Счастливый случай

Счастливый случай
Юрий Ржепишевский

Небольшая история из жизни офисных работников. 
(От 14-ти и старше!)








  
   В проектной фирме "Севн Квик Пензлс" ("Семеро Быстрых Карандашей") на Манхэттене, в Нью-Йорке, трудилось без малого двести сотрудников. Из них больше половины – мужского пола. И среди этой самой половины не было ни одного, кто не посматривал бы в сторону Элис Бакстер без тайного интереса. Без смутных желаний в душе. А может, даже и сожалений. Разумеется, если бы вы увидели ее сами, то сказали бы, что в этом нет ничего удивительного. Классическая блондинка из фильмов Хичкока, как принято теперь говорить – высокая, изысканная, терпкая, холодная... Возможно, в действительности Элис не была такой уж терпкой или холодной, но в остальном полностью соответствовала данному определению: длинные шелковистые волосы, лицо не то чтобы надменное, но серьезное, соблазнительная походка, безупречной формы бюст... Всегда прекрасно одета. Потрясающе эффектная женщина!.. Лет ей было двадцать семь или около того. Исполняла обязанности менеджера дизайнерской группы - интерьеры, оборудование, все такое... Основную работу делала, разумеется, не она, для этого в группе всегда имеется пара-тройка грамотных рабочих лошадок. Ее дело было процессом руководить. Хотя суть, вообще говоря, даже не в этом. А в том, что когда эта самая Элис Бакстер, постукивая каблучками, шла по офису, мужчины и впрямь впадали в транс. И мало кто из них не мечтал о том, чтобы познакомиться с ней поближе. А затем при первой возможности и затащить в постель.
 
   У этой красотки был, разумеется, бойфренд, некий Джеймс Розенталь, служащий одной довольно известной юридической конторы. Нормальный мужчина, вполне ей под стать – высокий, интересный. Бейсболом увлекался, всякими там тренажерами. Они часто встречались, практически каждый уик-энд – шли в какой-нибудь ресторан, затем в ночной клуб или в кино, а после – если она была в настроении и ему удавалось ее уговорить – садились в его авто и отправлялись домой. К ней или к нему, смотря по обстоятельствам. Чтобы заняться там любовью, зачем же еще. Джеймс проживал в Бронксе, а Элис снимала вполне приличную современную квартиру в Мидтауне, в районе Бэй-Парквей и 52-й улицы.
               
   Особых претензий у нее к Джеймсу не было, да и с чего бы - человек он был милый, Элис относилась к нему очень даже неплохо. Хотя надеяться, что когда-нибудь он предложит ей что-то большее, чем кино, ресторан и секс по пятницам, она уже перестала. А лишенная такой перспективы, начинала откровенно скучать в его обществе. Она была достаточно образованна, осведомлена во многих вещах – в живописи, в книгах, в музыке – и вовсе не испытывала необходимости смотреть в рот Джеймсу по каждому поводу или без. Да и их интимные труды в конце недели начинали ей все больше приедаться. По правде говоря, Джеймс просто достал ее с этим сексом. Он был осмотрительным, аккуратным, но – как бы это сказать – слишком уж необузданным. Стоило им оказаться в постели, как он будто с цепи срывался. Переходил все границы. От него словно начинала исходить энергия в тысячу вольт - так, что у Элис не было никакого продыху. К тому же Джеймс не мог обходиться без пива, буквально не представлял без него существования, а Элис запаха пива не переносила. Словом, все это выглядело, по ее мнению, довольно-таки безвкусно. Никакой тебе атмосферы, никакой эстетики.               
               
   Не то чтобы она была холодна или безразлична. Или не проявляла никакого желания – вовсе нет. Желание-то у нее было. Просто ей казалось, что секс это еще не повод, чтобы отпускать все тормоза. По чести говоря, они вполне могли бы найти занятие и получше: побродить, скажем, по Шестой авеню, по шикарным магазинам – "Сакс", там, или "Блумингдейлз", сходить на модную выставку, на шоу в Карнеги-Холл. Она, в конце концов, не какая-нибудь там кукла-продавщица, которой кроме любви ничего и не нужно. У нее были и другие потребности.
   
   По этим или по каким другим причинам, но у себя в офисе Элис предпочитала держаться сугубо официально и не давать лишних поводов для неуместных шуток. Или, говоря простым языком - не поощрять слишком активных ловеласов с их развязным флиртом. Любое же посягательство на ее женское достоинство или на ее личное пространство встречало у Элис решительный отпор.
   Все это, конечно, не означало, что после подобного афронта мужчины теряли к Элис всякий интерес. Наоборот, упрямая их настойчивость лишь возрастала. Каждому ведь известно: сопротивление женщины только обостряет у мужчины инстинкт завоевателя и желание обладать ею.
   
   Марк Дж. Маклофлин, один из сотрудников этой же конторы, не только оглядывался на эту соблазнительную красотку – он, можно сказать, категорически запал на нее. Положил на нее глаз, определенно. То ли влюбился, то ли просто очень захотел с ней переспать. Словом, не давала она ему покоя. Он не раз приглашал Элис поужинать или хотя бы подвезти ее домой на своей машине, однако она все эти его предложения отвергала. Высокий, представительный красавец, – этакий Берт Ланкастер в новом издании, – Маклофлин немного ее настораживал. Он был архитектором, притом ведущим по должности – одним из этих самых "быстрых карандашей". Хотя для нее, видать, недостаточно быстрым... Чем-то он напоминал ей ее собственного Джеймса - подобного сорта безупречные мужские особи ее почему-то вообще раздражали.
               
   Единственно, с кем Элис охотно общалась, так это с Полин Левинсон, весьма недурной собой брюнеткой, работавшей с ней в отделе. По характеру она была полной противоположностью Элис, так сказать, ее антиподом. Не столь феноменально красивая, Полин обладала все же определенным (и весьма действенным) шармом – и при этом без какой-либо заносчивости или чопорности. Могла, например, запросто расхаживать по офису в джинсах и в куртке "Олд Нейви", под которой не было ровным счетом ничего. Не отказывалась забить за компанию по косячку, если предлагали. Короче, это была та еще штучка! Мужчины напропалую ухлестывали за ней, и она не избегала их, как Элис – любила и позволяла любить, обожала радости постели и все, что с этим связано. К тому же это была дама с воображением и с хорошо подвешенным языком: нравилось ей, к примеру, позубоскалить в женской комнате над строгими порядками "Севн Квик Пензлс", над офисным начальством. Покуривая там в перерывах, эта самая Полин часто болтала с Элис и, как особа, хорошо знакомая с "мужчиной как видом", делилась с ней разными пикантными историями, которые, бывало, случались у нее с любовниками. Не избегая и таких подробностей, от которых у Элис начинали гореть уши. Ну а что могла рассказать ей сама Элис? Как она трахается с Джеймсом по пятницам, в миссионерской позе?

   Конечно, до Джеймса у Элис уже были любовники. Их было несколько, хотя по-настоящему запомнились ей всего двое: один из колледжа, Айзек, первая ее любовь, и второй – из Института Пратта, где она училась дизайну, парень-душка по имени Гилберт. Был, правда, еще и третий – некий Брэд Стэмпсон, с которым она познакомилась в Санта-Монике, куда поехала отдыхать за компанию с подругой. Чуть ли не каждый вечер они все вместе проводили в местном казино - развлекались, танцевали там под оркестр. А после, уже ночью, они с Брэдом пробирались в гостиницу, в его номер, и там он аккуратно раздевал ее и укладывал в постель. А однажды они занимались этим прямо на пляже, в кабинке для переодевания. Ох уж эта Калифорния! Этот штат определенно дурно влияет на человека!.. С этим Стэмпсоном (он был, кажется, какой-то комиссионист или коммивояжер) они потом какое-то время переписывались, и он даже навещал ее в Нью-Йорке. Три или четыре раза приезжал и каждый раз останавливался у нее. А затем куда-то пропал. Ну так вот, могла ли она по-настоящему называть его своим любовником? Пожалуй, что нет. Хотя, если говорить о сексе, то здесь ему определенно не было равных...
 
   Как-то раз Элис задержалась в отделе после работы. Сотрудники разошлись, оставались лишь она и пара ее помощников – требовалось доделать срочную презентацию для заказчика. За этим занятием пролетел час или полтора. Когда все было готово, Элис отпустила помощников, а сама осталась – возможно, чтобы немного расслабиться, а затем еще разок просмотреть результат, для успокоения совести. 
   Фирма "Севн Квик Пензлс" располагалась на двадцать девятом этаже сорокаэтажного офисного блока. Сидя в кресле перед огромным, во всю стену, окном, и глядя на расстилающуюся перед ней панораму вечернего Нью-Йорка (в динамике пульсировала тихая ритмичная музыка, а перья облаков за небоскребами вихрились и окрашивались в фантастические тона), Элис как-то совсем забыла о времени. Наконец какой-то неясный звук заставил ее спохватиться. Она вскочила с кресла.
  "Эй, работничек! Уснула? Сматываться пора!"
   
    Когда она закрывала за собой дверь конторы, за окнами уже стемнело, а коридоры здания были совершенно пусты. Элис вошла в лифт и нажала кнопку первого этажа. Кабинка плавно тронулась, а через пару этажей вдруг почему-то остановилась. Элис слегка вздрогнула – в лифт вошел мужчина. Судя по одежде, это был служащий местного техперсонала, один из тех малозаметных работяг, что ежедневно занимаются проверкой и отладкой сложного электронного оборудования, которым напичкано все здание. Крупный, смуглокожий, с лоснящимися черными волосами и не слишком опрятной бородкой, мужчина выглядел этаким низким и бесцеремонным типом – вылитый Джефф Бриджес в "Большом Лебовском". Едва удостоив Элис взглядом, он нажал кнопку "Вниз". Лифт начал спускаться, а затем вдруг дернулся и снова остановился. Однако дверки не открылись – кабина застряла между этажами.
   
   Раздраженно чертыхнувшись, мужчина стал тыкать во все кнопки подряд, а когда это не помогло, достал мобильник, вызвал дежурного и безапелляционным тоном стал объяснять, что произошло. Дежурный что-то бормотал в ответ, но что именно, Элис не могла расслышать – похоже, что-то не слишком обнадеживающее, потому что мужчина все больше выходил из себя. Он сыпал проклятиями и, казалось, вот-вот лопнет от злости.   
   Элис конечно возмутилась, но молча, про себя: "Нет, ну вы посмотрите, что он делает! Что за нахальство!.. Этот "болли", что он себе позволяет?"
   За стенками лифта царила полная тишина. Элис смотрела на незнакомца и чувствовала, как у нее колотится сердце. А что, если они застрянут здесь до утра? И этот ужасный носорог станет приставать к ней? Набросится на нее? В Нью-Йорке маньяков хватает... В памяти у нее всплыла ее коллега Полин Левинсон, ее развеселые истории. Ну, а вот если бы Полин оказалась вдруг в такой ситуации? Пожалуй, не сдрейфила бы. Вполне вероятно, что стала бы даже заигрывать с этим неандертальцем...
   
   Мужчина закончил разговор, сложил мобильник, бросил его в карман и только затем обратил внимание на Элис. Она ответила ему испуганным взглядом.
   – Что, попали в переплет? – ухмыльнулся мужчина. Он двусмысленно подмигнул ей (выражение при этом у него было однозначно циничное), а затем добавил свысока, словно делая ей одолжение:
   – Ладно, чего бояться, вы же здесь не одна. Вот были бы одна – тогда и боялись бы.
   "Ну конечно, подумала она, не одна. Будем спасаться на пару, подбадривая друг друга в любовных объятиях. Как эти двое, с "Титаника"..."
   Она вовсе не собиралась бояться. Однако ее вдруг пробрала дрожь. Вцепившись в поручень, Элис попыталась совладать с нахлынувшими чувствами. В конце концов, нужно ведь и лицо соблюсти – она не одна здесь, в самом деле. Так что спокойствие, спокойствие прежде всего... 
   Однако чувства, как выяснилось, полностью вышли из-под контроля – Элис вспыхнула, ее окатила горячая волна, стало невыносимо душно. Она почувствовала, как разом взмокла вся под одеждой. Да что же это за ужас такой?..
   Бросив косой взгляд в зеркало, она увидела там странную взъерошенную особу с размазанной губой и с перекошенной красной физиономией. 
   Господи, ну и ну!
   
   Минут через двадцать Элис сидела в своей машине... и смеялась. Уффф!.. Это надо же, натерпелась страху. Но теперь все позади, и она могла вволю похихикать над своим приключением. Элис включила мотор и покатила по Манхэттену в направлении дома.
   "Все хорошо, что хорошо кончается, – с облегчением думала она. – Как правильно сказал Вильям Шекспир. Ну а если бы это и впрямь оказался маньяк? Настоящий, а не придуманный. Что она стала бы делать? Вступила бы с ним в схватку? Как борец сумо?"
   Ее вновь охватило веселье. Элис вновь попробовала представить себе лицо этого типа из лифта. Неотесанный, мрачный, презрительный, беспардонный...
   Внезапно ей вдруг захотелось, чтобы ее грубо схватили – да-да, схватили, бросили на пол и просто оттрахали, без церемоний...
    
   На следующий день в отдел заявился Марк Маклофлин. Она все еще копалась с презентацией: вносила изменения в компьютерные эскизы, а помощники под ее присмотром правили рабочий макет, здесь же, на соседнем столе. Полин вертелась поблизости. Марк тем временем стоял рядом с сигаретой в руке и делал "уместные замечания". Сдабривая их неуместными шуточками. Элис, разумеется, была от всего этого не в восторге. Откровенно говоря, этот Маклофлин, с его непринужденной развязностью, просто бесил ее. Как же все-таки бесцеремонны эти мужчины! Пусть даже она ему нравится – ну и что из того? Не следует ли в таких случаях мужчине еще лучше контролировать себя? Сохранять благородную сдержанность?.. К слову сказать, это идет им куда больше! Что он хотел продемонстрировать здесь перед нею – свое мужское превосходство? Ну да, превосходство, кто бы сомневался! Хотя, надо признать, эти его ремарки со стороны были в какой-то степени даже полезны.
   "Ремарки от Марка" – хм, звучит недурно...

   Он, кстати, так и проторчал у них в отделе до конца дня. Все замечающая Полин косилась на него и время от времени делала в сторону Элис выразительные знаки. А когда все уже разошлись, Марк все еще сидел тут, нахально таращась и пытаясь развлекать ее какими-то баснями. Забавными – по его мнению. Впрочем, нельзя сказать, что ситуация ее не забавляла. Он явно надеялся обольстить ее – болтал, умильно улыбался, сыпал комплиментами. Нервно посмеиваясь, Элис что-то говорила в ответ, а в голосе у нее прорезались какие-то незнакомые ей волнующие бархатные обертона. Ну и что здесь такого? Она и впрямь была слегка взволнована, к чему отрицать? Но ведь только слегка.   
   Марк предложил ей после всего этого поехать в одно местечко, некий ресторанчик в Сохо, они могли бы там отлично провести время. Затем добавил, многозначительно глядя ей в глаза – это, мол, будет "чудный интимный вечер, только для нас двоих..."
   Намек вполне прозрачный – что ее еще больше взволновало. Соглашаться или нет? Вечер у нее был, в сущности, пуст, но как же быть с Джеймсом? Ей вовсе не хотелось изменять ему – даже если это всего лишь ужин в ресторане, в чьем-то обществе.
 
   Пребывая в некой неопределенности, Элис встала из-за стола и отошла к окну. Марк приблизился, молча постоял рядом, их руки соприкоснулись. Но Элис словно не замечала этого. Он осторожно обнял ее сзади. Она не двинулась с места, даже как бы прильнула к нему на мгновение, но тут же отстранилась. Он импульсивным движением последовал за нею, она – быстро, со смешком, увернулась. И отошла, повиливая хвостиком.
   Такое вот игривое "вариасьон". Марк хохотнул невольно – поиграть с этой женщиной он был очень даже не прочь.   
   Хотя и в самом деле, это была всего лишь игра, кокетство. Однако Элис вдруг почувствовала, как в ней что-то вскипает и подымается, будто горячий бульон на плите. Так же, как вчера, в лифте... От вдруг нахлынувших чувств у нее едва не подогнулись колени.
   "Плюнуть на все, - пронеслось у нее в голове, - подчиниться, отдаться..."
   Испуганная, она тут же заторопилась домой. Только этого ей не хватало – заниматься любовью прямо здесь, в офисе...
   "Надо было уходить вовремя, с остальными, а не ждать здесь неизвестно чего!.. Идиотка. Вот и дождалась. Нет уж, придется Марку удовольствоваться тем, что уже получил. Нет-нет, больше она ему ничего не позволит!"
   Мужчина подошел, развернул ее к себе и впился ей в губы страстным поцелуем...
      
   В лифте они спускались молча, он держал ее за руку.
   "Рабочий день завершен, пора и по домам, – подумала она с иронией. – Еще и выходим вместе. Этак любой сообразит, что к чему."
   Вообще, ощущения были странные – она чувствовала себя расслабленной, будто слегка навеселе. Напряжение куда-то пропало. Маклофлин между тем торжествовал – он получил, что хотел. Да что там – гораздо больше, чем рассчитывал!   
   Ладно, а как же насчет нее? Она что-нибудь получила? Элис осторожно покосилась в зеркало лифта на своего спутника. Да, похоже, и она не промахнулась. Судя по всему, этот большой, пахнущий "Лайтом" мужчина, стоящий с ней рядом и глядящий на нее с обожанием – ее счастливая карта. Выпавший в розыгрыше козырной пиковый туз. Ведь если Марк предложит ей выйти за него (а у нее был теперь серьезный повод надеяться на это), можно считать, ей крупно повезло. Ведь мало того, что Марк Маклофлин талантливый архитектор (евреи – они все талантливые), он еще и один из старших деловых партнеров "Севн Квик Пензлс". По сути, совладелец фирмы. А ведь это главное. Так что для нее пока все складывалось удачно.   
   "Но как все-таки быть с Джеймсом? – подумала Элис. – Придется признаться ему во всем, а как иначе?.. Вряд ли он простит ей, когда узнает. Впрочем, так оно и лучше: при расставании никакие объяснения не понадобятся".



                ****
_


Рецензии
На самом деле ничего ещё и не ясно: ну, трахнулись разок. Ну, оба угадали. Но он еврей и играет, до тех пор играет, пока не надоест окончательно. Отсюда и некоторая досада, так как сюжет не расставил точек над "и", лишь намекнул. А читается хорошо, тонко. Совсем американский привкус. Мне отчего-то почудился Дж.Сэлинджер.

Ярослав Полуэктов   04.01.2015 16:47     Заявить о нарушении