Люлёша

-  Люлёша, собирайся, на сессию пора ехать!

Два раза в год, мы с дочкой ездим в Рязань учиться, оставляя наших мужчин – старшего и младшего – заниматься домашним хозяйством.

Четырёхлетняя дочь деловито снуёт по квартире, разыскивая своего любимого медвежонка, который, в конце концов, благополучно водворяется в мою сумку.

- Мама, я собралась!

Топтыжка – наш главный багаж. Без него не обходится ни одна поездка. Однажды в самолёте, пролетающем над вечерним Харьковом,  дремлющих пассажиров разбудил истошный детский вопль:

- Аааааааа!!! Топтыжку забыли!

Слёзы градом. Безутешный ребёнок, которого еле-еле удалось успокоить тем, что мы летим в очень жаркое место, и Топтыжка там мучился бы от жары в своей шубке. Представив мучения любимого друга, дочь смирилась и затихла. Но учёба – это совсем другое дело. К обучению своей игрушечной живности дочь относится со всей ответственностью.

И вот Москва. Мы выходим на маленькую привокзальную площадь и дочка нетерпеливо подгоняет меня к метро:

- Мам, не забудь, нам ещё надо на «Новослободскую»!

Переезд с Белорусского на Казанский, откуда идут электрички в Рязань,  непременно сопровождается посещением станции «Новослободская». Во-первых, там ребёнок затаривается бананами на целый месяц, а во-вторых, она просто влюблена в разноцветные стекляшки витражей на станции.  Бананы, естественно, навешиваются на меня, от чего я становлюсь похожей на папуаса, но Люлёше безотчётно нравятся папуасы.

То есть, конечно, не папуасы, а московские негры. Однажды, впервые в жизни увидев негра, она радостно и непосредственно завопила на всё метро:

- Мама! Смотри, какая красивая кашаладка!

Негр белозубо засмеялся, чем окончательно и навсегда покорил сердце моей дочери.

Нам с ней хорошо в Рязани. В отличие от других студентов, у нас там есть любимая бабушка, которая в ожидании внучки развешивает по квартире верёвочки, на которых будут дозревать Люлёшкины бананы.

- Бабуля Катюша, мы с Топтыжкой привезли тебе маму на сессию, – важно «по-взрослому» сообщает дочка, доставая из дорожной сумки медвежонка.

Иногда я беру её на занятия в институт. Мы садимся в аудитории в самом последнем ряду, и нас не видно за широкими спинами парней-однокурсников. Люлёша важно поглядывает по сторонам, здоровается со своими любимчиками в группе, открывает тетрадку и, как только преподаватель приступает к лекции,  начинает писать буквы, или раскрашивать картинки.
Топтыжке в институт нельзя, он ещё маленький, бабушке тоже нельзя, она уже старенькая. Так решила дочь и обучает их дома. Я не вмешиваюсь в учебный процесс, образование бабушки и медведя целиком на её совести.

- Юля, кем ты станешь, когда вырастешь большая? – интересуются мои однокурсники в перерывах между лекциями.

- Когда я вырасту, я буду работать мартышкой. Поеду в Африку и там буду есть бананы, – на полном серьёзе отвечает дочь.

- А в школу когда пойдёшь? – веселятся студенты.

Какая школа? – укоризненно качает головой ребёнок. – Нам с мамой сначала институт надо закончить, а потом уже в школу идти.

Собственно, так оно и случилось.

Я получила диплом.

Люлёша пошла в первый класс.


Рецензии
Прелестно! Прочитала как вздохнула)))

Уланова Людмила   27.04.2013 12:54     Заявить о нарушении
Спасибо, Людмила. Я прозу почти не пишу.
Так... миниатюры, зарисовки.
Вот над стихами могу день и ночь корпеть.

Тамара Кошевая   27.04.2013 13:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.