Любовь

 


            Она умерла быстро и  неожиданно  для себя, в  купе  вагона  №  12,  в скором поезде Хабаровск- Москва, на вторые сутки её пути.  Тихо, с чуть приоткрытым бледно-розовым ртом, просто повалилась на бок, на край  подушки,  в серой, застиранной наволочке, лежащей у дверей полузакрытого купе. Белокурая прядь её волос, на половину прикрывшая её еще молодое лицо,  с маленьким вздернутым носиком и любопытным  подбородком,  чуть шевелилась от,  поступающего из открытых окон  в коридоре, сквозняка.
 
          Казалось, что пассажирка просто заснула,  потому,  что сидевшая напротив её старуха с большими, коровьими глазами в  старомодных  очках с диоптриями под плюс  шесть- восемь, на горбоносом носу,  только моргнула несколько раз выпученными глазами,  недоумевая, как это так можно быстро уснуть, прервав  такую интересную их беседу. 
 
-Рая, ты спишь что - ли? ….  Вот молодые пошли.   А еще культура…, - ворчливо, бросила  в сторону лежащей соседки и,   гордо повернув голову,  уткнулась в окно, как в телевизор, смотреть проплывающую мимо  картину:  «Природа и  человек….. и виды его жизнедеятельности».   

        Но Рая не спала.
 
      Она  была   наверху,  под самым потолком  купе и смотрела изумленно-испуганно то  на себя, лежащую  внизу, то  на   лысую голову   старухи с  жидкими, облезлыми прядями, не понимая еще  случившегося, пока её не позвал удивительно знакомый, как ей показалось, голос.    Без труда,   приоткрыв  двери купе, она полетела на зов по коридору вагона в тамбур.
 
-Ты где?- спросила, не  видя никого.
- Я здесь. Лети сюда.

       Двери тамбура сами, легко  открылись и поток, воронкой закрученного, воздуха,  подхватив её,  просто   выбросил в бескрайний космос.

       На секунду душа замерла… от страха.
 
-Не   бойся. Все будет хорошо теперь.

         Чьи-то руки  аккуратно  и нежно  подхватили  и, с удивительной легкостью,     понесли   её так, как в детстве на руках отца тридцать девять  лет назад,   не чувствуя своего тела и веса.

            И  это чувство свободного полета,  наполнение её больных легких ароматом чистого озона, вызвало неописуемую радость и успокоение. Блаженство от этой невесомости, от  осознания  себя пушинкой, как ей казалось в тот миг, от  этой  божественной атмосферы  и новизны происходящего,  от   безграничного  и неиспытанного до селе такого счастья,  просто  разрывало душу и сердце.

          Тишина и покой, умиротворение и сладость  растворяли её, как  воск. Хотелось   еще больше находиться  именно здесь, в этом состоянии, плакать и смеяться одновременно, купаться  и наслаждаться  в этой небесной роскоши.

-Посмотри туда.

          То, что она увидела, просто потрясло  её, лишив  дара речи.
          Там внизу, на поверхности, как на огромной перевернутой тарелке, с вогнутыми краями внутрь,   раскинулись   прекрасные   пейзажи  с зелеными лесами  и  необыкновенной  голубизны  реками,  петляющие змеями,   между гор.  Цветущие  сады   в долинах, ковром обрамляли  неописуемой красоты храмы и церкви.   Их разноцветные и золотые купала с крестами,  горели сияющим  огнем,  отбрасывая повсюду  радушных зайчиков,  искрились, как в танце,  в лучах открытого солнца  и упирались прямо в небо.  Светло – зеленые озера, как игрушки разбросанные ребенком,   цепляли взгляд  своими формами.  Воздух был пропитан  медовым запахом травы и цветов. Ни что не заглушало пение птиц и веселый смех ручьев.   Счастливые и улыбчивые  лица людей сразу бросались в глаза.  Их  веселые глаза светились теплотой и нежностью друг к другу.
     Они были совсем другими,  не такими, как она привыкла видеть  в той,  прошлой жизни.

                Все это проплывало под ней, как будто бы она летела в самолете с огромными окнами – иллюминаторами, позволявшие ей увидеть безграничные просторы вселенной.  У неё  просто захватывало  дух от восторга.

-Господи, красота то, какая,  как в сказке, - невольно  вырвалось у нее.
-Да это так!  Тут хорошо, спокойно. Живи и радуйся.

-Боже,  а цветов то сколько..И такие  разные  Просто ослепнуть можно . Я таких и не видела никогда. Как я люблю  их! У нас, на Крайнем севере, их мало. И дорогие они очень, потому, что все привозные. Мне только в юности  пару раз дарили  красивые цветы. Такая я была счастливая.

- Вот и любуйся здесь  на свою радость, сколько хочешь. Тяжело тебе там было!.
   
              И  она сразу поняла, что он все знает о ней и  о её  жизни,   и она сама  вдруг всё  вспомнила, что  работала за копейки,  обшивала клиентов ночами, что бы прокормиться. Мучилась, тянула жилы за мужика и за бабу.  Хваталась за любую возможность сделать  детей счастливыми.  Трудно   было одной   их  поднимать.

        Воспоминание о детях - единственной драгоценности в её жизни,  сработало, как тормоз в машине, резко остановив  этот сказочный  полет.

-Можешь здесь  теперь остаться.

  -Как это остаться? Не поняла?  Жить..что ли?   А  дети?
   Как   же они без меня-то останутся…?  Старшему только семнадцать, а  самому   младшему – шесть.  Кто же за ними теперь присмотрит?      Нет, нет..    нельзя мне так.   А девочку, доченьку мою, кто  на ноги поставит? Одна я у них…  И накормить, и согреть.   А  кто в люди их выведет? Кто научит уму-разуму, кроме меня?   А если заболеют, не дай Бог?    Нет,  не могу я так. Никак не могу, домой мне надо. Что же я тут делаю-то, глупая?

            Отчаянье веером забилось  в   её серых  глазах,  выхватывая  соленые слезы, заметалось птицей  в клетке, ища выхода. Красота небесная  ушла на второй ряд.
 
-Вернуться  мне надо, обязательно  вернуться. Трудно им будет без меня...Нет,нет только рядом, только с ними.... А  я все смогу, все выдержу.  Лишь бы им было хорошо, - упрямо твердила,   раскидывая слезы по лицу.

-Что же теперь  мне делать? И на работе меня ждут. Я же в командировку ездила. Деньги  под отчет взяла. А кто потом за меня отчитается?   И поезд мой, где?  Потеряла…..   Как теперь доеду  до Иркутска? А потом,  ведь мне еще на самолете лететь надо.

 Тревоги не было конца. Накручиваясь снежным комом,  понеслась лавиной, раскалывая и раздирая нутро  на куски.

           Понимая, что должна  найти, прежде всего, себя, оставшую  в вагоне,  стала лихорадочно искать этот злополучный поезд,  который отделил её  от той жизни с детьми, крутясь, как    на  раскаленной плите.  Наконец, вдали, увидела две полоски, разрезающую землю по всей её длине.   Метнулась птицей туда и обомлела.
 
        Там  внизу,    по двум колеям   в разные стороны,   летели  поезда.    Тысячи  составов.    От пассажирских  до товарников,  отделяемые небольшим  промежутком друг от друга,   они уносились в даль.

             Крик ужаса вырвался  наружу. Стала биться в окна вагонов, заглядывая  на ходу,  как зимой    под толщу  льда,  старалась увидеть  знакомые лица попутчиков.  Все было тщетно. Время шло, а их и себя  не находила. Чувствовала, что силы уходят, улетают быстро так же, как мчавшиеся поезда, отделяя её все дальше и дальше  от детей, работы и  не простой  её судьбы.

 -Го-с-по-ди, по-мо-ги! - собрав все силы, как в последний раз, закричала  она.
- Не кричи..  - опять  услышала знакомый голос. – Вижу,что по-своему все  решила?
  ...  Тогда  знай, дальше будет еще труднее.  Время будет  очень плохое и не только для тебя.  Предадут  вас.  Без Бога по живым людям будут идти, ради власти и наживы,  не замечая  горя людского...
 Всё еще  хочешь вернуться?
- Да!
-Хорошо, смотри…   Вот твой поезд.
-Спасибо!

     От радости она даже промчалась вперед своего вагона. Опомнившись,  стала считать их:  " Седьмой, восьмой, … десятый.."    И вот  он желанный,  и самый близкий в данную минуту  - двенадцатый.  С большим трудом, понимая, что это единственная возможность  для возвращения, последними усилиями   чуть сдвинула  эти тяжелые, каменные двери тамбура. Змеёй  втиснулась  в эту  узкую щель,   раздевая кожу.  Уже задыхаясь, залетела в свое купе и,  развернувшись на сто восемьдесят градусов,  как вертолет на посадке,   счастливая опустилась  на свое, согласно  купленного билета,  место.             

            Скорый поезд вез её  назад, в будущее, полное  невзгод и отчаяния, унижения и одиночества, скромной радости и малого счастья.
             Но главное, она теперь  будет рядом  с теми, кого  так любит.
      
            
Май 2013 года.


Рецензии
Хорошо написано...

Олег Михайлишин   14.09.2020 08:20     Заявить о нарушении
На это произведение написано 37 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.