Фабултерра. глава 30. Прощание с Фабултеррой

Глава 30
П р о щ а н и е   с   Ф а б у л т е р р о й

Уже светало. Тронный зал Малигнуса был полон различных существ. Приспешники Дьяблморса сидели, сжавшись по углам, их жалкий вид вызывал лишь раздражение. Самые опасные волшебники все-таки успели скрыться, среди них были Корвус, Де Коктус, Серпена, Пруина, Гариола, Гингилифус и многие другие. Впрочем, их судьба сейчас никого не волновала.
Гоблины, как ни в чем не бывало, равнодушно прибирали беспорядок, оставшийся после битвы. Это все напоминало театр, когда после яркого, шумного представления, опускался занавес, и все возвращалось к скучной, будничной жизни. Все вновь становилось обыкновенным, и на место пышной декорации, где кого-то предали и убили, выходила уборщица со шваброй, и запросто мыла пол тряпкой, цинично напевая себе под нос песенку…
Тоше было обидно видеть сейчас все это. Его одолевало разочарование. Все закончилось, закончилось! Все это было и долго, и, с другой стороны, быстро. Он справился, но какой ценой?! Рядом рыдала Сага, склонившись над Дефунгией, здесь, с ним, совсем близко, лежал бездыханный Декстор, над которым рыдал безутешный Синистер. Тоше вдруг вспомнились сожаления гнома о том, что он не попрощался с Кустосом. Тоша не знал, жив ли теперь калликанцари, жив ли Навархус, Локоний, Лукреций, и тысячи других защитников Альтусаркса, защитников Электуса. Тоша больше всего на свете боялся сейчас вернуться в Замок, ему было страшно увидеть тех, кто не дождался этой победы. Ах, победа, как она меркла теперь по сравнению со всеми этими слезами…
- Ты молодец! – похлопал по плечу Тошу Бен. – Ты – истинный Электус! Ты победил Зло, ты спас миры…
- А был ли в этом смысл?!
- Неужели ты сомневаешься?!!
- Я не знаю! Вернее, я сомневаюсь теперь. Если победа дается такой дорогой ценой, зачем тогда нужна эта битва?!
- Ах, мой мальчик, мой милый мальчик! Я хочу, чтобы ты знал, все те, кто погибли в этом сражении, погибли не просто так. Они знали, на что идут, они были готовы пожертвовать всем, ради будущего своих детей, ради будущего миров. Они не сомневались ни на минуту, что нужно идти вперед, что нужно сражаться до конца! Декстор все это понимал! Он знал, что победа дорого стоит, все это знали. Равно, как и то, что бездействие обошлось бы дороже!
- Наверное, вы правы…
- Декстор всегда знал, что ты справишься! И в этом он не ошибся! – улыбнулся Магистр.
- Спасибо! Спасибо Вам, Бен!
Внезапно, в самом центре зала стал сгущаться туман, из которого медленно проявился Дивинус.
- Дивинус?! – ахнул Тоша.
- Я приветствую вас, друзья! – улыбнулся старик.
- Ты все-таки пришел?! – Бен был удивлен не меньше Тоши.
- Разумеется, ведь свершилось то, что Фабултерра ждала тысячу лет!!! Ты, Тоша – великий Электус! Ты смог сделать правильный выбор, в отличие от юнца, который посетил меня много лет назад!
- Так это были Вы?! Вы прислали мне стихи этой ночью?!
- Да! – улыбнулся в ответ предсказатель. – То, чему суждено было свершиться – свершилось!
- Но почему ты не мог помочь нам?! Мы думали, что ты в…
- В маразме?! Ха-ха-ха! Ах, мой юный друг, заклинание «трех «i»» слишком запутано! Даже за тысячу лет я так и познал его конца! Но я сделал много, очень много, чтобы помочь вам! Большего я сотворить не мог, ведь я был и пока остаюсь хранителем этой Великой тайны!
- Вы помогали нам?! Но как все это можно было понять?!! Как можно было догадаться?!!
- Я никогда не давал подсказок, которые вы бы не смогли расшифровать!!! Они должны были быть по силам вам, и не по зубам Малигнусу!
- Но, когда мы пришли к вам…
- Я указал на шкаф, где хранилась клетка с тремя птичьими скелетами! Вы тогда не знали, что у каждого предмета есть своя птица, а когда узнали, то эта подсказка сработала! Вам все стало ясно. Тогда вы смогли использовать и надпись на табличке, которая подтвердила догадки, ведь она была довольно хитрой: «phoenix», columbus et» - союз «и» сразу дал понять, что больше трех птиц искать не стоит. Вам осталось лишь смекнуть о птице четырех стихий, и Кирилл блестяще с этим справился!
- Но почему Вы тогда не сразу указали на шкаф?!
- О! Откуда мне было знать, что это на самом деле были вы?! Это вполне могли быть приспешники Дьяблморса, принявшие оборотное зелье, я не имел права рисковать. Но когда Декстор упомянул имя моего друга Архиса, я тут же все понял! Я вижу у тебя накопилось много вопросов?! – вновь улыбнулся Дивинус. – Что ж, я на все готов ответить!
- Спасибо, - смутился Электус. – Скажите, ведь недостающим элементом правильного триплета было «duc», от слова «вера – fiducia»! Это следовало из предисловия Книги! Почему Малигнус не додумался до этого?!
- Дьяблморс никогда бы не стал перечитывать то, что он так хорошо знает! Знаешь, то, что лежит на поверхности мы, как правило, замечаем в самую последнюю очередь! Или же, как говорила Натурэлла, - Дивинус поклонился Волшебнице Флофандии. - Не все, что мы способны повторить, мы способны понять!
- Значит, это тоже была ваша подсказка?!
- Да! Дивинус, ты гениален! – вмешалась Натурэлла.
- Благодарю! – поклонился Предсказатель в ответ. – Я был уверен, что Малигнус никогда не обратит внимание на эти незатейливые стишки, ибо это было для него лишним! Дьяблморс был слишком предсказуем…
- Скажите, а что было со мной там, в Ротонде, на вершине Пирамиды?!
- Ха-ха-ха! Ты увидел Вселенную, мой юный друг!
- А что это значит?!
- Это значит, что она приняла тебя! Это значит, что ты – действительно Избранный! Это значит, что тебе, и только тебе было под силу раскрыть куб с сундуками, где хранилась Корона!
- Извините, но мне не понятно одно обстоятельство! Декстор много раз говорил о том, что Вы дали подсказку своей внучке – Гариоле, что именно благодаря ей Малигнусу удалось нас опередить! Почему Вы это сделали?!
- Что ж, это справедливый вопрос! Да, действительно, я дал подсказку Гариоле, зная, что она все передаст Дьяблморсу! Да, я направил его к верной цели, но ложным путем, который бы вряд ли его куда-нибудь привел!
- О чем Вы?!
- Малигнус узнал, что есть место, где хранятся три предмета, и триплет, это место открывающий! Однако этот самый триплет никогда бы не был ему доступен (вспомни о Предисловии), однако, благодаря Дьяблморсу, вы узнали о существовании того, о чем я мог поведать только своей внучке, и никому другому! Через Гариолу и Малигнуса, я подсказал вам, ибо знал, что ты будешь в плену, и  Карагурбскому Князю удастся приготовить Девотическое зелье.
- Можно еще вопрос?!
- Сколько угодно, дитя!
- Фреска! Ведь так было задумано, чтобы мы обнаружили подсказку на фреске?!
- Да! Только подсказка была в Оглавлении, именно его успел исправить Архис, перед тем, как сделать меня Хранителем! Именно несоответствие оглавлений Книги на фреске, и настоящей Книги, должно было вас натолкнуть на верную мысль!
- Это все так сложно!
- Да! – засмеялся Дивинус. – И если бы я не был предсказателем, я бы никогда не додумался, как вам подсказать! Архис, конечно, знал об этом! Он был Великим!
- Скажите, а вы знали, что я побе… уничтожу Дьяблморса?!
- Мое сердце это знало! И этого было достаточно!
- Значит Вам открыто не все будущее?!
- Мне открыто лишь то, что дозволено узнать! Я не могу видеть всего, равно как и не могу выбирать, что мне увидеть!
- Спасибо Вам, Дивинус! Вы – замечательный волшебник!
- Благодарю! Надеюсь, вы не судили обо мне по моему дому?! Ха-ха-ха! Что ж, у меня осталось еще два очень важных дела! – Предсказатель подошел к пеплу Малигнуса, и стал наполнять ими маленькие золотые часы. – Ты ведь желаешь спросить, как запустить остановленное время?! Правда, ты стесняешься!
- Да, - смутился Тоша.
- Что ж, изволь! Когда ты вернешься домой, тебе достаточно перевернуть эти часы, и как только песок начнет сыпаться, время вновь побежит вперед, - Дивинус протянул Тоше стеклянный хронометр.
- Спасибо! Спасибо Вам за все! И простите нас!
- За что?! Впрочем, я знаю, за что ты извиняешься, но, уверяю, мне нужно было, чтобы все вы именно так обо мне думали.
- А я всегда знал, что ты, Дивинус, делаешь все правильно, - улыбнулся Бен. – Спасибо тебе.
Предсказатель вновь поклонился.
- Я хочу сказать еще кое-что! Прежде чем я уйду!
- Но куда?! Ты ведь теперь свободен?!
- Именно поэтому я и уйду!
Дивинус приподнялся на белоснежном облачке, и стал говорить. Он говорил медленно и негромко, отчего его слова впечатывались в сознание, их смысл был сразу понятен, казалось, что старец всю тысячу мучительных для себя лет готовил этот монолог, продумывая каждое слово, проживая его, и вникая в суть.
- Я хочу, чтобы вы поняли: важны не власть, не сила, не бессмертие, даже не волшебство! Вспомните, какие слова привели вас к истине?! «Вера» и «дружба»! Здесь еще не хватает «любви»! Но вы и ее нашли, друзья мои! Вы полюбили этот мир! Вы любите своих родных, вы научились любить все то прекрасное, что даровано свыше! Ведь это настоящий подарок!!! Вера, дружба и любовь – вот истинный триплет! Не ищите в нем трех «i» - это лишь древняя легенда, призванная все запутать и усложнить. Ведь когда ты рядом с близким человеком, ты способен решать невообразимые задачи, а когда ты один, один, как Малигнус, тебе они вряд ли покорятся!!! Вот в чем сила любви! Именно, любви!!! Вера, дружба и любовь – это вечное оружие в борьбе со злом, а ваши отвага и смелость, «взращенные» этим всепобеждающим триплетом – сильнее самого могущественного волшебства!
- Что же ты будешь делать теперь?! – спросил старца Бен.
- Я обрету, наконец, вечный покой!!! Я очень устал!
- Но ведь теперь будет нужен новый хранитель!!! – вмешался Декуриос.
- И ты им станешь, Суренус!
- Я?!! Но почему?!!
- Ты нашел в себе силы вырваться из оков зла и тьмы! Ты всегда стремился к свету! Ты тот, кто способен противостоять искушениям!!!
- Но, Дивинус! Я не справлюсь!!!
- Ты справился с куда более тяжким испытанием!!!
- Ты уверен в этом, Дивинус?!!
- О, да!!! Я же еще пока предсказатель! – старец улыбнулся.
- Тогда я готов!!!
- Отныне ты, Суренус, будешь хранителем ТАЙНЫ!!! Да, и еще, не плачьте над Декстором: он обрел вечный покой, он во всем разобрался, ради этого стоило умереть! А сейчас, я произнесу одну вечную фразу, которую мечтал произнести тысячу лет: Aliis inserviendo consumor!!!
После этих слов, Дивинуса обуяло чуть теплое красно-голубое пламя, и едва он успел улыбнуться и помахать друзьям рукой, как исчез. Огонь погас, осыпаясь красивыми золотыми искрами. Вместе с искрами на полу оказался и молот с ограды дома Предсказателя.
- Скажи, Бен, а что значат эти слова?! – спросил Тоша.
- Служа другим – сгораю!!! – ответил Бен, его глаза блестели.
- Думаю, мне стоит отправиться в особняк на берегу Меморлакского озера! – произнес Министр, подбирая с пола оставленный старцем портал.
- Да, Суренус, ты прав! Ты сможешь, я знаю!!! Интересно, а как скоро мы забудем обо всем?!
- О, Магистр, теперь я знаю! Как только Электус вернется домой и перевернет свои песочные часы! – улыбнулся Декуриос в ответ. – Прощайте друзья!!!
Новый хранитель вышел на балкон, дотронулся до молота и исчез.
- Друзья, я думаю, нам всем стоит отправиться домой! – обратился Бенигнус к присутствующим. – Оставим карагурбцев наедине со своими мыслями и совестью, впрочем, вряд ли и то и другое у них осталось.
- Бен, позволь я заберу Дефунгию с собой?! – спросила Сага. – Я хочу похоронить ее в нашей семейной усыпальнице.
- Разумеется, Сага! Ты вольна поступать так, как желаешь! Спасибо тебе!
- Ты – великое дитя из мира простецов! – поклонилась ведьма Тоше, затем села в ступу, и улетела.
Друзья вышли из Тронного зала во внутренний двор Малитаркского замка.
- Contra spem spero!!! – закричал Электус.
Тут же появилась Спесавия.
- Вы живы!!! Ох, я вся извелась!!! Нет, вы представляете, войска Дьяблморса вдруг отступили, это случилось несколько часов назад! Я сразу поняла, что вас доставили сюда, но я никак не могла покинуть Альтусаркс, простите, я… а что с Декстором?! – Спеси вдруг увидела Синистера, держащего мертвого брата на руках. – Декстор что… нет, не может быть!!!
Спесавия громко зарыдала, кинувшись к бездыханному телу хранителя Книги.
- Его убил Малигнус, - сказал Тоша, едва сдерживая слезы.
- Нет! Нет! Я же не успела ему сказать, как сильно к нему привязалась! Он всегда надо мной шутил, но я никогда на него не обижалась!!! Ах, Декстор, Декстор!!!
- Не плачь, Спеси, - погладил Птицу Тоша. – Не плачь, Дивинус запретил!
Спустя некоторое время, друзья погрузились в лодку, едва в нее поместившись, и Спесавия понеслась в столицу Фабултерры. Альтусаркс выглядел совсем по-другому. Город весь лежал в руинах. Его некогда пышные ансамбли, дворцы, парки, музеи и театры зияли страшными глазницами окон. Громада Замка-резиденции Магистра, стоящего на высоком утесе Архисского острова также была полуразрушена. В лучах восходящего солнца тлеющий Альтусаркс все же не выглядел мертвым, ибо символом Фабултерры был феникс, а феникс, как известно, сгорает, чтобы вновь возродиться из пепла…

***

Друзья вернулись в Альтусаркский замок. Они очень устали. Они договорились отдохнуть. Ведь впереди было два трудных дня. Завтра должен был состояться прощальный день, завтра предстояло похоронить погибших, похоронить Декстора. А уже послезавтра нужно будет веселиться на Празднике Победы, который должны устроить Артур и Арсетта. Эти две церемонии так контрастировали друг с другом, однако, и ту и ту нужно было пережить!
Тоша лежал в своей кровати. Уходя спать, он был уверен, что всю ночь проплачет о Дексторе, однако, плакать, почему-то не хотелось. Наверное, на него подействовали слова Дивинуса. Душа гнома, действительно, обрела покой, ибо узнала, что родной брат никогда не был предателем, что не он убил Адель, что Синистер не смог его уничтожить!!! Жаль, что Декстор не увидел победу! Впрочем, он так в нее верил, он ни на секунду не сомневался, что Тоша справится! Мальчику вспомнилась сейчас их первая встреча. Как это было давно! Казалось, что прошла целая жизнь, долгая, опасная, но невероятно интересная.
- Я тебя никогда не забуду, Декстор, никогда!!!
Веки Тоши потяжелели, и он погрузился в глубокий детский сон…

***

На следующий день был объявлен траур по погибшим. Локония похоронили в склепе Воинов (у крепостной стены), а Декстора – в родовой усыпальнице Адамасского замка. Процессию возглавлял Синистер. Он много плакал. Проститься с гномом пришли все обитатели деревень Фоссоров, каждый принес собой какой-нибудь драгоценный камешек, отчего образовалась огромная разноцветная горка.
Выступали почти все: и Бен, и Натурэлла, и Лукреций, и Венена, и Кулина, и Навархус, и многие-многие другие. После церемонии Синистер куда-то удалился. Тоша отправился его искать, и застал гнома в комнате брата. Синистер молча стоял у портрета Декстора.
- Я думаю, вам стоит немного отвлечься, - сказал Тоша шепотом. – Пойдемте с нами?! Все вас ждут.
- Я хочу немного побыть здесь.
- Я Вам не помешаю?!
- Разумеется, нет! – улыбнулся гном.
Синистер оглядел пол, и подобрал измятый кусок пергамента, на котором были выведены красивым почерком Декстора расплывчатые, от некогда падающих слез, слова. Гном принялся их читать, с жадностью поглощая исповедь брата. Затем он сел и громко зарыдал. Это было так похоже на сцену, произошедшую здесь, в Адамасском замке, когда Декстор нашел дневник. Тоша тихонько подошел к упавшему листку, там было написано следующее:

Я был счастлив совсем недолго, почти мгновение. Это было давно, но это было. Это останется со мной навеки, навсегда. Всю свою жизнь я возвращался к этим минутам, вновь и вновь в них купаясь... Я ждал, ждал, когда они повторятся, каждый день ждал и, не дождавшись, опять засыпал в холодной постели, окруженный ореолом трудных мыслей. Потом наступало утро, которое вначале было пропитано ощущением новой надежды, а с годами – чувством безысходности. Дни летели, складываясь в недели, месяцы, годы, неумолимо приближая к концу… Странно, но ощущение финала почему-то не пугает, а интригует. Сколько лимитов у этой жизни: на время, на счастье, на страданья, на любовь? Можно ли сдать несчастье  экстерном? Пережив их в эпоху своих лучших лет? Или же глупо ждать, что тебе принесут счастье на тарелке, как компенсацию за все мучения?
И все-таки я благодарен судьбе за мгновения счастья, пусть их мало, пусть длились они недолго, но одно ощущение, что они были, уже отрезвляет, когда особенно невыносимо и хочется все бросить… Страшное слово «бросить», слово для неудачников…
Однако, эти мгновения способны сыграть и злую шутку: ибо когда ты познал счастье, или хотя бы взглянул ему в глаза, ты становишься другим, тебе уже трудно просто жить, монотонно отрывая листки календаря. Обидно, обидно, черт, возьми, потому, что ты именно так и живешь! Ждешь окончания дня, а зачем? Чтобы начался новый день! А зачем? Чтобы он скорее закончился, и наступила ночь – время раскопок в себе…
Я люблю жизнь за воспоминания о ней. Их никто никогда не отнимет. Они дают нам ощущение себя в этом мире. Они способны утешить даже тогда, когда ты знаешь, что счастливым  уже не будешь…
То, к чему я так долго и упорно шел – оказалось миражом… Я потерял брата, я потерял семью, я потерял любовь (едва успев ее обрести), я потерял себя…
Декстер уже давно умер, поэтому, если вдруг что-то случится, то глупо меня оплакивать, глупо…

- Он все эти годы страдал! – произнес срывающимся голосом Синистер. – Он страдал!!! А я думал, что страдаю только я!!! Ну почему?!! Почему мы не сказали друг другу то, о чем так красиво и складно писали?!! Ведь, по сути, мы писали это для того, чтобы каждый из нас это прочитал! Почему гордость так дорого обходится?!! Она не дает ничего, кроме опустошения и страданий, однако, все забирает!!! Почему все так необратимо теперь, когда так много стало известно?!! Когда все можно было исправить! То есть простить, и наконец-то начать жить, жить по настоящему!!!
- Вы знаете правду, разве это так мало?! – спросил шепотом Тоша. – Вы разобрались в том, что вас так мучило все эти долгие годы!
- Но ОН этого всего не знает!!! И не узнает теперь!!!
- Он об этом узнал, он все понял! Он понял, что Вы его не предавали… он умер со спокойной душой!!!
- Спасибо тебе!!! Спасибо за все! Ты сделал для Фабултерры много больше, чем от тебя ждали! Ты сделали много больше…

***

На следующее утро все собрались в Тронном Зале за завтраком. Впереди был большой праздник Победы, который должен был состояться в Эпуландии, поскольку Альтусаркс еще лежал в руинах. Тошу не радовало предстоящее торжество. Мальчик так привык, что Декстор был рядом, ведь с того первого дня, когда гном посетил его и до финальной битвы они были вместе…
- Прости, Бен, а мне обязательно присутствовать на этом торжестве?
- Ах, ну что ты?! Ведь это праздник в твою честь, в честь нашего Электуса, который спас миры от гибели!
- Послушай, мой мальчик, - обратилась к Тоше Натурэлла. – За минувший день произошло много всего, и тебе, разумеется, трудно пережить эти события, трудно смириться с утратой друга, но я хочу, чтобы ты знал, с того дня, как ты родился, начался твой длинный путь к этой победе! Вначале ты шел к ней незримо для себя, а потом… вспомни, через какие испытания тебе пришлось пройти здесь, в Фабултерре! И Декстор всегда был с тобой, и всегда переживал за тебя, ибо верил и знал, что ты обязательно справишься! Он ждал этой победы, как никто другой, и было бы большим неуважением к его памяти, проигнорировать Праздник! Конечно, решать тебе, но, убеждена, Декстору бы очень хотелось, чтобы ты там был!
- Наверное, Вы правы, Натурэлла! А Эпуландия далеко?!
- Нет, не очень, - улыбнулся Магистр.
- А там красиво?!
- Ты даже не представляешь как!!!
После завтрака Бен, Тоша, Кирилл и Аня отправились в Звездную Башню, чтобы в последний раз отправиться из нее в полет.
- Вы и опомниться не успеете, как окажитесь в Эпуландии! – прокричала Спеси, взмахивая своими мощными крыльями.
Птица Надежды взлетела высоко-высоко, к самым облакам, под которыми простиралась безграничная, волшебная, прекрасная и спасенная теперь Фабултерра.
Эпуландия действительно оказалась чудной страной. Ее столица – Гастрополис – вся состояла из разноцветных и удивительно милых пряничных домиков, с крыш которых, подобно сосулькам, свисала застывшая глазурь. Улицы были вымощены печеньем, всюду стояли фонтаны с лимонадом, шоколадом и сиропом. На деревьях росли конфеты и мармелад, а вдоль тротуаров стояли бисквитные скамейки. На главной площади Гастрополиса стояло огромное радужное здание с вафельными башенками.
- Вот это да-а-а!!! – ахнули дети.
- А что это за здание?! – спросил Кирилл Бена.
- Это – Дворец Эпуландии, а точнее сказать – главный Ресторан, здесь живет сама Кулина!
Птица приземлилась около Дворца-ресторана, и друзья вошли внутрь. То, что они увидели поражало воображение (особенно Спеси): огромный зал был заставлен сотнями шикарно сервированных столов, мимо которых бегали тысячи гномелл. Здесь было все, здесь было действительно все, причем в ТАКИХ количествах, что хватило бы на целую стаю Спесавий!!!
Впереди возвышалась гигантская сцена, на которой уже суетились Артур и целая армия рабочих, монтирующих сногсшибательную по своим масштабам декорацию.
Вскоре, к друзьям подошла Кулина.
- Вы уже здесь?! Ах, какая честь!
- Здравствуй, Кулина! Ты как всегда неподражаема в своих приготовлениях, как, впрочем, и Артур в своих!!!
- Ну, полно тебе, Бен!!! Ведь такой праздник, такой праздник бывает раз в тысячу лет!!!
- Ах, Кулина, слава Богу, что только раз в тысячу лет!!! Что ж, мы пока, пожалуй, погуляем в саду, не будем вам мешать.
К вечеру все было готово: столы – накрыты, декорации – собраны, артисты – наряжены, а гости – рассажены. Занавес поднялся, открыв взору тысяч глаз невероятное «действо», поставленное Артуром. Это был спектакль, повествующий всю жизнь Фабултерры, от момента ее создания, и до сегодняшнего дня.
За столами, казалось, собралась ВСЯ Фабултерра! Кого здесь только не было, даже бал и парад в честь Электуса вряд ли могли сравниться с таким скоплением почитателей Избранного! И несмотря, на такое скопление волшебных существ, вечер получился удивительно уютным, и, что уж там говорить, вкусным! Объелась даже Спесавия!!!
После финального аккорда магического оркестра, слово взял Бен.
- Эти дети – величайшие герои! Они – новые символы возрождающейся Фабултерры, и, чтобы как-то отметить их подвиг, я хочу посвятить их в Архисский Орден! – Магистр хлопнул в ладоши, и влетевшие эльфы принесли по воздуху три красных подушки со сверкающими орденами и шляпами с красными перьями.
После награждения слово дали Тоше, впрочем, он и сам хотел сказать речь, он даже готовил ее, но, увы, все забыл, как только поднялся на сцену.
- Друзья! Я не знаю, что принято говорить в таких случаях, поэтому скажу то, что подсказывает мне сердце! Прежде всего, я бы хотел сказать спасибо! Спасибо всем вам за то, что не оставили меня наедине со Злом, за то, что каждый из вас помогал нам в этой борьбе, жертвуя многим и многими! Я бы хотел сказать спасибо Архису, за то, что создал этот удивительный мир, добрый и сказочный мир, который так не хочется теперь покидать! Еще, я бы хотел попросить прощение за всех погибших, за каждого, кто не вернулся! Это была страшная битва! Спасибо всем вам, что вы есть, ведь если бы не было сказки, то и Верх был бы слишком скучным и серым! Я счастлив, что у меня теперь столько друзей!!! Я СЧАСТЛИВ!!!
Весь зал взорвался аплодисментами, которые не смолкали очень долго. В эту минуту каждый понимал, что это – Победа, такая нужная, такая долгожданная…


Рецензии