Контрасты

Недавно, оказавшись в городе, в тридцати километрах от которого живёт мой давний друг, я не мог не заехать к нему. Вечером он повёл меня по деревне, обещая показать кое-что. Ну какие уж, думаю, в деревне достопримечательности. Дома как дома... “Здесь, - говорит друг, - живёт колхозник, а тут учитель...” Обычные деревенские “шестистенки”. Встречались и старые, покосившиеся избы. Глазами только показывая на один полусгнивший дом, у которого были разбиты стекла, а в один из оконных проемов вставлена подушка, друг сказал: "Здесь тоже люди живут". Выделялись среди них своими размерами и внешним блеском лишь дома бывшего председателя колхоза, пчеловода и фермера.

Далее улица сплошь была застроена дачниками. Почти однотипные двухэтажные коттеджи по обе стороны улицы, казалось, тянутся до бесконечности. Я уже хотел повернуть назад, но друг сказал, что мы ещё не дошли до главной цели нашего путешествия.

И вот впереди, как в сказке, из темноты вдруг появилось это чудо. Настоящий дворец – крыльцо в готическом стиле, башенки, фонтаны, чугунная ограда... Только два “джипа” во дворе да спутниковая антенна мешают фантазии унестись в дебри народных сказок, начинающихся со слов: “Жил-был Царь...” О внутреннем убранстве этого дворца друг мой сказал  только, что в каждой из восемнадцати его комнат висят такие люстры, что ему, директору школы, чтобы купить лишь одну из них, понадобилось бы работать целый год.

Обслуживают дворец шесть человек, получая зарплату от хозяина. А хозяином, к моему величайшему удивлению, оказался не какой-нибудь бизнесмен или олигарх, а ректор одного из государственных институтов. “У него зарплата лишь вдвое больше моей, - сказал друг. – А это он выставил напоказ, какие крутые взятки он берёт”.

- Как ты думаешь, что у него на другой чаше весов? - продолжил друг после небольшой паузы. - У него была дочь, она умерла, бросившись с восьмого этажа. У него была жена, он с ней развёлся. Вторая жена родила ему ребёнка с церебральным параличом.

А во дворце – восемнадцать шикарно обставленных комнат. Во дворе фонтаны бьют, силясь доказать кому-то, будто за этой чугунной оградой – рай земной.

***
Летними вечерами группа педагогов занималась организацией спортивных игр на свежем воздухе. Моя напарница в один из дней привела с собой сына – мальчика лет пяти. Пока мы формировали команды, объясняли детям правила игры, мальчик был предоставлен самому себе.

В какой-то момент мать забеспокоилась: мальчика нигде не было видно. Она пошла искать его. Но скоро вернулась одна. Быстро приближаясь ко мне, заговорила: “У меня пропал ребёнок, - голос её дрожал. – Он играл вон там, за кустами. Я слышала, он крикнул: “Мама!” А когда мимо проехала машина, он затих. Его увезли!.. Ой, не могу, - выдохнула она, бледнея. – Сейчас умру...”

Я, как мог, успокаивал её. Побежали искать вдвоём. Расспрашиваем людей, она зовёт: “Артур! Артур!”

Навстречу нам знакомые ребята. Они, перебивая друг друга, говорят: “Он же в школе. Сейчас только мы его видели там”.

Мальчик сидел рядом со сторожем и ждал маму. Огромный синяк на его лбу мама не сразу и заметила. А когда он рассказал, что случилось, лишь махнула рукой – пройдёт...

Мне показалось, только присутствие посторонних да ещё учительская привычка сдерживать себя не позволили ей тут же опуститься перед сыном на колени и заплакать. Вместо этого она лишь то похлопывала его по спине, то гладила по голове. Но глаза её!.. Они так и светились! Так и выдавали её истинные чувства!

Смотрел я на эту счастливую пару и думал: “Вот что важно! Вот что действительно имеет значение! Они встретились! Они нашли друг друга!” И таким мелким, таким ничтожным показалось всё, по поводу чего я беспокоился, нервничал все эти последние дни...


Рецензии