Маруся

 Маруся отрывок из романа «Русский монгол американского происхождения», продолжение романа "Купцы первой гильдии Зуб".

Вскоре пришли новые пассажиры. В военной форме с лампасами генерала пожилой мужчина, женщина средних лет и молодая девица лет двадцати шести. За ними два солдата с тремя объёмистыми чемоданами.
– Поставьте на самый верх, под сидения они всё равно не войдут, – распорядился генерал.
Солдаты вмиг забросили вещи на третью полку и, отдав честь, чеканя шаг, удалились.

– Григорий, а где дверь купе, и что здесь делает этот молодой человек?
– Маруся, я же тебе уже говорил, что мягких и купейных мест не было до самой Москвы, у нас плацкартный вагон.
– Ну, позвонил бы, чтобы появились, – возмутилась она.

– Маруся, он же звонил.
– Мама, не встревай, когда я с мужем веду серьёзный разговор, – тихо попросила дочь, покосившись на молодого человека, углубившегося в чтение бумаг, шевеля губами и не замечающего ничего вокруг.

– А почему в плацкартных вагонах в купе не сделали дверей, – обратилась она к мужу. – Как я буду раздеваться при посторонних?
– Двери в купе бывают только в купейных и мягких вагонах. А переодеться можно в туалете.
– В туалете? Ты, что смеёшься надо мной?
– Марусенька, девочка моя, успокойся, всё образуется, – успокаивал он, усаживая её на скамейку, напротив молодого человека.

Вздохнув, она успокоилась, разглядывая проплывающие мимо крыши домов и прислушиваясь к бормотанию парня. Закончив читать, парень принялся раскладывать страницы материала, отпечатанные на машинке.

– Гришуня, достань, пожалуйста, мой чемодан, я хочу почитать, а книгу забыла вытащить из чемодана.
– Солдаты ушли, денщика я в отпуск не брал, а генералы чемоданами не занимаются, – серьёзным тоном ответил он.

Надув губы, Маруся обратилась к парню:
– Молодой человек, будьте так любезны, снимите мой чемодан с верхней полки, я в нём книгу забыла.
– Извините, но я занят, – ответил парень, поняв, что «за фрукт» сидит напротив.

Выпучив глаза, она подумала: «Какая наглость! А ещё молодой кавалер, не мог поухаживать за дамой. Ну, я тебе задам жару».

Порывшись в сумке, мать достала журнал и подала дочери. Подумав брать или нет, она взяла и принялась перелистывать страницы, сделав кислую мину, но спустилась «с неба на землю».

– А вы, молодой человек, далёко направляетесь? – спросил генерал, обратившись к Дмитрию.
– До конца, до Москвы.
– Живёте в Москве?

– Пока нигде, хотя прописан в Канске, но там не жил восемь лет.
– Отбывали срок? – с интересом спросил генерал.

– Нет, до срока я ещё не до кантовался. Учился в Красноярске, а затем в аспирантуре три года, готовлюсь к защите. Правда, когда пригласят на защиту, трудно сказать, но диссертацию я сдал в Учёный Совет, а там очередь, где её нет у нас, разве, что умереть, так врачи не дают.

– Что-то вы на грустный лад настроились. У вас всё впереди, – помолчав, он продолжил. – А моя жена защитилась, теперь ждёт результат из ВАКа. Будущий кандидат исторических наук, – хвастливо сказал генерал.

– Поздравляю! – и Дмитрий с завистью посмотрел на молодую особу.
– Спасибо, – не поднимая головы от журнала, ответила не утверждённая пока ВАКом кандидат наук.

– Сейчас всё трудно: учиться, служить в армии, работать, – задумчиво сказал генерал.
– В войну труднее было и то пережили, – вмешалась в разговор тёща.

Её никто не поддержал и все замолкли, но скоро генерал предложил:
– В ресторан сходить, что ли. Пойдём, – пригласил он жену.
– Я не хочу, сходи с мамой.

– Варвара Петровна, пойдёмте, раз дочь отпускает, а она потом сходит, сейчас не хочет. Увлеклась журналом, не оторвёшь, – и генерал вздохнул от капризов жены.

Собравшись, они ушли в ресторан. Оторвав свой взор от журнала, генеральша спросила:
– Извините, но как вас звать?
– Дмитрий.
– А вы, по какому профилю собираетесь защищаться?
– У меня техническая наука, по локомотивным делам.

– По месту жительства вы чалдон, но у вас есть что-то монгольское. Хотя у кого этого нет, если наши предки находились триста лет под монгольским игом.

– С чего вы взяли? У меня мать Ольга, отец Александр и их далёкие родственники все были русские.

– Вот послушайте. Мой первый муж готовил докторскую диссертацию, раскрыв такие тайны монгол, о которых мало кто знает. Он хорошо владел монгольским языком и разбирался в их иероглифах. Но ему не повезло. Мы шли по улице, я задержалась около ларька, а он прошёл дальше, рядом с ним шла какая-то женщина с собачкой. Вдруг с балкона третьего этажа полетели кирпичи. Мальчик играл на балконе и случайно столкнул их. Я всё это видела и крикнула мужу, но было поздно. Один из кирпичей попал в собачонку, а второй в голову мужу. Оба на месте скончались. Каково мне было видеть всё это, когда поняла, что если бы не окликнула, а он не приостановился, то кирпич упал бы рядом, не задев его. Похоронив мужа, я решила закончить часть его работы и опубликовать с ним совместно, тем более что я помогала ему и была в курсе. А потом на этом материале решила защитить кандидатскую диссертацию. Защита была тяжёлая, меня обвиняли чёрт знает в чём. Дело в том, что по нашим учебникам истории Чингисхан выступает как варвар для русского народа. А как доказывал муж, а затем и я, он является основоположником создания сильной, воинственной русской нации. Без него сильной русских нации, пожалуй, не получилось бы. Территорию русского государства заселяли разные слабые нации скотоводов, земледельцев. Чингисхан оказался хитрым полководцем, объединив монгольские племена и тюркские народности, напал на Северный Китай, Среднюю Азию, Иран и Афганистан. Чингисхан послал войска через Кавказ в Восточную Европу, громя князей и половцев. Покорив татар в Крыму, Чингисхан пополнил свою армию татарами и захватил территорию до Адриатического моря, свирепствуя на захваченной земле. Слава о нем бежала впереди него, и народы Болгарии, Словаки, Польши и Прибалтики были вынуждены двинуться на Восточные земли и обосноваться на них. Процесс завоевание чужих земель Чингисханом проходил медленно, в основном, монголы делали набеги, захватывая продукты, ценности, женщин и детей. Монголы всех сбежавших от них считали зайцами-русаками, отсюда и пошло название: «Там Русью пахнет», то есть зайцами, а себя символизировали с волками, нося головные убранства в виде волчих мумий. После Чингисхана появился монгол Хан Батый, который расширил свои границы до Урала, обосновав Казань. Но в 1552 году Иван Грозный, в жилах которого также была подмешана кровь монголов, разбил под Казанью татарское ханство. Остатки разбитой армии двинулись в Юго-Восточном направлении в Монголию, но большая часть из них осела в Сибири, Биробиджане, Хакасии.

– Поэтому вы считаете, что у меня монгольская кровь? – удивлённо спросил Дмитрий, зная свою родословную от бабушки, и как Иван Васильевич Грозный дарствовал его прапрадеду Владимиру Васильевичу титул: «Купца первой гильдии».

– Вы потом согласитесь со мной, – ответила она. – А сейчас послушайте о Чингисхане, то есть о Темучине. Темучин был тринадцатым ребёнком у отца. Когда садились обедать по кругу, то иногда Темучину доставалось еды с гулькин нос. Прожорливые братья хватали большие куски мяса, не заботясь о младших братьях, а не доевшие куски бросали собакам. Такая несправедливость выводила его из себя, но сделать он ничего не мог. Однажды Темучин решил потренироваться в стрельбе из лука. Он подхватил оружие одного из старших братьев и пустил стрелу в мишень, но промахнулся. Стрела угодила в отхожее место, огороженное шкурами баранов. А там восседал один из братьев. Стрела, пробив шкуру, угодила в голову брата. Испугавшись, Темучин убежал, а обвинили брата, хозяина стрелы и лука. Отец жестоко разделался с братом, а Темучин с тринадцатого места пересел на одиннадцатое, но всё равно последнее. Тем не менее, такая комбинация ему понравилась, и он принялся разыгрывать варианты, уничтожая братьев одного за другим, пока не оказался на первом месте рядом с отцом. Но и отца он не пощадил, когда тот высек его за малую проказу. И он стал главой семейства. Войдя во вкус, он не мог остановиться, громя родственников, присоединяя их скот себе, а когда не стало родственников, принялся за соседей, превращая их детей в евнухов, одновременно формируя охрану и армию. Но он боялся мести и предательства со стороны приближённых к нему людей. И у него родилась идея, наплодить побольше детей, воспитать их в духе храбрых воинов, чтобы из них сделать преданных приближённых командиров. И у него появились сотни наложниц. Во главе войска Темучин медленно двигался от одной стоянки до другой, отдыхая по нескольку дней или месяцев. Горем двигался следом, а войны промышляли вокруг, забирая продовольствие, ценности, девушек. Евнухи хорошо следили за гаремом, и знали сроки готовности каждой девушки к оплодотворению. Главный евнух доставлял хану на ночь девушку, а то и две. Но если она не забеременеет, то такую женщину хан дарил своим подчинённым или пускал по рукам воинов. К концу его жизни, у него набралось около тысячи преданных сыновей и столько же дочерей. Сыновья, став военными начальниками, тоже заводили гаремы, плодясь, как тараканы. Вот и появилась русская раса, у которой в жилах течёт и монголо-татарская кровь. У западных народов осталась боязнь и ненависть к восточному народу, и это сохранилось на долгие времена после монголо-татарского ига. Хотя я кацапка, но и в моих жилах есть и монголо-татарская кровь. Но у вас, Дмитрий, и на лице это выступает.

– Мне этого ещё никто не говорил.
– Значит, стеснялись или не замечали. Вы русский, не спорю, но на лице есть такое, что выдает вашу принадлежность и к монголу.

Дмитрий задумался и вспомнил, что бабуля рассказывала, что у прапрадеда Владимира Васильевича жена была монголка или татарка, но в своё время он этому не придал значения. И из-за неё прапрадед получил титул: «Купца первой гильдии» от царя Ивана Грозного в 1552 году и фамилию Зуб, вместо Зубов. Царь по ошибке не дописал последние буквы, а исправить отказался. Но второй муж бабули, их конвоир Зубов, исправил ошибку царя. А бабуля до второго замужества носила фамилию Зуб, а после третьего – стала Котова. Но всего этого он не собирался рассказывать какой-то генеральше. Мало ли что, НКВД в стране не дремало.

– И что же у меня на лице?
– Монгольская раса одна из трёх основных больших рас человечества. И она характеризуется прямыми чёрными волосами, у вас они есть. Наличием кожной складки у внутреннего угла глаз, прикрывающей слёзный бугорок, у вас она тоже есть. Слабым развитием бороды, а у вас на бороде, как говорится «три волосинки». Плоским лицом, а у вас слегка приплюснутое лицо и носик. Но вы не расстраивайтесь основная часть населения Азии вся такая, чалдоны не исключение, зато у вас сильный, здоровый ген, и женщине легче от вас забеременеть и родить здорового ребёнка. И вы в этом поможете мне.

– Как!? – вырвалось у Дмитрия, и он почувствовал, как лицо наливается кровью.
– А как, это уже другой вопрос.

И Дмитрий заметил, как она тоже покраснела. А она стыдливо взмолилась:
– Да не смотрите на меня так, как удав на лягушку.

Вскоре вернулись из ресторана её мать и муж. Подсев к жене он довольным голосом пролепетал, как пропел:
– Как хорошо посидели в ресторане, побаловались пивком. Ресторан от нас через три вагона. Марусенька чтобы тебе не скучно было пригласи молодого человека с собой. Он наверняка уже проголодался, – и он достал крупную купюру и положил в её ридикюль.

Немного посидев, генерал заклевал носом.
– Григорий Данилович, а вы ложитесь, отдохните, намаялись на вокзале, пока с билетами разбирались, а молодой человек пересядет на ваше место.
– Пожалуй, – согласился он и зашевелился, открыв глаза.

Жена соскочила, пересела к Дмитрию и ласково сказала:
– Ложись здесь, я буду на верхней спать, а мама пусть спит на нижней.
Дмитрий решил пройтись, переложив бумаги на свою верхнюю полку, пошёл по вагону, разминая ноги.
– Мама, приляжешь? – и она встала.
– Нет, дочка, посижу.

Дочь тоже пошла по вагону, но в другую сторону, чем Дмитрий.

Взяв журнал, Варвара Петровна принялась рассматривать картинки, но это ей быстро надоело, и она погрузилась в воспоминания: «Как познакомилась с генералом, возвращаясь с садового участка, выскочив на дорогу. Машина чуть не сбила её. Генерал в форме на неё закричал, чуть не матом, а потом отошёл, и даже подвёз к дому. Всю дорогу он рассказывал разные приключения из своей службы. В знак благодарности она пригласила его в дом, угостила чаем с клубничным варением. А он сетовал, что на его даче много всего, а он сделать из всего ничего не может. Когда была жива жена, всё делала. Ну, она и напросилась помочь. Договорились, назначив время. Она пригласила дочь с собой, грустившую о потери мужа. Генерал заметил грусть на лице дочери, а, узнав причину, принялся поднимать у неё настроения, рассказывая смешные анекдоты, шутил всю дорогу. А потом вдруг полюбопытствовал, водит ли она машину. А услышав в ответ, что нет. Начал объяснять как это просто и даже предложил обучить, пока он в отпуске, решив таким образом отвлечь её от грустных мыслей. Дочь почему-то заинтересовалась, хотя никогда не заикалась об этом. Он то рассчитывал, что она откажется, как он потом признался. Снабдил учебником. Дочь разобралась, он обучил езде, и она сдала экзамен и езду, получив права. Под Новый год он пригласил их к себе на дачу. Дочь попросила сесть за руль. Он отнекивался, говоря, что дорога скользкая, но потом уступил. Дочь ехала быстро, на повороте не справилась с управлением и задавила старикашку на обочине. И ей грозила тюрьма. Мать охала и ахала, и просила его как-то замять это происшествие. Но он отказывался, говоря, что она ему не дочь и не жена. А дочь и ляпнула, что согласна за него замуж, он удивился, а потом согласился. Скоропостижно дочь выскочила за шестьдесят пяти летнего генерала в свои двадцать четыре года. И он принял всю вину на себя. Состоялся суд, ему присудили три года условно и навсегда лишили прав вождения авто. Теперь машину водит дочь. Второй год живут и она с ними. Однажды дочь сказала ему, что хочет ребёночка, а он посоветовал завести любовника и родить, он возражать не будет. «Старый, очевидно, сам не может, раз такое заявил», – решила она, вздохнув.

Дмитрий размышлял над предложением генеральши. В принципе он был не против, тем более что она не какая-то замухрышка, но как это осуществить при переполненном пассажирами вагоне. И тут же у него промелькнула  мысль: «А не разыгрывает ли она меня, обидевшись на то, что не снял её чемодан с полки. Но после такого ответа, как ответил ей муж, я унизил бы себя перед генералом, став денщиком генеральши. Интересно, что она ещё выкинет, чтобы меня завести, а затем посмеяться, наблюдая, как я мучаюсь в возбуждённом состоянии».

А она и не думала издеваться, парень ей сразу приглянулся, с характером, не размазня и не бежит за каждой юбкой. Пройдя через мягкий и купейные вагоны, она убедилась, что действительно всё занято. А в мягком ехали ещё два генерала, очевидно, с самого начала. Затем она зашла в ресторан, познакомилась с меню и вернулась на место. Дмитрий сидел, распивая чай с её матерью, бойко беседуя о чём-то. На столе стоял ещё один стакан и два кусочка сахара, а рядом лежал кулёк с завёрнутыми продуктами. Она сообразила, что это Дмитрий выложил свои припасы, приготовленные родителями.
– Присоединяйтесь к нам, – предложил Дмитрий, указав на стакан.

И она присоединилась, чай оказался горячий, и ей пришлось осторожно втягивать его в рот, шумно швыркая губами, охлаждая те капли, которые влетали в рот вместе с воздухом. Она пила чай и подсчитывала в уме опасный для беременности срок. Срок был опасный. «Надо же донора подходящего нашла, а условий нет». Дмитрий принялся разворачивать кулёк с продуктами, но она остановила его.

– Дмитрий, я тебя приглашаю в ресторан, а твои запасы пригодятся вечером и завтра на завтрак.
Прошло ещё около часа.
– Мама, мы с ним пойдём обедать, Григорий спит непробудным сном, – и, подхватив Дмитрия под ручку, увлекла за собой.

– Хороший парень, вот бы от него забеременела, – подумала мать, вздохнув.

В ресторане Маруся принялась рассказывать, при каких обстоятельствах вышла замуж за генерала, хотя он вначале был настроен против такой сделки, но потом, пожалев мою молодость, согласился. Он то знал, что его не посадят. А сейчас ведёт себя как будто я ему дочь, а не жена. Спим в разных комнатах. Я ему как-то сказала, хочу ребёночка родить, а он ответил, что возьми в детдоме или заведи любовника и роди. У него своя компания, у меня своя, а мне дал полную свободу в действиях. Правда, мне эта свобода нужна как зайцу стоп сигнал. Очевидно, всё это из-за того, что я холодная женщина. Так охарактеризовал меня первый муж, но мы уважали друг друга.

– Значит, ты решила меня использовать как донора и об этом намекаешь?
– Вроде этого, – без стеснения подтвердила она. – Только не намекаю, а…, – и она замолчала, не договорив и покраснев.

За обедом они осушили графинчик вина, перед уходом она заказала ещё бутылочку вина и, рассчитавшись, они ушли. Проходя между вагонов, Дмитрий попытался её обнять и поцеловать, но она, выставив ладонь перед его лицом, заявила:
– А вот целоваться я не люблю, не нахожу в этом прелести, обмениваясь слюней.

«Значит, это один из признаков холодной женщины», – пронеслось у него в голове. Григорий Данилович и Варвара Петровна резались в картишки, шумно выражая свой восторг при битье карт. Маруся поставила бутылку на столик и сказала, что вечером раскупорим. При этом она подсела к мужу, а Дмитрий пристроился рядом с её матерью.

– Играем вчетвером, мужчины против женщин, – предложил генерал, потирая ладони как перед схваткой.

Игра началась, но, сыграв десять партий, мужчины явно проигрывали с крупным счётом. Дмитрий не придавал большого значения проигрышам, а генерал кряхтел, щёлкал языком, он не привык проигрывать, но выше себя не прыгнешь. Вечером распили бутылочку вина, закусывая продуктами Дмитрия, а затем расползлись по полкам. Внизу похрапывал генерал, а ему вторила Варвара Петровна. Поворочавшись, Дмитрий уснул. Часа в три ночи его толкнула Маруся, приложив палец к губам, она показала пальцем, чтобы он спустился вниз и направился в сторону тамбура. Спустившись, он остановился около туалета, поджидая её, размышляя: «Что она опять придумала». Вскоре и она появилась в коридоре, пробираясь между высунувшихся с полок вонючих ног пассажиров. Убедившись, что в кабине никого нет, она втолкнула его внутрь и зашла сама, защёлкнув замок. Дмитрий смотрел на неё, почёсывая затылок.

– Давай здесь, – предложила она и, не дожидаясь ответа, подняла подол юбки и спустила трусики.
Облокотившись на умывальник, она выставила перед ним свой голый зад, выгнув спину.
– Ну, что ты стоишь, любуешься. Вставляй свой фаллакс в мою вагину.

Дмитрий растерялся, такого секса он ещё не испытывал, медленно расстёгивая ширинку и извлекая  свой прибор, не зная, куда его пристроить. Она, захватив рукой его стержень, ввела в себя. И он заработал, распаляясь. Она стояла как вкопанная, не реагируя на его действия. Хотя ему было не до размышлений, но он подумал: «Она не реагирует на мои старания, это второй признак холодной женщины». Выпустив своё миллионное войско, он застыл.

– Готово?
– Угу, – процедил он сквозь зубы, выходя из неё.

Она выпрямилась, сжав плотно ноги, как будто что-то удерживая, но в следующий момент она вытолкнула его из кабины.
– Потом зайдёшь, – и с шумом захлопнула дверь, защелкнув замок.

Вскоре она вышла, и, пройдя мимо него как около столба, направилась на место. Ополоснувшись, он вернулся и залез на свою полку. Отвернувшись, она спала или делала вид, что спит. Следующие три ночи всё повторилось.

Прибыв на станцию Горького, проводник объявил, что стоянка 15 минут, меняется бригада паровозников. Генеральша предложила Дмитрию:
– Пройдёмся по вокзалу.
 
Зайдя в ювелирный магазин при вокзале, она попросила Дмитрия снять часы с руки, а продавщицу – подобрать золотой браслет с золотыми часами по образцу. Рассчитавшись, она сказала ему:
– Это мой подарок тебе, но будешь носить потом, я не хочу, чтобы мой муж их увидел на твоей руке.

– Ты сума сошла, разбрасываешься такими дорогими вещами!
– Знаешь, мы из тех, у кого деньги куры не клюют, а у кого-то их на водку не хватает.


Рецензии