Любовь

Дверь ударила об косяк, но для Кристины это был раскат грома, сулящий чистый ливень. Всё липкое, вязкое и противное, называемое словом "школа", закончилось. Кристина выбежала в коридор. Одноклассники, одуревшие от сорокапятиминутного погружения в мобильники и планшеты, медленно приходили в себя. А Кристина очнулась мгновенно. Промчалась вниз по лестнице, сшибла по пути пару-тройку пятиклашек, нечаянно врезала сумкой в грудь светловолосому парню.
  - Привет, Котёнок! Как я соскучилась, Ольчик!
  Конопатая Оля повисла на шее у Кристины, девушки обнимались посреди вестибюля, а взбаламученное школьное море разбивалось об них, как о рифы. Охранник с отвращением наблюдал дружескую встречу.
- Истерички малолетние!
   Догорала весна, солнце облучало своим безумием молодую листву, бродячих собак, клумбы, помойки и человеческие головы. Кристина и Оля прыгали через лужи, оставшиеся после вчерашнего дождя, и беседовали. Разговор их можно было сравнить либо со сценой в палате для буйнопомешанных, либо с диалогом ангелов. Оля бежала на цыпочках то лицом к Кристине, то спиной, вскрикивала, отчаянно хохотала. Кристина всю дорогу летела, раскинув руки. И её длинные волосы, окрашенные до половины в сиреневый цвет, летели за нею. Прохожие средних лет не обращали внимания, кого в наши дни удивишь эксцентричностью, только старушки оборачивались вслед девчонкам, одни - с гневом, другие - с насмешкой.
  Оля и Кристина одновременно остановились у продуктового магазинчика, откуда вышел высокий мужчина в деловом костюме.
- Не наш, - дрожащим шёпотом сказала Кристина.
- Не местный, - кивнула Оля.
  Улица, по которой быстро шёл мужчина, была отделана вдоль магазинов красной тротуарной плиткой, а дальше - немощеная, даже без асфальта. Странно смотрелся бизнес-костюм на фоне калиновых кустов и покосившихся заборов.
- Шпион, - сказала Кристина, - иностранец.
  Оля, вся дрожа, прыгнула к газетному киоску и купила еженедельник за пятнадцать рублей. Девушки разделили газету поровну - по три листа каждой.
- Я к магазину "Шик", - не отрывая взгляда от мужчины в костюме, сказала Кристина, - а ты - к "Табаку". Оттуда созвонимся!
  Кристина, по-прежнему летя (волосы, руки, сумка на длинном ремешке), обогнала подозрительного мужчину и села на скамеечку у входа в "Шик". Ей досталась невыгодная часть газеты - серединка с рекламами. Кристина проделала ногтем дырочку в объявлении стоматологической клиники и наблюдала за "шпионом". Мобильник завибрировал - сообщение от Оли.
" Я на месте. Его не видно".
" Мне видно. Он вошёл в "Шик". Иди ко мне".
   Оля примчалась, встала у забора детского сада, напротив Кристины. Подруги смотрели сквозь дырки в газетах друг на друга, на проезжающие автомобили, на женщин в коротких курточках и мужчин в куртках помассивнее - чёрных, серых и камуфляжной расцветки. Никого в бизнес-костюмах, нет, не было, и не будет.
"Кристинка, а ты можешь заговорить с ним по-английски?" - спросила СМСкой Оля. - "Ты же ходишь к репетитору".
"Попробую".
   В ожидании шпиона Кристина тряслась от сладкого страха. И собирала в уме простые фразы: "Хеллоу. Хау ду ю ду. Вот а ю дуинг ин ауэ таун?" Может, стоит добавить "А эм фром полис"?
  В ожидании Кристина прочитала рекламу, призывающую кардинально похудеть за две недели и предложение установить межкомнатные двери по самой низкой цене. Высунувшийся вдруг из газетного текста палец исторг у Кристины дикий визг. Светловолосый парень, которому недавно досталось от Кристининой сумки, захохотал и снова попытался ткнуть пальцем в дырявую газету.
- Возьмите меня в игру. У меня есть лупа и блокнот с ручкой.
  Кристина яростно замахнулась газетой, но в этот момент из "Шика" появился объект слежки. Он шёл под руку с совершенно неинтересной продавщицей средних лет, которую Кристина знала с рождения, как и всех прочих жителей городка. Разговаривал "шпион" на чистейшем русском языке.
- Да? А вдруг он притворяется? - возразила Оля, разрумянившаяся от детективного азарта.
  Девушки преследовали двоих, пока те не вошли в калитку частного дома. Это был дом неинтересной продавщицы. Девушки подождали ещё немного. Но окна были завешаны шторками, заставлены горшками с традесканцией и мягкими игрушками, как все окна в городке, где никогда не происходит ничего интересного.

   Кристина весь вечер готовила уроки. Конечно, мобильник и планшет лежали рядом. Кристина отправляла СМСки, сообщения в социальных сетях, успела поженить своих персонажей в "Sims" и купить им стильную мебель. Окна в сад были распахнуты, оттуда сказочно пахло влажной землёй, тюльпанами, нарциссами. Бабушка, дед, прабабушка и прабабушкина подруга обсуждали огородные дела. В соседней комнате гремели автоматные очереди, которые посылал виртуальным врагам младший брат.
   Около восьми Кристину позвали ужинать. Мать села за стол, ярко накрашенная, с длинными серьгами в ушах.
- Ты куда-то идёшь? - спросила Кристина без особого интереса.
   У неё никак не получалось сочинение о тургеневских девушках. В Интернете всё одинаковое, учительница сразу проверяет анти-плагиатом... К тому же, вновь активизировался Березин, бывший поклонник.
    Кристина встречалась с ним прошлым летом. Любви не было, и быть не могло: во-первых, Березин уже взрослый, девятнадцать лет, работает в салоне мобильной связи, а во-вторых, он явно чокнутый. На первом свидании он спросил Кристину: "Разве тебе не хочется, держась за руки со своим парнем, смотреть на звёзды?". А на втором сообщил: "Я за безопасный секс, не волнуйся в этом плане". Кристина не желала думать ни о звёздах, ни о сексе. Она не была древней тургеневской девушкой, она хотела только учиться и получить золотую медаль, сдать ЕГЭ по английскому, поступить в вуз, где готовят специалистов Интерпола. В общем, Кристина давно бросила Березина, а сегодня он прислал сразу несколько сообщений. "Скучаю", "Любовь не умирает" и тому подобную чушь. И набросал кучу виртуальных цветов.
- Да, пойду проветрюсь, - прервала её мысли мать. - Хочешь со мной?
  Кристина поспешно помотала головой. Где проветривается мать - известно, в баре "Маскарад" в двух шагах от дома. Бабушка говорит, что мать имеет право расслабиться от пережитого ужаса. Под ужасом подразумевается брак с Кристининым отцом. Мать вышла за него в пятнадцать лет, беременная Кристиной.
- Откуда я знал, что ей пятнадцать? - говорит отец, каждый раз, как приезжает повидать детей. - Она была такая дылда - все двадцать на вид.
  Матери и сейчас двадцать на вид. Кристина в детстве сильно переживала - у всех матери, как матери, а у неё - девушка в мини-юбке. А потом перестала заморачиваться по этому поводу. Жизнь у каждого своя, и каждый должен прожить её так, как ему надо.
  Промучившись над тетрадками ещё полчаса, Кристина позвала жалобным голосом:
- Бабушка!
- Что, деточка?
- Помоги мне сочинение написать... про этих чёртовых тургеневских девушек!
   Бабушка села в кресло напротив Кристины и без малейшей заминки начала диктовать:
- Начало двадцать первого века - время резких перемен в техническом развитии и общественном сознании. Люди живут в мире скоростей, финансов и цифровых технологий. Несмотря на это, душа человека всегда стремилась, и будет стремиться к прекрасному... После "несмотря на это" запятую поставила?
- Поставила, - послушно кивнула Кристина.
   Мысли её успокоились. Пятёрка за сочинение, продиктованное бабушкой, бывшим учителем литературы, обеспечена. Останется время на обдумывание плана "Кристина против Березина".

    День начинался плохо. Химичка опоздала на семь минут, а, войдя, завопила:
- Встать! Дебилы! Орёте на всю школу! Вы сюда ходите не учиться, а болтаться, как говно в унитазе!
  По случайности, телефон у Кристины стоял на видеосъёмке. Она планировала снять, как пацаны курят в форточку. Пошантажировать их и, вообще, прикола ради. Вместо этого зафиксировалась речь химички. На перемене весь класс смотрел, обсуждал и предлагал выложить ролик в Интернет. Кристина обещала подумать и позвонила Оле:
- Котёнок, ты где?
- На литере.
- Я сейчас приду, покажу одну фишку.
   Кристина ждала Олю на скамеечке в коридоре. А рядом вдруг сел вчерашний светловолосый парень. Он положил руку на талию Кристины и спросил:
- Девушка, можно с вами познакомиться?
  Кристина терпеть не могла, чтобы к ней прикасались чужие люди. Сказала высокомерно:
- Нет, нельзя!
- Почему? Меня Егор зовут. А вас?
   Тут выскочила из кабинета Оля. Улыбку на её лице как будто выключили.
- Дай, я сяду с подругой, Кротов!
   Светловолосый отошёл в сторону, а Оля покосилась на него и спросила:
- Зачем Кротов с тобой сел?
- А я знаю? Спрашивал, можно ли ему со мной познакомиться.
- Ты не вздумай! - строго сказала Оля. - Он со мной сидит за одной партой. И он мне нравится.
  Кристине не было дела до Кротова. Она показала Оле видео, и подруга тоже согласилась - да, надо выложить в Интернет, химичка совсем охамела. А ещё лучше - давай снимать всех учителей.
- Давай! Я потом сведу в один фильм, вот будет круто!

   Кристина шла от репетитора по математике и на ходу слала СМСки Березину - не со своего телефона, а с маминого.
"К нам в прокуратуру поступила информация о том, что вы - педофил. Вы совращаете несовершеннолетних".
"Мы отслеживаем все ваши контакты в социальных сетях".
"Мы делаем распечатки ваших звонков и СМС".
  В центре крошечного городского парка Кристина отвлеклась от сообщений. Неинтересная тётка-продавщица, за которой Кристина и Оля шпионили на днях, кричала в телефон радостным голосом:
- Он зовёт меня переехать к нему, в Смоленск! Не знаю, как быть, Таня! Я его так люблю, и он меня любит. А на кого хозяйство бросить?
"Старая вешалка", - усмехнулась Кристина, - "самой лет сорок, а она про любовь. Помешались все на любви".
- Привет! - сказал Егор Кротов.
  Так неожиданно, что Кристина чуть не уронила мобильник.
- Мне сказали, у тебя есть интересное видео про учителей.
- Ну, есть, - сказала Кристина, - но в другом телефоне.
- Покажешь?
- Тот мобильник дома.
- А я провожу.
  Кристина спросила, по дороге ли ему, и оказалось, что Егор живёт рядом с нею. Слева от бара "Маскарад", в хрущёвке без удобств. Она и прежде видела, как он ходил этой дорогой, но не обращала на него внимания.
- У тебя красивые волосы, - сказал вдруг Егор, - двухцветные, как у феи.
  Кристина насторожилась. Не начнёт ли Егор нести пургу про любовь и звёзды, как Березин? А Березин, как экстрасенс или телепат, прочитал её мысли и настрочил СМС: "Никакая ты не прокуратура, а Криська Баграмян". Егор увидел расстроенное лицо Кристины, спросил в чём дело. Она почему-то сразу рассказала, хотя Егор был ей никто. Он взял у Кристины телефон, нажал вызов и выкрикнул строгим мужским голосом:
- Вы что за шуточки себе позволяете? Завтра чтоб явились в десять ноль-ноль с паспортом и военным билетом!
  Кристина хохотала до слёз. Заходящее солнце посылало радостный розовый свет, от которого волосы Егора казались рыжими, а узкая улица с бревенчатыми домиками - пейзажем из "Властелина Колец". Кристина сбегала домой, вынесла свой мобильник и показала Егору химичку, историчку, пьяного физрука, спящего на теннисном столе. Они вместе смеялись и болтали, болтали, болтали,  пока бабушка не выглянула из калитки и не велела Кристине сесть за уроки.
  Кристина сидела за письменным столом до часу ночи. Около двенадцати заглянула в планшет. Егор был в сети.
"Чем занимаешься?" - спросила Кристина.
" Вышел на седьмой уровень."
" А я иду спать".
"Сладких снов, Прокуратура!"
  Кристина снова засмеялась.

    Сначала Оля испортила настроение. Она подлетела на первой же перемене - глаза сощуренные, руки в боки.
- Баграмян, я тебя предупреждала по-хорошему, чтоб ты не лезла к Кротову?
- Оль, ты чего? - Кристина не узнавала любимую подругу.
Та шипела, брызгала слюнями, выставляла острые локти.
- Я тебе говорила, что Кротов мне нравится? Ты проблем хочешь, малолетка?
  Кристина обиделась. Никакая она не малолетка. Она в десятом, а Оля в одиннадцатом, но они с одного года рождения. Просто Олю пихнули в школу с шести лет, а Кристине дали отгулять детство по полной программе.
- От кого проблемы, от тебя? - презрительно сказала Кристина.
  Оттолкнула Олю и пошла в спортзал.
- Шлюха! - взвизгнула вслед бывшая подружка. - Чурка нерусская!
  Неприятности на том не закончились. На третьем уроке историчка не пустила Кристину в класс.
- Надушилась какой-то дешёвкой! У меня от дешёвых духов аллергия! Вот тебе стул, сиди за дверью.
   Кристина сидела там, как прокажённая, слёзы катились по лицу сначала слабо, а потом настоящим ливнем. Чтобы сдержать рвущиеся из горла стоны, девушка бросилась в туалет. Умылась, попила воды, прошла в кабинку. И, расстёгивая джинсы,  выронила из заднего кармана мобильник.
  Он ушёл в чёрную скверную воду. Весь. Целиком. Мамкин мобильник, со всеми номерами клиентов её туристического агентства.
- О, боже! - вскрикнула Кристина. - За что? За что?
  Она стояла в коридоре и ревела, уткнувшись в оконное стекло. Потом очнулась и побежала искать завхоза.
- Миленький! Дорогой! Хотите, я на колени встану! Достаньте мой телефон!
  Завхоз вытащил телефон голой рукой, погружая её до локтя в поганую воду. Кристина прыгала и целовать была готова небритого пьяного дядьку. А тут прозвенел звонок и пришёл Егор. Он нарочно искал её.
- Давай мне, - сказал он о зловонном мобильнике. - Я положу пока в пакетик. Пойдём со школы, занесём в ремонт.

- Восстановлению подлежит, - успокоил мастер, - хорошо, что в футляре был, не сильно промок.
- Скоро сделаете? - спросила Кристина.
- Завтра приходи.
   Кристина просияла, но тотчас погасла. Готовь полторы тыщи, сказал мастер. У Кристины  было припрятано пятьсот рублей. Бабушка дарила на Восьмое марта.
- Я тебе дам денег, - сказал Егор, - у меня есть, я подрабатываю, знакомым "винду" переставляю и антивирусы.
  Он говорил робким голосом, как будто боялся, что Кристина откажется. А у неё сердце тряслось безумно - от благодарности, от счастья. Может, вот это любовь, подумала она. Но ходить за ручку под звёздами я всё равно не буду.
- Криська! - спросила мать, едва она вошла. - Ты брала мою чёрную "нокию"? Мне с Тверью поговорить надо.
- Нет, - беспечно ответила Кристина, - может, Давид взял?

   Математика не решалась, английские слова рассыпались, как горошины, поверх физики и химических формул. Кристина тыкала пальцем в планшет, отворачивалась к учебнику, снова смотрела в планшет.
" Баграмян, ты мне больше не подруга. Я назначаю тебе стрелку, в субботу после уроков за котельной."
"Я девушка, а не бандит. В стрелках не участвую".
" Зассала?"
"Отвали, Орлова".
"Криська, за то, что ты угрожала мне прокуратурой, я подам на тебя в суд. Я сохранил все твои СМСки".
" Я тоже сохранила твои сообщения про безопасный секс".
"Баграмян, если ты не придёшь на стрелку, мы с девками отлупим тебя в туалете".
"Привет! Чем занимаешься? Я вышел на десятый уровень".
  Около девяти с уроками было покончено. Кристина выгнала брата из-за большого компьютера:
- Иди-иди отсюда! Я хочу с папой поговорить!
  Отец отозвался сразу же. Он как раз смотрел в Интернете, куда поехать с детьми летом.
- Ты хочешь в Испанию или на Кипр?
- Папа. Ты не можешь в выходные привезти мне денег?
  Отец сказал, что полторы тысячи не вопрос, но в эти выходные он приехать не сможет. Уважительная причина, Кристин, через месяц у меня свадьба, в выходные повезу невесту по салонам - выбрать платье.
- Ничего себе! - воскликнула Кристина. - А что так срочно?
  Она боялась, что отец скажет - приходится, я не знал, что ей пятнадцать лет. Но он ответил, смеясь - имею я право влюбиться? И показал Кристине фотографию кудрявой восточной девушки. "Мамка красивее", - подумала Кристина. Сухо попрощалась с отцом.
  Мать сидела в гостиной с тремя мобильниками сразу, говорила, отправляла СМСки - работала, одним словом.
- Тань, - сказала Кристина, - я с отцом разговаривала.
- И что? - спросила мать, не отрываясь от телефонов.
- Он женится. На какой-то армянке. Она такая страшная, типа его двоюродной сестры Аревик. С усами на верхней губе.
  Мать промолчала.

    Оля хорошо подготовилась. На каждой перемене Кристину поджидала толпа девок из одиннадцатого класса. Они не дрались, просто пихали Кристину плечами и боками так, что она летала из угла в угол. Оля орала:
- Она же шалава конченая! Шлюха! У неё одни мужики на уме! А пятёрки у неё купленные! Все чёрные за деньги учатся!
  Все оборачивались - старшеклассники, мелюзга, технички. Кристина от стыда не могла возразить - какая же я шлюха, я даже не целовалась никогда, какая же я чёрная, у меня мать русская... Она перебегала из кабинета в кабинет, вся в слезах. Пока Ванька Рожков, двоечник, которому Кристина давала списывать алгебру и английский, не повёл её за руку. Он грубо отталкивал Олиных девок. Но заткнуть Оле рот не мог, конечно. Она продолжала визжать, пока Егор не заметил. Он взял Кристину за вторую руку, а Оле сказал:
- Дура. Неврастеничка. Сходи к психологу.
- Чем ты его взяла, сволочь, чем? - визжала Оля, но над ней уже смеялись.
  Домой Кристина шла с Егором. Он рассказывал про компьютерные игры и программы.
- Ты хочешь стать программистом? - спросила Кристина.
- Нет. Я вообще никем не хочу быть.
- Как - никем? Ты хорошо учишься?
- До седьмого класса я был отличником. А потом надоело. Теперь я не учусь. Я просто посещаю учебное заведение.
- Но так нельзя! - восклицала Кристина. - От образования зависит будущее!
  Егор смеялся и говорил, что он станет поваром, там науки не нужны. Всё свободное время будет играть в игры. Игра - единственная возможность сделать мир ярким. Кристину эти слова слегка обидели.
" А я?! Зачем тебе я, если игры важнее всего?"
  Но не успела спросить. Егор взялся за ручку Кристининой калитки:
- Ты не заморачивайся из-за Ольки, ладно? Завтра я все перемены буду тебя провожать.
 Чмокнул Кристину в щёку и ушёл. Кристина осталась растерянная, ошеломлённая, радостная, смущённая.


   Дома бегали и вопили, бабушка с прабабушкой - друг на друга, а дед - на них обеих. Изредка попадало и Давиду. Бабушка складывала в хозяйственную сумку какие-то кастрюльки и контейнеры.
- Что случилось? - спросила Кристина.
- Мамка отравилась, - ответил Давид посреди общего молчания.
- Чем отравилась? Когда? - Кристина бросила сумку в кресло, а сама прислонилась к стенке, потому что ноги задрожали.
- Ночью. Таблетками. Сгребла все наши от давления и дедовой водкой запила, - объяснила бабушка, - я утром зашла, а она вся холодная уже... врач сказал - ещё полчаса, и не откачали бы...
- Значит, откачали? - у Кристины дрожали пальцы, губы, голос.
- Да. В реанимации. Сейчас поеду, повезу ей покушать, и одежду...
- Бабушка, а зачем она? - спросила Кристина, хотя уже знала ответ.
- Из-за папаши твоего, будь он десять раз проклят! Разбил жизнь девочке, бросил с двумя детьми, а теперь женится на другой! - голос у бабушки дрожал точь-в-точь как Кристинин, слёзы катились из-под очков.
- А потому что, - грозно перебила прабабушка, - не надо было забивать голову девчонке всякими Татьянами Лариными и Наташами Ростовыми! Любовь! Мы в войну не думали ни про какую любовь!
  Опять любовь. Кристина ушла в свою комнатку, села обессиленно на кровать. Все сходят с ума от любви - мамка, Оля, Березин... А я - нет! Я никогда не влюблюсь!
  Отремонтированный мобильник Кристина положила на место, в мамину тумбочку.

   В первый же день - двадцать тысяч просмотров! Школа гудела, солнце победоносно било в испуганные и встревоженные лица педагогов. Ученики не отрывались от дисплеев даже на уроках. То и дело раздавались приглушённый хохот, возбуждённый шёпот или быстрая болтовня. Учителя не могли справиться, да и не пытались. На большой перемене директорша собрала совещание в учительской. Маринка и Катя из Кристининого класса пытались подслушивать под дверью, но та была плотно закрыта.
- Голоса директрисы и химички, - сообщила Маринка, - химичка визжит, как потерпевшая.
  Уже звонок прозвенел, а совещание всё продолжалось. Наконец распахнулась дверь, и выскочила химичка - красная, зарёванная, следом - историчка, вообще багровая. Дальше Кристина не видела, потому что мчалась к классу.
- Баграмян! - крикнула Оля. - А хочешь, я пойду к директрисе и сдам тебя со всеми потрохами?
- Сдай, - спокойно ответила Кристина, - видео выложила не я, а Кротов. Ты же его любишь. Иди, сдай.
- А мы тебя всей школой отметелим, - добавил Ванька Рожков, по-прежнему водивший Кристину за руку.
  Оля заревела и побежала вверх по лестнице.


    Через три дня - конец учёбе! Все переводные контрольные Кристина написала на пятёрки. Мать выписалась из больницы, работала усердно, звонила, бегала, печатала на компьютере. Оля молча ходила мимо Кристины, бледная и молчаливая.
"Привет! Чем занимаешься?"
"Английский перевожу".
"Твои родные спят?"
"Да, а что?"
"Вылезай в окно. Я тут тебя жду".
"Зачем в окно? Я и в дверь могу выйти".
"В окно - это приключение".
  Кристина посмеялась - какие ж мальчишки все дураки! Но распахнула окно и спрыгнула на узенький тротуар, как была, в домашнем спортивном костюмчике и тапочках. Егор  казался в свете уличного фонаря взрослым и печальным, хотя на губах его была улыбка.
- И что мы будем делать ночью на улице? - спросила Кристина.
- Просто погуляем, - ответил Егор.
  Он взял Кристину за руку. Не за запястье, как в школе, а ладонь в ладонь, переплетя пальцы. Кристине это не слишком понравилось, но она молчала. Темнота и звёзды изменяют эмоции, надо проверить в Интернете, правда ли это. Егор и Кристина прошли метров двадцать по переулку, обсаженному сиренью. Кусты уже вовсю топорщатся цветочными гроздьями. Со дня на день сирень распустится.
  Высыпаясь из двери бара "Маскарад", прыгали по асфальту цветные огоньки. Приглушённо звякала и повизгивала клубная музыка.
- Хочешь - зайдём? - спросил Егор.
- Нет, ты что! - Кристина испуганно замотала головой.
  В "Маскараде" - мать. Она-то не заругается, если заметит там Кристину. А вот если Егор увидит, как мать танцует между столиков, за которыми проезжие москвичи и местные кавказцы дымят сигаретами...
- Кристинка, ты знаешь, - начал Егор, - ты такая... такая...
  Она почти испуганно посмотрела в его лицо, слишком странным голосом он говорил. Егор не закончил фразы, притянул вдруг Кристину к себе и поцеловал в губы. Настоящий поцелуй, длительный, как в кино, но нисколько не противный. Надо же когда-то поцеловаться в первый раз, думала Кристина, жмурясь от волнения. Может, вот это - любовь? Если так, то мне совсем не страшно.


Апрель 2013
 Медынь


Рецензии
формально профессионал тот, кто живет от творчества. это неверно. профессионал это мастер, способный согреть наш маленький холодный мир жаром своего творчества, чтобы взвить его над привычной высотой бытия, на которой мы живем, влюбляемся, страдаем и верим. и открывшаяся сверху картина очень многое объясняет нам о бесконечном волшебстве нашей жизни, ее людях и душах. именно таким профессиональным мастером, Лена, ты для меня всегда и являешься.

Марзан   19.10.2017 20:02     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогой мой! Как красиво ты сумел это выразить...
Кстати, почти ничего не выдумала в этом рассказе.

Елена Тюгаева   27.10.2017 21:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 58 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.