Тот, по кому я скучаю

А я говорила, что это не о любви.
С любовью вообще проблемы - такая осень.
Но знаешь, если понадоблюсь - ты зови,
Когда этот город печален и стоголосен,

Когда ни в одном дворе не горят фонари,
Когда темнота тяжела, плотна, гуталинна...
Бывает, что все, что нужно, - поговорить,
И чтобы был кто-то, кому подставляешь спину.*


     1

     Невероятно. Стрела Амура, которой я метила много лет в неправильные цели, неожиданно улетела в нужном направлении и вонзилась в того, о ком я не могла и подумать. А он, оказывается, давно заметил меня первым. Только я ничего не видела, уделяя тонкосплетенные переживания не стоящим этого людям.

     Парень фотографировал. Стоя у стены, ему было видно в помещении все: вереницы входящих и вываливающихся с сигаретами и бокалами из накуренной комнаты творческих личностей, передаваемые для настройки гитары и авторские сборники, неприметные объятия двоих. Его задача – находить интересные кадры, затем уже дома экспериментировать с оформлением, печатью и прочим. Словом, увлеченная натура, как и я.

     В тот период я еще была вовлечена в старую связь с давнишним знакомым; так, легкое колыхание кровати, ничего более. Как остроумно выразилась моя приятельница, процитировавшая Интернет-шутку: «Раньше поцеловал даме руку – и уже под венец. А нынче ***хаешься, ***хаешься – и не знаешь, как это официально называется». В точку!

     Мне хватало ума не зависать в бесперспективных отношениях. Но сердце ныло: когда же Анна возьмется за ум и найдет себе нормального человека, так же мечтающего о семье?

     Анна вкалывала на основной работе и пяти шабашках, вечерами вязала шарфики и писала стихи, а ночью ей на грудь ложилась любимая кошка и утешающе мурлыкала:

     - Муррр! Все еще будет, повер-рррь!

     2

     Хвала социальным сетям!

     В них знакомишься и расстаешься, иногда даже никогда не видя человека «в реале». Но с ним-то мы виделись. И я не помню, кто кого первым поздравил с общим праздником – наши дни рождения выпадали на один день. Это неважно – один поздравил, второй предложил вместе отметить это событие, на том и остановились.

     Встретились через неделю, когда рассеялся аврал на работе. Суши-бар обрадовал незаполненностью и удобным расположением. «Уютный столик у окна, и мы вдвоем и тишина…».

      Мы заказали мисо, роллы «Огоньки Токио» и не заметили, как вместо пятнадцати минут просидели полчаса, час, довольно долго до самого вечера. Официанты в оранжевых майках приносили и уносили мини-тарелочки, предлагали Сергею покурить, а мне новый сок.

     Сергей курил и смотрел на меня; я задумчиво пила сок, глядя Сереже в глаза. Почему-то сразу захотелось его назвать как-то лично, тепло.

     А потом он попросил:

     - Поцелуй меня!

     И я поняла, что тоже хочу это сделать.

Всю ночь шел дождь, по стеклам барабаня.
Мне не спалось. В объятьях темноты
Нахлынувший поток воспоминаний
Мне рисовал дождем ее черты.
И тысячи слепых холодных капель,
Разбившись об оконное стекло,
Сливались воедино в имя «Катя».
К стеклу прильнув, я чувствовал тепло
Ее руки, пришедшее оттуда,
С той стороны закрытого окна.
Разбил стекло. Сказал себе, - «Забуду».
Но в тысяче осколков вновь она.**

     3

     А после всю неделю шел снег.

     В кармане моей куртки лежал билет домой – пару суток на поезде к родным и у них дней десять. Ничего нельзя отменить – меня уже ждали дома, а новый билет не купить. Сережа хандрил. Он угрюмо тащился на ненавистную к концу года работу, я так же меланхолично искала подарки домой, было много заказов от родни.

     Сережка заезжал ко мне, помогал распланировать траты. Затем мы пили чай с вином на прокуренной кухне и обжимались, как два кота. И хотели окончательной близости, и боялись перейти тонкую грань отношений. Нам обоим было важно душевное единение и мы опасались нарушить тонкую гармонию.

     Но в день моего отъезда мы едва успели на поезд, поскольку, хотя Серж и отпросился с работы пораньше, мы долго сидели друг у друга в объятиях. Я плакала, он уверял, что мы оба выдержим разлуку. Опомнились незадолго до выхода и взяли такси на вокзал.

     Уезжающий поезд молнией-застежкой на время разъединил половинки наших жизней, оставив Сережкин поцелуй на моей заплаканной щеке, и нежность моих рук на его шее.

     Я ехала и думала, ну какая же я идиотка, что уезжаю одна.

Я хочу быть твоей - женой, подругой, ребенком,
Чтобы все чувства не умещались в один кулак.
Я - что-то среднее между экспрессом или продленкой,
Ты - целый мир, вмещающийся в меня.

Если слушать дожди, а они барабанят звонко,
То есть тысячи жизней и полсотни дорог.
Не спорь, мальчишка, с нашим недлинным сроком
Надо брать все, что нам посылает Бог.

Неважно - будет всё вечностью или мгновеньем,
Если задуматься, жизнь это суета,
Снующая, как котенок в ногах, нашим временем,
Выворачивающая нутро на людских холстах.

Я буду твоей - вдохновением, солнцем, смыслом,
Чтобы ночь разделяла только наши тела.
Мы чье-то главное, вечное, чья-то исповедь,
Целая жизнь и спасательный круг для меня.***

     4

     К счастью, родители поняли мое состояние.

     Я приехала раскрасневшаяся после дороги и была телесно дома, а мысленно с любимым человеком. Собственно, наверное, высший смысл поездки был в том, чтобы на расстоянии я поняла, как он мне нужен.

     Мы осыпали друг друга нежностями по интернету и безмерно скучали. Наша встреча была подарком от самой матушки-судьбы.

     Мама первой заметила мое равнодушие к обычно захватывающим мелодрамам и ситкомам:

     - Ты влюбилась?

     Такие вопросы в лоб всегда обескураживают. Я смешалась, а мама проницательно улыбнулась. Все-таки она внимательная, а папа не очень. Но даже он заметил, с какой скоростью я выскочила из-за стола, когда в соседней комнате, как мне показалось, самой громкой сиреной прокричала смс-ка. «Это от него?», спросила мама глазами, «О, да!», красноречиво ответили мои счастливые «синие блюдца» (Сережино выражение).

     О, черт! Полагаю, мне не удалось передать здесь все мои чувства к нему, как и не объяснить самой себе, почему с нами произошло именно так, как мечталось.

     По возвращении в Питер, как и предполагал Серж, мы поехали к нему и долго слушали, как по извечной традиции коварно обернувшийся дождем снег нудно барабанил по подоконнику и булькал в водосточных трубах.

     Сережа открыл «Абрау Дюрсо», я приготовила бутерброды. Мы слушали, кажется, Стинга. Было тихо и спокойно.

     Было слишком тихо и чересчур спокойно.

     Просто пришло время нарушить эту тишину…

Ты тоже слушаешь чью-то поступь,
И этот кто-то проходит мимо?
Давай ночами смотреть на звезды
И находить в них черты любимых.
Ты стать хотела кому-то близкой
И сквозь безмолвие ждешь ответа?
Давай смотреть на ночные искры
И утешаться далеким светом.
Ты тоже верить устала в небыль
И греешь место в пустой кровати?
Давай смотреть в бесконечность неба
И отдаваться ее объятьям.
Ты тоже прячешь в подушку слезы,
Когда бывает сдержаться трудно?
Давай ночами смотреть на звезды
И мы однажды найдем друг друга.**


     * Лемерт, поэтесса http://vk.com/alonso_kexano
     ** Вячеслав Иванов, поэт http://vk.com/club18410973
     *** О(А)сечка, поэтесса http://vk.com/osechkaa


Рецензии
Марья, с Новым Годом, новых творческих успехов, любви и благополучия!

Олег Шах-Гусейнов   02.01.2013 18:55     Заявить о нарушении
Олег-вам и вашей семье также-и ОГРОМНОЕ спасибо за ваше внимание!!!)))

Счастливая, Машук!!!

Мария Машук Наклейщикова   02.01.2013 21:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.