Глава 7. Как пережить штурм дракона

Cressida Cowell
Крессида Коуэлл

Как пережить штурм дракона
How to Ride a Dragon’s Storm (Hiccup-7)


7. ПОХОД «ОТКРОЙ ДЛЯ СЕБЯ АМЕРИКУ»


Вот так Иккинг, Камикадза и Рыбьеног были похищены Норбертом Сумасбродом и оказались на корабле, безвозвратно уплывающем из Архипелага. 

Конечно, Иккинг, Камикадза и Рыбьеног не хотели плыть в Америку. Более того, Великий Западный Океан, как знал Иккинг, был полон Морскими Драконами, настолько огромными и зловещими, что они могли проглотить этот корабль одним махом. Так что пересечь Океан – это уже не шуточная проблема.

- И... что нам теперь делать, Иккинг? – медленно спросил Рыбьеног.

- Ну, - предложил Иккинг, стуча зубами, - давайте, прежде всего, высушим наши мокрые вещи.

Дымоход в задней части палубы, из которого клубился дым, был горячим, поэтому они прислонились к нему на пару часиков, позволяя блаженному теплу проникнуть в их промёрзшие тела. Из-за остатков зелёных полосок  жира Толстокрыла на щеках и руках они выглядели, как три хладнокровные маленькие ящерицы, поджаривающиеся на солнышке. Их просоленная одежда стала твёрдой и негнущейся, как картон, но, по крайней мере, высохла.

Когда они, наконец, перестали дрожать, то принялись исследовать свою плавучую тюрьму.

Истерики – это Племя мечтателей, сумасшедших и изобретателей, так что “Американская Мечта 2” не был обычным Викинговским кораблём.

Пар, валивший из трубы, был характерного серо-зелёного цвета, поэтому Иккинг подозревал, что это был драконий дым, вероятно, идущий от драконов, запертых в чреве корабля. Иккингу очень хотелось увидеть, при помощи какого механизма этот пар двигает судно.*
 
*Судя по воспоминаниям Иккинга, Норберт построил пароход за много-много веков до того, как пар стал использоваться для приведения в движение морских судов. Аналогично тому, как художник Леонардо да Винчи сделал чертёж вертолёта, траншеекопателя, глубоководного водолазного костюма, вращающегося моста, калькулятора, дельтаплана и танка за четыреста лет до того, как всё это было "изобретено".

Драконы были не единственной необычной странностью на этом странном и необычном судне. Ещё было чудное устройство с крыльями, торчащими из боков, которое, как рассказал им Истерик по имени Рыжий Рональд, было попыткой Норберта создать Летательную Машину. К сожалению, она ещё нормально не работала.

Несколько раз в течение дня Норберт приказывал её испытывать, и тогда три члена его команды, коим выпадала эта незавидная доля, затягивали Машину на  верёвках на верхушку мачты, а затем запускали её из вороньего гнезда.

Каждый раз она удерживалась в воздухе пару минут, прежде чем эффектно рухнуть в Океан, и потом вновь приходилось спасать горемык-испытателей и ремонтировать Машину.

А ещё была удивительная Машина с колесом, на которой команда по очереди крутила ногами педали. Машина подсоединялась к огромной  трубообразной воронке. Было очень трудно разобраться, для чего предназначена эта Машина. Сейчас на Машине восседал Невыносим Неистовый. На его руке ещё не зажила глубокая рана, полученная от столкновения с Топором Судьбы, поэтому натягивание канатов и другие корабельные обязанности ему были не по силам.

Иккинга настолько распирало любопытство, для чего же эта Машина, что он подошёл к Невыносиму спросить, что он делает.

- О,  это Машина Не-Дай-Кораблю-Затонуть-и-Отпугивай-Больших-Морских-Тварей, - объяснил Невыносим Неистовый, на секунду прекратив нажимать на педали, чтобы ответить на вопрос Иккинга. – Она не даёт кораблю затонуть, а также отпугивает Морских Монстров, Великих Страхокрылов, Моредраконуса Гигантикуса Максимуса, ну, и им подобных существ.*

* Некоторые из изобретений Норберта были более практичными, чем другие, потому что грань между гениальностью и полным безумием довольна тонкая.

- КРУТИ ПЕДАЛИ! КРУТИ ПЕДАЛИ! - завопил Норберт Сумасброд, приближаясь решительным шагом, и Истерик поспешно закрутил педали, да так быстро, что его ноги казались размытым пятном. - А ТЫ. - Норберт повернулся к Иккингу. – ПРЕКРАТИ ОТВЛЕКАТЬ КОМАНДУ! Если этот человек здесь прекратит поворачивать это колесо даже на одну секунду, корабль пойдёт ко дну, и мы можем подвергнуться нападению со стороны одного из Океанских Драконо-Мамонтов.

- Захватывающе, - очень вежливо сказал Иккинг, думая: “Абсолютный псих”.

- Есть ли шанс, - Рыбьеног сглотнул подступивший к горлу комок, когда они отошли в сторонку, - что эта штука в самом деле работает?

- Действительно, - задумался Иккинг. - Как же вращающаяся труба с прикреплённой воронкой не позволяет судну затонуть...

В конце первого дня Похода “Открой Для Себя Америку” солнце затонуло в восхитительных переливах розово-золотого с красными прожилками. Три юных Викинга сидели и печалились… и печалились… и печалились. (Собственно говоря, только двое из них печалились; Камикадза просто играла с Беззубиком.)

Они печалились, пока не наступила глубокая ночь, и Истерики не развели огонь на палубе и не запели песни восходящей луне. Песни были о жизни Викинга. Представьте только Норберта Сумасброда, выкрикивавшего “ХО!”, при этом выстукивая своим топором по дну железного ведра.

- Мы могли бы сидеть в безопасности
У домашнего очага
С любимыми рядом вокруг огня,
Но мы бросаем вызов холодной тёмной волне
Солёный поцелуй могиле Героя
Ищем землю, которую мы видели ...
Когда-то... давным-давно...
                ХО!


Норберт Сумасброд сидел в тени нависающей над ним палатки, наблюдая за поющими викингами, и только его глаза блестели в свете костра. Он курил длинную тонкую трубку, которая посылала загогулины дыма вверх в паруса, вздымающиеся над ним, и в ночное небо.

Мы могли бы выбрать лёгкий путь
Остаться дома с любимыми и дорогими,
Но мы здесь, на качающихся волнах
Паруса расправлены, как крылья драконов...
Затерянные в урагане...
Ищем землю, которую мы видели...
Когда-то... давным-давно...
                ХО!

Истерики пели, ночь согревала теплом, и глаза Иккинга начали закрываться.

Но они вновь распахнулись, когда палуба под ногами Иккинга начала вибрировать от нового звука. Чужие голоса начали свою собственную песню. Странные голоса, поющие на языке, которого Иккинг не понимал, звуки чего-то настолько Иного и Незнакомого, что они были такими же чужими, как музыка китов или дельфинов, призывающих друг друга.

Голоса шли из глубины чрева корабля.

- Что это такое? - прошептал Рыбьеног, чьи глаза округлились от страха.

Сердце Иккинга резко упало.

Он вдруг понял, что это могло бы быть.

- Кстати, - медленно ответил Иккинг, - а не перевозит ли это судно рабов?

Истерики остановились, чтобы тоже послушать. И пока они слушали, песня изменилась на нечто гораздо более зловещее. Дрожь скользнула вниз по позвоночнику Иккинга, как холодная капля воды. Вам нет надобности знать язык, на котором говорят рабы, чтобы понять, что они говорят.

Беззубик заскулил от страха, как будто он был спаниелем, и закрыл уши лапами.

Они насылали Проклятие на корабль. Проклятие на путешествие. Проклятие на каждого мужчину, женщину или ребёнка Викинга, который держал их там, под этими палубами...

Волосы встали дыбом на затылке Иккинга.

Они продолжали петь это жестокое, ужасное Проклятие, пока Норберт не протопал к центру палубы, не грохнул в пол топором три раза и не заорал:

- ЗАТКНИТЕСЬ! ИЛИ Я СПУЩУСЬ И УТОПЛЮ ВСЕХ ВАС!

И всё стихло.

Иккинг лежал в темноте с колотящимся сердцем. О, как же ему хотелось быть дома...

Было уже очень поздно, когда он вновь заснул, Истерики всё ещё пели:

Слава приходит не к слабакам
Земля сокровищ сияет так сильно,
Что мы ясно её видим издалека
О Великий и Храбрый и Могучий Тор
Я надеюсь, что это - земля, которую я видел
Когда-то... давным-давно...
                ХО!

Корабль плыл сквозь лунную ночь.

Кроме четырёх членов команды (один рулевой, один присматривает за паровыми драконами, один вахтенный и один с трудом ворочает сумасшедшую Монстро-Пугательную Машину Норберта), все человеческие существа на борту “Американской Мечты 2”  теперь заснули: Истерики, Хулиганы, друзья и враги, все.

Чего никто из этих маленьких спящих человеческих существ не знал, так это то, насколько они были крошечными по сравнению с обширностью мира, в который они собирались войти. Казалось, ничто не изменилось на тихой и спокойной поверхности воды... но на самом деле они вышли из безопасных, мелководных морей Архипелага, они пересекли невидимую линию в Океане, и теперь они плыли по действительно очень глубоким морям.

Моря в сажени и сажени в глубину, без солнечного света, чёрная водная пустыня.

А вдруг что-то вот-вот зашевелится в темноте? Ведь невообразимая громадность Открытого Океана вмещает в себя странных и ужасных существ, таких существ, которых мы даже не можем представить.

Если бы вы были человеком с причудливой фантазией, вы бы смогли вообразить, что назревает что-то внушающее ужас. Какой-нибудь дракон-гигант из бездны, спящий, свернувшись кольцами, как неразбуженное торнадо, собирается прийти в сознание и будет неумолимо двигаться на маленький корабль, пыхтящий по морю.

Но мы без причудливой фантазии, поэтому мы знаем, что это не может быть правдой.

*****************************************************
БЕЗЗУБИК ХОЧЕТ ДОМАШНЕГО ЛЮБИМЦА

пж’а-а-алст, пж’а-а-алст, пж’а-а-алст, Пж’а-а-алст,
Пожалуйста, Пожалуйста, Пожалуйста, Пожалуйста

Не-а, Беззубик, ты НЕ МОГЁШЬ завести милюпулю малюпулю грызохвостку.
Нет, Беззубик, ты НЕ МОЖЕШЬ завести милую маленькую крыску.

Тому шо батя фу-брысь грызохвотку.
Потому что мой папа не будет доволен.

Низ-зя рыкалку, низ-зя смертехвостку  и НИ-НИ зубатку.
Ни волка, и ни скорпиона, и ОПРЕДЕЛЁННО-ОПРЕДЕЛЁННО не акулу.

Вопилкин – жадюга, твоя кровегонялка сляпана из ко-о-озявок.
Ты очень жадный Хозяин, а твоё сердце сделано из козявок.
******************************************************

Глава 8:    http://www.proza.ru/2013/04/17/716
 
Глава 6:    http://www.proza.ru/2013/04/17/705

Мне можно написать по адресу:  elena_albova@rambler.ru


Рецензии