Помни Ермолова!

В адрес ЛДПР приходит масса писем, в том числе от кавказцев. В них они, в частности, «обижаются» на то, что мы нередко вспоминаем опыт генерала А.П.Ермолова времен кавказской войны.
 
Обозначим нашу позицию.
Прежде всего, необходимо учитывать исторический контекст, все обстоятельства, с которыми столкнулся герой войны 1812 года. Ермолов воевал с имаматом Шамиля, а не с кавказским народом. Турецкий султан хотел использовать движение Шамиля как подспорье в захвате Кавказа. Таким образом, те, кто осуждает русского генерала, практически оправдывают предателей, которые хотели уйти под тёплое крылышко османской империи.
К тому же имеется масса свидетельств того, что во времена Ермолова «кавказские народы», с которыми он боролся, занимались исключительно грабежами, насилием, убийством и работорговлей. При этом надо учитывать, что ни один народ Северного Кавказа не однороден. В каждом есть правящая элита, состоящая из криптоиудеев (потерянные колена Израилевы), и так называемый простой народ.
От разбоев и насилий в не меньшей, а то и в большей, степени, чем русские, страдали другие кавказцы - грузины и армяне. Понимали «джигиты» только закон силы и победили их только тогда, когда начали поступать с этими бандитами так же, как они поступали с другими. Ермолов карал только бандитов. Мирно живущих кавказцев не трогал. Он просто отвечал зверством на зверство горцев, тем и усмирил непокорный Кавказ!
Тактика Ермолова была продиктована заботой о своих бойцах и коварством противника. Опыт предшественников показал ему, что мирные переговоры и договоры воспринимались тогдашними горцами как слабость империи. Россия представлялась им какой-то добровольной данницей. Вот и пришлось прибегать к жестким мерам. Ермолов призывал следовать логике неприятеля: «Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее, неизбежной смертью. Снисхождение в глазах азиата — знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи мусульман от измены».  (“Записки А.П. Ермолова.” 1798–1826 гг. — М.: Высшая школа, 1991).
Политика Ермолова сводилась к вполне внятному правилу: будь честен, уважай законную власть – и ты будешь жить хорошо, ибо великая Россия будет заботиться о тебе.
Сегодня памятники Ермолову снесены. И это не может быть приятно русским, многие из которых были вынуждены покинуть ту же Чечню, хотя вся равнинная часть так называемой «Чечни»,- это исконно русская земля. Сами «чечены» своих умерших даже на равнине не хоронят, так как прекрасно понимают, (и сейчас понимают прекрасно), что русские всё равно вернутся. Ведь Грозный, - это наш, русский город. И всегда будет нашим. Просто сейчас у власти люди,  не являющиеся патриотами России. Но они не вечны.
Напомним, что сам побеждённый Шамиль, будучи пленённым и с честью доставленным в Москву, на вопрос, что он желает здесь видеть, ответил: «Прежде всего – Ермолова». 
Они встретились и имели долгую беседу.
«Великодушие, бескорыстная храбрость и правосудие – вот три орудия, которыми можно покорить весь Кавказ, - писал Кащем-Бек, мусульманский ученый, - одно без другого не может иметь успеха. Имя Ермолова было страшно и особенно памятно для здешнего края… Меры, принятые им для удержания Кавказа в повиновении, были тогда современны и разумны». «Мне не нужны мирные мошенники», - говорил он. И что в итоге? Где прежде путешественника поражали лишь голые степи, где подневольный труд закрепощенного народа обогащал лишь хищных и жадных абреков, после Ермолова зазеленели роскошные нивы, и степи покрылись бесчисленными стадами скота, отарами овец и табунами коней. Такова Россия. Такова история, ломать которую задним числом – дело самое неблагодарное.
Ермолов показал: не надо играть в плохие игры с русскими, это плохо кончится! С русским народом лучше дружить, чем воевать. Это многие понимают и сегодня. Глубоко символично, что в современном Дагестане один из участков чеченской границы прикрывает созданный из местных жителей батальон охраны правопорядка, пожелавший носить имя Ермолова.
Надо признать, что Алексей Петрович нашёл отличный, единственно возможный, способ охлаждения горячей кавказкой крови до температуры нормального общения с другими народами. Но таким, как Ермолов, всегда не давали завершить начатое продажные правительства.
Думается, что подлинное восстановление российской государственности должно символично выразиться в восстановлении памятника Ермолову в городе, им основанном - Грозном. Причём, это может быть памятник Ермолову с сыновьями. Ведь мало кто знает, что от трёх так называемых «кебинных» браков с чеченками, у Алексея Петровича Ермолова родилось четыре сына. Все они продолжили дело отца и служили России верой и правдой на поле брани, воюя на Кавказе. Нет сомнения, что такими сынами мог гордиться не только лично Ермолов, ими по праву могут сегодня гордиться уже и русский, и чеченский народы.
По большому счёту, памятники Ермолову должны стоять в Москве и во всех крупных и мелких городах, чтобы тот, кто задумал украсть человека, совершить теракт или еще какую-нибудь гадость, видел Ермолова и боялся, что он к ним придет еще раз.
Россия – великое древо, и каждая его «ветвь» должна понимать: её жизнь зависит от благополучия «ствола», коим является русский народ.
Пока же власти таковы, что улицу в Москве называют именем Кадырова, не спрашивая жителей, обращаясь с ними как со скотом.
Попробуйте назвать улицу в Грозном именем полковника Буданова – одного из носителей русского ратного духа! – без Ермолова это вряд ли получится.
Скорее Рамзан Кадыров вступит в ЛДПР и станет координатором по Грозненскому уезду…


Рецензии