Мир - он никакой. Такими или сякими становимся мы

Никому в голову не придет сказать, что отношения - это объект фиксированный, неменяющийся. Все мы знаем - это процесс подвижный, в нём есть взлёты, падения. Взаимоотношения, тем более - это живое явление,
            
Взаимоотношениями мы часто называем ситуации, когда люди, как механизмы, просто стукаются друг о друга, задевая те или иные кнопки, вызывая те или иные автоматические реакции.
            
Мы можем с ходу даже ответить на любой вопрос о сути мироздания, таких штамповок в нас – немерено. Ещё больше штамповок и стереотипов во взаимоотношениях. Но редко кто может ощутить себя в мире вместе, ЗАОДНО с другим человеком. Такое ощущение даёт только любовь, любовь к человеку не как к необходимой или дорогой вещи, а как к СУЩЕству.   
            
Этот простой ход даёт возможность убрать в нашем сознании вечное противостояние, вечный страх маленькой букашки в бесконечном мире. Ход простой, но почему-то для нас сложный. Не будем лукавить, сложность – в нашем эгоизме. Когда всё только для себя. Единственно горячо любимого и всего достойного.
            
Когда перестаёшь думать только о себе, то оказываешься в иной ситуации - в ситуации взаимоотношений со всем тем, в чём ты пребываешь. И, понятное дело, со всеми, кто рядом оказался. Вот, собственно говоря, генеральная идея. Если об этом рассказывать подробно, то рассказ может потребовать много-много букоф. И повлечёт мнения, разборки, вообщем, трындёж. А мне бы хотелось, чтобы вы это просто представили и попробовали ощутить. Потому что я это уже ощутил. Потом это нужно оСМЫСЛить. Пусть смыслы не совпадут, но «место встречи изменить нельзя», потому что данный нам мир – единственный.
            
Тогда всё, что называется жизнь, - это между мною и миром, между мною и другими людьми, между мною и моими занятиями. Тогда, устраивает вас или нет вот эта вся «свистопляска», вы будете судить не по тому «как это должно быть», не по «компетентному» мнению со стороны, а по качеству отношений в самом пространстве этих отношений.
            
Когда говорим о каком-нибудь человеке: «Красивый, но бездушный», что имеем в виду? Что изделие выглядит эстетично, но не работает. А когда мы говорим о Квазимодо, который внешне урод, а потом Гюго нам раскрывает пространство его внутреннего мира и его отношений с миром внешним? То же в сказке «Аленький цветочек», в истории красавицы и чудовища. Когда красавица может поцеловать чудовище, потому что она целует не форму, а старается через поцелуй прикоснуться к сокровенным отношениям, это любовь. Исчезает необходимость стукаться друг о друга, потому что тогда и мир становится проницаемым. И всё то, что есть моё пространство отношений, оно проницаемо.

А когда нет тьмы или безразличия внутри, тогда, даже если будет всё не так снаружи, - всё равно приходит радость. Или, как минимум, наполненность внешней формы-оболочки «чувством глубокого удовлетворения».
            
Может быть наполненность и иная, но тут, как говорится, «кто за что боролся». Наполнение вечным неудовлетворением и злобой достигается намного проще. Разница в том, что оно бесСМЫСЛенно.
            
А что касается зависимости - это естественно, всегда попадаем в зависимость от кого-то или от чего-то. Так устроен мир, независимого, в строгом смысле слова, в мире нет ничего. Всё так или иначе взаимодействует, взаимосвязано, поэтому «свобода от» - это либо иллюзия, либо бегство из одной клетки в другую клетку. А «свобода для» - это выход. Это реализация свободы выбора.
            
Тут же есть ещё одна глобальная тема. При взгляде на себя как на центр мироздания тут же рождается идея, что мир несовершенен, его обязательно нужно переделывать. Ну, раз мир несовершенен, то другие тоже несовершенны, поэтому нужно, с одной стороны, заниматься бесконечным поиском совершенного человека, и если его нет, то надо его выдумать. А с другой стороны, мир ужасен, кошмарен, он полон несовершенства. А мир - он никакой. Он ни совершенный, ни несовершенный, он ни плохой, ни хороший, он просто есть. Есть и всё.
            
Всё зависит от того, принимаете ли вы мир, или нет. Если вы его принимаете как данность, это как - совершенно или несовершенно? Вот, к примеру, зима, снег идёт, фонарь горит. Это данность. А вот какие у вас с этим отношения, это зависит только от вас. У кого-то от этой картинки умиротворённость, а у другого безысходность. Если у вас с этим отношение совершенное, несовершенное или ещё какое – то есть оценочное отношение, то вы никогда не будете свободны. В духовном смысле свободны. А если вы никак не оцениваете, то тогда это данность. Это мир так устроен, что зимой в наших широтах идёт часто снег и бывает темно, потому и фонарь поставили.
            
Люди так устроены, что они способны и на самопожертвование, и на предательство, на беззаветную любовь, и такую же беззаветную ненависть. Правда, беззаветное совсем редко бывает. Такие вот разнообразные все способности имеют. И это ни плохо, ни хорошо, это так. К кому-то меня притягивает, от кого-то меня отталкивает. Это не значит, что причина в этих людях. Это я такой, это меня к кому-то притягивает, а от кого-то отталкивает. Ну и что? Кому-то нравятся изысканные интеллектуальные беседы, а кому-то нравится хорошо покушать. А кому-то нравится и то, и другое. К существу вопроса это не имеет никакого отношения.
            
Реальность гораздо проще, чем мы придумали. Придумали как образ врага. Можно наделять его суперхкачествами, чтобы через это чувствовать собственную значимость. Можно его умалять, чтобы чувствовать свою силу. Так же мы поступаем с реальностью: начинаем её сильно усложнять, либо сильно уничижать. На самом деле она никакая. У нас нет другой реальности, есть этот мир, и мы в нём пребываем. И качество этого пребывания, созерцание этого пребывания и удовольствия от этого пребывания могут не зависеть от каких внешних обстоятельств. А если целиком будут зависеть, то не будет ни качества, ни созерцания, ни удовольствия. Будучи в состоянии восприятия только того, во что мы уткнулись носом, - мы и не живём, а только реагируем.
            
У каждого в конструкции личности есть структура ценностей. В каждой ценности есть схемы и шаблоны. Поэтому, как правило, человек принимает решение сначала, а потом думает, какое решение он принимает и почему. Автоматически. В ситуации, которая ставит нас перед выбором, когда вся структура наших ценностей подвергается сомнению, - вот тут надо сначала думать, приходится думать. А выбор, который вписывается в нашу структуру ценностей, он происходит автоматически, почти неосознанно. На этом построена возможность прочтения поведения другого человека.
            
Для непосредственного восприятия мира, для перехода в такое восприятие и мира, и себя как некоего пространства, конечно нужно активизировать всё то, что называется чувственное отношение с миром. Это образное и всё же вполне рационализируемое отношение. При всей чувственной основе это всё интеллектуально постигаемо, причем постигаемо без особых техник медитаций, открытия чакр и всего такого прочего.


Рецензии