Хранитель

                «Я в твоих руках…
                Усну и не проснусь…»
                «Дождь» Земфира Рамазанова

   Снег в лёгком кружении спускался с небес на землю. Наблюдая за его танцем в свете фонаря остановки,  Алиса думала, что  этот последний месяц осени заканчивался для неё как нельзя хуже. Она отчаянно пыталась согреть руки в карманах пальто, хотя на дворе было не так уж холодно. Но дело было не в уличном морозе и не в заметающем прохожих снегу, этот холод шёл из самой души, и ужаснее его не было ничего в человеческой жизни. Однажды почувствовав его, человек никогда не сможет избавиться от озноба, если конечно не узнает, что прогнозы врачей – это выдумки и что дальше ему предстоит долгая и счастливая жизнь. Но Алиса верила врачам, у неё не было оснований им не верить, состояние, как говориться, было на лицо. Да, она по-прежнему была симпатична и молода, на неё оглядывались мужчины, она могла видеть, слышать, ходить и даже бегать, но внутри её с каждым днём прогрессировала опустошающая болезнь. Процедуры не помогали, врачи бессильно разводили руками, а многочисленные знакомые только смущённо прятали глаза, хотя Алиса знала, что они ничем не смогут ей помочь.
  В этот вечер она решилась уйти из больницы, так как белые больничные стены не предвещали ничего хорошего и только приводили в уныние. Впрочем, в этом белом лечебном покое всем было совершенно всё равно, если не лежишь в реанимации, то можешь появляться в палате только к обходу врача и на процедуры, чем ты занимаешься в остальное время, никого не волнует. Поэтому Алиса спокойно оделась и  вышла за пределы знакомого больничного простора в не менее знакомый простор родного города.
  У остановки возле больницы толпились люди, спешившие с работы по домам. В конце предпоследнего месяца года у всех прибавилось хлопот. В витрине магазина неподалёку от  остановки стояла нарядная ёлка, всем своим видом напоминавшая о том, что необходимо купить подарки и думать о праздничном ужине. У Алисы эта предпраздничная суета вызвала лишь лёгкую усмешку: в этом году ей уже не надо думать ни о подарках, ни о праздничном ужине. Будет даже лучше, если она скоро умрёт, тем самым не успеет омрачить наступающий праздник, ведь есть надежда, что к новому году боль родных и близких немного утихнет. Размышляя подобным образом, Алиса отвернулась от призывно сверкающей ёлки в витрине и на секунду закрыла глаза, пытаясь отогнать мрачные мысли. Но среди них  светлым пятном промелькнуло воспоминание о Нём. Последнее время Он почему-то стал чаще приходить в её воспоминания и сны. В конечном счёте, она не воспринимала его как призрака из прошлого, как многих других мужчин, встретившихся на её пути, но чувства к нему были схожи с ностальгией, они были и светлыми и приятными одновременно, возможно именно потому, что в этой кутерьме под названием «неизлечимая болезнь» его не было. Их роман закончился за год до этого, а потом рядом с ней появился другой, заботливый и надежный, который, вскоре стал её мужем. Впрочем, те отношения и романом нельзя было назвать, но какое придумать им название? Алиса задумалась об этом, будто погрузилась в  лёгкую дрёму воспоминаний. Ей снова захотелось отогнать эти мысли. «Но зачем?  - остановила она себя, - в конечном счёте, я и так много когда себя одергивала, много чего себе запрещала и осталась в проигрыше. Я проиграла перед болезнью, перед жалостью родных, перед многими радостями жизни, которые уже не смогу познать, почему бы мне не взять маленький реванш? Почему бы не попробовать выиграть немного хорошего времени для себя? Пусть это будет лишь одна маленькая ночь, но она восполнит тысячу бесцельно проведённых ночей. И в ней я буду с тем, кого я люблю». Странным эхом это «люблю» ещё раз прозвучало в её голове.
Её размышления прервал телефонный звонок. Маленький чёрный мобильник нестерпимо вибрировал в худых пальцах и был готов выскользнуть, но Алиса сумела удержать его в руках. Подсвеченный экран мобильника показал, что на другом конце её ответа ждал супруг. Поначалу она была в смятении, но решилась ответить.
- Привет! Ну как  твои дела, милая? – в его словах звучала забота и нежность, она прекрасно понимала, что это были не дежурные вопросы. Впрочем, в такой ситуации они вряд ли могли быть дежурными.
- Ты знаешь, мне уже лучше. Врачи говорят, я иду на поправку, - она решилась ему соврать, хотя этим утром, после окончательного вердикта врача ей первым делом захотелось позвонить ему и рассказать обо всём. Но она вовремя остановилась, а теперь ей казалось, что с того времени прошла целая вечность.
- Правда? Я безумно рад! – она почувствовала в его голосе сомнение и то, как он хочет эти сомнения в себе потушить и оставить хотя бы малую искру надежды. – Хочешь я приеду, заберу тебя домой, если врач не против?
- Не надо милый, я сегодня посплю в больнице, а завтра вечером может быть, приедешь за мной, в любом случае обязательно увидимся завтра, - она улыбалась, чтобы её голос в трубке звенел и казался бодрым, но её глаза медленно застилала пелена слёз, потому, что в своём завтра она была неуверенна как никогда.
- Хорошо милая, давай поправляйся! Я завтра приеду. Люблю тебя, позвоню перед сном или сама позвони, когда захочешь.
- Хорошо. Я тоже тебя люблю.
   Алиса  знала, что её супруг не любил долгих телефонных разговоров, и не обиделась, что и сейчас он был немногословен, наоборот была благодарна за это. Она любила своего мужа больше всех мужчин на свете, он был не просто её любовником, её второй половиной, хотя в теорию половин она не верила, он был ещё и преданным другом. Именно поэтому лучшим выходом было скрыть от него правду. Если сейчас он обо всём узнает, то заберёт  жену домой,  конечно замучает  долгими расспросами,  слишком настороженно отнесётся к нахлынувшему на нее приступу теплоты, будет выпытывать результаты исследований и стараться исправить ситуацию в лучшую сторону, хоть это и не возможно.  А еще он непременно расскажет обо всем ее матери, даже если пообещает этого не делать,  с точки зрения морали будет совершенно прав и они вдвоем будут бороться за жизнь Алисы, а на это она не сможет смотреть без слез и мыслей об окончательном собственном эгоизме.  И мужа, и мать она слишком любила и не хотела тратить их время на бесполезную борьбу. Конечно, муж не должен знать правду.
   Ей хотелось встретиться с человеком, который бы не знал о ее болезни,  не задумывался над ее стремлением пообщаться и расценил это просто как очередную ее странность, но не удивился ей, ибо был таким же странным как она.  Такой человек был в ее жизни, и она снова вспомнила о Нём. После расставания она редко  произносила его имя, но оно крутилось на кончике языка, как леденец – его звали Даниэль. Они долго дышали одним воздухом,  а потом разглядели друг в друге те странности, что помогли им сойтись и разойтись так же внезапно и безболезненно.  Но дело было не в одних лишь странностях. Ей показалось, что именно он сможет понять её лучше других,  ведь уже не раз именно он оказывался рядом в трудную минуту, если был не занят. Алиса вспомнила об этом только сейчас,  а ведь действительно он мог быть занят, возможно, у него есть девушка, или жена с маленьким ребенком и этот звонок из прошлого дискредитирует его в глазах жены. Но вечер был свободен, телефон лежал в руке, а место напоминало об их первой совместной странности: несколько лет назад они стояли на этой же остановке возвращаясь с корпоратива и чтобы согреться он купил бутылку мартини. Алиса сильно сомневалась, что именно этот напиток сможет их согреть, но он их действительно согрел, ибо под его воздействием они разглядели привлекательность друг друга и на последнем автобусе отправились к ней домой.  Так что даже само место было символичным и оно намекало на встречу, а если окажется, что он занят или трубку возьмет жена можно сказать,  что бывшая коллега просто интересуется его планами чтобы позвать на совместный корпаратив тем более,  что отчасти так оно и было. И Алиса стала искать его номер телефона в записной книжке мобильника.
-Ало - равнодушно прозвучал его  голос на конце провода.
-Привет Дэн это я ...
-А привет ... давно тебя не слышал - голос стал заметно оживленнее, что давало надежду.
- Я бы хотела встретиться с тобой… сейчас... 
- Какие - то проблемы?
-А разве чтобы встретиться нужны проблемы?
- Нет, просто хотел быть готовым.
-Будь готов к бутылке мартини.
-Ладно, говори куда ехать.
-Ты же знаешь, что мартини пьют исключительно на остановках.
-Что ж туда и подъеду. 
   Алиса не уточнила место остановки, но была уверенна, что он догадался, куда именно нужно прибыть. Окрыленная она пошла за мартини в магазин и эта предновогодняя мишура теперь  ее совсем не раздражала.
   Сжимая в руке бутылку она была счастлива, как подросток, не смотря на то, что стекло сильно холодило и без того её озябшие руки. Можно ли думать о руках, если возможно совсем скоро Дэн согреет её сердце? А она даже не знает, что скажет ему, как объяснит свою странную просьбу приехать? И долго ли его ждать?
   Ждать оказалось не долго. Он внезапно окликнул её со стороны магазина. Увидев его рядом, ей показалось, что они не виделись целую вечность, но он совсем не изменился, такой же бесконечно молодой и безупречно одетый: смущённо улыбаясь ей, он сжимал в руке белую розу. Они оба потеряли дар речи, память о недолгих днях, проведённых когда-то вместе, оглушила и застала врасплох. Но переживания последних суток  обрушились на неё как девятый вал, и она без лишних слов бросилась ему на шею. Растерянный он принял её в свои объятия и они долго стояли, обнимая друг друга. Она вдыхала позабытый, но до боли знакомый запах его кожи и всеми силами сдерживала потоки слёз, готовые хлынуть из под ресниц. Он коснулся губами её волос, и это успокоило больше всяких слов. Потом смущённая она неловко отстранилась от него и снова заглянула в его улыбающееся лицо.
 - Мне кажется, что пить на остановке это всё-таки не самая лучшая идея, - наконец сказал он, - к тому же я на машине, поэтому, предлагаю поехать ко мне.
 - У тебя машина?
 - Да, уже около года катаюсь.
 - Давненько мы с тобой не виделись, - спокойно, даже почти равнодушно сказала Алиса, но в самой глубине её голоса слышалась нотка грусти. Он слегка приобнял её за плечо
 - Это точно.
   И передав розу, повёл Алису к своей машине. Серебристая иномарка ждала недалеко от магазина, она была так же ослепительна, как и её хозяин.
 - Красивая, - протянула Алиса, усаживаясь на сидение рядом с Даниэлем.
 - Мне нравится то, что она надёжная. В нашем мире не так уж много надёжности, а в моём её вообще нет.
   Эта фраза прозвучала как укол в адрес Алисы, ведь она практически исчезла из его жизни, хотя всегда думала, что дело обстояло в точности наоборот. Впрочем, теперь это не имело значения. Дэн сел рядом - на место водителя и окинул свою спутницу взглядом. Она, как и прежде была хорошенькой, даже слишком. Эта худоба только ещё больше придавала ей беззащитности и лёгкости, он заметил её даже сквозь довольно плотное пальто и теперь в полутьме автомобиля разглядел, что и лицо Алисы  немного осунулось, но при этом не потеряло своего очарования, а её и без того большие зелёные глаза, стали ещё выразительнее и ярче. В своих худых руках она сжимала розу и бутылку мартини, что снова заставило его улыбнуться. Повернувшись к ней, он взял из её рук и бутылку и цветок. Розу он удобно расположил у лобового стекла, а бутылку поставил ей под ноги, и сжал в руках её холодные руки.
 - Что-то ты сильно замёрзла, детка.
   «Детка» ей показалось, что её не называли так целую вечность, и она почувствовала себя старушкой, ведь старушек не зовут «детками», так называют только глупых сексапильных девчонок и эффектных девушек, видимо такой она и была, когда они встретились. Но она лишь промолчала и пристально посмотрела в его глаза. Он же поднёс её руки к своему лицу и начал согревать их дыханием. Ей снова стало тепло, но не от тепла, а от того, что он сейчас сидел с ней в машине и грел ей руки. Как проснувшиеся бабочки её ладони стали оживать под его дыханием и неспешно выпорхнули из его рук. Одной ладонью она погладила его по щеке, и волосам и ей стало легко от того, что не нужно было тратить лишних слов, нужно было просто наслаждаться теплотой, а в её положении каждая секунда была дорога. От прикосновения её ладони он закрыл глаза. В сущности, она не могла знать любит он её до сих пор или нет, но что-то ей подсказывало, что стены прошедшего времени и минувших событий, рухнули в небытиё и остались лишь руины счастья…
До дома Даниэля было не далеко. Они два раза пересекли центральную улицу, ненадолго застревая в пробках, и дворами подъехали к пятиэтажке. Алиса узнала этот дом, она в нём уже была и была в его квартире, поэтому утвердительно качнула головой, когда они вышли из машины и он спросил:
 - Я надеюсь, ты ещё помнишь, где я живу.
 - Только я удивляюсь, что ты ещё живёшь здесь, а не уехал куда-нибудь, - через время ответила Алиса, когда они подошли к подъезду. Не понаслышке зная о непостоянстве Даниэля, она искренне была этому удивленна.  Зато она почувствовала себя увереннее, когда они стремительно преодолели несколько лестничных проёмов и оказались у дверей его квартиры. Едва переступив её порог, Даниэль снова крепко обнял Алису. Они долго и самозабвенно целовались, и стягивали друг с друга сковывающую движения верхнюю одежду,  пока в голове у Алисы не пронеслась предательская мысль о таблетках.  Ей жутко не хотелось принимать их теперь, но свалиться от  пронзительной боли в его объятиях было бы еще хуже. Слегка отстранившись от него, она прошептала:
 - Извини, мне нужно припудрить носик.
 Он сначала изумленно посмотрел на нее,  а потом, словно возвращаясь из небытия, сказал:
 - А да,  конечно.  Ты помнишь куда идти?  Или тебя проводить?
 - Помню,  не беспокойся. 
 - Хорошо, тогда я поставлю цветок в вазу и разолью мартини,  а то мы так и не доберемся до него сегодня, - улыбаясь, он отстранился и снова пристально посмотрев, спросил, - но у меня есть кое-что покрепче в зависимости от того, что ты хочешь: выпить или напиться и забыться.
   Она с удивлением посмотрела на него и после паузы ответила
 - Нет забываться я не хочу... у меня на это целая вечность – неслышно сказала она,  направляясь в ванную комнату.
   "И почему он предложил мне выпить что-то покрепче? Тоже решил,  что со мной не все в порядке?  Что я изменилась? Да,  раньше бы я не убежала  из его страстных объятий в ванную пить таблетки ... а впрочем, не все ли равно? " Нет, ей было не все равно,  потому что и ему стало не все равно,  это ее смущало.  Каким-то подкожным чутьем он уловил, что с ней происходит что-то неладное.  Впрочем, когда у человека все хорошо он не срывается просто так с места чтобы увидеть прошедшую любовь. При этих мыслях Алиса открыла кран и села на край ванной. Она долго отвлекала себя от разного рода размышлений, наблюдая, как скользят по пальцам струйки прозрачной воды.  В этом было что-то завораживающее.  Наконец она решилась выпить таблетки.  Конечно, можно было цивилизованно попросить у Дэна стаканчик воды и выпить при нем на кухне, но ей не хотелось отвечать на лишние вопросы и врать, отвечая на них. Хотя бы ему она не хотела лгать, только если не договаривать о серьёзности своего недуга.  Поэтому достав из сумки таблетки, она направила одну пригоршней ладони в рот и жадно запила водой из под крана. Вода помогла ей немного освежиться и набраться сил.  Алисе показалось,  что ей стало лучше.  Возвращая таблетки в сумку, она заметила в ней телефон и решила позвонить мужу, что бы он не волновался, ведь наверняка он думает,  что она спит, поэтому боится ей позвонить,  но очень хочет это сделать.
 - Привет дорогой!
 - Привет, - ответили на том конце, - как ты себя чувствуешь?
 - У меня все хорошо,  скоро ложусь спать. 
 - Тогда спокойной ночи!  Буду ждать завтра, чтобы увидеть тебя!
 - Спокойной ночи милый!
   В этот момент его голос звучал так трогательно, что ей захотелось схватить сумку и побежать к нему, но она остановила себя,  вспомнив его лицо наполненное переживаниями.  Нет,  хотя бы эту ночь он должен поспать спокойно, да и она не затем здесь,  чтобы убежать отсюда к мужу. 
  Освежив лоб мокрой холодной рукой, она посмотрелась в небольшое зеркало, чтобы подправить поплывший макияж,  но на лице у нее все было безупречно и, закинув сумочку на плечо, Алиса вышла к Даниэлю. Тот ждал ее в гостиной на мягком диване, завернувшись в плед.  Он пригласил ее жестом забраться к нему.  Алиса почему-то опасалась быть так близко с ним при свете, но все-таки не заставила себя ждать и юркнула под другой конец пледа.  Они сидели друг от друга на расстоянии вытянутой руки и это ей даже нравилось.  Даниэль протянул ей широкий бокал с мартини и по его предложению они выпили за встречу.   
 - В эту встречу даже не верится, - улыбнулся Даниэль.
 - Почему же?  - спросила Алиса.
 - Времени вроде бы прошло немного, а столько воды утекло. Ты ведь замужем сейчас.
 - Да.
 - И какой он твой муж?
 - Он хороший человек,  любит меня.
 - А ты его?
 - Наверное, - Алиса ответила неуверенно не потому, что сомневалась в своих чувствах к мужу,  а потому,  что боялась обидеть Даниэля.  Сейчас рядом с ней в ярком свете ламп и простой футболке он казался ей младше и ранимее и даже не столь мужественным. Между тем в свойственной ему философской манере он продолжил:
 - Разве человека можно любить «наверное»,  его либо любишь, либо нет.
 - А ты все такой же идеалист, - улыбнулась Алиса.
 - Упаси Бог,  я никогда им и не был!
 - Нет,  был.  На этом мы и сошлись.
 - А я думал, мы сошлись на странностях. 
 - И на этом тоже,  - ответила Алиса и без тени ревности спросила,  - а у тебя есть сейчас кто-нибудь?
 - Разве по моему бардаку не видно,  что я здесь один?
Алиса с удивлением оглянулась, она словила себя на мысли, что была настолько поглощена собой, что не стала высматривать чужое присутствие в его доме, ей просто было это не интересно.  Теперь же она заметила,  что он действительно жил один и все-таки решила спросить:
 - Может, ты встречаешься с кем-то.
 - Да какая теперь разница,  - рассмеялся Даниэль, - сегодня я встретился с тобой и хочу за тебя выпить.
 - А я хочу выпить за тебя.
 - Что ж тогда надо выпить.
   Даниэль снова наполнил бокалы сладким прозрачным напитком и они выпили.  Алиса почувствовала, что неловкость куда-то испарилась,  ей захотелось рассматривать Даниэля, в конечном счете, они так давно не виделись и, наверное, он всё-таки изменился.  Взгляд стал более серьезным, плечи казались шире, но улыбка была такой же очаровательной и смущенной.  У большинства мужчин в улыбке сквозит наглость или нахальство, реже спокойствие и доброта, как это было у ее мужа, а еще реже смущение,  так улыбаются только младенцы и, наверное, ангелы... и Даниэль.  Он заметил ее пристальный взгляд,  но ничего не сказал. Лишь спустя некоторое время он придвинулся к ней, и прошептав: "Я соскучился, детка " поцеловал ее, сначала в висок,  потом в губы.  "Опять эта детка - усмехнулась про себя Алиса,  - впрочем благодаря «ей», я хотя бы не чувствую себя дряхлой старухой при смерти ". А потом она ответила ему поцелуем и еще миллионами поцелуев. Так началась безумная радостная ночь, потому что в ней не было грустных мыслей, а была одна бутылка мартини на двоих, звонкий смех,  иногда пустые разговоры на важные темы, бескрайнее море нежности и странной безграничной любви. Такая длинная, и такая короткая ночь, последняя ночь в ее жизни. 

***
   Утро пробивалось сквозь туман сна. Алиса почувствовала опоясывающую боль во всем теле, но стон так и не слетел с ее губ,  потому что рядом был Даниэль, и она не хотела его пугать. Он уже не спал и, почувствовав пробуждение Алисы, мягко поцеловал ее в плечо:
 - Доброе утро соня, ночь закончилась и нам пора вставать. 
  В его голосе Алиса почувствовала настойчивую просьбу, и значит, вставать действительно было нужно.  Неужели все  закончилось и теперь он ненавязчиво ее выгоняет?  Впрочем, на что она могла надеется? Прекрасная ночь прошла,  а день должен был унести каждого к своим заботам. И видит Бог, как ей не хотелось возвращаться к ним.
Боль в теле утихла и осталась только дрожь озноба. Даниэль почувствовал это, когда Алиса повернулась к нему лицом и, прошептав «доброе утро» поцеловала в щёку.
 - Ты такая холодная детка, может тебя снова согреть? Думаю, мы найдём для этого несколько минут.
   И он крепко прижал её к себе. Но Алиса лишь слабо улыбнулась, теперь уже её голова была занята другими мыслями и она понимала, что эти несколько минут всё равно не спасут её. Она пристально посмотрела в его лицо и сказала:
 - Не надо. Лучше приготовь нам кофе.
 - Как скажешь, - улыбнулся в ответ Дэн, и вскоре соскочил с кровати и стал сладко потягиваться во весь рост у окна в лучах солнца. Алиса, улыбаясь, смотрела на него, он был красив и весел, и полон сил, а она?
   Она неторопливо сползла с кровати с другой стороны и не спеша, завернулась в простынь, взяла одежду и сумку и направилась в ванную. Нужно было привести себя в порядок.
   В ванне она опять приняла таблетку, запив её проточной водой из под крана и посмотрела на себя в зеркало. Проведённая ночь оставила следы на её лице – оно выглядело слегка помятым и уставшим, но Алиса знала, что всё это несложно подправить макияжем и для этого даже нашлось настроение. Хотя в целом, пустоту в душе она чувствовала ещё глубже. «Почему он так и не спросил зачем я пришла? Или ему всё равно? Всё-таки он странный… И за эти странности я его любила… А может до сих пор люблю». Алиса смотрела на себя в зеркало, но себя не видела, перед глазами стоял его образ – молодого, весёлого, обаятельного, похожего на ангела. Кем же они стали теперь друг для друга? С удивлением она подумала, что такие вопросы её вовсе не занимали. Случись это прежде, до её болезни, она обязательно бы спрашивала себя и его: «что изменилось? Кем они стали друг для друга? И что она скажет мужу?» Теперь эти вопросы не имели для неё никакого значения. Так смерть научила её относиться к жизни легче и проще. Парадокс.
   Алиса вышла из ванной одетая, причёсанная и накрашенная через несколько минут, хотя ей самой показалось, что за этой белой дверью она пробыла целую вечность и конечно, Даниэль её уже заждался и было неудобно его задерживать. Так она думала, пока не услышала в коридоре его голос – он торопливо разговаривал с кем-то в спальне за приоткрытой дверью. Алиса обычно не интересовалась чужими разговорами по телефону, но в этот раз почему-то остановилась и прислушалась. «Малыш, ну ты же знаешь, что я занят. Я всю ночь сидел над проектом, как только соберусь, приеду к тебе и мы всё обсудим. Не переживай. Целую тебя». Заметив Алису в проёме двери, он смущенно выключил телефон и сказал:
 - Прости, я спешу на встречу сегодня с утра.
 - Хотя бы мне можешь не врать. Лучше напои меня кофе, - грустно сказала Алиса, пытаясь улыбнуться. Теперь она понимала, что в его жизни есть другая и видимо, это серьёзно. А  эта ночь была для него лишь приключением, и в сущности ничего не значила. От этих мыслей становилось горько внутри. Несколько беззаботных часов стоили ей полного разочарования в человеке, на которого она надеялась. А впрочем, на что конкретно она надеялась, она не знала и сама.
   За маленьким столиком на кухне он налил ей чашечку ароматного кофе, с любовью сваренного в турке. «Интересно, а ей он тоже варит кофе по утрам?» - подумала Алиса. Ей не нравились такие сравнения, поэтому она попыталась их отогнать. Но сделать это док конца не получилось, и она спросила:
 - Странно, а почему ты не спросил: зачем я решила встретиться с тобой?
 - Если решила, значит было нужно, - спокойно ответил Даниэль, вперяя в неё свой пронзительный взгляд. Этот ответ лежал на поверхности, и Алиса поняла, что он не будет его расшифровывать, да и зачем? Она попробовала подойти с другой стороны:
 - А тебе это было нужно?
Сначала Даниэль молчал, но потом снова улыбнулся и ответил:
 - Ты смешная. Если я согласился встретиться, значит, мне тоже было это нужно.
 - Зачем? – удивлённо спросила Алиса, хотя удивление было здесь неуместным, ведь просто из вежливости он не мог ответить отрицательно. Но Алиса вызывала его на откровенность, чтобы понять какое место она занимает в его жизни. Ответ его снова  был незатейливым, казалось, он ждал, что она спросит:
 - Во-первых, я давно тебя не видел и соскучился, во-вторых, мне было интересно узнать, как ты живёшь.
 - Но почему ты не искал встречи со мной, раз скучал? – спросила Алиса, не понимая, врёт он, или говорит правду. Голос её предательски звенел, а казалось ещё десять минут назад, ей было совершенно плевать на то, какую роль он ей уготовил.
 - Ты задаёшь слишком много вопросов, - устало ответил Даниэль, он не любил этих психологических игр, выяснений отношений. Они утомляли и казались совершенно бессмысленными, всё равно это  никогда не помогало вывести человека «на чистую воду», но подталкивало к ещё большей лжи.
 - Ты вообще их не задаёшь, потому, что тебе плевать, - рассерженно сказала Алиса и отодвинула от себя пустую чашку.
Она стремительно встала из за стола, и направилась к вешалке, чтобы надеть на себя пальто. Руки плохо слушались её, она злилась на Даниэля за равнодушие и на себя за то, что ждала от него чего-то большего. Ведь она не хотела бередить его чувства, не хотела вызывать его жалость, она просто хотела его увидеть, а зачем и сама теперь не понимала. Хотя с другой стороны ощущать свою ненужность и никчёмность было больно, почти нестерпимо. Если бы он знал о её болезни, он бы себя так не вёл, но он не знал, а жалость и притворное лишнее внимание было ей совсем не нужно или всё-таки нужно? Слёзы предательски застилали глаза, в ушах нарастал шум, а молния пальто как назло не слушалась в её дрожащих руках. Наконец, Даниэль подошёл к ней и помог застегнуть пальто, когда молния  в его руках доехала до подбородка Алисы, он сжал её голову и коснулся губами лба.
 - Алиса, к чему эти эмоции, эти копания? Ты должна быть сильной девочкой, иди к мужу, а я всегда буду с тобой. Любовь, ведь не проходит, просто мы меняемся в этой любви. Я скоро тебя найду.
   Он смотрел на её лицо: на пылающие от слёз щёки, изгиб губ, слегка дрожащую ямочку на подбородке, но не в глаза, он не хотел показывать, что заметил её слёзы. Алиса сама поймала взглядом его блуждающие глаза и сказала:
 - Ты не успеешь.
 - Не волнуйся, я успею.
   И он поцеловал её в губы, а потом она ушла. Выйдя из подъезда, она почувствовала оглушающий шум в голове. Нужно было о многом подумать, но как назло она прогоняла все мысли. По времени ей пора было быть в больнице, но она решила поступить, так как посоветовал Даниэль – она поехала домой, к мужу.

   Открыв дверь своим ключом, Алиса зашла в квартиру. День был выходной,  и её благоверный всё ещё спал, обернувшись как в кокон в одеяло. Она посмотрела на него сверху и улыбнулась: он казался беззащитнее ребёнка и в то же время надёжнее, чем любое дружеское плечо. Быстро сбросив с себя одежду, Алиса юркнула к нему под одеяло. Он, конечно, проснулся, и изумлённо взглянув на неё, сказал: «Ты здесь?!»
 - Мне надоела больница, а теперь давай помолчим, я хочу просто уснуть рядом.
   Муж всё ещё удивлённо смотрел на неё, но вскоре она шепнула: «Я тебя люблю!» и свернулась калачиком рядом с ним. «Я тебя тоже» - ответил он и всё ещё ошеломлённый нежно прижал её хрупкое холодное тело к себе. Рядом с ним Алиса почувствовала покой, а угрызений совести и вовсе не было. Ночные Приключения с Даниэлем стали таять, как сон. С лёгким сердцем она погружалась в сонную дрёму, которая спасла её от ужасной боли во всём теле. Навсегда.
   
***
   Ранним утром серебристая иномарка быстро подъезжала к кладбищу. В машине сидел Даниэль, а на пассажирском месте рядом, была эффектная блондинка, неземной красоты. Водитель тоже выглядел необычно, его волосы стали почти белыми, лицо казалось более мужественным и взрослым, за рулём он был серьёзен и большую часть дороги молчал.
 - Я вчера видела на похоронах её мужа… - тихо сказала блондинка.
 - И что? Как он? Когда ты думаешь им заняться? – спокойно спросил Даниэль.
 - Он пока слишком слаб, хотя казалось, заметил меня в толпе. Чувствую, мне придётся выхватывать стакан из его рук.
 - Приставь кого-нибудь.
 - За ним уже стоят.
 - Долгой работы им! – добродушно пожелал Даниэль и снова всмотрелся в дорогу. Блондинка рядом задумалась. Автомобиль подъехал к воротам кладбища, и оба вышли из него.
 - А всё-таки, зачем мы сюда приехали? - спросила спутница Даниэля пересекая сугробы вслед за ним.
 - По-моему ты умеешь читать мысли, - нахмурившись, ответил Дэн, посмотрев на неё, - и образ глупой блондинки тебе совершенно не подходит.
 - Откуда ты знаешь, что это образ? Может, я действительно так выгляжу? - улыбнулась девушка.
 - Может и так, - безразлично ответил Даниэль.
 - И с чего ты вдруг такой грустный? Вы скоро встретитесь и ближайшие лет двести точно не захотите расставаться, а потом может быть, что-то изменится.
 - Ты же знаешь, что я не хотел, чтобы она умирала, и был с ней в ту последнюю ночь…
 - И смею заверить, держался молодцом, - доброжелательно улыбнулась блондинка.
 - Какая теперь разница, как я держался? Может быть я мог…
 - Не мог, - оборвала она его на полу слове, - и никто не мог.
 - Почему ты так жестока? – спросил Даниэль, вперяя свой взгляд в спутницу.
 - Не говори так. Вспомни, как ты после смерти вернулся обратно, хотя совершил грех, за который нет прощения.
 - Этому учит религия, но не ты, - тихо произнёс Даниэль.
 - В любом случае. Ты вернулся, чтобы охранять её и не дать её душе окунуться в бездонное отчаяние, которое так часто охватывает безнадёжных больных. В целом со своей задачей ты справился, как настоящий ангел хранитель.
 - Ангел?! – воскликнул Даниэль, - я никогда в жизни не был так бессилен, как когда стал ангелом. Наказание бессилием – это жестоко.
   Даниэль готов был расплакаться и, наверное, сделал это, если бы мог. Блондинка слушала его спокойно, даже равнодушно. Они, наконец, добрались до нужной могилы. На надгробном камне было фото с которого, улыбаясь, смотрела Алиса. Всё надгробие было усыпано цветами, они закрыли собой пару искусственных венков, которые совсем не подходили к её живой улыбке. Даниэль дополнил этот умиляющий пейзаж из живых цветов белой розой, принесённой с собой, и обнял надгробие. Спутница посмотрела на него с укором:
 - Не надо обнимать камень, оставь на земле эти земные привычки. Вы скоро будете вместе…
И образ Даниэля растаял в утреннем тумане. Загадочная блондинка исчезла вслед за ним.

***
   Спустя несколько месяцев тело Даниэля нашли в его серебристой иномарке на дне реки за городом. По состоянию тела и машины, эксперты установили, что прошёл целый год с того момента, как они оказались на дне реки.


(С) Веранда Ивушкина / Ильина Вера

http://www.stihi.ru/2012/11/18/4948


Рецензии
Читала с интересом и удовольствием. Неожиданный конец удивил. Только длинный сплшной текст тяжело читается. Неплохо бы разбить по абзацам.

Наталья Анисимова 2   14.02.2013 20:23     Заявить о нарушении
Большое спасибо за отзыв! Это Важно для меня!
Хорошо, учту. Постараюсь как-нибудь облегчить чтение!

Муза Роз   15.02.2013 19:14   Заявить о нарушении