Закон иголки

     За окном быстро темнело, и из приоткрытой форточки потянуло майской теплотой и сгустившимся к вечеру запахом недавно распустившихся каштановых и тополиных листьев. Ровно шумело автомобилями недалекое шоссе, изредка с глухим грохотом, позванивая, прокатывались трамваи.
     Начальник военного училища генерал-майор Чабан устало поднялся из-за стола, крякнув, расправил затекшую спину, прошелся по кабинету и включил свет. Потом он постоял немного перед зеркалом, раскачиваясь с пятки на носок и разглядывая себя. Не увидев ничего нового, понаблюдал в окно за спешащими по тротуару прохожими.
     Сегодня был день приема по личным вопросам, посетителей оказалось необычно много, и он порядком устал разбирать жалобы и просьбы подчиненных. В основном вопросы касались жилья, все хотели получить его как можно быстрее, не понимая, что существует очередь, и что даже в таком большом городе сразу решить ничего невозможно. Было, конечно, несколько желающих пойти в отпуск летом, и одна жена, требовавшая воздействовать на загулявшего мужа. Этих он отправил к замполиту, пусть тоже поработает.
     Генерал присел за стол и посмотрел подготовленный адьютантом список. Ура! На сегодня, кажется, конец!  Он нажал на кнопку, и в проеме вытянулся молодцеватый старший прапорщик Кузьменков.
     -Ну, что там, Костя, в приемной? Есть еще кто-нибудь, или все?
     -По списку все, но сейчас подошла гражданка Самойленко, очень просит принять, товарищ генерал.
     -Вот черт! Что там у нее?
     -По личному делу, а что конкретно, не говорит. Может записать ее на следующий раз?
     Предложение было заманчивым. Генерал устало поморщился, посмотрел на часы, показывающие уже половину девятого. «Принесла же нелегкая эту Самойленко, будь она неладна!»- подумал он, вздохнул и махнул рукой,- Ладно, пусть заходит, но больше никого! И посмотри, пожалуйста, если замполит на месте, пусть подождет. Мало ли чего!
     Через минуту дверь кабинета распахнулась.
     Гражданка Самойленко оказалась высокой дородной женщиной за сорок лет. Большое ее тело было туго обтянуто цветастым летним сарафаном, на плечах лежал тонкий шарф,  обрамлявшие раскрасневшееся от волнения лицо рыжие волосы были подстрижены под каре, полные ноги твердо ступали по паркету, а сильные натруженные руки нервно сжимали небольшую сумочку.
     Генерал пригласил ее присесть и только теперь увидел, что Самойленко пришла не одна. За ее дородностью пряталась еще одна посетительница. Это была совсем юная девушка лет восемнадцати, не больше. На нежном округлом лице синели большие, обрамленные густыми ресницами глаза, волосы, такие же рыжие, как у Самойленко, были зачесаны назад в пышный пучок, маленькие нежные руки смущенно перебирали подол одетой поверх платья светлой кофточки.
     Обычно появление посетителей в таком составе ничего хорошего не предвещало, поэтому генерал, вежливо поздоровавшись, приказал адьютанту срочно позвать замполита.
     Но гражданка Самойленко здороваться не стала. Она с шумом опустилась на предложенный стул, швырнула сумочку на край генеральского стола и, уперев руки в бока, грозно проревела,- Это что же такое творится, товарищ генерал, а?! Вы только посмотрите, что ваши курсанты вытворяют! Ни стыда, ни совести у них нет!.. Как впрочем, наверное, и у вас!
     Генерал встревожено посмотрел на вошедшего и присевшего у окна замполита,- Не совсем понимаю вас… м-м-м Наталья Федосеевна. Что, собственно, случилось? Давайте перестанем обобщать и спокойно разберемся.
     -А-а! Посмотрите на него! Он не понимает, что случилось!- сверкнула глазами Самойленко,- Или совсем ослепли?! Ну-ка, дочка, подойди поближе, а то здесь, видно, инвалиды по зрению этим училищем руководят.
     Генерал рассердился и хотел, было, сдерзить, но, приглядевшись к девице, вдруг заметил ее заметно и очаровательно округлившийся животик и начал понемногу догадываться о причинах появления в кабинете этого странного дамского дуэта.
     -То есть, если я правильно вас понял, ваша дочь беременна, и вы хотите сказать, что кто-то из наших курсантов является причиной этого?
     -Ну, слава Богу! Догадался! Конечно, именно это я и хотела сказать! И, между прочим, не кто-то, а вполне конкретный ваш бездельник виновник всего! Ну, дочка, скажи, кто это!
     Девица опустила глаза в пол, вжала голову в плечи и чуть слышно пролепетала,- Курсант Ерещенко... Андрей с четвертого курса.
     -Вот, вот! Именно, что Ерещенко!- возмущенно воскликнула мамаша,- Такой ваш красавчик! Полгода ходил, ухаживал, песни сладкие пел, а как девка забрюхатела, так и в кусты! Пропал и глаз не кажет!
     -Уже две недели не приходит, и не звонит,- не поднимая глаз, прошептала девица и мокро хлюпнула носом.
     -Да-а, дела!- озадаченно произнес генерал,- прекрасно вас понимаю... Ситуация, прямо скажем, некрасивая. Александр Николаевич, это кто там у нас такой – Ерещенко Андрей?
     -Да вы его знаете, товарищ генерал,- сразу отозвался замполит,- Четвертая рота, знаменосец.
     Теперь генерал вспомнил курсанта Ерещенко. Высокий, черноглазый, широкоплечий красавец на всех торжественных мероприятиях носил боевое знамя училища, был круглым отличником, шел на золотую медаль и обещал стать неплохим офицером. Ну, попал теперь парень в переплет. Если вытащат дурака на парткомиссию, прилепят аморалку,- прощай золотая медаль, Московский округ, и здравствуй, родное Забайкалье!
     -Вот, какие у вас знаменосцы!- взвилась мамаша,- Что тогда говорить об остальных?!
     -Ну, вы, гражданочка, поосторожнее в выражениях-то!- приструнил ее генерал,- Мы, ведь, с себя вины не снимаем, но и ваша дочь должна была не только телом, но и немного головой поработать, чтобы здесь сейчас носом не хлюпать. Вы-то уж, наверное, могли бы ей рассказать о "законе иголки".
     -Что за чушь?! Это, о каком-таком законе?- озадаченно уставилась на него гражданка Самойленко.
     -Удивительно и странно, что и вы его не знаете!- генерал деланно нахмурил брови и свирепо посмотрел на дам, потом выдвинул ящик стола и достал из него большую, как гвоздь,  цыганскую иглу и катушку суровых ниток. Оторвав нитку от катушки, он подозвал девицу,- Подойди-ка сюда, милая,- а когда девушка приблизилась, вручил ей нитку,- Теперь смотри, я буду держать иголку, видишь какая большая, а ты постарайся попасть ниткой в ушко. Понятно?
     -Ага!
     После этого он поднял зажатую между пальцами иголку на уровень лица девицы, а когда та попыталась вдеть кончик нитки, внезапно двинул пальцами и провернул иглу.
     -Не получилось! Ну-ка, давай еще раз!- и все повторилось,- Ну, что же ты?
     Девица, не поняв, в чем дело, обиженно засопела,- Как же я попаду ниткой в ушко? Вы же иголку вертите!
     -Вот и я о том же говорю,- с притворным сожалением произнес генерал,- Если бы и ты, когда надо, так же вертелась, ничего бы такого,- он кивнул на ее живот,- не случилось бы.
     Теперь уже догадавшись о сути странного закона, незадачливая девица прерывисто вздохнула, густо покраснела, пухлые губы задрожали, а на ресницах широко распахнутых глаз засеребрились слезы.
     -Да вы что это?! Издеваетесь что ли?- взметнулась притихшая было мамаша,- А еще генерал! Вы что же думаете, на вас и управы не найти?!- она взбешенно  вскочила, и бросая яростные взоры то на генерала, то на замполита, угрожающе нависла мощным бюстом над столом и затрясла увесистым кулаком перед генеральским носом.
     -Вместо того, чтобы навести порядок среди своих жеребцов, вы считаете возможным смеяться над несчастной девушкой?! Погодите же, завтра мы с дочкой пойдем в райком, а если нужно и до обкома доберемся! Там вам покажут, как с людьми разговаривать!
     -Подождите, гражданка… Самойленко! Успокойтесь, м-м-м…- слегка растерявшийся от такой атаки генерал заглянул в адьютантскую записку,-…Наталья Федосеевна,- при упоминании об обкоме он почувствовал себя не совсем уютно,- Разве я издеваюсь? Просто показал вашей дочери, что в определенных жизненных ситуациях нужно быть осторожнее. Конечно, мы немедленно разберемся с вашим случаем и примем необходимые меры. Так ведь, Александр Николаевич?
     Генерал взглянул на замполита, а когда тот кивнул, продолжил,- То, что произошло с вашей дочерью, вызывает сожаление, а наш курсант поступает некрасиво. Но вы не беспокойтесь, мы вправим ему мозги, хотя, сами, наверное, понимаете – дело-то молодое!- он весело взглянул на мамашу, но, увидев  опять наливающиеся кровью глаза, поспешно согнал улыбку с лица и закончил,- Уверяю вас, крайний срок – завтра, Ерещенко будет у вашего порога. Слово даю! Если не появится, позвоните мне или замполиту.
     -Ну а как же?...- мамаша уже не так напористо попыталась продолжить разговор, но замполит был на чеку.
     -Наталья Федосеевна!- мягко, но уверенно перебил он ее,- Генерал слово дал, значит так и будет. Идите домой и ни о чем не беспокойтесь,- он взял ее под локоть и повел к выходу,- И дочка пусть не волнуется, ей в ее положении нельзя.
     Когда дверь за последними посетителями закрылась, генерал и замполит посмотрели друг на друга.
     -Угрожает еще негодяйка!- генерал вытер платком лысину и прокашлялся,- Тоже мне - взяли моду, чуть что в райком или обком бежать. За дочерью лучше бы смотрела! Еще не известно, от кого она понесла.
     -Ну да, подраспустился народ,- поддержал его замполит.
     Они немного помолчали.
    -Так что делать будем, Александр Николаевич? И парня спасать надо, и девчонку жалко. Родит байстрюка, и будет по городу очередная безотцовщина бегать.
     -Тут и думать нечего,- развел руками замполит,- Жениться охломону нужно, иначе серьезного разговора в обкоме не избежать. Уж больно решительно мамаша настроена.
     -Что ж, так тому и быть! Завтра утром вызовите к себе героя, поговорите с ним по-мужски, и отправьте к молодой предложение делать. Женится, а там пусть как хочет поступает… И чтобы не юлил! Об исполнении доложить!.. А может все еще и срастется, девка-то вроде как ничего.
     Генерал, озабоченно покашливая, прошелся по кабинету, потом остановился возле стола и, облегченно выдохнув, взглянул на замполита.
     -Нервов сегодня натрепали порядочно! Вы как, Александр Николаевич, коньячку выпьете со мной? От стресса хорошо помогает.
     Замполит согласно улыбнулся.
     -Кузьменков! Тащи сюда лимон!- генерал достал из стола бутылку пятизвездочного коньяка и наполнил рюмки,- Ну, за здоровье молодоженов!
     Но не успели они выпить, как зазвонил телефон. Генерал с сожалением поставил свою рюмку на стол, поднял трубку, и сделав брови домиком, заворковал,- Да, дорогая!.. Слушаю тебя!.. Ничего не случилось… Только что закончил… Да нет здесь никаких баб!.. Если хочешь, могу дать трубку замполиту, он подтвердит!.. Ну, не шуми!.. Скоро буду... Целую!
     Он положил трубку, выпил коньяк; расслабленно задышав, откинулся в кресле и с причмокиванием зажевал лимонным кружком.
     -Сергей Яковлевич, разрешите один вопрос,- молчавший в продолжение телефонного разговора замполит с интересом смотрел на своего командира, а когда тот кивнул, продолжил,- Насколько мне известно, вы тоже женились еще в военном училище?..
     -Ну, да, на последнем курсе. И двоих сыновей потом вырастил. Младший на Дальнем востоке служит, капитан уже; а старший, если знаете, в этом году академию окончил, внук у меня от него... Старший-то сразу после выпуска из училища родился,- генерал почесал в затылке, взглянул на стоящую в рамочке на столе фотографию жены и смущенно кашлянул в кулак,- Тоже, понимаешь, проклятая иголка вовремя не провернулась!


Рецензии
Очень хорошо написано, потому легко читается. Не знал про такой закон ).
Хотелось бы ещё чуть продолжить рассказ (а может и нет).
Вот примерно как здесь:
http://www.proza.ru/2008/05/04/161
Понравилось (жаль, от баллов отлучён)
С уважением,

Вячеслав Поляков   15.01.2014 12:34     Заявить о нарушении
Спасибо. Рад, если понравилось. Ну, а насчет продолжения, в этом деле главное не переборщить и вовремя закончить. Думаю, не будете отрицать, что в любом рассказе удачное окончание повествования не менее важно, чем все остальное. С уважением.

Миротворец   17.01.2014 18:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.