Вариации на тему Мимолетная встреча

(картинки из советского прошлого)

1.
Осень 45-го года выдалась сырой и холодной. Пёстрый от тысяч листьев ветер размахивал красными флагами - и волнующееся отражение этих флагов расплёскивало лужи. Стояла замечательно-пасмурная погода. В редких ещё трамваях и троллейбусах беспорядочно пахло возвращением. Казалось, что все - и военные, и штатские - только возвращались; и даже тех, кто никуда не уезжал, охватывала теперь общая праздничная тревога.

В тренькающей и дребезжащей на всё Садовое кольцо «букашке», несмотря на осенние сквозняки, с каждой остановкой становилось уютнее, потому что многолюднее - и теплее. Солдаты, совсем как на привале, курили, смеялись и играли на гармошке. Самый старый из них равнодушно смотрел на свою умело перебинтованную руку...

И вдруг стало тихо, как перед очередной сводкой Совинформбюро.

В троллейбус вошёл седой мальчик. Не светло-русый, не белобрысый - седой, как лунь, как столетний старец с чистым детским лицом. Серебряные волосы мальчика светились, как нимб. Не обращая внимания на грянувшее вокруг молчание, новый пассажир взял билет и сел на последнее свободное место. Троллейбус вздрогнул и поехал дальше.

За окнами быстро темнело. Капли дождя просачивались сквозь бесчисленные щели, и в салоне становилось сыро, как на улице. Старый солдат вдруг почувствовал, как сильно болит перебинтованная рука…

На следующей остановке вошла молодая женщина, прижимающая к животу неумело спелёнутого малыша. Седой мальчик встал со своего места и тихо сказал ей:

- Присаживайтесь.

Но почему-то его слова услышали все.

Женщина смутилась и некстати спросила:

- Зачем?
- Вы с ребёнком, - улыбнулся в ответ мальчик.

Женщина покраснела и неловко села.

Мальчик скоро вышел. Все смотрели ему вслед со скорбными лицами - и только старый солдат вдруг улыбнулся и весело посмотрел на неумело спелёнутого малыша.


2.
Человек с окровавленным лицом стоял, отвернувшись к витрине, на одной из главных улиц Москвы. Он был стар, поношенный плащ и нелепый берет как-то невпопад сидели на нём. Человек мял в руках грязный, по-видимому, пустой портфель…

В наши дни в нашей стране редко встречаешь людей с окровавленными лицами, поэтому мы теряемся и не знаем, что делать, вдруг сталкиваясь с ними. Такие люди, как правило, стоят, отвернувшись от нас и наших конкретных дел, и поэтому почти не воспринимаются пробегающими мимо. Нам как будто не за что себя винить: действительно, каждый из нас - худо ли, хорошо ли - делает своё дело; а что делать с такими вот пострадавшими? Может, они поранены - или искалечены - тоже своим каким-нибудь делом, и тогда стоит ли вмешиваться не в своё дело?..

Ноги, привыкшие к быстрой городской ходьбе, по инерции проносят нас мимо, и если первые несколько шагов где-то внутри ещё саднит неприятное чувство несовершённого, возможно, большого и важного дела - или, чаще, только что совершённой мелкой привычной подлости, - то уже через эти несколько шагов мы тренированно переключаем своё внимание на новые дорожные происшествия… Тем не менее, такие люди как будто знают, что мы втайне мучаемся, глядя на них, и отворачиваются к стенам и витринам, чтобы не смущать прохожих…

И всё-таки юноша заметил окровавленное лицо старого человека, случайно отразившееся в пыльной, и всё-таки зеркальной витрине, - и замедлил шаг.

«Что делать? - испуганно подумал молодой человек. - Вызвать «Скорую»? Приедут, отчитают ещё: отвлекаешь от дел. Они же сейчас только на инфаркты выезжают, больных много стало… А здесь - рана лица, можно самостоятельно до дома дойти. Что же он не догадается? Может, ещё увечье есть? А что, если… Ну да, остановить машину! «Человек травмирован. Срочно доставьте его домой. Он стар, ему трудно самому… Адрес? - Ваш адрес? - Записывайте… Денег у меня сейчас нет, но даю слово: заплачу. Скажите Ваш адрес…» Через неделю: «Здравствуйте, сколько я должен?» - «Нисколько. Проходите, пожалуйста, мне бы хотелось поговорить с Вами…» Горячий чай скрепляет нашу дружбу… А может, за рулём окажется девушка… Но как, с чего начать?» - думает юноша, мучаясь и проходя мимо.

1985


Рецензии
Талантливая проза молодого хорошего человека (здесь можно переставлять слова, - суть останется прежней).
Небольшое "москвоведческое" уточнение: трамвай на Садовом уступил место троллейбусу, сохранив прежний - "букашечный" - номер, ещё до войны; какое-то время оставались рельсы на улице Чкалова (Земляном валу) от Таганки до Курского, но маршруты там обозначались уже по-другому...
Это, конечно, мелочь; вот и обезглавивший Берлиоза вагон в действительности сроду не ходил близ Патриарших...
Рад был снова прочесть Вас, Николай!
С наилучшими пожеланиями -

Александр Валентинович Павлов   05.12.2013 00:58     Заявить о нарушении
Александр Валентинович, дорогой! Спасибо Вам огромное! рад услышать Вас именно сегодня - настоящий подарок сделали Вы мне на День Рождения моего отца, которого - вот уже 14 лет как нет на этой земле...
Простите, что редко стал заглядывать к Вам!
Но "ложь лицезрения" - это ведь не главное в жизни.
Главное - Вы есть.
с уважением,
Николай

Николай Забелкин   05.12.2013 02:21   Заявить о нарушении