Суп с хрикаделью!

   Из подошедшего лифта характерно-тревожно икало.
               
– Голодный,- столкнувшись с бессмысленным взглядом,  шепнула Галина, сжимаясь.               
 
Доковыляв до  кухонных изысков, Серёга  разлился аморфным желе под столом, и оттуда понеслось в тональности знойной саванны:               
– Ик, вона сколько  хрикаделей нашлёпала. Наша служба, бля..
Заряжай, жрать давай..               

Холодея,  Галина  отсыпала  мелкой крупы на столешницу и, споро обваляв в ней   заготовленную груду комочков, закинула их в кипяток.               

Варево, словно адское зелье, вдруг зашипело, забулькало!

Серёга, тяжко отрываясь от кафеля,  шлёпнул супругу по мягкому:               
– Хорош ковыряться! Ик, свабодна, шалава! Вали уже!               

Галина  отключила  огонь и слышно хлопнула дверью.               
– Дура психованная! –  швырнул он ей сырным сегментом вдогонку.               

Потом он в наглую скрёб ложкой по донцу  и гулко стучал  по столешнице:  "Не чуешь - в грудях горить! Добав-вляй!"               

Она,  вернувшись, вздохнула униженно, налила до ободочка  и присела на краешек. 
Шумно разобравшись с добавкой мужик, сыто откинулся.   

Встретившись с  напрягшимся, вдруг,  взглядом супружницы, отозвался интимной отрыжкой: «Всё  путём,  дура-баба, расслабься?»               
      
...С Серёгой творилось немыслимое!?
Его искажало, карячило, множило!
Сперва  алыми разводами покрыло ему  шею и  грудь. 
Следом  разбухли и залоснились обличье его и присоски.
Лишь глаза, уходящие внутрь дурно раздутых ланит, покадрово сокращались в ничто.               

– Умираю, бля-а! – обернув себя к отражению, простонал опешивший от видений громила.               
– Скорую!! – узрев отовсюду опасность, кнопочки давила Галина.               
      
Пока с воем резала ветер к ним  скорая, Галина, панически мельтешила в причинах.
На широкой разделочной плоскости, рядом с высыпанной из ёмкости манной, словно премьерой для ясного взора, вызрелась ей изначальная композиция.

Ну, ясен пень, пребывая в диком хаосе опостылевших будней,  из него, из короба этого, она отсыпала «крупу»...               

 Окунув в ёмкость вибрирующие кончики пальцев, она затем  боязно слизнула с них  прилипшие влажные крошки.
Под кончиком языка тут  же запузырилась  и отвратительной стала слюна.               

Порошок?! 
Стиралка, после недавней заправки, по-соседски заздравно гудела.               

– Запросто грохнет, –  суматошно сгребая улики, увязала она в предстоящем.
Либо - причинение по не осторожности... От двух, до...               

Серёге же  было  не до анализов. 
Пылающий и раздутый, он стрелял из одежд жареной кукурузой из детства, и умоляюще к ней  тянулся зреющим споро  уродством:  «Галочка, сука, пропадаю, гляди вон! Делай чего!»...               
    
***


Скорую Галина  встречала чуть поодаль от  ступеней. 
Жутко запинаясь, но в лицах, поведала эскулапу  о причине и призрачном мелькании  кадров.
Бригада,  каскадом полутора часовых воздействий,  вернула  надежду кошмарному очагу возгорания.               
   
Но в шок терапевта привели лишь результаты беглого опроса  сатира, выдернутого из пекла по случаю.

Тот, возвращаясь в себя, грузил эскулапа приоритетами силовых полномочий: «В городском УВД найдёшь, если надо! В отделе криминальных разборок!
Жизнь, она, бля, полосами!»               

Доктор вытаращился, не доверяя ушам и, выходя за рамки  гимнов и клятв, ...врезал по шее доверенному борцу с криминалом.
Со смаком:               

 – Сколько же  надо было в это поганое брюхо водяры  залить, что бы   раздуться в злобный пузырь  и нормальных  довести до безумия! Тварь!               

И отвернулся брезгливо.               

***


 – Вы и не представляете,  доктор, как Вы мне  помогли в этот раз. – Галина, нервно  манипулируя пакетом с изысками,  трепетно семенила навстречу.               

 – Отчего ж не представить-то, – выводя из неловкости потерпевшую, принял из её рук он дары, – конкретно мы тут все пропахали!
А возможно не стоило, - улыбнулся.               
      
Могучий  организм  оборотня  отходил  потом пару недель. 
Но шея ещё и на службе побаливала. 

Нормально тренирован был доктор!                               


Рецензии
Очень грустно становится, когда читаешь о нерадивых и гнусных людях. И неприятно, когда что-то терпит унижения и оскорбления, не имея возможности или сил изменить ситуацию.
А доктор молодец.

Ольга Зыкова Новикова   26.04.2020 13:37     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.