Материнское...

               
        А вот рождение ребёнка осталось для меня запоминающимся событием на всю оставшуюся жизнь, тем более что это было единственный раз…

       Собиралась готовить праздничный ужин, с нетерпением ожидая супруга из командировки, который инспектировал ракетные «точки». Мне частенько приходилось хозяйничать одной в нашей молодой армейской семье. И в этот рождественский вечер хотела порадовать молодого мужа чем-нибудь вкусненьким, потому задумала испечь "медовик" — самое популярное на тот момент кондитерское изделие домашней выпечки.

       Наклонилась к шкафчику за мукой и почувствовала в животе резкую боль! Осторожно выпрямилась… Боль прошла, но через некоторое время опять возобновилась, только стала более тягучей и ноющей. «Всё, — подумала, — времечко пришло, ребёночек наружу запросился! — декретный отпуск закончился!» Сама себе вызвала скорую помощь, она и отвезла меня в роддом.
      
       А боль не прекращалась… Она накатывала волнами и раз от раза становилась всё сильней и сильней. От неё невозможно было освободиться, и только одна мысль успокаивала на тот момент, что когда-нибудь болячка прекратится.

       В больнице, после прохождения обязательных процедур, меня определили в предродовую палату, и я надеялась, что здесь по-быстрому помогут разрешиться от бремени, но не тут-то было. Про меня забыли…

      Лежа на кровати, я периодически орала благим матом, пытаясь позвать кого-нибудь на помощь, но тщетно. Медперсонал либо отмечал рождество, либо находился на своих бесконечных планёрках и ко мне никто не торопился. Очередная волна схваток была настолько невыносимой, что казалось, терпению вот-вот придёт конец, и я просто сдохну в этой «пыточной камере»!

       И вдруг сквозь канонаду ощущений слышу ехидный тётошный диалог:

       — Слышь, как капитанша-то орёт! Уж, и потерпеть не может. Подумаешь, цаца! — Это была злорадная декламация санитарки, для которой крики рожениц являлись повседневным развлечением, было о чём поболтать и обсудить на досуге.
       — Ничего! Родит… Бог терпел и нам велел! — вторила ей более жалостливая говорунья.

       Наконец-то подошла акушерка, снизойдя до осмотра крикуньи, и сказала:

       - Придётся подождать. Организм к родам пока не готов, - и предложила, - расчешитесь, у вас волосы в катышек свалялись. Сейчас главврач придёт, он у нас мужчина молодой и очень красивый, а вы в таком виде…
       — Плевать мне на вашего мужчину! Помогите, сделайте укол, или дайте пистолет... Лучше застрелиться! — закричала я в ответ!

       Она ушла, оставив меня с моими страданиями опять в гордом одиночестве. Позже действительно подошёл главный гинеколог родильного отделения, произвёл смотрины живота роженицы и со знанием дела молвил, что я ещё молодая и должна справиться самостоятельно, без всяких уколов. И опять я орала и каталась по подушке, и опять никого не было рядом…

       Только утром следующего дня уже знакомая акушерка отвела меня в родовую палату. Там и появился на свет долгожданный сынуля. Получилось почти в рождественский праздник - такой вот искристый подарочек!

       Кем он вырастит? Пока не знала…
       Пусть просто здоровым и умненьким!
       Остальное, как получится!

       Руслан много ездил по командировкам, и мне приходилось оставаться с ребёнком одной. Очень тосковала, скучала, ждала, а заодно осваивала профессию мамки. Училась кормить малыша, ухаживала за ним, лечила. А ещё украшала дом, шила и вязала, короче, хозяйничала с удовольствием — для этого вполне морально и физически созрела.

       Муж получал много разного обмундирования, сносить которое было невозможно. Как-то я у него выпросила два куска шинельного сукна. Из более дешёвого смастерила палас, нашив разных картинок из разноцветных обрезков, оставшихся от пошива платьев, а из другого, более дорогого куска, сшила пальто, носить которое не получилось… Когда я его надевала, то мои хрупкие плечи опускались сами собой, будто на них ставили по пудовой гире. И как только в шинелях из такого сукна умудрялись воевать? А вот сынуля с удовольствием носил перешитые на него офицерские рубашки и брюки.

       Когда нужно было сбегать в магазин или на детскую кухню за питанием, то оставляла его на небольшое время у одной соседской старушки. Бывало, придём к ней, а там полная сказочная идиллия… В кухне за столом сидит седовласый старичок и хлебает горячие щи, рядом со щами парИтся в мисочке пшённая каша, на отдельной тарелочке возлежит крупно нарезанный хлеб и очищенная луковица. И посмотришь на эту старушку и этого старичка, и так делается на душе приятно да хорошо, что думаешь: вот оно счастье! Дожить бы!


Прод. http://www.proza.ru/2012/11/26/1635


Рецензии
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.