Исход из Эфиопии. Закрытие базы ВМФ СССР в 1991г

              Поход «ПМ-129» 1990-1991г.г. ВПЗ. Как всё было видно с борта ПМ.

        Выполнение поставленных задач началось с выхода из порта Владивосток, когда на борт было принято порядка 200 человек личного состава для доставки в ВМБ Кам-Рань (Вьетнам). Доставили без замечаний.
        Далее маршрут шёл, как и всегда через Сингапурский пролив, Малаккский пролив. Мальдивские острова прошли через проход  Второго градуса (в 1986 и 1989 шли проходом  Восьмого градуса) и специально сместились чуть южнее с умыслом пересечения экватора. Перешли в другое полушарие – Южное, отпраздновали это неординарное событие для  военного моряка специально подготовленным спектаклем  и пошли дальше. Зашли в порт Аден для пополнения запасов пресной воды, скоропортящихся продуктов и отдыха экипажа.
         К сожалению, пока шли Индийским океаном, часть экипажа получила достаточно серьёзное расстройство желудка. Расследование показало, что это произошло  от употребления компота, его готовили один раз сразу на обед и ужин и хранили в обычных условиях. Случилось так, что сахар, жара и др. обстоятельства к вечеру сделали своё дело. Медицинская служба справилась с ситуацией, хотя ничего хорошего в этом не было.
        В территориальные воды Эфиопии вошли в июне 1990 года. По приказу 8 ОПЭСК прибыли на рейд порта Ассеб,  где приняли на борт  офицеров высшего командования ВС Народно-Демократической Республики Эфиопия и их группу военных советников (офицеров ВС СССР) во главе с советником Командующего ВМФ Эфиопии В. Фёдоровым (в последующем адмирал, командующий КТОФ 2001-2007гг) для последующей доставки на остров Нокра, архипелага Дахлак. Что было исполнено.
         Опять была работа для  медицинской службы. Офицеры ВС Эфиопии и их военные советники были доставлены с берега катером ВМС Эфиопии, во время его швартовки при волнении более 3 баллов один из матросов команды катера упал в воду и  был придавлен его корпусом к борту корабля. Пострадавшему была оказана первая медицинская помощь, в том числе с применением медикаментов группы «А».
          На борту «ПМ-129» в различное время находились и размещались: командир 8 ОПЭСК контр-адмирал В.Сергеев, начальник тыла ВМФ СССР адмирал И.Махонин и начальник отдела боевой подготовки Главного политического управления СА и ВМФ, последовательно сменили друг друга два походных штаба 85 Оперативной бригады надводных кораблей 8 ОПЭСК. «ПМ-129» была флагманским кораблём бригады.
          На борту «ПМ-129» начальник тыла ВМФ СССР адмирал И.Махонин проводил совещание с офицерами командования ВС Эфиопии, т.е. ПМ была территорией, где высокие договаривающиеся стороны решали вопросы дальнейшего развития событий и 933 ПМТО.
          В пункте базирования пирс №2 делился на две половины: с одной стороны «ПМ-129», водолазное судно «ВМ-413» Черноморского флота и в зависимости от состава оперативной бригады – морской тральщик или катер, с другой – корабли и катера Северного Военно-Морского Командования ВМС Эфиопии, порядка 10 единиц.
          В ночь 5 июля 1990 года катера НФО Эритреи совершили  нападение на корабли ВМС Эфиопии находящихся в дозоре на подходах к архипелагу Дахлак, одновременно начался обстрел базы с ближайших островов реактивными снарядами «Град». Эфиопские сторожевой корабль Проекта 159 и ракетный катер Проекта 205 получили повреждения, но смогли самостоятельно вернуться с внешнего рейда и стать к пирсу №2.  Разрушений, повреждений на ПМТО и попаданий в корабли Оперативной бригады не случилось. С этого дня, постоянная угроза нападения подводных диверсионных сил дополнилась угрозой высадки десанта и ракетно-артиллерийским обстрелами острова. Осмотр осколков показал, что реактивные и артиллерийские  снаряды калибра 130 мм возможно были китайского производства, т.к. на них чётко различались иероглифы.   
          Экипаж «ПМ-129» был разделён на две части, одна часть при объявлении «Боевой тревоги», обстреле готовит корабль к отходу от пирса, другая – боевой взвод, сходит на берег и занимает позиции в окопах у пирса с целью дать возможность кораблю отойти от пирса в случае высадки десанта.
          Весь период нахождения ПМ у пирса №2 острова Нокра команда водолазов была в постоянной готовности и работе. «ПМ-129» имела стальной винт. Обнаружилось, что винт подвергается коррозии, ничего удивительного, но то, как это происходило у ПМ было слишком интенсивно и заметно. Коррозия могла нарушить балансировку винта. Для предотвращения дальнейшего разрушения винта его «заземляли» специальным кабелем. При обстреле,  «Боевой тревоге» водолазы погружались и отсоединяли кабель, потом обратно подсоединяли и так 32 раза туда и обратно, не считая профилактических  осмотров подводной части корабля и пирса от возможного минирования, чистки решёток кингстонов  и других,  прочих погружений.
          Изначально остров оставлять не планировалось, свидетельство тому - заход  двух наших (советских) транспортов.
          На первом, в июле 1990 года доставили военное имущество, систему залпового огня «БМ-21» и специальные броне-колпаки, которые выставили в том числе и на подходе к пирсу №2. «БМ-21» использовалась для контрбатарейной стрельбы и профилактического огневого накрытия ближайших островов, с которых  эритрейцы могли или вели обстрел базы. Географические координаты позиций для стрельбы «БМ-21» уточнялись по грифованной карте острова («секретно») находящейся на борту «ПМ-129».
          После того, как боевой взвод «ПМ-129» оборудовал себе огневые позиции на берегу и провёл пару учебных стрельб, а морская пехота с «БДК- бортовой №081» демонстративно и профессионально определилась с рубежами обороны ПМТО в новых условиях эфиопские военнослужащие на пирсе и берегу стали подчёркнуто, демонстративно выполнять ритуал воинского приветствия («отдавать воинскую честь») советским военнослужащим.
          Второй транспорт – судно «Карамара» (тип РО-РО) доставил комплекс тактической ракеты для обстрела порта Массауа и побережья, захваченного сепаратистами. «ПМ-129» специально выходила на внутренний рейд, освобождая пирс. Пуск ракеты был выполнен. Ответ противоположной стороны не заставил себя ждать – начались обстрелы крупнокалиберной артиллерией.
          Стрельба по базе крупнокалиберной артиллерией значительно усложнила ситуацию.  До этого обстрелы проводились в ночное время, что позволяло нашей стороне определять место старта по работе двигателей реактивных снарядов и вести контрбатарейную стрельбу. Применение ствольной артиллерии днём делало невозможным определение позиции стрельбы, кроме того, по султанам разрывов было видно, что ведётся корректура огня.
          В начале августа на острове Нокра, на пирсе №2, где стояла "ПМ-129" побывал Президент и Председатель Государственного совета Эфиопии Мингисту Хайле Мариам, прошёлся по верхней палубе двух ракетных катеров ВМС Эфиопии стоящих первыми корпусами у пирса и дальше не пошёл, вернулся на пирс и удалился на берег. По всему было видно, что Президент был в гневе т.к. один из матросов выполняя работы по уходу за гранатомётом на шкафуте катера не заметил приближения Верховного Главнокомандующего, растерялся и не освободил проход. Была информация, что этот смотр состояния войск в целом на архипелаге Дахлак Председателем Госсовета стоил жизни нескольким высшим офицерам ВС Эфиопии.   
          В декабре 1990 года ПМ совершила заход в порт Джибути для пополнения запасов пресной воды и продуктов для себя, ПМТО и всех кораблей бригады. Экипаж отдохнул и имел возможность схода на берег, корабль оказал символическую материальную помощь дипломатическому представительству СССР  в республике Джибути.
         На обратном пути, при подходе пролива Массауа Южный, на подходе к острову Нокра  «ПМ-129» подверглась артиллерийскому обстрелу. Предположительно обстрел велся с мыса Рас-Корали на полуострове Бури, надводные цели в радиусе 15 миль отсутствовали. Первые разрывы снарядов с нулевым отклонением по пеленгу стрельбы (султаны наблюдались прямо через  дверной проём ГКП) легли с недолётом метров 150. Накрытия артиллерийским огнём удалось избежать совершением манёвра для быстрого смещения с  линии пути корабля (манёвр коорданат) и быстрой и грамотной постановкой дымовой завесы торпедным катером «Т-72» (бортовой № 353), который продолжал прикрытие ПМ до её захода  в базу.   
           В первых числах  февраля «ПМ-129» сменила место стоянки, перешла к  пирсу №1 расположенному в конце судоходной части прохода  став лагом правого борта с отдачей якорей к несамоходному судну хранения «СХ-500». Это было штатное место морского тральщика. Соответственно МТ «Дизелист» остался на внутреннем рейде. По корме СХ и ПМ ошвартовалось водолазное судно «ВМ-413». С другой стороны пирса стоял «БДК- бортовой №081». Таким образом, пирс №2 был освобождён от присутствия кораблей ВМФ СССР. Торпедный катер «Т-72» продолжал базироваться у левого борта «ПМ-129».
         С учётом того, что за несколько дней до этого в базу заходила «ПМ-156» (ПМ выполняла переход после ремонта в Польше к месту своего постоянного базирования в порт Петропавловск-Камчатский) и тоже стоявшая у пирса №1 для погрузки имущества, можно было сделать вывод, что общая обстановка постепенно склоняется к эвакуации базы.
         Становилось ясно, что 933 ПМТО и корабли оперативной бригады, «ПМ-129» у пирса №2 в т.ч. своим присутствием оказывают воздействие на Национальный Фронт Освобождения Эритреи, воспрещают и сковывают их действия, т.е. создают благоприятную обстановку для правительственных войск Эфиопии в конкретной зоне боевых действий – архипелаг Дахлак.
         Было бы наивным полагать, что НФО Эритреи не имел хотя бы одного одномоторного, одноместного самолёта способного  сбросить хотя бы одну зажигательную  бомбу на пирс №2, или что у правительственных войск были наши советники, а НФО никто не советовал и не помогал и не поставлял им вооружение и они нигде не могли найти одной высокоточной тактической ракеты. Присутствие на острове Нокра ВС СССР было щитом, который сдерживал развитие конфликта и за который прятались правительственные войска Эфиопии. 
        Более того, все корабли и катера 85 оперативной бригады: МТ «Разведчик» ЧФ, «АК-312» ЧФ, МПК «Комсомолец Молдавии» ЧФ, МТ «Дизелист» ЧФ, МТ «Параван» ТОФ, «Т-72» БФ  последовательно меняясь в описываемый период, были под обстрелом, стреляли сами и только двое из них не имели в своём послужном списке  конкретного счёта потопленных катеров НФО Эритреи.  МТ «Разведчик» и «АК-312» были первыми, кто открыл этот счёт.  «ПМ-129» заходила в базу в охранении МТ и АК. Из тех, кто был при оружии и не стрелял, так это «БДК- бортовой №081» с десантом на борту и «ПМ-129», это не входило в их функции по предназначению в составе оперативной бригады. «ПМ-129» была охраняемым кораблём и её очередь стрелять могла быть только после гибели кораблей и катеров охранения.
        Постоянные ракетно-артиллерийские обстрелы базы и конвоев обеспечения жизнедеятельности ПМТО, фактическая военная блокада острова Нокра значительно осложнили использование базы по назначению для нужд ВМФ СССР. Вынужденное участие в боевых действиях, угроза высадки десанта и возможный захват острова предопределял дальнейшее вовлечения ПМТО, кораблей 85 ОПБНК и подразделения БДГ морской пехоты в более масштабный вооруженный конфликт, что не входило в планы ГШ ВМФ и внешней политики СССР.
        В сложившейся обстановке 6 февраля 1991 года Главнокомандующий ВМФ СССР приказал «вывести все силы ВМФ СССР с острова Нокра архипелага Дахлак из-под удара сепаратистов». 6 февраля в 10 часов командир 85 оперативной бригады надводных кораблей поставил перед командиром «ПМ-129» боевую задачу: «в течении 6 часов принять на борт весь личный состав 933 ПМТО, приданных ему сил и выйти на внутренний рейд архипелага, заняв безопасное место якорной стоянки» и пояснил, что все подразделения и корабли имеют соответствующие тому задачи.
        Экипаж корабля был построен по сигналу «Большой сбор» и проинформирован о предстоящих действиях, начали подготовку помещений для размещения личного состава ПМТО, их личного оружия и имущества.
        Первым для размещения прибыл личный состав «Плавучего дока – 66» на своём рабочем буксире и баркасе. Погрузились, РБ и баркас были у пирса, потом, что бы не мешали их перегнали к пирсу №2, привязали, там и оставили.
        Следующими прибыли и погрузились подразделение «морских котиков» и взвод ПВО. Каждому подразделению представлялись помещения для хранения личного оружия, имущества и далее размещался сам личный состав. У дверей помещений выделенных для хранения личного оружия с заносом первого ящика имущества выставлялась вахта на правах часового из числа этого подразделения. Грузовые автомобили ПМТО используемые для доставки имущества на завершающем этапе эвакуации просто отгонялись с пирса на берег и там оставлялись.
        Личный состав «ПМ-129» оказывал помощь в заносе имущества на борт. Любая грузовая операция с пирса №1 на «ПМ-129»  выполнялась через борт «СХ-500», т.е. требовалась ещё одна перегрузка и привлечение дополнительного личного состава.
        Погрузка имущества ПМТО, его арсенала, медицинского и прочего имущества, документации и т.д.  продолжалась до 17.00.  При этом на борт были погружены и на центральной надстройке поставлены, закреплены 2-е «ЗУ-23» взвода ПВО. Зенитные установки были поставленные с возможностью ведения стрельбы на любой борт совместно или раздельно.   
        В 17 часов 14 минут с флагштока ПМТО был спущен флаг СССР. В 17.20 началась погрузка самого личного состава 933 ПМТО. Вначале личный состав был построен на пирсе, проверен на 100% наличие, погрузка прошла быстро. Для скорейшего завершения  действий личный состав ПМТО просто следовал по верхней палубе на шкафут, там и оставался со своим личным имуществом, размещение по жилым помещениям было отложено на более позднее время. Как только последний военнослужащий подразделения 933 ПМТО поднялся на борт «ПМ-129» был объявлен «Аврал» и начаты действия по съёмке с якоря и швартовых. В 18.00 «ПМ-129» отошла от борта «СХ-500» и начала движение   на внутренний рейд архипелага. Вышли на внутренний рейд, стали на якорь, приступили к размещению по жилым помещениям личного состава ПМТО. 
         Экипажу ПМ пришлось потесниться, комфорта явно не хватало, спали на диванах, палубе кают и кубриков, в столовой.  Одно радовало - постельных принадлежностей (матрацев, подушек и т.д.) хватало на всех. Два камбуза, два буфета кают компаний, две хлебопекарни и три столовых личного состава работали на приготовление пищи круглосуточно. Определились со столованием всех категорий личного состава и организацией внутреннего порядка. В вопросе организации быта продовольственные и медицинские службы корабля и ПМТО сработали слаженно, без замечаний и каких либо нареканий до самого завершения похода.
         В последующем «ПМ-129» получила новую задачу: «подготовиться к буксировке несамоходного судна хранения «СХ-500» водоизмещением 2500 т вместе с экипажем и выводу его с острова Нокра в порт Аден». Задача усложнялась тем, что по своим тактико-техническим данным «ПМ-129» не предназначена для выполнения буксировочных операций. Оценив  условия выхода из бухты и предстоящего плавания было принято решение завести с ПМ два буксирных конца через кормовой центральный клюз по одному на каждый борт бака буксируемого судна длинной 25-40 метров для прохода узкости  (пролива), дальнейшую буксировку выполнять на стравленной смычке якорь-цепи от стоп-анкера и длине буксира 200 метров.
         Заведя короткие буксирные концы и дополнительные стальные для страховки, провели ходовые испытания, определили максимальную нагрузку по выходным параметрам на главный двигатель, скорость движения с буксируемым объектом и радиусы циркуляций. Составили Таблицу элементов движения «ПМ – 129» с «СХ-500» на буксире.  Результаты испытаний были доложены командиру 85 Оперативной бригады, на КП 8 ОПЭСК и в дальнейшем служили основанием  для принятия решения на вывод всех кораблей бригады с острова Нокра.
Взвод ПВО был включён в корабельное расписание «Обязанности в бою». Проведены совместные тренировки и учения с расчётами «ЗУ-23» и корабельных крупнокалиберных пулемётов ДШК на сигнальном мостике, определены сектора стрельбы, порядок подачи и исполнения команд с ГКП. 
         В ночь с 11 на 12 февраля 1991 года в условиях полных сумерек, в 4 часа утра «ПМ-129» в сцепке с «СХ-500» начала движение на выход. Выходили последними, т.к. существовала вероятность посадки на мель при проходе проливной зоны и закрытия фарватера для остальных кораблей.
         Фактические условиях прохода узкости значительно отличались от расчётных. В условиях полной темноты и соблюдения светомаскировки курс корабля пришлось задавать по курсоуказателю  НРЛС «Дон», идти на постоянной циркуляции,   практически полным ходом, т.к. на «Среднем ходе» при поворотах «СХ-500» успевала  сноситься течением с судоходной части фарватера. Существовал риск обрыва буксирных концов с «СХ-500», общая длинна «ПМ-129» с буксируемым «СХ-500» при поворотах постоянно не вписывалась в   размеры фарватера.
         Благополучно вышли на внешний рейд архипелага, поменяли буксир, начали движение на выход из территориальных вод Эфиопии. Встречный ветер силою более 15 м/с и  волны высотой более 3 метров заметно снизили ходовые характеристики не только «ПМ-129» в связке с «СХ-500», но и морской баржи «МБСС-219», которую догнали по пути следования. Приняли от старшего на «МБСС-219» сообщение о сомнении в благополучном исходе их самостоятельного плавания, оценили обстановку и совершили маневр для взятия баржи на буксир от «СХ-500».
         Таким образом, ведя на буксире «СХ-500» и «МБСС-219» прошли зону обстрела до заданной точки в нейтральных водах. На этом присутствии советских войск на 933 ПМТО, базе ВМФ СССР в Красном море на архипелаге Дахлак, о. Нокра, Эфиопии  закончилось.
Эвакуация 933 ПМТО выполнялась в составе конвоя «КОН-63» и «ПМ-129» была в нём замыкающим.
         В точке нейтральных вод буксируемые суда были перераспределены. Далее  ПМ выполняла буксировку в порт Аден буксира «МБ-63». Переход выполнялся не в самых лучших гидрометеорологических условиях: сильный встречный ветер, волнение 3-4 балла. Для ПМки – ровным счетом ничего, а для буксируемого «МБ-63» – просто тяжёлые. Не менее сложными условия плавания оказались и для торпедного катера «Т-72».  Катер на подводных крыльях  не мог нормально всходить на волну, его постоянно заливало, накрывало волной, этих неприятностей "Т-72" мог бы избежать имея большую скорость движения, но вынужден был идти со скоростью конвоя. Между «ПМ-129», «МБ-63» и «Т-72» была установлена постоянная радиосвязь, были продуманы и оговорены  все возможные действия по оказанию помощи, так и шли все вместе, в постоянной готовности к худшему варианту развития событий.   «Т-72» шёл рядом, слева, параллельно «ПМ-129», на удалении не более кабельтова.
         При проходе Баб-Эль–Мандебского пролива пришлось остановиться примерно на час. Из-за невозможности соблюдения правил эксплуатации главного двигателя забился сажей и прогорел газоход. Личный состав мастерской проявил все свои лучшие качества, починились, пошли дальше.         
         Как только, вошли в Аденский залив, так стало известно, что «ПД-66» начал тонуть, т.к. эфиопская сторона не смогла организовать его обслуживание и содержание. Стали готовить ремгруппу из состава ПМ и личного состава «ПД-66». Когда доложили на 8 ОПЭСК о том, что группа сформирована и готова к работе, получили отбой, следовать по плану. «ПД-66» в свое время был выведен из Сомали, из Эфиопии уже не вывели.
         В порту Аден «ПМ-129» стояла, имея у борта «СХ-500» и «РБ-63». Была выполнена перегрузка с «СХ-500» продовольствия, имущества и подготовка к буксировке (конвертовка) «МБ-63». Портовые правила Адена предписывают обязательную лоцманскую проводку и при выходе из порта лоцманская служба выполнила свои обязанности на «ПМ-129», но уклонилась от выполнения заявки относительно взятия на буксир «МБ-63». По приказу с 8 ОПЭСК «ПМ-129» должна была выйти из порта ведя на буксире «МБ-63». Ситуация: ПМ выходит  по фарватеру на внешний рейд, приказ не выполнен - буксир стоит на якоре в порту с заваренными иллюминаторами и дверями, разобщённой линией вала, не способный дать ход, приближаются сумерки. В сложившихся условиях «ПМ-129» пройдя на выход по фарватеру до приемного буя на внешнем рейде, развернулась и теперь уже в свою очередь, игнорируя лоцманскую службу, самостоятельно вернулась в порт, развернулась, взяла на буксир «МБ-63» и  вышла на внешний рейд. Операция была выполнена в пределах визуальной видимости лоцманской станции порта Аден, ни каких протестов и заявлений не поступило.
         В Аденском заливе была произведена передача продовольствия и имущества принятого от «СХ-500» на судно снабжения 8 ОПЭСК. Часть продовольствия судно снабжения отказалось принимать из-за отсутствия мест для его хранения. От этого же танкера произвели дозаправку топливом. Заправка выполнялась при волнении 4-5 баллов, на ходу, кильватерным способом при следовании на выход из Аденского залива.
         Подразделение «морских котиков», было снято с борта «ПМ-129» и осталось выполнять свои задачи в зоне Индийского океана. 
         В последующем была выполнена доставка личного состава 933 ПМТО, «ПД-66», взвода ПВО  в ВМБ Кам-Рань и  порт Владивосток.
         В ВМБ Кам-Рань «ПМ-129» стояла на якоре на внутреннем рейде одноимённой бухты, выполняя пополнение запасов  топлива и питьевой воды от стоявшего там же танкера. При стоянке корабля в бухте ПМ оказалась в центре событий  связанных со спасением утопающих. Экипаж спас трёх утопавших вьетнамцев, что послужило началом расследования милицией Вьетнама уголовных преступлений совершаемых в водах бухты группой лиц местного населения.   
         В марте 1991 года «ПМ-129» прибыла в  порт Владивосток и  стала у пирса в бухте Патрокол, там и был снят с борта личный состав 933 ПМТО.
         На протяжении всего перехода из Красного моря в порт Владивосток на борту «ПМ-129» шло разбирательство по поиску 3 пистолетов ПМ (пистолет Макарова). Пистолетов не хватало в арсенале 933 ПМТО. Это стало официально известно дней через 10 после эвакуации ПМТО. По докладу Командира 933 ПМТО в штаб 8 ОПЭСК считалось, что пистолеты находятся на борту «ПМ-129».  Разбирательство проводили  оперативно уполномоченные офицеры КГБ СССР. Пистолеты искали у всех подразделений находящихся на борту «ПМ-129», не нашли, как и не нашли доказательств того, что их вообще заносили на борт корабля.   По результатам расследования  никаких претензий в связи с недостачей пистолетов в арсенале 933 ПМТО к экипажу «ПМ-129»  и его командованию предъявлено не было, более того было официально заявлено о снятии каких либо подозрений с личного состава корабля участвовшего в погрузке указанного арсенала на предмет причастности к данному происшествию. 
         Во Владивостоке «ПМ-129» получила новую задачу: «выполнить буксировку вновь построенного Малого Противолодочного Корабля типа «Альбатрос» в порт Петропавловск-Камчатский». Всё хорошо, по-пути и главное – исполнение этой операции уже отработано в экипаже до автоматизма. Но, опять пришлось останавливаться как в Баб-Эль-Мандебском проливе, из-за газохода.  На этот раз всё было не так серьёзно как в прошлый, поэтому просто приблизились к берегу, южной оконечности побережья Приморского края, стали на якорь, доложились, починились, пошли дальше. 
         По приказу с Командного пункта КТОФ зашли в бухту Ракушка на побережье  Приморья, постояли пару дней. Почему  и для чего была остановка в бухте Ракушка не известно – не объясняли, видимо где-то были какие-то обстоятельства и при том не для разглашения, обошлось, справились без нас.
         Далее мимо острова Сахалин, проливом Фриза Курильской гряды вышли из Охотского моря в Тихий океан и повернули на Камчатку. С проходом мыса Поворотного полуострова Камчатка старший на борту новостройки МПК попросил дать возможность зайти в базу, в родное соединение Бригаду охраны водного района самостоятельно, своим ходом.
         МПК далее следовал самостоятельно, пообещав на прощание обеспечить проход «ПМ-129» по «зелёному коридору» и действительно, перед входом в Авачинскую губу в районе ожидания стояли два гражданских судна и РКР «Фокин», ждали пока пройдёт ПМ.  К пирсу стали при помощи буксира, т.к. ледовая обстановка не позволяла действовать самостоятельно.
         Всё, точка.

P.S.
         Территория архипелага Дахлак и окружающее его водное пространство в пределах границ территориальных вод Эфиопии, его остров Нокра в указанный период являлись линией фронта в вооружённом конфликте между Народно-демократической республикой Эфиопия и  Народно-освободительным фронтом провинции Эритрея.
         Для Военно-Морского Флота СССР эвакуация базы с острова Нокра – уникальная операция по её выполнению и событиям связанными с этим - до, в период и после её завершения, последствиям, в т.ч. и на политической карте мира.
         Вскоре режим Мингисту Хайле Мариама пал, в Эфиопии поменялось государственное устройство, появилось новое государство Эритрея, Эфиопия утратила  морское побережье, лишилась портов и выхода к морю.
         Главное действующее лицо при эвакуации базы с острова Нокра - “ПМ-129”, её экипаж.  Все уходили сами и только “ПМ-129” приняла и разместила на своём борту личный состав  933 ПМТО и приданные ему силы (взвод ПВО, подразделение «Морских котиков», личный состав плавдока «ПД-66»), его оружия, имущества, документации, выполнила вывод и буксировку несамоходного судна хранения «СХ-500» с личным составом на борту за пределы тервод Эфиопии. На этом присутствии советских войск на 933 ПМТО, базе ВМФ СССР в Красном море на архипелаге Дахлак, о. Нокра, Эфиопии  закончилось.
         12 февраля 1991 года.  Всё случилось в эпоху перемен  … http://www.proza.ru/2013/02/07/2268   "Меня поздравили!"

         
   Проза жизни "ПМ -129"

         "Люди в воде"              http://www.proza.ru/2013/02/07/297   
         "Большая приборка"     http://www.proza.ru/2013/02/11/1934   
         "Мы чемпионы!"           http://www.proza.ru/2013/02/10/1674
         "Документ"                http://www.proza.ru/2013/02/20/2406
         "Всё в шоколаде"         http://www.proza.ru/2013/01/12/225
         "Стой, пацан или когда учат - надо учиться"  http://www.proza.ru/2013/01/19/170
         "Как я сдал Ангела"     http://www.proza.ru/2013/01/24/2064
         "Имя - 129"                http://www.proza.ru/2013/02/16/173 


Рецензии
СКР "Ворон", январь -март 1978 г. был первым наш кораблем у острова Нокра. Мы составляли карту глубин. Я был гребцом на шлюпке, в которой возили штурманов по бухте. Выпал случай немного прогуляться по тогда еще пустынному острову. Николай.

Николай Агибов   18.03.2016 06:18     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.