Москва приказала Найти и уничтожить!

Малый противолодочный корабль, выполнив обычное задание по выводу атомной подводной лодки в Баренцево море, возвращался на базу. Позади остались две недели дежурства, изматывающей болтанки, ожидания почты и бани. Предвкушение насладиться неограниченным количеством пресной воды при стоянке у пирса и спокойным приемом пищи изрядно подогревали нетерпение личного состава.
Настроение у командира корабля капитана 3-го ранга Лобова Виктора Ивановича было приподнятое – впереди его ожидала ротация комсостава. После пятнадцати лет службы на Севере ему предстояло принять под командование такой же корабль, но уже на Черноморском флоте.
Экипаж также ждали свои маленькие радости.
В такие моменты командир позволял и себе, и команде немного расслабиться. Приказы и распоряжения отдавались в непринужденном, полушутливом тоне; обращение к подчиненным практиковалось чаще по имени.
Вот в таком хорошем расположении духа командир шел по коридору в свою каюту. Где не грех это душевное состояние и еще возвысить. Спиртиком. Совсем чуть-чуть, - чтобы никто не заметил.
Проходя мимо каюты СПСа (специально подготовленный секретчик, а на жаргоне команды – “специально подготовленный сачок”, так как боец имел койку рядом с засекреченной аппаратурой связи, и войти к нему имел право только командир корабля), Лобов решил заглянуть туда - вдруг что из штаба?
- О!  А я, товарищ командир, только собирался к вам. Шифровка из штаба флота, - доложил старшина 2-ой статьи Орлов Александр.
Старшиной он был над самим собой. И хотя должность у него мичманская, – никого в подчинении по штату не предусматривалось, А сам Александр подчинялся только командиру. Чуть что – раз! – и закрылся у себя в каюте. Вот и попробуй выуди его оттуда на работы какие. Сачок, он и есть сачок.
Прочитав шифровку, командир и думать забыл о каюте.
Вахтенный офицер, сигнальщик и рулевой сразу поняли, что что-то случилось, раз кэп так быстро вернулся на мостик.
- Ну что, братцы, повоюем? - скрывая волнение, произнес командир.
- Что, опять лодку выводить? – поинтересовался сигнальщик. – А кроме нас нет никого?
- Да, Славик, еп. . . мать, разрешите вам доложить! И вообще, где ты увидел на горизонте лодку, сигнальщик, бля! – И уже вахтенному офицеру: – Боевая тревога!
Корабль мгновенно уподобился растревоженному муравейнику. Все бросились на свои боевые посты. Трапы и палубы от стука сотен ботинок аж завибрировали.
Пошли доклады на мостик:
- БЧ (боевая часть) 2 к бою готов!
- БЧ 5 к бою готов!
- БЧ 4 к бою готов!
- БЧ 3 к бою готов!
Командир взял в руку микрофон громкой связи и спокойно так, с некоторой долей иронии, начал бросать короткие фразы:
- Говорит командир корабля. База и все радости, с нею связанные, на время отменяется. На какое время – зависит от нас с вами. Наши буи на дне Баренцева моря засекли подводную лодку. Наших лодок в том районе нет. А какая лодка поимеет наглость сунуться в наши, охраняемые нами воды? Правильно! Американская. Мы к этому району ближе всех, нам и отдали приказ, аж из самой Москвы: “Найти и уничтожить!”.
К тому же мы самые быстрые. Не скрою, что за время нашей службы это первое "добро" на применение боевого оружия.
Я не сомневаюсь, что мы выполним поставленную перед нами задачу.
Надеюсь на мастерство и профессионализм старослужащих. Все. Удачи!
“Каптри” отключился от громкой связи, повертел в руке микрофон, обвел присутствующих взглядом.
- Что приуныли? Потопим американскую лодку, мы же для этого и предназначены! – Щелкнул тумблером, связываясь со штурманской рубкой.
- Штурман, проложить курс в район… Пойдем на двух дизелях и двух турбинах – выжмем 40 узлов.
- Есть, проложить курс в район… –  продублировал приказ штурман, старший лейтенант Шевченко.
Лобов переключил тумблер на мотористов.
- Механик!
- Товарищ командир, капитан-лейтенант дизель слушает, это главстаршина Федичкин.
- Петя, готовьте турбины, пойдем на максимуме.
- Есть, товарищ командир!
Капитан 3-го ранга повернулся к сигнальщику.
- Ну что, Славик, ты готов к бою?
- А чего мне готовиться? Глаза – при мне, сигнальный фонарь – вот он. Как увижу американца, так сразу его – фонарем!
- Правильно, только не проспи его, - ответил командир, переключаясь на акустиков.
- Сережа, дорогой, ты там?
- Шутите, товарищ командир, где же мне еще быть?
- Вся надежда на тебя, лучшего слухача дивизии. Да что там дивизии –  флота! Услышь ее первый. Уж я тебя отблагодарю! В отпуске ты уже два раза был, так я и медальку какую-нибудь к “дэмэбэ” нарисую.
- Постараюсь, товарищ командир!
- Постарайся, постарайся, это тебе не за сестричками в госпитале приударять.
- Какие сестрички?
- Ладно, ладно… слышал.
Очередной щелчок тумблера.
- БЧ 3!
- Капитан-лейтенант Башмаков, слушаю товарищ командир!
- Федор Иванович, знаю, что у вас все в порядке, но дай мне старшину Шафрана – пошутить с ним охота.
- Старшина первой статьи Шафран, товарищ командир!
- Леня, когда вы намедни проворачивали механизмы первой РБУ (реактивной бомбовой установки), что-то в ней заедало.
- Никак нет, все работает как часы.
- Ага, Леня, вы там не спутайте: бомбочки в них боевые загрузите, а то на глубине, возьми они и не взорвись. А у тебя такой шанс войти в историю. В учебниках потом напишут, что третью мировую войну начал минер главный старшина Леонид Шафран.
- Я старшина первой статьи, товарищ командир.
- Так в звании, я думаю, каждого из нас повысят. Ладно, удачи вам всем.
Что такое 40 узлов при работающих дизелях и турбинах? Это песня! Дуэт металла и воды. Вибрация корпуса корабля через палубу и ботинки передается всему телу, вызывая какое-то возбуждение, схожее с азартом охотника. Равномерная качка, ныряние в волну, взлет на гребне создают ощущение полета, – полета мощной стальной птицы. Ты с каким-то жутким восторгом то приседаешь, боясь вот-вот сорваться и бесследно исчезнуть в исполинской воронке бездонных водных глубин, то словно взлетаешь с гребня гигантской волны ввысь, к свинцовым тучам.  Но главное: ты управляешь этой махиной, она послушна тебе, и вам подвластна стихия.
…Стальная махина прилетела в заданный район. Начались поиски вражеской подлодки.
Шансов обнаружить ее было мало. Лодка имеет большое преимущество в обнаружении цели. Импульсы от ее акустической антенны распространяются в воде на значительно большее расстояние, чем от корабельной антенны.
Конечно, подлодка “увидела” корабль раньше, а значит, располагала временем уйти в нейтральные воды.
Разочарование всех постигло – превеликое: повоевать не пришлось. А может быть, это и к лучшему, – ведь исход сражения неизвестен. К тому же, если задуматься, на лодке служили такие же матросы – чьи-то сыновья, мужья, братья, – и время было мирное.


Рецензии
Интересно.
Я жила несколько лет в посёлке подводников.
А, правда, такие приказы тогда могли быть?

Кимма   10.08.2019 10:38     Заявить о нарушении
Конечно, командир шутить бы не стал.
В то время многое не афишировалось, и их топили, и нас.
Да, и сейчас всё засекречено, что с "Курском", что с "Лошариком".
Спасибо за отзыв.

Вячеслав Поляков   10.08.2019 10:53   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 62 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.