У тебя такое честное лицо...

Перед любым человеком стоят две проблемы.
Жить долго, оставаясь достойным этой судьбы.
Уйти из жизни быстро. Когда наступит наш час.

Феликсу и мне было по тридцать пять.
Мы мало думали о первой из этих проблем, хотя каждый решал ее по-своему.
Вторая - вообще не приходила в голову.

Мы ставили перед собой только сверхзадачи.
Конечно, их было поменьше чем у семнадцатилетних.
Но они были.

Часть из них Феликс уже успел решить со стопроцентным результатом -
получил диплом врача и женился на дочке генерала.
Правда, генерал уже давно числился в покойниках.
Дочка (моя одноклассница) была не из красавиц, не умела готовить и вообще ничего не умела.
Зато у нее были квартиры в Одессе и Москве, дачи и огромные семейные связи.
К тому же она любила Феликса и прощала ему все.
Прощать приходилось много и часто.

Мы случайно оказались рядом на одном из докладов московской конференции.
Я, инженер, имел некоторое отношение к её тематике.
Феликс - никакого.
Оказался он там, поставив перед собой очередную сверхзадачу - диссертацию.
Вообразив себя ученым в области, лишь косвенно связанной с врачебным ремеслом.

Было скучно.
Феликс предложил прогулять последний день конференции и встретиться.
У меня, конечно, не было возражений.
Местом встречи он предложил почему-то служебный подъезд театра оперетты.
В одиннадцать утра.

Пунктуальность - одна из вредных привычек, от которых я не могу избавиться.
Оказавшись ровно в одиннадцать у служебного подъезда, я не встретил Феликса.
Внезапно проплыл запах апрельского ландышевого дождика.
Обернувшись, я увидел девушку на высоченных каблуках, позвавшую меня по имени.

Красавица представилась Ирой. Сказала, что Феликс звонил  - он опоздает.
Выясняет отношения с тещей и не может от нее оторваться.

Делать было нечего.
Ира оказалась девушкой бойкой.
На вопрос - кем она приходится моему приятелю - последовал мгновенный ответ: "Коллегой, конечно".
Я, по привычке, немедленно проникся уважением к прелестному представителю врачебного клана.
Вежливо попытался уточнить область ее профессиональных усилий - хирургия, педиатрия или еще что-то в подобном духе.

Ира вдруг перешла на "ты".
Сообщила, что работает в театре.
Сейчас у нее всего лишь маленькая роль шансонетки.
Вдруг вскочила на каменный парапет и принялась тихонечко напевать.
И с искоркой пританцовывать.
Заметив мое удивление, Ира сказала, что первая репетиция была утром, а следующая будет с четырех.
Что она будет упорно работать, но шансонеткой не останется, потому что родилась стать Мэри Поппинс.
И, вообще, ее принес ветерок.

Вчера они загуляли с Феликсом, и он пришел к теще (жена осталась в Одессе) под утро.
Есть ли у меня подруга, и хватает ли мне жены?

Я задумался о бренности жизни и скоротечности командировок.
У меня, конечно, не профессиональный баритон.
Но слух - абсолютный.
Урок вокала не помешал бы.
Предложил спеть дуэтом. Конечно, не на улице.
Для инженера - не солидно.

Феликс всегда был странным парнем.
Меня не очень удивило наличие будущей Мэри Поппинс в качестве "коллеги".
Видимо, гувернантка-волшебница восполняла пробелы в его существовании.
Хотелось узнать о своей роли в сценарной заготовке.

Приятель появился к двенадцати, извинился и сказал, что объяснится позже.
Мы погуляли втроем и пообедали.
Потом проводили Иру к театру.

Феликс предложил сходить в рюмочную.
Минут через тридцать можно было ставить точку над и.
Герой-любовник стал вздыхать, потом пошла слеза.
Всё - как полагается в водевиле.
Феликс стал умолять поехать с ним к теще.

Дело стало проясняться.
Теща пообещала все рассказать братьям жены.
Вероятно, тоже будущим генералам.
Они уничтожат карьеру, уничтожат Феликса.
Заберут жену (бог с ней - не жалко) и сыночка.
Я же знаю тещу, тетю Веру, с детства, так как учился в одном классе с его женой.
Мне она поверит - я же был отличником.
Я был с ним вместе в номере гостиницы.
И до утра обсуждал с Феликсом научные проблемы.
Мои слабые ссылки на то, что у меня, инженера, не может быть с ним, врачом, общих проблем науки были немедленно опровергнуты.
Аргументом нашего совместного участия в конференции.

Я сказал, что у меня вообще плохо получается врать.
Да и не хочу.
Конечно, понимал. что сдамся.
Феликс не смутился:
" Тебе вообще не нужно говорить. Говорить буду я, а ты будешь только кивать в духе Кисы Воробьянинова.  У нее не будет выхода. У тебя честное лицо".

Алкоголь сделал свое дело. Мы поехали к теще. Все прошло гладко.
К тому же тетя Вера нас вкусно накормила.
Как ни странно, мне не было стыдно.

Провожая меня к дверям, Феликс вдруг прошептал:
"Надо было мне завеяться на неделю. Она бы тебе поверила.
У тебя такое честное лицо".

Я торопился в гостиницу.
В девять вечера Мэри Поппинс обещала дать урок вокала.
И, если получится, спеть дуэтом


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.