Фильтруй базар!

       Гришка Пустовой, или, как его прозвали в местах весьма отдалённых, Грешан, вернулся в свой город через пятнадцать лет, после того, когда  "псы поганые" повязали  его на пороге родительского дома, на  любимой улочке с таким сладким названием - Свобода. Повязали за мелочевку, сволочи! За несколько бутылок "беленькой", что взял он без разрешения из магазинчика на соседней улице, прихватив немного банок с консервами, пару кирпичиков хлеба и малость колбаски, которая была припрятана паскудной продавщицей от глаз людских. Народу такой колбаски и в глаза не виделось.
    
       Вина его была в том, что взял он всё это в ночное время, сковырнув хиленький замок с хлипкой двери. Нет понятия у людей ! Взял он всё это, чтобы отметить с друганами своё восемнадцатилетие ! Отмечали весь день, а ближе к вечеру понаехало милицейских  со счёту сбиться можно. Друганы огородом да оврагом ушли, а его молодого и повязали! Вот с той поры и не видел он своей любимой Свободы! А уж что на суде творилось, то без содрогания и вспоминать не хотелось. Оказывается спёр , тогда  Гришка Пустовой, столько, что и не перечесть ! Машиной не вывезти! И милицейские, и в суде всё требовали от Гришки признаться куда он товар заныкал. 

       На все его доводы никак не реагировали и отметали их напрочь. Влепили ему семь лет. Это уж потом, в лагере, но не пионерском, авторитетные люди ему всё толково пояснили, что, видимо, после его проникновения в магазин, кто-то и вывез товар.

      А там, в лагере, понеслось! За избиение надзирателя добавили ещё восьмерик. Да как было не избить этого мерзавца, когда он "петушком" его обозвал при всём честном народе.... Братва его уважала, а кликуха приклеилась из-за частого повторения им , Гришкой, слова грешен. Вот и стал он "Грешан".

       Вернулся ! А город не узнать ! Родители почили в бозе. Дом его обветшалый стоит одиноко с заколоченными окнами. Из дома всё подчистую выгребли. Соседи сказали, что пришлось продать, чтобы родителей схоронить. Дом неказистый, вот никто на него и не позарился. Соседи позаколачивали окна, дверь. Так и уцелел домик.

       Город изменился до неузнаваемости. Появились частные магазины. Всё поразгребли по себе бывшие комсомольские и партийные вожаки. Как правили, так правят городом, но стали по-новому себя величать, а бизнес свой на жён, сестёр и братьев оформили. Никто не сидит, никому нет никаких предъяв со стороны прокурорских.  Благодать!

       Вот и стало Грешану обидно. После пятнадцати лет отсидки вышел он в авторитете, а авторитет этот никто признавать не хочет. Ну не начинать же ему с ларька привокзального, вроде, как и не по чину.  Дома все охраняются псами заморскими с чудным названием "рокфеллер" , сунься - враз загрызут. Как и прежде за мелкую кражу садят, а целые пароходства воруют, но того никто и не примечает. Братва странная стала, интеллигентная, по тюрьмам не чалилась, ходят  в пальто кашемировых и костюмах дорогущих, с милицейскими и прокурорскими коньяки по ресторанам распивают. Сроднились, скорешились!  И не различить уже ему, Грешану, где свой, а где не свой. И его самого на дух не подпускают. Брезгуют, па...ы !

       Однажды вечером, стоя у не занавешенного окна своего дома и глядя со своей Свободы на открывающийся вид города, который с его улицы открывался красивейшей панорамой, потому как Свобода его была расположена на самом верху бугров городских, решил Грешаня  найти своё место в родном городе, или, взяв хороший куш, убраться из него.

       Там, внизу, где его Свобода упиралась в морской берег, спускаясь сверху словно река, заприметил он магазинчик детской одежды дорогой, не каждому и богатому будет по карману так деток одевать. Стояли в том магазине  две красавицы без всякой работы, целыми днями оттачивая свои ноготки пилками, но зато каждый вечер приезжал инкассатор  из местного банка и увозил тугие сумки деньжат. Инкассатор выходил один из машины, никого не остерегаясь, шёл  вразвалочку до магазина, брал мешок, а то и два, также не спеша возвращался, бросал на заднее сиденье и уезжал.  Грешану было наплевать откуда без торговли деньги текли. Решил он этот магазин, накануне приезда инкассатора, грабануть.

       Ограбление не удалось. Не успел Грешан войти в магазин, как на пороге нарисовались милицейские, словно с неба свалившись. Повязали руки и судили теперь Грешана за попытку ограбления. В суде долго распинался прокурорский, говоря о зле , которую сеют подобные Грешану элементы, посягающие на частный бизнес. И много чего ещё слагал. В своей речи Грешан задал вопрос судейским и прокурорскому, а откуда такие суммы берутся в маленьком магазинчике и не пора ли прокурорским этот магазинчик тряхнуть как следует. Договорить ему не дали. Прокурорский побагровел, вскочил со своего места и заорал на весь зал:

- Фильтруй базар, босота  !

        Сидит Грешан. Да ему здесь сподручнее жить. Всё по справедливости, всё по понятиям. Одежда у всех одинаковая, баланда лагерная - всем из одного котла. Знай вали сосну и дыши свежим, хвойным воздухом...
 

      


Рецензии
Скольких повязали, скольких через тюрьмы прогоняют и по сей день. Мне понравилось, как Вы отобразили образ Грешана, такой колоритный. С теплом.

Наталья Скорнякова   13.07.2019 08:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталья, за отзыв!
А тож! Сосед по улице Свобода, в самом верху, на буграх...
Дом мы там снимали. Город сверху сказочно смотрелся...
С теплом,

Надежда Опескина   13.07.2019 09:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 20 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.