Стихийное бедствие

Тихая заводь. Играет рыба. Паутина блестит на ветке, склоненной к воде. Пение соловья уводит куда-то, и на картину смотришь с высоты ее полета...

И тут открывается дверь. Шорох платья, шуршание пакетов. Шум воды из крана. Начинает греметь посуда, переворачивается содержимое шкафов, что-то с грохотом падает на пол...

Он стоит за тем же мольбертом, в руке та же кисть. Но... Рыба уже не плещется в воде. Не слышно и пения соловья. Никакой Марк Аврелий со всеми своими стоиками не в силах уже вернуть дрожащую над водой паутинку...

Наконец волна спадает, обозначаются берега, устанавливается тишина...

Но мир уже не тот. Что-то непоправимо изменилось. Какие-то поля, линии сместились. Пространство искривилось...

Ему не спалось. Где-то под сердцем сжималась и сжималась пружина. Она могла в любой момент лопнуть и произвести разрушения куда более опустошительные, чем волна, которая накрыла его.

Он встал. Тихо, чтобы не разбудить жену, взял телефон. Вышел на кухню. В темноте набрал номер.

Женщина спросонья, шепотом:
- Ты что?.. Среди ночи...

Показалось, что это голос жены. Он выключил телефон, залпом выпил стакан воды и пошел в спальню. Когда он лег, жена тихонько прижалась к нему спиной, нашла его руку и положила ее к себе на груди.


Рецензии