История моей жизни 4

    
фото Жалнин Андрей Андреевич (лучший друг отца автора)
с женой Дорой Семёновной
                Глава 4
   
     Но у отца уже не лежала душа к занятиям сельским
хозяйством. Когда началась бодяга с раскулачиванием
он завербовался работать на завод АМО, будущий ЗИС               
(автомобильный завод имени Сталина), впоследствии
он стал  ЗИЛ (заводом имени Лихачёва). От завода
отца зачислили на рабфак и он даже рад был такому
повороту событий. Ему с мамой дали большую комнату
в бараке на 3 Кожуховской улице. Через год мама устро-
илась на нефтебаки в ТЭЦ №1, по современному – опе-
ратор котельной с мазутным отоплением. А ещё через
год  мы всей семьёй – 4 человека – переехали из обще-
жития в большую комнату в двух комнатной квартире
с туалетом, с печным отоплением, но без ванны.
Поэтому отстаивать свой отобранный дом родители
не стали, да и возможности разобрать снова, перевезти
назад и вновь собрать дом не было. Лошадей сдали в
колхоз, чтобы организовать перевозку надо было
просить подводы в колхозе, а их не давали, выбивать
их было трудно. На бумагу о возвращении дома никто
не обращал внимания, поэтому помощи ждать было
неоткуда. Это в конце концов и привело к отъезду
моих родителей с детьми в Москву на работу и окон-
чательному отрыву их от самостоятельного сельского
хозяйства. Помогали, конечно, дедушке с бабушкой
на их огородных делах и только-то.
       В 1937 году я пошёл в 1 класс средней школы
№ 494, Пролетарского района, г.Москвы. Сестра Маша
была на два года моложе меня и пошла в 1 класс этой
же школы в 1939 году. На лето нас с сестрой увозили
в деревню к бабушке с дедушкой на все каникулы.
До начала Великой Отечественной Войны мы жили
 небогато, но сносно. Помимо учёбы зимой мы ездили
                10
к тёте Рене (Раисе Лукъяновне) на Большую Молча-
новку. Раису по крещению звали Матрёной. А хутор-
ские и деревенские называли её Матреня. Ей это не
нравилось и она стала называть себя Реня. А когда она
закончила педагогический институт , по документам
она стала Раисой.  Но мы её попривычке называли
тётя Реня. Впоследствии она стала Заслуженной
учительницей (не помню только СССР или РСФСР)
      Нам понравилось только что открытое в Москве
метро. До Большой молчановки при поездке к тёте
мы ехали на метро до станции Арбатская, а там нес-
колько минут пешком до дома, где жила тётя. Мы с
двоюродным братом Колей облазили все арбатские
переулки, часто бывали на Собачьей площадке у ста-
рого Арбата с фонтаном посредине, но действующим
этот фонтан мы никогда не видели. Он уже тогда, до
войны, не работал. Сейчас там всё снесли и перестро-
или, а жаль, конечно, уж очень место в старой Москве
было историческое.
      Учился я всегда хорошо. Редко в табеле были чет-
вёрки всегда пятёрки. Позтому мне как отличнику
всегда давали билеты на ёлку,  в театры и т. д. Но
особено мне запомнился новый год, который органи-
зовала нам с братом Колей тётя Реня  в 1940 году в
Колонном зале Дома Союзов. Это было яркое незабыва-
емое событие.
      Вообще до войны были трудности, но не у нас, а у ро-
дителей. У нас, детворы, была райская жизнь, как нам
казалось.  Юрий Николаевич Скородинский, отец Коли,
был хороший физик, занимался дома фотографией,
поэтому мы  её освоили тоже в детстве. Фотоаппа-
раты были хорошие “фотокоры” с выдвигающимися
  гармошкой объективами. Жаль, что во время войны
большинство фотографий пропало.
                11
      Когда началась война,  рухнула вся наша беззабот-
ная жизнь. Мы переехали в деревню к маминым роди-
телям. Мне было 12 лет, сестре Маше 10 и брату Славе
полтора года. Он родился в Москве в 1939 году в нояб-
ре. Туда же к бабушке приехала тётя Нюра, мамина
сестра, с двумя дочками Анной и Риммой. В небольшой
избе собралось 10 человек. Спали на полатях, под по-
толком, на полу, на русской печке. Зимой в избу брали
ещё новорожденных телят и ягнят. Электричества
в деревне не было. Освещение – керосиновая лампа.
У нас  со стеклом, а в большинстве деревенских домов
лампы без стекла или вообще без света, без лампы.
Никакой информации в деревне о событиях нет,
радио нет,  газет нет. Железнодорожная станция Бого-
явленск в 25 километрах от посёлка. Когда кто появит-
ся в деревне со станции расскажет, что и где, случилось
этими слухами и жили.
      К началу войны почти половина жителей посёлка
разбежались, разъехались кто куда. В колхозе “Воля
Ильича”, организованном в посёлке, работать было
некому.  Была постоянная нехватка рабочей силы. Поэ-
тому, когда люди приехали в деревню из-за войны,
рабочих рук стало в избытке. Но потом прибавилась
работа для фронта и снова людей для её выполнения
не хватало. Вязали шерстяные носки, валяли валенки,
шили овчинные полушубки. Главная же работа была
по производству сельхозпродукции.
      Мы, дети, тоже наравне со взрослыми работали
целый день. Летом пасли скот, пропалывали в огороде
сельхозкультуры, а зимой ходили в школу. Я в село
Спасское в 5 класс, сестра Маша в Ивановку в 3 класс.

                ПРОДОЛЖЕНИЕ (5) СЛЕДУЕТ
http://proza.ru/2013/02/23/1445
                12


Рецензии
Здравствуйте, уважаемый Валентин Федорович! Проклятая война половину детства у Вас украла. Во время войны пришлось использовать детский труд. Подростки трудились наравне со взрослыми на оборонных и сельскохозяйственных предприятиях, работая по 10-12 часов - ковали победу. И Вам досталось, конечно, хлебнули лиха.
Всего доброго!
С уважением,

Людмила Каштанова   11.11.2018 11:00     Заявить о нарушении
Большое спасибо, Людмила, за отзыв и добрые слова. С уважением

Валентин Кашлев   11.11.2018 13:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.