Культ великой Победы и IV Рейх. Часть IV

1.     Относиться к ветеранам с уважением и пониманием

Один из главных «аргументов» адептов языческого «культа Великой победы» в их лютой ненависти к своим оппонентам – ревизионистам (которая в последнее время выхлестывается в противозаконные призывы к прямому насилию) состоит в том, что позиция ревизионистов, дескать, оскорбляет ветеранов.

Это чушь. Ветеранов, в первую очередь, оскорбляет нищенское существование (при том, что путинская клика разворовывает миллиарды) и бездушное отношение со стороны чиновников (одна только рассылка рекламы похоронных услуг чего стоит). Что, заполненный нефтедолларами российский госбюджет не может себе позволить предоставить каждому ветерану благоустроенную квартиру? Может. Не может обеспечить ежемесячное содержание на уровне средней московской зарплаты? Может.

Но ведь не делает. Где благородный гнев «поцриотов» по этому поводу? Ведь это оскорбление хуже не придумаешь. Или боязно гневаться на «партию жуликов и воров», которой ох как не хочется  расстаться даже с малой толикой награбленного? Партию, которая платит «поцриотам» их иудины сребреники?

Далее. Ветеранов оскорбляет ложь. Любая. В первую очередь, ложь о Великой войне. О якобы «гении» Сталина («привезти» в страну самый страшный разгром в истории человечества мог только законченный бездарь и неуч); о том, что войну выиграли иначе чем заваливанием трупами и закидыванием железяками. Поэтому оскорбляют ветеранов налево и направо лгущие «поцриоты», а вовсе не ревизионисты – искатели истины.

«Поцриотам» на ветеранов наплевать. Они либо занимаются компенсаторикой собственного лузерства (в лучшем случае), либо отрабатывают иудины сребреники путинского агитпропа (в худшем). А путинскому агитпропу на ветеранов наплевать тем более. Его задача – обеспечить идеологическое прикрытие преступления века – распила национального достояния России.

Но вопрос об отношении к ветеранам (в свете исторических истин) все равно остается. И вопрос этот непростой, ибо роль РККА и её ветеранов в ВМВ на Восточном фронте, мягко говоря, неоднозначна.

Во-первых, нужно провести четкую грань между теми, кто воевал честно и достойно (с соблюдением Гаагской конвенции) и военными преступниками. Со вторыми все ясно – преступник он и есть преступник. Зоя Космодемьянская и ее «коллеги», выполнявшие людоедский приказ №0428, до которому приказам Кейтеля о заложниках и комиссарах по уровню бесчеловечности как до Луны пешком – преступники. Точка. Как и приснопамятный Николай Кузнецов, все «подвиги» которого на ниве террора против оккупационной администрации имели только одну цель – спровоцировать оккупантов на репрессии против мирного населения и тем самым одержать важную пропагандистскую победу. Стандартная практика «партизанских» отрядах, кстати.

Преступником является и пресловутый Василий Кононов, который сжег живьем четверых латышей (включая беременную женщину). Поэтому он ровно ничем не лучше Вальтера Тителя, который сжег Пирчюпяй или Оскара Дирлевангера, каратели которого сожгли Хатынь.

К тем же ветеранам, которые не запятнали себя военными преступлениями, относиться надо с уважением. Ибо они воевали за свою страну, свой народ и свои убеждения, зачастую в нечеловеческих условиях; сумели остаться в живых в самой жуткой мясорубке все времён и дожить до преклонных лет. А это действительно выдающееся достижение.

Причем к уважением нужно относиться ко всем ветеранам – без различия формы, национальности, гражданства и стороны, на которой они воевали. И к солдатам РККА и НКВД, и к военнослужащим вермахта и ваффен-СС, и к танкистам бронетанковых сил США, и к солдатам «Свободной Франции», и к бойцам армии Андерса и Войска Польского, и к испанской «Голубой дивизии»…

Сами ветераны давно уже это поняли и приняли, поэтому встречи за общей трапезой тех, кто воевал по разные стороны фронта – уже обычное дело. И немецкие, и английские, и американские, и французские, и советские ветераны давно и спокойно общаются друг с другом (да что там – спокойно и по-соседски общаются даже бывшие «лесные браться» с бывшими «бойцами самообороны»  в той же Литве!).

Потому что солдат солдата всегда поймет. Танкист Ротмистрова и Конева – танкиста панцерваффе Зеппа Дитриха и Теодора Эйке; Кожедуб и Покрышкин – Хартмана и Новотны; Полбин – Руделя; спецназовец SAS – бойца «Бранденбург-800»; лейтенант 303-й польской эскадрильи – гауптмана «Стражей небес» люфтваффе…

Но кроме уважения, нужно еще понимание. Понимание глубокой личностной трагедии и «расколотого сознания» всех воевавших на Восточном фронте (на Западном все было куда как проще). Ибо на Востоке Зло сталинизма схлестнулось со Злом нацизма. Да, бойцы РККА освобождали свою территорию от нацистских оккупантов, но несли новую оккупацию – сталинскую (с точки зрения рядового гражданина СССР большевики были ровно такими же оккупантами, как и нацисты).

И за пределы СССР РККА несла не свободу, а смену оккупации. Которая на азиатском театре военных действий привела к власти чудовищные режимы Мао, Хошимина, Ким Ир Сена и Пол Пота, в общей сложности истребившие более СТА МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК.

Да и в Европе «освобождение» РККА вылилось в депортации и массовые убийства ни в чем не повинного гражданского населения немецкой национальности с территорий Польши, Чехословакии, Восточной Пруссии. 14 миллионов депортированных и 2 миллиона погибших – аккурат во время позорнейшего Нюрнбергского фарса. Для сравнения - нижняя граница числа жертв Холокоста – 3,5 миллиона. Вполне сравнимо…

Ровно то же самое имело место по другую сторону фронта. Да, вермахт и ваффен-СС несли народам СССР свободу от чудовищного большевистского режима (поэтому их очень много где и встречали цветами и хлебом-солью). В том числе и исключительно важную для христианина свободу вероисповедания.

Да и свободу предпринимательства нельзя сбрасывать со счетов, и разумную налоговую политику и многое другое, благодаря чему, например, «под Сталиным» голод был, а вот «под немцами» голода не было. Кстати, немцы всегда платили за продукты и вещи (вопреки распространенному заблуждению), а вот «народные мстители» забирали все подчистую, безжалостно расстреливая сопротивляющихся. Поэтому, например, в Белоруссии отношение к партизанам зачастую похуже, чем к оккупантам.

Но при этом те же вермахт и ваффен-СС несли не только пресловутый «закон о заложниках», который нередко оборачивался сожжением деревень и расстрелами мирного населения (справедливости ради отметим, что и партизаны этим не гнушались), но и нацистскую колониальную политику, по которой местное население должно было превратиться в покорных слуг немецких хозяев (пусть и зачастую обеспеченных не хуже, если не лучше, чем в СССР). Малоприятная перспектива…

Как при всем это на стороне Германии воевало до ДВУХ МИЛЛИОНОВ граждан СССР, спросите Вы. Так выбор был невесёлый – либо покорные слуги Сталина и большевистского режима, либо покорные слуги Гитлера и режима нацистского. Вот такой вот невесёлый выбор. Это в Западной Европе был выбор между свободой и рабством, а на Востоке, увы, между рабством… и рабством. Одни выбрали одно рабство, другие – другое. Большинство выбрало рабство Сталина, потому Сталин и победил.

Правильным был этот выбор или нет – вопрос дискуссионный. Наверное, все-таки правильным (уж больно жуткими были некоторые возможные варианты нацистской колониальной политики). Тот же «план Ост», например (который, правда, так и не был принят в качестве какого-либо руководящего документа, в отличие от Ванзейских протоколов). Да и Западную Европу этот выбор освободить помог. Так что да, правильный был сделан выбор. 

 
2.     Относиться к памятникам войны с глубокой скорбью и без поклонения

Разнообразные памятники героям ВМВ на Восточном фронте – бронзовые, каменные и прочие солдаты; танки, артиллерийские орудия, «вечные огни» и т.д. всегда являлись важной частью военной мифологии и языческого культа «великой Победы». Советский агитпроп стремился сделать их объектами поклонения, то есть, самыми что ни на есть языческими идолами (в том числе, и для того, чтобы удовлетворить потребность населения в хоть какой-нибудь религии в условиях де-факто запрета на христианство и прочие религии).

К памятникам возлагали цветы, у них принимали в пионеры, к ним приезжали молодожены… в общем, нормальный такой языческий культ был (и много где еще вполне себе есть). Вопрос состоит в том, как ко всему этому относиться с учетом вышеизложенного.

Во-первых, не превращать эти памятники в объект поклонения. Не нарушать вторую Заповедь Господню (что есть великий грех). Ни в коем случае не употреблять по их адресу столь любимые агитпропом и адептами культа «великой Победы» термины «святой» и «святыня». Ибо с религиозной точки зрения это есть идолы Молоха – бога войны, смерти и страданий, а вовсе не святыни Христа.

В-третьих, воспринимать их с глубокой скорбью. Как памятники самой страшной трагедии в истории человечества – Второй мировой войны, развязанной двумя кровавыми диктаторами – Гитлером и Сталиным – ради удовлетворения своих геополитических амбиций. Как напоминание о том, что любой тоталитарный режим есть Зло.

И как руководство к действию. Остановить ползучую ресталинизацию, предотвратить сползание России в «Четвертый рейх», покончить с фашистской идеологией «аморального патриотизма», вернуть гражданам России нагло отобранные у них тоталитарным путинским режимом права и свободы.

Как относиться к тому, что установленные советским и местным агитпропом военные памятники в странах Восточной Европы и бывшего СССР разрушаются местными властями? Спокойно и с пониманием.

Все эти страны воспринимают членство в СССР либо в «социалистическом лагере» как российскую или советскую насильственную оккупацию. Эта позиция небесспорна, но, увы, имеет право на существование. Поэтому и памятники войны являются для них не символом освобождения, а символом оккупации и памятниками не освободителям, а оккупантам. Что в известной степени правда (как я уже говорил, РККА несла за свои пределы не свободу, а действительно смену тирании).

Поэтому уничтожение памятников войны есть право соответствующего населения и соответствующих властей. Имеющее под собой очень серьёзные основания. Какое-либо вмешательство извне, ИМХО, является некорректным и неправильным.

А вот памятники войны в России нужно бережно сохранить. Ибо отношение к ним там совсем другое.


Рецензии