Гурьев - 1

                "Кто я?.. Что я? Мне уже давно «полтинник» стукнул, а я – дурак дураком. Даже не знаю толком, зачем живу?.. Зачем и кому это всё нужно, что делаю?..»

                Гурьев развёл руками. Трудно сказать, что означал его жест. Относился ли он ко всей вселенной, а такое у него вполне могло быть или только к  интерьерам его кабинета..., трудно сказать. Да и какая разница, дайте человеку пофилософствовать, отвести душу... Прожил он, Клим Васильевич Гурьев, достаточно солидный кусок жизни, теперь можно и промежуточные итоги подвести..., над «I» все точки, расставить...

                Руководитель проекта в солидной архитектурной организации, его и "наверху» многие знают. Недаром, что специалист по баням и бунгало... На этом участке своей  деятельности - он нарасхват. А тут ещё «седина в бороду бес в ребро» - совсем ни к месту. Вот проблема?!.. Сколько же на «это» драгоценного времени уходит. А всё одно и тоже. Пора бы на это рукой махнуть. Да всё ему что-то мешает, а прежде всего - ложные мысли, что вроде бы там впереди обязательно что-то новое будет, ещё неизведанное пока. Ан... нет, всё одно и тоже, ну хоть бы в чём разница была?.. Каждый раз один и тот же кадр, словно компьютер завис. И чем дальше, тем хуже, приедаться всё стало, надоедать. От перестановки мест слагаемых сумма не менялась...

                Гурьев сел за компьютер, но как только на экране появились чертежи его нового проекта, он понял: на сегодня хватит, пора и честь знать. Нет, конечно, он не лошадь... Ну, а чего же ты пашешь день и ночь, тебе уже «чай не шешнадцать»,- вспомнилась цитата из знаменитого фильма. Он откинулся в крутящемся кресле, потёр уставшие глаза... Поводил ими  вверх–вниз - по диагонали, потом опять - вверх-вниз... Испытанный йоговский способ вроде сработал - помогло на этот раз...

                Мобильник запрыгал на столе, напоминая гигантского жука-короеда, перевёрнутого на спину...

                - Ну, что тебе от меня надо?.. - как к одушевлённому существу обратился Гурьев к телефону, вкладывая в это особый, только ему понятный, смысл...   

                Так оно и было. Он хорошо знал, что под именем «ЖЕНЯ», который высветил экран  мобильного, скрывается далеко не мальчик. Это была женщина. Женщина, которая за последнее время всё больше и больше стала вторгаться в его жизненное пространство. И прежде всего, заполнять свободное время Клима, которого ему и так катастрофически не хватало, которым он так дорожил и старался    не пускать туда ни кого, а если там кто и появлялся, то это были, проверенные временем, люди.   

                - Да... - Клим взял самую благожелательную ноту голоса, на которую  был только способен.

                - Клима, ты где? Я так по тебе скучаю, как будто не видела вечность. Ты ещё на работе? Наверное, опять со своими практикантками «сюсюкаетесь»?.. Как тебе не надоедает это?.. Ведь ты уже взрослый "мальчик", пора и за ум взяться. Пойми всех баб всё равно не..., а хочешь, я за тобой сейчас заеду. Я здесь, недалеко, на «Пушкинской»... 

                Женя продолжала настаивать, предлагать всяческие варианты, при этом Гурьев не успевал даже вставить слово.

                - Ладно, пора заканчивать. Буду ждать на «Брестской», на углу, как всегда. Да... Да, ну, всё, выбегаю... - подытожил Гурьев, убирая со стола бумаги и выключая компьютер.

                Клим легко обходился без машины. Старую, года два назад продал,- новую, ещё не купил... Зачем?.. Он просто, уже не видел в этом никакой необходимости. Пробки?!.. Тупо стоять в них и нюхать выхлопные газы?.. А может виною всему его взрывной характер, от которого он постоянно влипал в дорожные конфликты. И не всегда выходил из них победителем...Вот именно поэтому он предпочитал общественный транспорт и пешие прогулки, а когда будет необходимо - такси под рукой...    

                Но больше всего он любил метро. Масса совершенно разных персонажей, ни это ли кладезь для визуальной практики?.. Постоянно видеть людей, незаметно для них, изучать строение лиц и пропорции фигур... Это стало его постоянной привычкой, которую не отнять, да и куда деваться - сказывалось базовое художественное образование. Такое внимательное изучение натуры, непосредственно к его специальности  никакого отношения не имело, но привычка со студенческих времён изучать всё, что происходит вокруг,- стало его хобби. И с кем бы он ни встречался, всегда долго и внимательно изучал «объект», а потом уже переходил непосредственно к разговору. А если это была особь женского пола?.. Можно представить те чувства, которые она испытывала под «рентгеновским» взглядом архитектора.

                Но это некоим образом не относилось к Евгении. Она уже привыкла к этому, и как бы смеясь над его многолетней привычкой, поворачивалась к нему то в фас, то в профиль, напоминая этим их первую встречу.

                - А ты знаешь, почему я не вожу машины?!..- поинтересовался Гурьев, усаживаясь на переднее сидение небольшого женского автомобиля.

                - Знаю! - весело ответила Женя. - Чтобы руки были свободными.

                Гурьев понял намёк, выдавил из себя учтивую улыбку, повернулся к окну и стал в нём что-то рассматривать, будто там показывали занятное представление.   

                - Наверное, чтобы девчонок обнимать. Только ты не забывай, что не всякая водит так, как я?!.. Могут и в столб врезаться от чувств. Это так, Клим?.. Наверное, было такое? Ты частенько бываешь то в царапинах, то с синяками...
 
                Женя любила без умолку болтать за рулём, особенно, когда рядом был он – объект её «воздыханий». Она часто сравнивала себя с тем стариком у Хемингуэя, который поймал огромную рыбу и не мог справиться с ней. Как бы и ей не упустить такую крупную «добычу». Женя об этом часто размышляла и делала всё возможное, чтобы не надоесть Климу, но при этом быть весёлой и всегда нужной.

                Она, помогала ему с «машиной», полностью изучив график его работы, как официальный, так и «творческий». Как она переживала и ревновала, когда он задерживался, но понимала, мешать нельзя - хуже будет.

                - Ну что, ко мне?..   

                Женя вопросительно посмотрела на Гурьева.   

                - У меня сегодня свободно, утром дочь отправила в спортивный лагерь на неделю. Клим, ты меня слышишь? Мы будем од-ни-и...- нараспев закончила она...

                - Ну что же, к тебе, так к тебе. Только позвоню своим оболтусам... - сказал Гурьев.

                Так по-отечески любя, он называл своих сыновей, которые достались ему от первой жены. И он их очень любил. Росли они практически без матери. Гурьев для них уже десять лет был отцом и матерью...

                Каким образом так получилось, что Женя смогла всецело     завладеть им: посягнуть на его свободу и самостоятельность, заполнить собой всё   свободное время - Клим этого не знал, но особо и не сопротивлялся... Ему было   приятно ощущать, что кто-то беспокоится о нём, возит по городу. Предоставляет транспорт по малейшему его требованию... В машине он мог немного отдохнуть и расслабиться. Сказывался возраст - вроде всё так, как и раньше, но силы уже ни те...

                По характеру он был лидер, эдакий  «Чапаев на лихом коне». Всегда впереди, прикрывая своей широкой спиной идущих сзади. Принимая на себя  первым удары судьбы, выпадающие на его долю, а значит и на долю своих близких...

                ...Лиля родила ему сразу двойню. Клим беспредельно был рад этому. Всё подготовил, что было необходимо для встречи новорожденных. Королеву так не встречают... Он умел это делать – широкая русская натура!..  Помогал, как мог. При этом работал за троих, а по ночам  крутился у детских кроваток, чтобы его жена могла поспать...

                Дети подросли. Их можно было уже к дедам с бабками «сплавлять», а самим хоть расслабится немного: выставки, вернисажи, вечеринки, приёмы – как же без этого - подающий надежды молодой архитектор, с ещё более молодой женой. Тем более, что она была благородных кровей, правда как личность из себя ничего не представляла.

                Их принимали везде и всегда. Им очень были рады. Заказы сыпались на Клима, как из рога изобилия. Он умудрялся, как добрый самарянин,   делится со своими друзьями, при этом и себя не забывал. А друзья в дань уважения закатывали вечеринки, на которых обязательно присутствовала Лиля.

                Клим поздно спохватился. «Точка не возврата» была пройдена. Попросту был упущен тот момент, когда ещё можно было что-то сделать... Хотя бы остановить это пагубное пристрастие его супруги к спиртному, но женщинам   бывает трудно изменить себя, а чаще, просто невозможно. И нечего потом махать руками, что-то говорить, спорить, кого-то обвинять... Дело сделано и пора «платить по счетам».

                Старые Лилины родители только и могли, что охать и ахать, хорошо, что полностью на себя детей взяли. А Гурьев действовал, как мог. Он укладывал жену в самые престижные больницы, тратя на это немалые деньги, возил её к знахаркам. Но всё было тщетно. Опоздал...

                ...Машина резко затормозила у подъезда, Гурьев очнулся от своих нелёгких воспоминаний. Сделал приветливое выражение лица, улыбнулся.

                - Всё хорошо?.. - спросила Женя.

                - Да, конечно...

                Большая квартира Жени служила им надёжным «гнёздышком».  Климу нравилось бывать здесь. Всегда уютно и тепло. Как раз то, чего ему так не хватало у себя дома, где "правили балом" его подросшие ребята. Они часто собирали  шумные компании, после которых квартира больше напоминала штат Флориду после очередного урагана. И всё это надо было убирать отцу. Он снисходительно молчал и продолжал  баловать своих отпрысков. И так каждый раз...

                Когда Клим и Женя лежали на удобной двуспальной кровати, успокоенные в своих желаниях, она спросила:

                - Клим, а кто тебя «одарил» таким редким именем?

                Отец постарался, в честь Клима Ворошилова. Ты же знаешь, он у меня закоренелый коммунист. И сейчас всё ещё со «своими» по телефону постоянно разговаривает. Всё обсуждает глобальные проблемы. А сам-то - Василий! Это в честь Чапаева. Видишь, какие мы Гурьевы - «красные» с потрохами.

                - Слушай, Гурьев, а может быть, распишемся?.. - робко, как бы невзначай, спросила Женя.

                В воздухе повисла пауза. Было слышно, как за стеной шумно ругались соседи. А потом как-то сразу всё стихло и эта тишина стала давить на уши. Клим понимал,- надо что-то сказать. Но на ум ничего не приходило. И он ответил, но всё теми же словами, которые Женя за этот год слышала ни раз.

                - Жень, ну ты же знаешь, я пока не свободен...

                Гурьев был прав - Лиля действительно была ещё во «здравии», если это вообще можно назвать таким словом, но влачила жалкое существование в квартире своих родителей, которые в свою очередь безропотно несли этот крест, данный им свыше. Но он лукавил в другом, они были не расписаны с ней, что, конечно, не помешало Климу всю жизнь, проведённую с Лилей, быть примерным отцом и семьянином. И она для него всегда оставалась женой, хотя и без штампа в паспорте.

                Женя не задавала больше вопросов. Она хорошо понимала, что и на этот раз у неё "не прошло" и «атаковать» в очередной раз было бесполезно. Демонстративно отвернувшись, сделала вид, что засыпает...
   
                - Спокойной ночи...

                - Да-да, спокойной ночи, - выпалил, как будто очнувшись от каких-то мыслей, мужчина. - Приятных тебе сновидений, Женечка!..

                Он хорошо знал, что ему не уснуть. Часто в полночь он только садился за работу, которую заканчивал к утру, а в полдень уже встречался с   заказчиком. И так день превращался в ночь,- ночь в день. Клим не всегда мог вспомнить, который час и какое время суток сейчас, если это была зима... Ведь зимой редко, когда видишь за окном просветы. Так и в жизни. Проходит день за днём, как часы. Понедельник – это как бы утро. Среда – полдень. А пятница – вечер. И действительно, так оно и есть. В пятницу приходим с работы  и весь вечер проводим за телевизором, потом ложимся спать, а просыпаемся в понедельник утром. Здравствуй, новый день, новая неделя!.. Пора на работу...

                Так незаметно бежит жизнь. А где она? И в чём же она заключается?.. Так никто и не может сказать. И где найти ответ: кто я?.. Зачем я? Почему я?.. Никто не может... Вот и он, человек, проживший больше половины земной жизни, так и не нашёл нужного ответа на поставленные вопросы...

                Гурьев был настоящим русским мужиком. Большой рост и при этом, крепкое телосложение, окладистая борода, как же без этого  - архитектор!.. Открытая, постоянно «прописавшаяся» на его лице, улыбка, сводила с ума многих женщин. К числу "покорённых" относились и молодые практикантки из «архитектурного». Соблазн был велик... Они как куры за птичницей, неотступно следовали за ним, питая каждое его слово. И такое повторялось каждое лето...

                Проектное бюро, в котором работал Клим, подписало контракт с МАРХИ о прохождении практики студентов института в их организации и предоставлении им ведущих специалистов в роли наставников. Одним из них был Клим Гурьев. 

                Как можно работать в Москве летом? Да ещё до позднего вечера, с молодыми, так манящими к себе, студентками. А те, не обращая никакого внимания на нормы приличия, надевали короткие юбки, обтягивающие лосины... Порой, нормальному мужику в такой атмосфере, работать было практически невыносимо. 

                Не проходило ни одной практики, чтобы у Гурьева не было, пускай и короткого, но всепоглощающего романа и ни одного, а нескольких и сразу. Каждый из которых, достоин отдельного повествования, но "праздник любви" быстро проходил, не успев даже толком начаться...

                Зато было, что вспомнить!.. Это ярко и красочно, как салют?!.. Ты только начнёшь восхищаться увиденным, а разноцветные звёздочки уже успели померкнуть и падают вниз, вычерчивая свой путь белыми дымками. А тут новый залп! И опять ты стоишь, открыв рот от восхищения. И так до середины лета...

                Да, было, было... Гурьев старался закрыть глаза, но сон не шёл, вместо него в голове теснились, расталкивая друг друга, различные воспоминания... Перед глазами проплывали образы разных женщин, молодых и не очень, красивых и так себе. Сколько у него их было, разве всех припомнишь?..

                Пожалуй, подошёл тот возраст, который настраивает на философский лад. Наступает время раздумий, а не для действий, тем более необдуманных... Он давно уже начал чувствовать, что пора бы остановиться и хоть немного ощутить жизнь, какая она есть на самом деле, а не та гонка по кругу, которую он начал когда-то, а теперь не в силах остановить. А надо бы... Всё уже давно съедено, выпито, перелюблено... А, что дальше? Дальше - явный повтор того же самого, может только с чуть другой окраской или привкусом, но всё равно:что ни делай - всё одно и тоже...

                Тело уже успело вкусить всё, а душа истомилась. Нет выхода ей, вот и болит. Отсюда и неудовлетворенность всем. От этого и не хочется ничего... и жить тоже... Нет!.. Жить хочется, это он знал точно...

                Гурьев наугад, пошарил рукой по тумбочке. Нащупал облатку с таблетками снотворного, стараясь не шуметь, выдавил одну из ячейки и положил в рот. Через несколько минут он почувствовал, как веки стали тяжелеть, тело расслабилось. Через четверть часа он уже мирно спал...

                - Клим, Климушка, вставай, – тормошила его Женя. – На работу пора. У тебя сегодня встреча с заказчиком в Пушкино. Через час надо уже быть на месте. Ну, прошу, не делай такого лица. Ты же хорошо знаешь, что я тебя доставлю туда вовремя, как всегда.

                Они пили кофе. Женя старалась быть весёлой и всячески поддерживала беседу. Откуда-то появлялись истории, одна смешнее другой. Клима это всегда забавляло. Он сам был весельчаком, но утро было не его временем и он  натужно улыбался. Иногда «прыскал» от смеха... Хорошее настроение продолжалось и в машине...

                - Жень, включи Вести, послушаем, что день грядущий нам готовит?!

                « … а сейчас наш собственный корреспондент из Челябинска… раздался сильный хлопок… выбиты стёкла...  Вспышка была такой яркости, что многие водители останавливали машины...»

                - Это они о чём? – ничего не понимая, спросила Женя.

                Клим сидел и смотрел куда-то вдаль на нескончаемую вереницу машин, которые все в массе своей напоминали огромную гусеницу, медленно ползущую в гору. Она была серо-бурого цвета и так диссонировала с ясным утренним небом,  что становилось не по себе...

                День прошёл обычно, как и сотни других. Клим уже не слушал радио – не было ни времени, ни возможности. Он пропадал на объектах, что-то доказывал заказчикам, ругался с прорабами, уточнял чертежи. У него появилось полное ощущение, что это не он... Это его двойник, ходит и выполняет все те действия, которые предназначались ему, а сам он был где-то там далеко, под Челябинском. Стоял, подставив лицо небу и смотрел на бурлящее белое облако. Такого он никогда в своей жизни не видел и не мог оторвать взгляда от этого  «Космического действа»...

                Вечером, сидя у себя в конторе, он набрал номер Жени... 

              - Жень, я точно решил. Мы завтра идём подавать заявку…

              - Клим, что ты сказал? Повтори, я не расслышала…

         2013г.*
 


Рецензии
"Так незаметно бежит жизнь. А где она? И в чём же она заключается?.. Так никто и не может сказать. И где найти ответ: кто я?.. Зачем я? Почему я?.. Никто не может... Вот и он, человек, проживший больше половины земной жизни, так и не нашёл нужного ответа на поставленные вопросы..." конечно легче тем кто знает зачем мы посланы на эту землю! Но может быть и Клим найдет нужную ему дорогу, открывая свои духовные силы?
Литературный герой своими размышлениями и философствованиeм помогает и нам читателем,
задуматься o смысле жизни... Спасибо, Сергей! Всех благ и радости в жизни и творчестве! С теплом души Аня

Анна Шустерман   16.11.2018 20:52     Заявить о нарушении
Хотела написать рецку, а оказывается, уже писала. Скажу коротко о своих чувствах, во время чтения. Как-будто, вдыхала свежий горный воздух, так мастерски, с глубоким смыслом, не говоря уже о стиле - естественном, непринуждённом - у Вас получается! А в Клима влюбилась. Честное слово!
Спасибо за хорошую прозу,
Галина.

Галина Фан Бонн-Дригайло   16.11.2018 22:03   Заявить о нарушении
Аня, спасибо большое! Всё так! Всего Вам хорошего!

Сергей Вельяминов   17.11.2018 06:11   Заявить о нарушении
Дорогие мои! Приходите сегодня... Клим будет Вас ждать на Пушкинской в кафе под названием "Гурьев -2" Вы ему тоже понравились - вы такие славные, он не может упустить момента не познакомившись с вами. Он пойдёт на разрыв всех своих старых связей, ради знакомства с Вами!!! С улыбкой и добром!

Сергей Вельяминов   17.11.2018 06:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 17 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.