Шлем Александра

«И венец на нём медный, и высота венца пять локтей». Иеремия гл.52,стих 22.

Все, кто смотрел комедию «Джентльмены  удачи», без сомнения помнят, из – за чего там поднялся весь сыр – бор.  Ну, конечно, из – за огромного золотого шлема. О нём – то речь и пойдёт. Отлит он был для отца Александра Македонского, царя Филиппа, из золота, найденного в горах Фракии. Был сей достойный муж настоящим самодержцем и самодуром – алкоголиком, дебоширом и многоженцем, но  при этом  хорошим стратегом, что, вкупе с  необузданной агрессивностью, делало его довольно опасным соседом. А кто, спрашивается, был соседом дикого македонца?  Цивилизованные и утончённые греки. Глядя на богатство греческих полисов, бедный Филипп только зубами скрипел. Но пришёл день, когда молодой царь решил, что его фаланга достаточно прочна для того, чтобы бросить вызов заносчивым южанам. Первыми силу македонского войска испытали на себе фессалийцы.  Они были разбиты и обобраны. Добытые у врага деньги Филипп, к удивлению окружающих, не пропил, а стал, как все нормальные греки, строить город. Назвал он его незатейливо – Фессалоники – победа над фессалийцами.  Город называется так же и по сегодняшний день на всех языках, кроме русского. Смекалистые славяне урезали непотребно длинное слово до бессмысленных, но коротких Салоник, а граждане современной России регулярно летают туда загорать и купаться в тёплом Эгейском море.

Две тысячи четвёртый был годом величайшего греческого триумфа после взятия Вавилона Александром Великим. Сборная Греции по футболу совершенно непостижимым образом завоевала кубок Европы по футболу, а тысячи поставивших на свою команду в тотализатор бедных греков неожиданно пополнили  списки богатейших людей в журнале  «Форбс», ведь за каждый истраченный евро они получили по сто пятьдесят. Состояние эйфории и снисходительной любви к жалкому остальному человечеству спустилось на полуостров Халкидики.  Фамилия капитана сборной Гиоргоса Карагуниса в народном лексиконе заменила все существующие прилагательные в превосходной степени. Греки строили, пекли, давили вино «как Карагунис» и поголовно, и везде играли в футбол.

Семья Калашниковых вышла из зоны прибытия аэропорта имени Александра Македонского в Салониках и сразу упёрлась в бюст славного героя. Глава семьи – Александр Анатольевич, полный мужчина лет сорока, остановился и стал с интересом рассматривать профиль великого завоевателя.
- Саша, надо торопиться, ведь нам ещё нужно найти автобус, - возмутилась его миловидная жена Наташа, накрепко сжимавшая руку младшего Калашникова – Максима Александровича. Глава семьи с неохотой оторвался от объекта своего исследования. Биография великого тёзки давно его интересовала, и здесь, на родине героя, он собирался пополнить свои знания.
Автобус с табличкой «Музенидис турс» постепенно поглотил российских туристов в своё чрево, а потом два долгих часа развозил их по разбросанным на побережье отелям. Местом пребывания семьи Калашниковых стал отель «Олимпиада», три звезды. Гостиница была небольшой, тихой и уютной, идеально подходящей для семейного отдыха.
- Символично, - подумал пытливый турист  – отель имени матери Александра. После ужина Калашниковы всей семьёй пошли прогуляться по территории отеля и возле автомобильной парковки наткнулись на огромную глубокую яму. Она была огорожена по периметру стойками и сигнальной лентой, но засыпать ее явно никто не собирался. Более того, вглубь ямы вела аккуратная деревянная лестница с перилами.
- Какое свинство, - возмутилась жена Наталья – сюда ведь дети могут упасть.
- Раскоп, - понял глава семьи  - надо будет сюда вернуться.

В начале семидесятых годов двадцатого века кладоискатель одиночка после тридцати безуспешных лет поисков, откопал таки шлем  царя Филиппа в чистом поле километрах в пятнадцати от Салоник. Этот вопиющий случай всколыхнул всю Македонию. Греки поголовно подались в археологи. Не мудрствуя лукаво, копали, не выходя из дома. Сегодня в Салониках все не заасфальтированные площади представляют собой раскоп глубиной от четырёх до шести метров. Всё добытое из древнегреческой земли выставляется тут же в яме. Каждый двор превратился в музей. Любой турист может просто переходить от дома к дому и любоваться обломками статуй, колонн и каменных блоков непонятного назначения. Владельцы гостиничного бизнеса не могли остаться в стороне, и при каждом отеле появился свой раскоп, в котором жильцы могли испытать свою удачу, ведь по слухам шлем самого Александра тоже покоился где – то неподалёку. Именно на такую яму и наткнулась семья Калашниковых.

Тем временем, устанавливался какой – то распорядок отпускной жизни. Начинался день со шведского стола с максимальной загрузкой желудка омлетом или тунцом, а сумочки арбузом. Арбуз отправлялся в холодильник, а семья на пляж. Лежаки и зонтики были платными, но Калашниковы знали об этом ещё дома и достойно подготовились. На он – лайн фотографии гостиничного пляжа было обнаружено раскидистое дерево, которое стало основой расчёта режима экономии. Что самое удивительное, дерево существовало и в реале, и щедро, причём совершенно бесплатно,  дарило тень российским туристам в самые солнечные часы.  Старший Калашников считался «Карагунисом» по игре в волейбол и бочу, поэтому находился либо в море, либо на спортплощадке, остальная часть семьи из моря и вовсе не вылезала. На  время неоплаченного обеда возвращались в номер, чтобы сметать холодный сладкий арбуз. Потом шестилетний Максимка убегал в детский клуб, а родители заваливались спать, чтобы убить максимум времени, оставшегося до оплаченного ужина. После ужина следовала детская дискотека, фольклорный концерт, прогулка вдоль моря и отбой.
Весь день российских туристов ублажал «русскоговорящий» аниматор  из Вроцлава - Збышек.  Парень, не заморачиваясь  особо, говорил по - польски и был на сто процентов  уверен, что братья славяне его худо  - бедно поймут. Однако, не понимали, и вместо того, чтобы проводить курортный  досуг организованно, бродили сами по себе. Калашников забился с книжкой в спасительную тень и на массовика – затейника вообще не реагировал. Он находился в четвёртом веке до нашей эры.

Завоевав Фессалию, Филипп, по обыкновению того времени, привёз из похода новую жену -Никесиполиду, которая через год родила ему дочь, названную не склонным к разнообразию отцом, так же, как и город – Фессалоники. Однако, возросший, после столь значительной победы, статус македонца требовал брака с женщиной царской крови, и Филипп женился на сестре царя Эпира принцессе Олимпиаде. Именно её дети Александр и Клеопатра стали официальными наследниками агрессивного владыки. Нрав у дамочки был буйный, склонный к сценам ревности и прочим семейным разборкам. Бесстрашный вояка побаивался и кинжала своей благоверной, и её любимых змей. Смертный приговор Филипп подписал себе, женившись на знатной македонянке Клеопатре. Олимпиада, почувствовав конкуренцию для своих детей, сначала подослала убийцу к мужу, а затем извела и соперницу, и её новорожденную дочь Европу. Так юный Александр стал царём, и, собрав гоплитов со всей покорённой отцом Греции, ушёл в свой бесконечный и бессмертный поход. Управлять Фессалониками, он, однако, любимой маме не доверил, оставив всю полноту власти в Македонии верному старому отцовскому генералу Антипатру.

Раз в неделю вечером в отеле проводилась юмористическая викторина среди семейных пар. На сцену летнего театра выходили молодые и не очень парочки из разных стран и выполняли самые неожиданные задания ведущего. Колоритный старший аниматор Христо, первый гостиничный сердцеед, зачитывал задание по - английски, и участники бросались, то выпрашивать у зрителей презерватив, чтобы его надуть, то носиться по залу с яйцом, лежащим в торчащей изо рта ложке. Все, кроме русских. Они напряжённо вслушивались в  «перевод» Збышека, пытаясь отловить знакомые слова, и к тому времени, как понимали, что от них требуется, конкурс заканчивался. Приз, неделя бесплатного проживания в отеле, досталась немцам. Вечер для российского землячества был безнадёжно испорчен.  Утром  под раскидистым платаном состоялся военный совет.
- На следующей викторине нам нужен человек, который сможет переводить с английского на русский быстро, минуя польский, - горячился вчерашний проигравший торговец постельным бельём Сидорчук,- но вот вопрос, кто из наших может знать этот чёртов язык.
- Ну, я – лениво бросил загоравший неподалёку Калашников.
- Саня. Мы должны наказать этих бюргеров, напомнить им о сорок пятом!
Хотя победа в конкурсе, скорее всего, стала бы событием менее масштабным, чем взятие Берлина советской армией, немедленно взлетевший в глазах соседей полиглот согласился:
- Сделаем их легко.
Решив первую проблему, обратились ко второй. Дело в том, что неугомонный Збышек предложил организовать футбольный матч «отдыхающие против персонала». Что самое смешное, ставшая впоследствии чемпионом Греция, команде России в предварительной группе проиграла. В данном случае мстить было не за что, но дать укорот распоясавшимся грекам, было просто необходимо. Вот только русских мужиков годного для игры возраста было всего семеро, но и тут выход нашёл ушлый Калашников.
- Так ведь Збышек – наш брат славянин. Пусть приведёт ещё пару поляков и команда укомплектована.
- Ну, ты – Карагунис,- автоматически пробормотал восхищённый Сидорчук.

Полуостров Халкидики похож на трёхпалую лапу. Самый восточный палец , Святой Афон – нагромождение средневековых монастырей, закрытая территория. Можно только плавать на кораблике вдоль берега и любоваться дикой природой и высоченными монастырскими стенами. Остальные два пальца предоставлены туристам. Средний палец называется  Ситония, а западный Кассандр, в честь одного из генералов Александра. Парень этот сыграл в нашей истории особую роль. Во - первых он был сыном Антипатра, то есть объектом ненависти царицы Олимпиады, во - вторых он был мужем старшей дочери Филиппа Фессалоники, то есть объектом двойной ненависти царицы Олимпиады. Каждый месяц она отправляла сыну донесения о прегрешениях назначенного им правителя. Александр не реагировал. В конце концов, благородная дама обиделась на всю Македонию и уехала к брату в Эпир. Тем временем молодой царь с крошечным экспедиционным отрядом дважды разгромил всесильных персов, взял первый в истории город с миллионным населением - Вавилон и продолжал двигаться на восток, разбивая армию за армией, покоряя страну за страной. Как такое стало возможным? Основной причиной был, конечно, стратегический гений Александра, умевшего создавать многократное превосходство в силах на узком участке главного удара. Но была ещё одна причина невероятных успехов, которая называлась «фаланга». Греки переняли боевое построение спартанцев и, наконец , научились извлекать из него все очевидные преимущества. Мало того, что каждый гоплит – воин, стоявший в фаланге, был одет в броню, как современный танк, так его ещё защищал огромный щит соседа справа и длинное копьё соседа сзади. В остававшейся свободной правой руке оказывались либо копьё, чтобы остановить конницу нападающих, либо короткий меч для ближнего боя. Чем не причина нелюбви к левшам? Спартанцы их и вовсе убивали, что толку от мужчины, которого нельзя поставить в фалангу?! В довершение всего на голове гоплита красовался огромный медный шлем, увенчанный щеточкой коротко стриженых конских волос.
Ну не мог великий полководец не заказать себе такой же шлем из золота с его - то доходами, а если не заказал, то кто – нибудь обязательно ему такую игрушку подарил, в этом уверена вся Греция. А поскольку хоронили царя в Сирии без шлема, значит, он отправил его домой, значит искать его надо здесь, на земле древней Македонии. Поэтому и копают местные жители всё шире и глубже.

После обеда Збышек подвёл к писавшим за тенистым столиком пулю русским двух высоких спортивного вида парней.
- Проше пана. Тут  есть Янко и Славен,- представил он молодых людей – они играть з нам.
- Еще полска не згинела - удовлетворённо протянул Сидорчук.
- Сербско, ми есть сербско  - поправил его белокурый Янко.
- Ну, нам без разницы, лишь бы мяч катать могли, - резюмировал тощий компаньон Сидорчука по одеяльно – подушечному бизнесу  Валя Чертков.
- Ми есть  бэскетбол - уточнил высоченный Янко – но мяч катат мёгли.
- Вот и славненько – Сидорчук закончил рассматривать прикуп и вышел в бубну – Когда играем Збышек?
- Завтра в дещеть.
- Вот и славненько – Сидорчук набирал взятку за взяткой, и разговор умер сам собой.
Братья славяне немного поглазели на игру и тихонько удалились.
- Покопаць желаещь? – неожиданно спросил неугомонный  Збышек.
- Прикольно. Мы бабки заплатили за отдых, а не за покопать – не отрываясь от неудачно складывавшейся семерной в пику, пробормотал Чертков.
- Это там, на раскопе? – переспросил заинтересованно Калашников.
- Так. Многа любящ, многа находящ. Иструман  ресепшшшшшшн.
- А что, я, пожалуй, попробую, после того, как Вы со мной рассчитаетесь  - объявил Александр Анатольевич – четыре виста, плюс один за безвзятие.
За час до ужина, не взирая на протесты жены, Калашников получил у портье небольшую лопатку и отправился на раскоп. Уже на третьей минуте он нашёл одноевровую монетку.  «Специально  бросают, наверно» - подумал настойчивый турист и продолжил поиски, но более ничего в тот день не откопал.

После завтрака Збышек  повёл сборную славянских стран на матч, нет, на бой против самоуверенных греков. Стадионом на время стал отдалённый участок песчаного пляжа. Старший аниматор Христо, похожий на  бога Меркурия, объявил правила.
- Играем босиком пять на пять, шестой в воротах. Количество замен не ограничено. Пожалейте ноги, свои и соперника.
Раздался свисток. Греки, знакомые прежде, как официанты, портье и повара бросились в атаку. Они наседали, пытаясь впихнуть мяч в ворота гостей, но тот тонул в песке, а в ворота упорно не шёл. Более того, перехвативший мяч Славен сильным  дальним ударом вогнал его под перекладину. Многочисленные болельщики из числа отдыхающих восхищённо  взревели. Однако, гол Славена подсказал хозяевам нужную тактику. Они стали бить издалека, а установленный в ворота по принципу чем толще, тем меньше открытого места, Сидорчук, лишь провожал глазами пушечные удары соперников. К перерыву хозяева вели 4 – 1.
И тогда Збышек, на правах играющего тренера, сделал решительную перестановку. Сидорчук был отправлен в защиту, а в воротах оказался самый заметный в команде отдыхающих игрок – Янко. И замена сработала. Сидорчук страшно толкался, не пуская нападающих соперника на пятачок перед воротами, а дальние удары Янко играючи ловил длинными руками баскетболиста.  А раз в защите порядок, то и нападение заиграло во всю прыть. Сначала забил Збышек, затем Славен, а за две минуты до конца Чертков сравнял счёт. Калашников, подменяя в обороне уставшего Сидорчука, перехватил мяч и катнул его вперёд Черткову, тот дальше направо Збышеку, поляк прокинул мяч между ног у опекавшего его игрока и рванулся по правому краю. Все греки сдвинулись вправо. Увидев, что левый фланг абсолютно свободен, Калашников поспешил поддержать атаку, и умница Збышек увидел это и мягко навесил мяч на ворота.  Понимая, что не успевает к пасу, Александр Анатольевич прыгнул ногами вперёд. До мяча он не дотянулся, потому что страшная боль пронзила всю правую сторону тела. Пятка защитника со всей силы влетела в его босую ступню. Болельщики ахнули, Христо, весь матч беззастенчиво подсуживавший соплеменникам, без колебаний указал на точку. Пенальти! Сидорчук ударил бесхитростно, но так сильно, что мяч, пробившись через руки вратаря, всё - таки влетел в ворота.
Греки, понурив головы, покидали поле. Официант Никас, покалечивший Калашникова, потрепал его по плечу и произнёс лишь одно слово: «Карагунис».
- Знай наших! – отозвался довольно стоявший рядом Сидорчук.
Нога опухла и противно ныла, но незадолго до ужина Калашников вновь получил свою лопату и доковылял до раскопа. Он попробовал копать в другом углу, но результат был тем же, что и вчера.

 Возможно, история человечества сложилась бы совсем по - другому, если бы Александр Великий не умер молодым, когда его сын и наследник - просто Александр ещё находился во чреве матери Роксаны. Генералы – диадохи свергли назначенного царём преемника Пердикку и разделили империю между собой. Македония и Греция отошли  Кассандру. Воспользовавшись ситуацией, греческие полисы стали выходить из повиновения. Новоиспечённому правителю пришлось срочно отправляться на подавление многочисленных восстаний. Тут – то в Фессалоники и явилась Олимпиада. Народ приветствовал её восторженно, как же, вернулась законная царица с невесткой и внуком Александром Александровичем. Даже Кассандр не посмел возражать. Однако, скверный характер царицы в условиях неограниченной власти проявился в полной мере. Начались массовые казни всех, кто  ранее поддерживал Антипатра. Народ  сначала недоумевал, затем возроптал. Поняв, что его час настал, в Македонию выступил Кассандр. Он гарантировал жизнь войскам, поддерживавшим Олимпиаду, и те, не проявляя особого героизма, сдались. Но убить мать Александра, которому преданно служил всю жизнь, он опять не решился.  Состоялся суд, и народ Фессалоники приговорил свою правительницу к смерти. Даже теперь Кассандр предложил ей бежать в Эпир, Олимпиада посмеялась над ним и погибла. Со временем сентиментальность из диадоха повыветрилась, и вслед за матерью в лучший мир отправились сестра Александра Кассандра, жена Роксана и сын Александр. Род македонских царей пресёкся.

Младший Калашников пришёл из детского клуба, ведя за руку похожую на Мальвину девочку.
- Это Маша,  – объявил он – когда мы вырастем, я на ней женюсь.
Девочка, осознавая серьёзность момента, была очень чинной.
- Меня зовут Мавия, - важно сказала она, категорически не произнося букву «Р» - Я очень люблю бвокколи.
Взрослые не сдержались и дружно прыснули.
- Вы, что, не любите бвокколи? – расстроилась невеста.
Калашниковы опять расхохотались. Таким образом, сын был пристроен, жена подружилась с мамой Маши, и никто уже не обращал внимания на ежедневные шанцевые работы отца семейства. Впрочем, результат их был неизменен. Греческая земля ничем не поделилась с начинающим археологом. Сдавая в последний раз лопату портье, Александр Анатольевич подумал, что это наверно справедливо. Нельзя вот так взять и походя сделать великое открытие, оно должно быть делом всей жизни, как у того грека – археолога.
А свой шлем  он, всё - таки, получил. Вернее не шлем, а венок. Это был лавровый венок победителю конкурса семейных пар. Чета Сидорчуков, благодаря чёткому переводу отхватила бесплатную неделю, а лавровый венок они напялили на голову смущенному соучастнику великой победы.
А потом к Калашниковым неожиданно подошёл Збышек.  В руках он держал по бокалу вина.
- От администрасия, - и он протянул бокал Александру Анатольевичу.
- От мене, - и он подал бокал жене.
- За нас, - они чокнулись и стали пить искрящийся напиток мелкими глотками.
На следующий день вся семья подошла в аэропорту к бюсту Александра.
Привет, тёзка! – сказал Калашников великому завоевателю – Не понимаю, что повело тебя в чужие края, ведь твоя родина так прекрасна. Учти, я вернусь сюда, найду твой шлем и украшу им то, что он и должен украшать, твою гордую голову.


Рецензии
Ребенок родился доношенным, жизнерадостным и крепким. Незря ты так долго таскал его в своей кенгуриной сумке. Вот пример, как твоя любимая история естественно сплетается с современностью. Все очень читаемо, и под деревом на пляже где-то в Салониках с удовольствием проглотится. Из вредности: сыр-бор не начинается, а загорается))))))

С удовлетворением, ученица гениЯ)))))

Тамара Карякина   25.05.2013 07:52     Заявить о нарушении