Очи Черные в стиле блюз

В детстве я решил стать музыкантом. И не просто музыкантом, а аккомпаниатором.
В этом плане, странном на первый взгляд, все было продумано до мелочей.
Даже выбор инструмента. Впрочем, вариантов-то и не было - в нашей крошечной квартире сиротски приютилось расстроенное трофейное пианино.
Итак - я буду пианистом, аккомпанирующим не бог знает кому, а одной из двух актрис, беззаветно любимых мной, на которой, как честный человек, обязательно женюсь.

Актрис звали Лолита Торрес и Дина Дурбин.
Они, конечно, не подозревали о моем существовании?
Чепуха! Ведь и у вас нет и толики сомнения - это был лишь вопрос времени.
Серьезная проблема возникала только в моих предпочтениях.
Поскольку Лолита Торрес явно была папиной симпатией, а я не мог стоять на пути у собственного отца, то и этот выбор был ясен - Дина Дурбин.

Твердое решение, принятое мной, было более чем правильным. Для того, чтобы окончательно определиться с именем своей невесты, у меня было множество причин.
Дина замечательно пела. В фильме " Сестра его дворецкого" она великолепно исполняла русские романсы, в том числе мой любимый "Очи Чёрные".
Причём пела не по-английски, а абсолютно понятно для меня - на русском. Хотя и с акцентом американской шпионки, что придавало её невероятной красоте ещё и эффектную загадочность.
И как заключительный штрих в моём выборе - её имя и фамилия по странной причуде судьбы были точно такими же как у моей двоюродной сестры.
Сестра же, хоть и была прелестна, но, несомненно, уступала американской Дурбин. Да и пела не очень.

Каждый божий день, отыграв обязательные гаммы, я наслаждался сольфеджио (странно, правда?), включая доминантсептаккорд с его разрешением, который мне почему-то особенно запомнился.
Коротенькая, но музыка. Не хуже трёх аккордов на гитаре.
К музыке - стихи. Похоже, получились.
Вообразил Дину, напевающую моё произведение в голливудской студии перед знатоками.
Или на Бродвее - в зале, переполненном восторженной публикой.

До - как терпкое Бордо,
Ми - играет кружевами,
Соль уходит в
Си-бемоль,
Ля - как блестки хрусталями,
Фа - аккорда тетива
Фа - игрива и резва,
Фа - закончена строфа.

Промучив этюды Черни,я брался сначала подбирать, а потом импровизировать вариации на тему "Очи Чёрные".
Так как две из моих вариаций были вполне американскими, то есть джазовой и в стиле блюз, я ни на минуту не сомневался, что вскоре наступит момент истины, и Дина Дурбин, придя в восторг от моего таланта, определит меня сначала в качестве аккомпаниатора, а затем и законного супруга.

Вы просто обязаны согласиться, что некоторая разница в возрасте не могла быть препятствием намеченному счастью.
То, что Дина Дурбин уже была замужем, меня тоже не смущало.
Ведь преграды не страшны нашему человеку.
Отобью!

Шли недели, месяцы, годы, а никакой весточки от Дины не было - ни телеграммы, ни заказного письма.
Несколько повзрослев, я подписался вместо журнала "Пионер" на "Советский Экран" и, наконец, в декабрьском номере прочел, что Дина Дурбин больше не снимается в кино и не поет для публики.
Несмотря на страшный удар, я понял - она стесняется.
Дине просто нечего предъявить мужчине, превзошедшему весь курс сольфеджио.

Но роскошная американка все-таки подарила мне важный урок. И выводы были сделаны.
Я могу влюбиться только в очень красивую темноволосую шатенку.
Интеллигентную и артистичную.

Шатенка появилась. Преподаватель украинской литературы. Мы звали ее Катериной.
Помимо сдержанного изящества, отстранённого почти в никуда взгляда, балетной осанки и искренней преданности мове - у Катерины были замечательные коленки.
Не хуже чем у Мэрилин Монро. А может и лучше. Я ведь не был настолько близко знаком с блондинкой Мэрилин.

Как отличник, я мог выбирать себе любое место в классе.
И я выбрал - на первой парте в среднем ряду.
Вероятно никто из вас по сей день не знает об основных преимуществах этой парты.
А их - два.
Учитель никогда не обращает своего пристального внимания именно на эту парту. Зато ученик может контролировать как учителя, так и все, что происходит на его столе.
И даже - под столом. Конечно, нагнувшись за упавшей ручкой
Понятно, что речь идет о коленках.

Получить пятерку по мове для меня не было проблемой, но речь шла о большем.
Я так ласково и упорно смотрел в темные глаза нашей украинской прелести , что ключик, похоже, был найден.
Пришлось стать фанатичным поклонником украинской литературы. Я выучил наизусть здоровенные отрывки из поэмы "Гайдамаки" и с восторгом декламировал их перед остолбеневшими от моего идиотского энтузиазма товарищами.
Хотя, по правде говоря, именно "Гайдамаков" я ненавидел до отвращения.
С каждым уроком, юбка Катерины, сидевшей за классным журналом, сдвигалась все выше - пока не остановилась на "Хіба ревуть воли, як ясла повні".

Эта история стала вторым важным уроком.
Чтобы добиться любви красивой женщины нужно серьезно вкалывать.
Немного поступаться принципами, если они не особо принципиальные.
И неотрывно смотреть своей даме в глаза с обожанием.

Я пронес свои любовные предпочтения через всю жизнь.
Влюблялся только в красавиц-шатенок, обожающих петь и разыгрывать роли.
Взял в жены самую очаровательную из них.

Я не стал профессиональным пианистом. Но по-прежнему, со странным томлением, играю на рояле "Очи Черные" в стиле блюз.


Рецензии
Какой интересный рассказ и написан мастерски!!!С уважением

Татьяна Подплутова 2   20.03.2019 20:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна.
Да, с иронией - о себе.
С любовью и восхищением - о женщинах)))

Нортон Басседо   24.03.2019 04:15   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.