Сумерки в Дели, ч. 1, гл. 7. Ахмед Али

Сумерки в Дели. Ахмед Али

Часть первая

Глава седьмая

Утром Бегам Вахид начала разговор с матерью. Она плела золотые кружева на косынку, и эта косынка лежала у нее на коленях, пока она быстро шила своими проворными пальцами. Бегам Нихал очищала тыкву и нарезала ее на куски, вытаскивая семечки.
«Ты знаешь, мама, Асгару исполнится двадцать три года в месяц Ээд. Тебе надо его женить», - сказала Бегам Вахид, откладывая свое шитье и глядя на мать.
«Да, я тоже думаю об этом, - сказала Бегам Нихал. – Я говорила об этом твоему отцу некоторое время назад».
«Что он ответил?»
«Он только собирался что-то сказать, когда появилась эта грязная змея, и он полностью переключился на ее убийство… Но мне нравится дочь брата Низамуддина».
«Она хорошая девушка, - ответила Бегам Вахид. – Но она не будет достойной женой Асгару».
«Почему? – сказала с недовольством Бегам Нихал. – Она хорошая девушка и станет хорошей домохозяйкой. Она очень хорошо шьет, и очень хорошо готовит. Она сделает Асгара очень счастливым».
Она закончила свою работу и собрала очистки в одну сторону корзины и нарезанные белые кусочки – в другую, затем позвала Дилчайн и попросила ее всё забрать. Затем, повернувшись к дочери, она сказала:
«Я думаю, с этим не стоит особо тянуть. Мне надо получить согласие твоего отца и послать предложение».
«Но, мама, я не думаю, что она такая девушка, которая сделает Асгара счастливым».
«Что в ней не так? Она не кривая? Или нет?»
«Она слишком простая для Асгара».
«Тогда что, ему надо привести фею с гор Кавказа?» - сказала Бегам Нихал с ярко выраженным сарказмом, после чего добавила с досадой: «Я никогда не слышала ничего подобного раньше. Ты знаешь, как я выбирала жен для твоих старших братьев, и они никогда не жаловались. Наоборот, они были довольны…»
Бегам Вахид с большим волнением посмотрела на свою мать. Три морщины проступили на ее лбу.
«Но, мама, так или иначе, они не подходят друг другу. Асгар – высок и красив, а Сурайа – невысокая и пухлая, и у нее такой скрипучий голос и плохой характер».
«Что с тобой случилось, дочь?» – сказала гневно Бегам Нихал и затем процитировала стихи одного поэта: « «Человек не должен намного выходить из очерченных ему границ». Не стоит думать о себе слишком хорошо. Это всё вопрос маленького рта и больших разговоров. Что касается ее невысокого роста, жена твоего старшего брата тоже не очень высокая, но она родила ему восьмерых детей – пусть Господь сохранит их жизни».
«Нет, мама, дело не в этом, но – в счастье Асгара. Я знаю его очень хорошо, и я уверена, что он не будет счастлив с Сураю».
«Но это обычай, пришедший от далеких предков, - сказала Бегам Нихал, раздраженная настойчивостью своей дочери. – Юноши принимают девушек, которых выбирают для них их родители».
«Речь не идет о том, что Асгар не примет какую-нибудь девушку, - произнесла Бегам Вахид убеждающим тоном. – Но ты должна подумать о его счастье. Будет ли он тогда счастлив?»
Из вестибюля послышался мужской голос: «Можно войти?»
«Кто это?» - спросила Бегам Нихал у своей дочери.
«Похоже, брат Сэйяд».
Вошел Сэйяд Хасан. Он был мужчиной, приблизившимся к своему сорокалетию, среднего роста. У него была борода, и четырехугольная шапочка украшала его голову. Он был зятем Бегам Нихал, но его жена умерла во время родов два года назад. Он был веселым человеком, всегда имевшим в запасе множество историй, и у него было хорошее чувство юмора. Он вошел и сел, заведя разговор на различные семейные темы. Разговор зашел о свадьбах, и Бегам Вахид спросила, какой тип женщин мужчины больше всего хотят иметь своими женами.
«Мужчина должен отдавать предпочтение умеренности, - сказал Сэйяд Хасан. – Жена должна быть умеренного сложения, не низкая, но и не очень высокая, и – не слишком полная. Она не должна быть невысокого роста, поскольку тогда ей придется рожать много детей. Она не должна быть очень высокой, поскольку ей надо будет часто наклоняться сразу же после рождения ребенка. Она не должна быть слишком полной, поскольку тогда у нее вообще не будет детей. Вот почему мужчина должен отдавать предпочтение женщине, гармонично и пропорционально совмещающей в себе все эти качества».
Все засмеялись, даже Бегам Нихал, которая заметила: «Ты неисправим, Сэйяд!»
«Я что, не прав, тетя?» – сказал Сэйяд Хасан и продолжил: «И мужчина должен брать в жены девушку, которая будет его любить и служить ему с большой преданностью, такую, которой он мог бы поклоняться сам. Поскольку мужчина должен поклоняться своей жене. И каждый мужчина должен жениться. Однажды один человек пришел к Пророку и сказал, что у него большие неприятности. «Женись» - посоветовал ему Пророк. Человек пошел и женился. Но его неприятности не кончились. Поэтому он еще раз пришел попросить совета. «Женись еще» - был ответ Пророка. Человек взял вторую жену. Когда Пророк его увидел через какое-то время, он спросил этого человека, как у него дела. У этого человека теперь было всё хорошо».
Сэйяд Хасан начал рассказывать другую историю, очевидно, никак не связанную с темой разговора, но имевшую какой-то скрытый аллегорический смысл. Так он всегда поступал; и можно было понять, что он любит звуки  своего собственного голоса. Возможно, то, что он сказал о поклонении жене, было истиной. Он сам был хорошим мужем, и его сердце разбилось после смерти жены. Но ему не хотелось терять молодые годы, и он очень желал иметь сына, чтобы его имя продолжило жить. От его первой жены не осталось ни одного живого ребенка.
Очень сильно любя свою первую жену, он теперь хотел жениться на ее младшей сестре, Мехро. Он уже сделал предложение. Но, хотя ему не было дано определенного ответа, Бегам Нихал не очень хотела отдавать за Сэйяда Хасана другую дочь. Не потому, что он ей не нравился, но она была более привлечена к Мераджу. Конечно, сам молодой человек не имел особых достоинств, но его отец был очень богат. Он находился на государственной службе в провинции Бхопал и сумел скопить огромную сумму денег. Кроме того, эти люди имели достойных предков и приходились дальними родственниками мужу Бегам Вахид. Вот почему Бегам Вахид была заинтересована в этом браке, и у Сэйяда Хасана едва ли был хотя бы один шанс.
Мать и дочь уже поговорили о замужестве Мехро. Родственники Мираджа хотели, чтобы свадьба была сыграна как можно скорее, и они послали еще одно напоминание через Бегам Вахид. Бегам Нихал говорила со своим мужем, но Мир Нихал не дал никакого определенного ответа. Он не хотел изгонять еще одну дочь в далекий Бхопал, и Мехро была самым младшим ребенком. Ее нужно было отдавать замуж, и Мир Нихал не мог закрывать на это глаза. Но этого не следовало делать до женитьбы Асгара…
                ***
Когда Сэйяд Хасан ушел, они вернулись к своему разговору. Бегам Вахид осторожно сказала своей матери: «Что ты думаешь о Белкис, невестке брата Ашфага? Мне кажется, она будет хорошей женой Асгару».
«Нет, - ответила Бегам Вахид с оттенком безразличия, как будто она не воспринимала эту тему серьезно. – Мы не можем нормально смешиваться с ними».
«Но, мама, она хорошая девушка, и у этих людей есть деньги!»
«Деньги не главное. Главное – происхождение. Их кровь никогда не может хорошо смешиваться с нашей. Благородный никогда не оступится, но низкорожденный не вызывает доверия».
«Но брат Ашфаг женился на девушке из этой семьи, и они живут счастливо!»
«Я не выдам своего сына за дочь Мирзы! – ответила Бегам Нихал, немного возвышая свой голос от гнева. – Они – потомки Моголов (Мугхалы), а мы – Сэйяды (так называли мусульмане потомков Пророка – прим. переводчика).
«Брат Карим тоже женился на девушке из рода Моголов!»
«Да, но она – из семьи Правителя (наваба) города Лохару. А в венах жены Мирзы течет кровь служанки. Я не собираюсь принимать ее дочь своей невесткой. Нет. Мне нравится Сурайа, и она дочь моего кузена. Я сделаю ее женой Асгара!»
«Но если Асгар сам хочет жениться на Белкис?»
«Да как он смеет! – сказала с гневом Бегам Нихал. – Он женится на девушке, которую я найду для него, а не на девушке по своему выбору!»
«Но Асгар хочет жениться на Белкис!» - тихо, будто испуганно, произнесла Бегам Вахид.
«Хай! Хай!» - закричала Бегам Нихал, выведенная из равновесия. И когда она так кричала, она била себя рукою в грудь. «Что, мальчик сошел с ума? Если твой папа услышит об этом, он съест его живьем!»
«Асгар полон решимости жениться на Белкис. Он сказал, что если он не сможет сделать этого, он совершит суицид!»
«Это Бегам Шахбаз околдовала моего мальчика! Я всегда этого боялась! – с гневом произнесла Бегам Нихал. – Он ходил каждый день в ее дом, и она что-то с ним сделала! Или она дала ему какой-нибудь магический амулет через Бегам Джамал…»
В этот момент Бегам Джамал спустилась из своей комнаты. Когда она услышала свое имя, она сказала: «Что ты говоришь обо мне, невестка?»
«Кто говорит о тебе?» - спросила Бегам Нихал громким и самоуверенным голосом.
«Я просто услышала из твоих уст свое имя. – гневно ответила Бегам Джамал. – Да что я такого сделала, в конце концов?»
«Ты всегда всё воспринимаешь неправильно, - сказала Бегам Нихал примирительным тоном. – И тебе кажется, что люди говорят о тебе что-то плохое!»
«Но что-то действительно произошло, поэтому вы говорили обо мне! Скажите, что?»
«Что случилось с тобой? – сказала Бегам Нихал уничижительным тоном. – Ты не должна так ко мне относиться…»
Два вороны уселись на кромку стены и закаркали, увидев кость. Мир Нихал откашливался в вестибюле. Как только его голос разнесся по дому, Бегам Вахид села прямо и поправила косынку, и Бегам Нихал тоже покрыла свою голову. Бегам Джамал пробурчала что-то себе под нос и пошла на кухню…


Рецензии