был тих. Может быть, я молилась за него, может быть, я просила этих женщин, чтобы ему было хорошо  - не помню. В конце сна перед пробуждением я услышала глухой голос Бори, он негромко сказал фразу, обращённую ко мне, но когда я проснулась, я не помнила её, в моей памяти осталось только последнее слово фразы - моё имя "Галочка".

Всё, что происходило со мной в этом сне, пронизывал страх перед кем-то. Всё было осуществляемо в тайне и страхе. Наше присутствие было тайным, никто не должен был знать, где мы, что мы делаем. Одни лица сменялись другими, среди них попадались и мужчины. Все были заняты делом, но оно не было явным. Страх и покой были во мне, радости не было. Ничего тёмного тоже не было.

30 января. Что вытворяет с нами наше тело? Оно делает с нами, что хочет. Стало быть - нет гармонии между душой и телом.

С духом нашим всё неясно. Мы можем ощутить свой дух в родстве с Духом Божественным только в минуты, когда Бог нам даёт свою благодать, когда мы ощущаем Его присутствие в нас. Сейчас это бывает со мной крайне редко.

31 января. В метро я случайно встретила философа Юрия Владимировича Линника. Я спросила его о 2012 годе. Он обращался ко мне на "ты", он сказал: "Мы с тобой выживём." На мой вопрос о Пралайе он ответил: "Её надо избежать... Это уничтожение. Надо перейти световой барьер".

Я спросила: "Человечество когда-нибудь будет совершенным?" Он ответил: "Нет. Только в Тонком мире. На Земле всегда будут искажения".

Он сказал, что встреча в метро, это редкость, он был рад встрече, послал мне воздушный поцелуй, выйдя из вагона.

Мой рисунок.


Рецензии