Охота на киллера

               

90-е годы. Расчищая себе дорогу в «светлое будущее» некоторые лидеры криминальных групп не гнушались даже убийствами. Они нашли опытного снайпера, бывшего воина-афганца, который выполнял заказы главарей банд. Вычислить и обезвредить киллера взялся другой спец, хорошо знающий навыки армейских снайперов.
Чем закончится противостояние стрелков?



Через несколько дней друзья снова встретились, но теперь с ними был Ирощенко. Валера по-дружески похлопал Сергея по плечу.
– Тебя и впрямь не узнать, здоровущий такой, а бороду-то отрастил, – смеялся он, рассаживая друзей за стол. – Сразу приступлю к делу. Вот Сергей, взгляни на документы и схемы, составленные специалистами. Можно ли по действиям убийцы судить, что работал профессионал.
Ирощенко внимательно изучил данные и сказал:
– Я могу побывать на месте гибели Адвоката и сам разберусь. А вот убийство Салтана и без экспертизы доказывает, что работал снайпер. Прямых свидетелей нет, кто бы наблюдал момент покушения или слышал шум от выстрела. Значит, применялся глушитель. Я обязательно должен побывать на месте.
– Может из проходящей мимо машины,– намекнул Морозов.
– Нет, исключено, так работают на рывке, да и свидетели бы нашлись. Автомобиль бросают, скорее всего, его угоняют. Пуля попала в грудь, прямо в сердце. Могли выстрелить и в голову, но вероятно, целились в грудину наверняка, боясь промаха. Я бы присмотрел позицию в скрытном месте, к примеру: на чердаке или в подвальном окне или вот здесь,– Сергей указал на схеме место, отведенное под ящики с мусором. – Помойка! Чем не позиция и искать там будут меньше всего. В общем, я сегодня же там побываю. Валера, а что ты хочешь в дальнейшем?
– Найти стрелка и обезвредить.
– Каким путем? – заулыбался Ирощенко, – он может находиться вдалеке от Новосибирска.
– Но кто-то же нанял его и этот кто-то, должен снова себя проявить, например, повторить убийство.
– Артема Вавилова?!
– Конечно. Если судить о характерах покушений на него, то скоро выстрелы опять прозвучат.
– Какой выдержкой нужно обладать, чтобы ходить по улицам с сознанием, что в любой момент могут ухлопать, – сочувственно произнес Саша.
– Не нужно об этом думать, иначе можно заработать себе психоз и боязнь, что поджидают за каждым углом, – резонно заметил Сергей.
– Что если мой агент поговорит с Вавиловым и он согласится стать на время мишенью.
– Он и так ею является.
– Я имел в виду открытой мишенью, – сказал Морозов.
– Маловероятно, но твоя идея не лишена интереса, над ней можно поразмыслить. Мы бы с Сашкой понаблюдали за Вавиловым и вполне могли бы определить, в каком месте его будет удобнее всего «убрать». Но маршруты передвижения Вавилова должны быть согласованы с нами, иначе из этой затеи ничего хорошего не получится.
– Хорошо, Сергей, а что если ускорить этот процесс.
– Валера, что ты хочешь придумать?
– С помощью нашего сотрудника спровоцировать того, кто отдает приказы снайперу. Я вот над чем размышляю: за Вавиловым и ему подобными, идет настоящая охота. Кому это выгодно?
– Тем, кому он мешает, – подключился Сашка.
– Кому именно? – спрашивал Валера.
– Предположим, что Мерабу и Аркану.
– Почему ты решил, что именно им? – спросил Ирощенко Сашку.
– Понять не трудно, раскоронованные «особы» попадают в немилость не только к ворам, но и к тем людям, которых в свое время им приходилось в чем-то ущемлять. Их уже не прислушиваются, как прежде и никакого авторитета они не имеют среди блатных и тем более новых преступных групп. Вот и сдается мне, что Мераб и Аркан избрали метод, позволяющий им устранять ненужных людей. То есть вступает в силу негласный, «волчий» закон – выживает и побеждает сильнейший. Первые, кто попал под их «раздачу» – это Адвокаты и Салтан, а теперь уже и Вавилов.
– Я того же мнения. Вот и нужно с помощью нашего агента вынудить их снова проявить себя в этом деле. Если нам удастся захватить стрелка можно выйти и на человека, отдающего приказ.
– А ты не задумывался Валера, что снайпер готов именно к такому варианту, если судить по тому, как он систематически выходит с винтовкой, то лично у меня сложилось мнение, что он обучался в специальном подразделении, скорее всего, в армии.
– Сергей, ты себя ставишь, как пример?
– Не исключаю. Снайпер проходит хорошую школу и подготовка у него на высоком уровне. Теория - теорией, а практику он проходит не только в тире. Убийство авторитетов – тому подтверждение. Хотя до этого он мог и воевать.
– Сергей, ты думаешь, он служил в Афганистане?
– Все может быть или как я, в спецподразделении.
– Ладно, ребята, я обговорю со своим человеком и предложу ваш план. Естественно, уголовный розыск останется в тени, иначе Вавилов даже не станет слушать подобных предложений. Спасибо вам за консультацию и вашу «фирменную» бирочку,– улыбаясь, добавил Валера.
Друзья распрощались, в надежде скоро снова встретиться.


Первым делом Сергей Ирощенко и Саша решили осмотреть место происшествия, где была предпринята попытка убить Вавилова. Офис, как модно стали называть конторы, располагался в двухэтажном здании, но чтобы попасть внутрь территории, нужно проехать на горку, за высокие железные ворота. Два пятиэтажных, жилых здания расположились напротив, через дорогу.
Сергей четко уяснил для себя одну вещь, чтобы понять характер и действия снайпера, необходимо мыслить его умом. Для начала, выбрать удобную позицию и, находясь на месте, сконцентрировать внимание на цели. Если он работает один, то снайперу необходима пристрелка, но за отсутствием такой возможности, можно разместить флюгеры, служившие для измерения расстояния, направления и силы ветра. Сергей подошел к воротам и увидел два флажка, закрепленные на флагштоках. Они были синего цвета с большой снежинкой в центре. «А что, хорошие «маячки», тем более соответствуют новогоднему празднику, никто и не подумает снять их». Он подошел к месту, где во двор офиса въезжала машина, но перед тем, как въехать, приостановилась, и ей пришлось повернуть направо. В этот момент был произведен выстрел. Сергей осмотрел два здания и, вспоминая, как была размещена машина и положение сидящего на заднем сидении Языкова, наметил себе несколько направлений, где бы он, по замыслу снайпера мог расположиться. Метров двести до первого слухового окна на крыше. Расстояние приличное, но учитывая умение стрелка, можно предположить, что это для него не сложно.
Теперь нужно подняться на чердак. Он махнул Сашке, сидевшему в «Жигуленке» с запущенным двигателем и, указав пальцем наверх, пошел к дому. В первом подъезде на люке чердака висел замок. Сергей обошел три оставшиеся подъезда и в последнем увидел вместо замка, скрученную проволоку. Ему пришлось подняться на чердак и осмотреть все слуховые окна. Как он и предполагал, в последнем была самая удобная позиция. Приоткрыв створки деревянных жалюзей, он заметил, что движением руки, была стерта пыль. Других следов присутствия человека, он не обнаружил. Траектория полета пули с данного места, как раз соответствовала схеме. Сергей махнул рукой и Саша занял именно то место, где находился Языков. Позицию снайпер выбрал хорошую, так сказать – итоговую. Бить можно с высоты, с удобством. Менять расположение не нужно, не война, отстрелялся и спокойно ушел.
– Есть улики? – спросил его Саша, когда Сергей сел в машину.
– Все, как я и предполагал, работал мастер своего дела. Наметил цель, подготовился, произвел выстрел и возможно уверовал в успех. Я думаю, его уже предупредили, что выстрел не был удачным. Теперь на «совести» убийцы, довести дело до конца.
Они с Сашей объехали еще два места – это автокатастрофа с присутствием Адвокатов и убийство Салтана. В обоих случаях Сергей усмотрел профессионализм стрелка. Удивляло главное, как он хорошо готовился, мыслил и намечал пути отхода.
– Так что Санек, придется нам с тобой повозиться не на шутку, противник у нас грамотный и опытный. Выдать себя мы не должны. Времени мало, нам нужно в тайгу возвращаться, но учитывая помощь Валеры, думаю, что скоро мы управимся с пресловутым снайпером.


Через два дня Саша и Сергей встретились с Вавиловым и, познакомившись, быстро нашли с ним общий язык. В разговоре был упомянут Паша Гром, о котором с обеих сторон были теплые воспоминания.
Друзья незамедлительно приступили к делу.
– Артем, давай сразу условимся, почившие в Боге: Леха Дрон, Паша Гром для нас были друзья. Здравствующие ныне Мераб и Аркан – наши враги. Вот с этого и будем плясать. Нас попросили тебе помочь. Кто мы, пусть тебя не тревожит. Нас связывает человек, обратившийся к тебе за помощью. Будем помогать друг другу, ибо одна промашка с нашей стороны, и жизнь твоя прервется.
– Кратко и доходчиво,– согласился Вавилов,– от меня что требуется?
– Ни в коем случае не появляться на улице и в окнах зданий. Перемещаться в машинах, только с зашторенными окнами. Пользоваться одной связью с нами, то есть рацией. Следующий план такой: мы даем небольшую возможность снайперу на короткое время засечь тебя. Самым лучшим вариантом мы считаем – это твой дом. Там хорошие позиции для нас и, учитывая общую обстановку, всего лишь одну, для стрелка. Вот смотри, – Саша показал схему,– это твой, двухэтажный дом, слева от него сарайки, справа насаждения деревьев. Чуть дальше за забором, телефонная компания. Ты все время останавливаешь машину здесь, – Ирощенко ткнул пальцем в площадку между сараями и двухэтажным зданием, находящимся напротив дома Артема. Будешь приезжать поздно вечером, и выходить из дома в сумерках. Наша задача состоит в том, чтобы обнаружить позицию снайпера быстрее, чем он тебя снимет.
– Вы меня успокоили, – с сарказмом произнес Вавилов.
– Да Артем, как бы не звучало цинично, но опередить мы его должны. Потому, от тебя требуются только согласованные с нами действия, не занимайся самодеятельностью и помни, снайпер хорошо обучен, он мыслит твоими критериями и все твои действия, он совершил в теории. Возьмем его, выйдем на заказчика всех преступлений.
– Доказать бы, что это Мераб с Арканом, я бы ни на минуту не тормознулся, чтобы их завалить.
– Убьешь их, придут другие. Что это доказывает?
– В городе надо наводить порядок среди «молодняка», чтобы они не попадали под влияние кавказских группировок.
– Я слышал, тебе в этом помогает Крут,– осторожно сказал Сашка.
– Я не знают такого.
– Ну, раз не знаешь, то и разговора не получится.
– Смотря, что вы хотите от меня услышать. То, что вы взялись помогать мне и козыряете именами уважаемых людей – это еще не дает мне право доверять вам на словах.
– Перенесем этот разговор на лучшие времена, дабы не терзать друг друга сомнениями,– сказал Сергей, закругляя тему.
– Согласен. Приятно иметь дело с умными людьми.
Саша связался с Волковым и попросил его о помощи, так как необходимо наблюдение и фиксирование разных событий и перемещения людей.
Двухэтажным домом, оказалась гостиница для железнодорожников, вынужденных задерживаться в этом городе на некоторое время.
Подключился и Анатолий Брагин, он предъявил вахтеру удостоверение оперуполномоченного райотдела милиции и попросил регистрационный журнал. Переписал все фамилии и даты заселенных и выписавшихся служащих за последнее время.
Саша и Волков должны держать под наблюдением все окна общежития с первого по второй этаж и фотографировать появившихся в них людей. Наблюдательный пункт они избрали на чердаке хозяйственной пристройки телефонной организации.
Артем подъезжал на мерседесе поздно вечером и быстро выходил из машины и также стремительно заскакивал в подъезд. Окна квартиры были постоянно зашторены и, плотная ткань не пропускала свет.
Сергей Ирощенко занял удобную позицию на чердаке жилого дома, где проживал Артем и повесил сеточную, черную ткань на слуховое окно. Он натягивал ворот свитера на нос, чтобы не выпускать пар. Наблюдение вел через оптику снятого с винтовки прицела. Но когда появлялся Вавилов, он уже наблюдал за всей территорией через ПСО-1, водя стволом в разные стороны.
Долгий, нелегкий и порой изнуряющий труд, сидеть сутками в засаде. Мороз пробирает до костей, мерзнут конечности и постоянно тянет в тепло, туда, где стоит с включенным двигателем машина. Иногда удается выбираться, но на смену обязательно кто-то приходит, чаще всего Сашка. Он давно сработался с Сергеем, понимая друг друга с полуслова и языком жестов.
Гостиницу часто посещали люди, входили и выходили из здания, в железнодорожной форме или в гражданской одежде. Многих удавалось сфотографировать. Саша обратил внимание на одного из них, он нес в руке чемоданчик и прихрамывал на левую ногу. Потом, разглядывая его фотографию, Саша удивился, как он похож на его друга детства Сережку Заварзина. Но мужчина был на вид лет сорока и в форме железнодорожника и никак не мог быть его другом. Просто сходство.
Еще несколько человек удалось запечатлеть и видеть по несколько раз. Некоторые уезжали и больше не появлялись.
Анатолий Брагин еще раз обратился к вахтеру и в сфере строжайшей секретности просил его оказать содействие органам. Работник общежития дал ценную информацию о некоторых постояльцах гостиницы. В какое время они появлялись, какие особенности наблюдал за ними. Вот, к примеру: один такой, по фамилии Старостин, ожидает, пока не отремонтируют в депо электровоз. Прибыл из Хабаровска, а следует до Астрахани. Зарегистрировался и проживает в комнате № 27, на втором этаже. Не пьет, не курит, ни с кем не общается, что сразу привлекло внимание вахтера. Обычно мужчины собираются вечерами в одной комнате: играют в карты, в домино, а то, в тихушечку попивают спиртное. А этот ведет себя тихо, разговоров не заводит, одним словом сидит, как мышь, правда любит включать транзисторный приемник, иногда соседи жалуются, шумно от его музыки. Хромает на левую ногу, спросить неудобно, мало ли какая беда приключилась с ним жизни. В руках носит чемоданчик, не фирменный, такого вахтер не замечал у других, а у «хромого» он, слегка продолговатый.
Дежурный, пожилой мужчина, понравился Брагину, разговорчивый и как видно не прочь помочь милиции.
На шестой день наблюдения, Сергей Ирощенко заметил изменение в окне комнаты номер 27. Вечером, в самом низу оконной рамы он увидел слегка идущий парок от теплого воздуха. Рамы были двойные, но внутренняя, правая фрамуга была открыта, это просматривалось из-за шторы.
Есть такой прием у снайперов: овальный надрез стеклорезом в углу стекла. Постучал и с помощью присоски вытянул кусок стекла. Вот тебе и отверстие для ствола. Сергей сразу же подал сигнал Сашке, и он незамедлительно поднялся на наблюдательный пункт.
– Осторожно Санек, не всколыхни занавеску, кажется «зверь» начинает свою охоту и ведет последние приготовления. Снайпер закрыл отверстие, поставил на место кусок стекла. Если он собрался стрелять вечером или рано утром, значит у него прибор ночного видения и на стволе глушитель. Короче, передашь Волкову, пусть он свяжется с Толей, им предстоит проследить за «Хромым», а мы с тобой, переодевшись в ментов, попросим вахтера, осмотреть комнату.
– Ты думаешь, стрелок рискнет оставить оружие в номере?
– Не думаю, опытный стрелок следов не оставляет. – Ирощенко потер озябшие руки, – с этого места я вижу, что его позиция отлично позволяет вести огонь по цели. Спектр и угол обзора хороший. У Артема практически нет шансов выжить, расстояние пятьдесят метров для такого снайпера – это не проблема. Остается одно – опередить его.
– Давай возьмем его живым, Сереж!
– Вот об этом я и думаю, необходимо, как можно скорее осмотреть комнату.
– Может, Морозова подключим, он с комендантом все уладит.
– Не стоит Саш, здесь филигранно нужно работать. Спугнем снайпера, считай насмарку пойдет весь наш труд, и конечный результат не будет достигнут. Артема мы уже не спасем.
Саша согласился с его доводами и пошел к Волчонку.
На следующий день, выследив, когда Старостин покинет здание гостиницы, Анатолий Брагин и Волков направились за ним следом, соблюдая правила конспирации. Сергей Ирощенко и Саша, одевшись в милицейскую форму, обратились к коменданту гостиницы. Он открыл дверь 27 комнаты и впустил их внутрь, а сам, по настоянию «милиционеров», остался в дверном проходе.
Слева плательный шкаф, за ним возле стены, небольшой столик и стул. Посередине комнаты две односпальные кровати и между ними тумбочка. Вот и вся обстановка для транзитников.
Друзья направились к выходу, получив от коменданта и вахтера заверение, что администрация будет хранить в секрете приход милиции.
– А в чем хоть его подозревают? – спросил комендант.
Саша не моргнув соврал:
– Понимаете, участились случаи пропажи женщин легкого поведения. Ваш постоялец работает машинистом на локомотиве, есть подозрение, что данный субъект берет с собой в поездку девиц, а затем на ходу сбрасывает с поезда.
– Ужас! Да это же маньяк! – испуганно воскликнул комендант.
– Вот потому мы и просим вас, чтобы все происходящее, хранилось в строжайшем секрете.
– Товарищи! Всегда рад помочь родной милиции, тем более в разоблачении такого изверга. Я проконтролирую, чтобы дежурные тоже соблюдали полнейшую секретность.
– Благодарим за содействие, товарищ,– торжественно произнес Саша, – крепко пожав ему руку.
Друзья вышли из гостиницы, веселясь над непосредственностью коменданта.
– Шутки в сторону Санек, – обратился к нему Ирощенко, – заметил, что кровати высокие и накрыты одеялами, свисающими до пола.
Сашка уловил намек и спросил:
– А если его дождаться под кроватью?
– Ты думаешь, у тебя будет время обезвредить его?
– А почему нет, мне кажется – это шанс, когда он выйдет наизготовку, вот тут, я и возьму его.
– Рискованно одному-то. Вдруг он еще чем -то вооружен, нарвешься чего доброго на пулю.
– Сереж, где наша не пропадала! Риск оправдан, даже если не возьмем его на выстреле, то все равно с винтовкой.
– Ладно, дождемся остальных и за дело. Сегодня Артема нужно подготовить. Пойдем еще внимательнее осмотрим местность вокруг, особенно там, где останавливается машина.
Они прошли к сарайкам, вокруг расположились деревья: ранетки, яблони - полукультурки и клены, сбросившие с себя листву на зиму. Сергей обратил внимание на металлический дождь, свисавший с нижних веток дерева, его применяют в новогодний праздник, развешивая на елке.
– Ты видел это раньше? – обратился он к Сашке.
– Да как-то не заметил. Может ребятишки развесили перед Новым годом. Ты думаешь…
– Опа!!! – Сергей перевел свой взгляд на подъездную дверь, – ты только посмотри, что этот недоумок навесил над входом. Да, потерял он бдительность, расслабился.
Они увидели новогодний, синий флажок, именно такие же были размещены около офиса Артема.
– Значит дождь его рук дело, а не ребятни.
– Саш, звони срочно Артему и скажи, что операция назначается на сегодняшний вечер, крайний случай – на утро. Все пойдет по плану. Пусть будет наготове. Без бронежилета, чтобы не появлялся, как только услышит звук взорвавшейся хлопушки, сразу же мгновенно закатывается под машину. Я буду тебя подстраховывать, если возникнет ситуация, постарайся не попасть на линию огня, возникнет надобность, я подраню его.


Киллером оказался…

Вечером, как только начало смеркаться, «Нита» возвращался на облюбованное им место. Позицию он выбрал что надо, лучшего не придумаешь. Он проследил сегодня за офисом, но никаких передвижений, касаемо его объекта, не заметил. После обеда он позвонил с телефона-автомата и был извещен, что завтра Вавилов, в срочном порядке покидает город – значит, убрать его нужно сегодня вечером или крайний срок – утром. Есть только два шанса, при выходе Вавилова из машины или при посадке. Все готово, чемоданчик с разобранным оружием, при нем. Отверстие в стекле сделано.
Он поднялся на второй этаж, подошел к коридорному и поздоровавшись с ним кивком головы, взял ключ от комнаты.
– Товарищ Старостин, там только - что уборку помещений провели, полы еще не успели высохнуть, так что вы не удивляйтесь,– громко крикнул ему вслед дежурный, чтобы его голос услышали в комнате №27.
Нита открыл ключом дверь и, вытерев ноги, запер за собою замок. Прошел к левой кровати, положил на пол чемоданчик, запихнув его ногой, поправил одеяло. Затем подошел к шкафу и разделся. Взглянул на часы, стрелки указывали пять вечера. Предположительно, осталось ждать два часа. Вавилов приезжал рано. Нита подошел и нагнулся над кроватью, нашарил рукой ручку и выдвинул чемоданчик. Открыл крышку и, достав рамку с фотографией, поставил ее на тумбочку. Затем опять задвинул чемодан на место.
Сашка лежал, ни жив, ни мертв, едва хватало места, чтобы не выдвинуться за линию кровати. Он одел на руки перчатки и сжимал рукоятку пистолета с навернутым на ствол глушителем. Друзья не могли безоружным послать его в логово киллера.
Казалось, прошла целая вечность, пока стрелок не забрал из под кровати чемодан. Послышались звуки собираемого оружия. Снайпер включил транзистор и, поймав музыку, сделал звук громче. Раскрыл фрамугу и подцепив стекло, освободил отверстие. Просунул ствол винтовки и припал к оптическому прицелу. Настроил его на сполохи серебристого дождя.
У Сашки тревожно билось сердце, он тихо, чтобы не шуршать, стал выдвигаться из - под кровати. Отстранив полу одеяла, замер. Вдруг, сквозь музыку, раздался скрип на соседней койке, стрелок встал, задернул штору и почему-то направился к выходу. Он открыл дверь и Саша услышал, как заскворчал ключ в замке. Осторожно вылез и, поднявшись на ноги, размял затекшие мышцы. Винтовка лежала на кровати, опираясь стволом о подоконник. Саша обратил внимание на фото в рамке, стоявшей на тумбочке, он взял ее в руки и поднес к глазам. Со снимка на него смотрели парень в военной форме, с погонами младшего лейтенанта и девушка. Что самое интересное, показалось Саше, лица обоих были ему знакомы. Острой догадкой, полоснуло по сознанию, память выбросила ему лица, только не с фотографий, а такими, какими он запомнил их в реальности. Он замотал головой, как бы отгоняя возникшие мысли: «Не может быть! Я не могу в это поверить!» Он чуть было не присел на кровать от удивления. С фотокарточки на него смотрели: Сережка Заварзин – его друг детства и юности, а рядом с ним была запечатлена Наташа – первая Сашкина любовь. – «Господи, да это же они! Как это фото оказалось у снайпера? Неужели…»
Раздался звук, открываемого замка, Сашка успел поставить рамку на место и быстро залез под кровать.
Нита вернулся скоро. Посетив туалет, справил нужду, на все про все ушло три минуты. Он снова отодвинул в сторону штору и занял удобное положение на кровати. Направил ствол и стал ждать.
Саша, сквозь музыку, едва различил звук отводящего назад затвора. Щелчок! Патрон занял свое место.
Палец Ниты послушно лег на спусковой крючок. Никаких мыслей, только высоко сконцентрированное внимание на улицу.
Мерседес плавно заехал во двор гостиницы и остановился в двух метрах от сараек. Двигатель работал, выпуская клубы пара через трубу.
Все вокруг заняли позиции, и пришли в боевую готовность.
Вот сейчас откроется дверь машины и… Нита даже не успел сообразить, что случилось. Там за окном, раздался звук разорвавшейся хлопушки, и это в тот момент, когда все его внимание было на пределе… Открылась задняя дверца машины.
Вдруг правую руку Ниты кто-то перехватил и с силой вывернул назад. Удар по голове отключил его сознание.


Постепенно, приходя в себя, Нита увидел расплывчатые лица людей, расположившихся напротив его. Он заметил, что его держат в помещении, где нет окон, скорее всего это был подвал, какого-то здания, так как вдоль стен тянулись трубы. Внутри было тепло и немного несло сыростью.
– Очнулся, – спросили его,– ну, давай-давай, приходи скорее в себя, у нас к тебе слишком много вопросов.
Его руки были скованы за спиной наручниками.
– Вы кто? – спросил он, разглядывая в полумраке лица четверых похитителей.
– Пока не важно, главное, что мы тебя знаем, Сергей Михайлович Заварзин.
Голос парня показался Ните очень знакомым.
– Я так понимаю, что у меня нет шансов на оправдание.
– Да почему же, если судить, что ты выполняешь чье-то задание, то являешься прямым исполнителем. Просто ты не знаешь, в чьи руки попал и здесь с тобой церемониться не станут. Не захочешь отвечать на вопросы, значит разговор с тобой один – в расход.
  – Вы не из милиции?
– Угадал.
– Я вам ничего не скажу, можете не тратить на меня время.
– Слушайте, дайте я сам поговорю с этим мокрушником, – Вавилов терял терпение.
Сашка отвел его в сторону и сказал:
– Артем, дай нам полчаса, и он все выложит на блюдечке с голубой каемкой. Не в обиду будет сказано, погуляй немножко.
– Хотелось бы посмотреть, какими методами вы развяжете ему язык.
– У тебя будет такой шанс, – улыбнулся Сашка, провожая Вавилова до двери.
– Итак, Сергей, скинем маски, – сказал он и, подойдя близко Заварзину, вкрутил лампочку в патрон. Все заметили, как лицо стрелка вытянулось от удивления.
– Сашка?! Ты!
– Не ожидал? Конечно, я. Вижу, удивлен, да и я не меньше твоего, особенно когда увидел на тумбочке фотографию, твою и Наташину. Давай так условимся, сначала мы хотим услышать от тебя историю, как ты докатился до такой жизни, а потом мы вместе вспомним наше безоблачное детство и юность.
– Я же сказал, ничего говорить не буду.
– Сереж, я не меньше твоего ошарашен нашей встречей, тем более мы оба оказались в такой щекотливой ситуации. Я вынужден тебе объяснить, что жизнь твоя на данный момент не стоит и ломаного гроша, ты просто не выйдешь отсюда живым. Но я хочу понять, как ты – мой друг… Заметь, я не называю тебя бывшим. Почему ты оказался в роли убийцы? И еще хочу развеять твои иллюзии, тебе не удастся отвертеться. Твои снайперские «задания» известны – это доказано баллистической экспертизой. Семипалатинск 1985 год, убийство майора Советской армии, 1986 год – Новокузнецк, убийство местного авторитета, 1989 год – подготовка к устранению уголовных авторитетов Кузбасса, отца и сына Адвокатов, 1990 год – убийство лидера криминальной группировки Салтана и наконец, сегодняшнее покушение на лидера ОПГ Вавилова. Достаточно, или тебе этого мало?! Ты понимаешь, что тебя разрежут на кусочки, как только узнают, что именно ты виновен в их смерти.
– Саша, ты в милиции служишь или состоишь в группировке? Ты рассказываешь интересные вещи, но я к ним не имею никакого отношения.
– Сергей, не упрямься, – перебил его Ирощенко,– неужели тебе не дорога твоя жизнь.
– А зачем она мне? Вы такую перспективу мне обрисовали, не вижу смысла брать на себя чужие убийства. Так или иначе, вы все равно меня убьете, к чему весь этот пафос и игра на моих чувствах. Взяли с поличным, не отрицаю, но остальные преступления я не совершал.
– Не будь глупцом, Серега, пули, извлеченные из тел, прямое доказательство, что ты из своей винтовки убивал лидеров преступных групп. – Заварзин молчал.– Давай так разговаривать, я не принадлежу ни к одной группировке и дел с милицией не имею. Мы сами по себе. К нам обратились за помощью, чтобы найти киллера, то есть тебя. Никто не мог предугадать, что именно ты, будешь киллером, я сам поражен этой новостью. Поверь, Сереж, если ты до сих пор считаешь меня своим другом, то я хочу во всем разобраться и лишь после этого гарантировать тебе жизнь, в противном случае тебя отсюда заберут другие люди. У нас есть тридцать минут, чтобы ты подробно нам обо всем рассказал.
– И тем самым подпишу себе смертный приговор.
– Я никогда тебя не предавал, и мое слово всегда было железным. Ты веришь мне?
Заварзин немного подумав, кивнул головой.
– Таким я тебя всегда помню.
– И я тебя не забыл, ты был надежным и хорошим другом, вспомни, мы всегда гордились нашей дружбой, ты, я и Валерка.
При упоминании Морозова, Заварзин сосредоточился и спросил:
– Ты видел его? Ты знаешь, что он работает в милиции?
– Да, я знаю об этом, но для настоящих друзей нет преград, если ты не забыл, мы поклялись, что наша дружба будет на века, а это значит, что помогать мы будем друг другу в любых ситуациях.
– Хорошо Саш, я расскажу тебе все, но давай условимся, Валерка об этом не должен знать.
– Как скажешь, я понимаю тебя. Начинай с того момента, когда меня посадили за драку и что после этого с тобой произошло, ведь тетя Лиза – твоя мать, сама тебя потеряла, ей сообщили в милиции, что ты пропал без вести. Ты знаешь о том, что она умерла?
Заварзин кивнул. Сашка расстегнул ему наручники и дал попить воды.
– Когда тебе дали срок, – начал Заварзин,– мы очень за тебя переживали, особенно Валерка, ведь, по сути, ты принял на себя всю тяжесть драки. Он винил себя и только моими и твоей мамы уговорами, нам удалось успокоить его, не дать наделать глупостей.
Я поступил в техникум и закончил его с отличием, там же, на военной кафедре, получил звание младшего лейтенанта. Затем были военные сборы. Я не захотел работать по своей специальности и поступил в военное училище, решил посвятить свою жизнь армии. Валерка уже служил. Это потом я узнал, что он, демобилизовавшись, окончил школу милиции. Я был рад за него, только не было рядом с нами тебя.
– А как ты оказался на фото с Наташей вместе?
– Да, ты же не знаешь! Я в техникуме учился с ее братом и однажды он пригласил меня на вечеринку к себе домой. Вот там я и встретился с Наташей. Мы разговорились, вспоминали о школьных годах и о тебе, кстати тоже. Мы с ней стали чаще видеться. Я влюбился в Наташу, мы сдружились, спустя время я понял, что не могу без нее. Она была не против нашей дружбы и перед тем, как я окончил учебу в училище, мы поженились. Этот снимок мы сделали как раз перед моим распределением в часть. Меня отправили служить в Семипалатинск, я хотел ее вызвать, но она на тот момент заканчивала институт. Вскоре меня повысили в звании, и вот тут случилось событие, перевернувшее всю мою жизнь. Начались боевые действия в Афганистане.
Приказом меня направили в часть, и скоро я уже воевал в составе 40 Армии, правда, перед этим я прошел обучение в специальном центре «Шерабад» ТУРКВО. Вот там я и стал снайпером.
Писать Наташе о себе, я не любил, да и цензура строго следила, чтобы лишнего не упоминали в письмах. Затем ранение в провинции Логар под Кабулом, я подорвался на мине, мне ампутировали стопу и комиссовали по состоянию здоровья. Я приехал в Семипалатинск и вызвал Наташу, но она уже работала в торговле и имела должность. Наталья звала меня в Новосибирск, но я почему-то оттягивал переезд, боясь, что она не примет меня калекой. Ко мне приехал армейский друг, и мы вместе рванули в мой родной город. Наташа встретила меня приветливо, не обращала особого внимания на протез, но через какое-то время, я заметил, что она меня больше не любит, наверное, из жалости держала возле себя. Мой друг еще несколько раз навещал нас и однажды я застал их вместе. Я ушел жить к маме. Мы развелись. Простить не мог Наташку, ревность жгла изнутри, не давала покоя ее измена.
Однажды я не выдержал и пришел к ней, чтобы выяснить отношения, но она прогнала меня. Я подкараулил своего бывшего друга и сильно избил его. Меня задержали и хотели привлечь по уголовной статье. Голову у меня совсем сорвало, нервы после «Афгана» ни к черту. Оперативник, пытавшийся провести дознание, задал вопрос, показавшийся мне оскорбительным, я ответил ему дерзостью и в горячке, ударом кулака, перебил ему переносицу. Меня избили и увезли в КПЗ.
Кроме меня в камере сидело еще трое, они стали надо мной подшучивать. Когда в разговоре я сказал, что служил в армии, стали проявлять ко мне ненависть и издевались надо мной. В общем, и здесь произошел скандал, закончившийся тем, что меня избили до полусмерти. Меня перевели в другую камеру, там сидел закоренелый уголовник, мы разговорились и он дал мне много полезных советов, как вести себя в тюрьме, а главное не распространяться о своей службе, хотя бы, пока я не приду в особую зону. Я рассказал ему, как воевал в Афгане и про то, как был снайпером. Вскоре его выпустили, а меня должны были перевести в тюрьму. Но по истечении трех дней, меня привезли в отдел, и не весть откуда, взявшийся адвокат, предложил мне, чтобы я извинился перед оперативником.
Меня выпустили. По истечении недели ко мне подошел и пригласил к себе один человек, грузин по национальности. Он сказал, что выкупил меня у опера и что благодаря ему, я сейчас на свободе.
– Это был Мераб?
– Да, но только он себя не называл, а предложил мне хорошую в денежном плане работу. Я сначала не хотел соглашаться, но он принес мне новый протез и дал много денег и я принял его предложение, иногда оказывать ему услуги в плане устранения «нехороших» людей. Он снабдил меня винтовкой, новенькой, не побывавшей в использовании, я пристрелял ее и был готов выполнять его задания.
Вот тогда я и вспомнил своего бывшего друга, на тот момент он уже был майором, они уехали с Наташей жить в Семипалатинск. Я сделал это без угрызений совести, считая, что он и она предали меня. Наташу я оставил в покое, но забыть не смог. Сильно любил ее, да и сейчас люблю.– Сергей перевел дух и выпил стакан воды.– Ну, а дальше вам все известно.
– Серега, как ты мог, вот так, за деньги продать свою душу дьяволу, да еще совершать убийства?
– Мог, еще как мог! Когда чувствовал, что меня вокруг предали: государство, сунувшее меня мордой в пекло, научившее убивать людей, а затем вышвырнуло меня из жизни, как паршивого котенка. Вот за что, я оставил там свою ногу? За то, чтобы потом меня пинали по госпиталям и примеряли на култышку протез, на который невозможно было вступить. За их нищенскую пенсию, назначенную по инвалидности. Да никому мы не нужны, кроме своих родных. А меня даже жена предала. Обозлился я на всех и на жизнь в том числе. А вот когда я рассчитался с майором, то понял, что моя война еще не окончена, тем более Мераб мне сначала обрисовывал совершенно другую ситуацию, что моя работа – это очищать общество от «плохих» людей.
– Но ведь ты совершенно не знал, этих людей! Ты же не судья им, тем более их преступления не доказаны. Почему ты избрал роль слепого палача?
– А этого Саш, тебе не понять. Когда я первый раз убил человека, пусть это был душман, а потом еще и еще… Совесть притихла, я просто привык, я стал вроде бездушной машины, не способной понимать живые существа.
– И что, тебе никогда не было стыдно за свои жертвы.
– Было сначала, говорю же, потом привык.
– Сергей, а ты не задумывался, что рядом с тобой погибали люди и также оставались калеками, а некоторым во много раз было хуже, чем тебе. Они не пошли на поводу у гадов и не убивали из одной лишь злости людей. Ты просто беспринципный, эгоистичный негодяй, – Ирощенко надоело смотреть, как бывший офицер оправдывает себя, – в жизни все случается, бывает, что зайдешь в тупик и думаешь: все конец! Но сам себя, собственной рукой вытаскиваешь за маковку из этого болота, а спустя какое-то время, все налаживается, просто у тебя не хватило духу на это, ты переступил через себя. Твоим преступлениям нет оправдания, ты просто убийца и я не ошибусь, что за твоей подленькой душонкой, есть еще нераскрытые убийства.
– Ладно, об этом мы с тобой еще поговорим, а теперь скажи, как ты осуществлял связь с Мерабом? – спросил Саша.
– Каждую пятницу я покупаю газету «Молодость Сибири» и в ней читаю некролог. Мераб указывает дату, время выноса тела, то есть, место и время нашей встречи.
– Хитро придумал.
– Но сам он, никогда на встречу не приходил, посылал одного и того же человека, фамилию и как звать не знаю, но по фотографии определю.
В подвал зашел Вавилов и вопросительно взглянул на компанию, увидев освобожденные руки снайпера.
– Артем, мы уже почти обо всем договорились с этим «товарищем». Тебе нужен человек, «заказавший» тебя – это Гебанидзе Гиви.
– Это еще кто такой?
– Он же Мераб.
– Вот тварь, я почему-то о нем и подумал. Ну, все собака, ему не жить!
– Не пори горячку Артем, не развязывай войну, – осаживал его Ирощенко, – ты же прекрасно знаешь, какое в блатном мире существенное наказание – это полная предъява кому-нибудь и решение коллектива, в данном случае тебе поможет воровская сходка, лучше этот вопрос решить с Крутом. Пусть он соберет людей.
– А доказательства?
– Письменное заявление киллера и его полное признание, тебе будет достаточно?
– А что с ним делать? – Артем обхватил ладонью свое горло, давая понять, что его стоит придушить.
– Я думаю, что этим вопросом лучше займется Волоха, – Сашка посмотрел в сторону Волчонка, – ему ли не знать, как в подобном случае обставлять ситуацию, – улыбнулся Саша.
– Но одного доказательства мало, это ведь не суд, где все решает одна бумажка, – сомневался Вавилов.
– А сейчас эффективно действует видеосъемка, подкрепленная словами, – предложил Сашка.
– А как он после этого будет жить? Его сразу же грохнут люди Мераба или Аркана, – Артем кивнул в сторону снайпера.
– Мы забираем его с собой и занимаемся дальнейшим доказательством вины Мераба. По рукам?!
Вавилов был полностью согласен с ними и на прощание сказал:
– Классные вы парняги, если бы я не знал того, кто вас рекомендовал мне, я бы подумал, что вы работаете в уголовке,– он улыбнулся, – с этого дня, вот моя рука, вы всегда можете рассчитывать на мою помощь. Благодарю вас братва, я ваш должник.
– Артем, сочтемся еще, земля круглая. На днях получишь кассету с записью и с заявлением от этого человека, – Сашка немного подумал, – Артем, у тебя нет на примете надежной квартиры, дня на два, нам нужно подержать стрелка, пока все прояснится.
Артем подумал и, достав блокнот, написал адрес.
– Сможете заехать ко мне в офис? – Сашка кивнул,– найдешь секретаршу и передашь записку, она даст тебе ключи, когда сниметесь, не забудь их вернуть.
Сашка поблагодарил за помощь, и они распрощались, уводя из подвала Сергея Заварзина.


Время поджимало, друзьям необходимо было возвращаться в тайгу. Встреча с Морозовым предстояла быть горячей, ведь требовалась его помощь в устройстве дальнейшей судьбы Заварзина.
На следующий день Саша и Сергей Ирощенко, предварительно созвонившись, заявились к Валере Морозову. Он принял их радушно, уже был в курсе, что киллера удалось взять, Маша Северцева успела сообщить ему добрую весть. В ближайшее время Артему, ничего не угрожало.
– Валера! – начал интригующе Саша, – я знаю, что тебя прямо распирает узнать, кто же все-таки снайпер и где он теперь находится, но ты должен в начале нас выслушать, а затем делать выводы.
Друзья в подробном рассказе изложили Морозову события последней недели. Он сидел и сосредоточенно слушал и каждый раз, когда силился открыть рот, его деликатно заставляли умолкнуть. Наконец, дослушав, Валера заговорил:
– И что теперь нам делать, с этим Заварзиным - снайпером? Ох, Сережка - Сережка! Натворил он дел. Хорошо, хоть Тетя Лиза не дожила до такого позора. По закону я должен его арестовать и передать следственным органам.
– А по совести?
– Саша, а у него есть совесть?! Он занялся убийством людей.
– Приятно слышать от тебя, что авторитеты тоже люди,– съязвил Сашка.
– Ой, не знаю братцы, ребус вы мне задали сложный. Выходит, я должен идти на компромисс со своей совестью. Ведь он же не остановится и будет продолжать.
– Откуда ты знаешь, может ему как раз не хватало, поставить крест на своей бывшей жизни.
– Если бы не ты Саш, то ему бы другой крест уже поставили.
Ладно, что вы предлагаете?
– Имитировать его убийство.
– Вы в своем уме! Как вы себе это представляете?
– Ну, примерно так,– начал Сашка, как бы цитируя заметку в газете, – в январе на улице такой-то, в подвале дома такого-то, обнаружен сожженный труп мужчины, при нем найдена винтовка СВД. Предположительно, данный человек занимался заказными убийствами. Экспертиза оружия и дальнейшее расследование покажут, каким образом киллеру удавалось оставаться нераскрытым. Следователи связывают убийство киллера с прошедшими в городе убийствами криминальных авторитетов. Возможно, милиции удастся выйти на след заказчиков громких преступлений».
– Тебя хоть сейчас определяй криминальным журналистом, а мне Саш не до смеха. Что значит, найден труп?
– Об этом не беспокойся, в городе, в моргах достаточно мертвецов, найденных на свалках и замерзших на улицах людей, с неопределенным местом жительства. Тобишь – бомжей без документов. Мы убиваем сразу нескольких зайцев одним выстрелом: первое, ты находишь убийцу и оружие, а это тебе огромный плюс в виде двух больших звезд на погоны, второе, заказчик будет передан в руки авторитетов, которые сами, без кровопролития решат вопрос по справедливости и наконец, третье, мы поможем своему другу начать новую жизнь.
– Как можно считать его своим другом, после всего, что он натворил, – угрюмо произнес Морозов.
– Валера, клятва нами дается, чтобы ее не нарушать и всегда помнить, что мы с детства настоящие друзья, а не просто сошлись за распитием водки. Когда-нибудь, благо сотворенное тобой, тебе же и вернется.
– Трудно с тобой спорить Саш, когда у тебя железная логика, не будь тебя, я бы никогда не простил Сергею, – он кивнул на Ирощенко,– но Заварзину я прощать не собираюсь. Уйду я наверно из милиции, ну какой с меня к черту блюститель порядка, если я преступников считаю своими друзьями, – улыбнулся он виновато.
– Там,– Саша показал пальцем вверх и улыбнулся, – тебе все зачтется.
– Вот именно и ответить за продажную совесть тоже придется, если я не ошибаюсь, то она как раз дана нам Богом, а не дьяволом. Братцы, что хотите думайте обо мне, но я убийцу покрывать не стану. Да не смотрите вы на меня так, как будто я предаю его! Это он нас всех предал, нашу дружбу, наши мечты, свою мать. Я понимаю вас, когда вы были вынуждены, защищая свою жизнь, идти на преступление, но Заварзин… Нет братцы – это не тот случай. А где винтовка?
– Мы отдадим тебе оружие, не переживай.
– А этот где?
Валера даже не стал называть Заварзина по имени.
– Закрыли в одной квартире.
– Сбежит еще, потом ищи свищи.
– Девятый этаж, без балкона, куда ему, да еще дверь мощная,– сказал Сашка,– что делать с ним, Валер? Нам с Сергеем уезжать нужно. Ну, не молчи. Что посоветуешь, как нам поступить с Заварзиным?
– Пусть до утра у вас посидит, я подумаю.
Друзья разошлись. Саша и Сергей направились на квартиру, где заперли Заварзина. Поднявшись на лифте до девятого этажа, они открыли двери, повеяло холодом. К своему удивлению никого в помещении не обнаружили. Осмотрели замки, они оказались целы. Прошли на кухню и увидели приоткрытую фрамугу.
– Вот гад, через окно ушел, – выругался Ирощенко.
– Сереж, ты что?! Девятый этаж.
Оба выглянули за окно, осмотрелись по сторонам и направили взоры вниз. Там, на крыше, пристройке первого этажа, увидели распластавшееся тело человека. Они сразу же догадались – это был Заварзин. Видимо он пытался перелезть из окна на соседний балкон, да сорвался вниз.
– Что делать? – спросил Сергей,– видимо его еще никто не обнаружил.
– Я звоню Морозову, пусть приезжает, все на месте и решим.
Через двадцать минут Валера стоял у окна и смотрел вниз.
– А вдруг это не он, – засомневался Саша.
– Да нет, одежда то его, – подтвердил Ирощенко, – какое решение принимать будем?
– Винтовка у вас?
– Чемодан в машине.
– Вы брали оружие голыми руками?
– Валер, за кого ты нас принимаешь!
– Чья квартира?
– Артем предоставил.
– Значит так – быстро сообразил Морозов, – пока его никто не увидел из соседей, снимите с него обувь и оставьте следы на крыше, сделайте все так, будто он на веревке спускался сверху. Мысль мою улавливаете?! Он хотел убить Вавилова и сорвался с крыши.
– А что! Это версия! Нужно только об этом Вавилова предупредить.
– Эх, братцы, – тяжело вздохнул Морозов, – а может быть это и к лучшему, я правда, не смог бы жить спокойно, зная, что он гуляет среди людей, как говорят: «Горбатого – могила исправит».
– Это его Бог наказал и от нас беду отвел, – высказался Саша.
После тщательного приготовления, провели, все ли в порядке. Известили Вавилова, чтобы он не оказался в затруднительной ситуации. Морозов вызвал опергруппу, следователя, а за одно и экспертов. Вещмешок, в котором находилась СВД, уже лежал рядом с трупом Заварзина.

Главы из 3 книги Путь Черной молнии: http://www.proza.ru/2014/11/30/475


Рецензии