Письмо седьмое. 8 марта

24.02.97 г.
Здравствуйте, мои дорогие!
Два дня не могла начать писать - переживала смерть Даши. Не хотела травмировать вас лишними вопросами, да, думаю, и мне ни к чему знать подробности.
Ты, Мила, говоришь, что она умерла около недели назад? Так это было 17 февраля! Вот почему у меня был такой ужасный день. Очевидно, не только собаки чувствуют состояние хозяина на расстоянии. Люди близкие тоже обладают этим свойством. Не знаю, смерть ли собаки передалась мне, или ваши чувства, связанные с её смертью, но я в тот день разделила их с вами.
25.02.97 г.
Состояние "отъезжающей крыши" у меня становится видным окружающим.
Идём в полном штиле, судно не колышется. Вера спускается в видео салон поменять кассеты. Я её спрашиваю: "Ты что, была на другом судне? Сколько судов здесь наших стоит?"
Она смотрит на меня с удивлением и говорит: "Галина, какие суда, мы третьи сутки в море." А сама боком, боком и -- быстро к себе на верх.
Капитан опять стал пить. Ходит неопрятный, противно смотреть. Вера перестала на него влиять. Мучается с ним, бедняга. В общем, знакомая картина, почти как у всех.
Коля с Толей как начали пить 23 февраля, так до сих пор им не остановиться.
Вчера ввалились ко мне в каюту с бутылкой и с рюмками. Выманила их хитростью и закрылась на ключ. Стучали ко мне целый вечер, а я не отзывалась. Сегодня они этого уже не помнят. Пришли на завтрак оба задумчивые, серьёзные. И только походка на широко расставленных ногах выдаёт их загруженность алкоголем, да выхлоп, как будто где-то тараканов морят.
О Коле я уже немного рассказывала, а теперь пару штрихов о Толе.
Толя - токарь, моторист, огромный и очень круглый с вечно оголённым пупком, потому, что ни одна майка не натягивается на этот пузырь. Много читает, правда всё биллитристику. Любит рассуждать на восточные темы .Всех, кроме себя, считает евреями и обожает обсасывать эту тему. Рассказывает о всяких еврейских обычаях, знает кучу их песен, легенд и, особенно, кухню. Их кулинарные рецепты он преподносит так, словно описывает необычайную красоту любимой женщины. Ходит медленно, покачиваясь из стороны в сторону, бережно неся перед собой свой живот. Когда он пьян, одухотворённость с его лица не сходит, но он становится похож на важного гусака.
В общим, занятный тип. Меня с первых дней он называет "несравненной" и обращается ко мне всегда с длинной тирады восхваления моих достоинств и достоинств моих предков.
У меня никогда нет времени выслушать до конца его ритуальную белиберду, и я вежливо пытаюсь её прервать, но на каждое моё вторжение в его словесный поток, он реагирует новым залпом красноречия.
Последнее время я набираюсь терпения и выслушиваю, чем значительно сокращаю своё время и его речь.
27.02.97 г.
Стоим в Алжире, разгружаемся. Осталось выгрузить пару контейнеров. Работы на пол часа, но рабочий день кончился.. А завтра - пятница, выходной. Значит, стоять до субботы и платить за причал. Арабы умеют вымогать деньги.
28.02.97 г.
Заканчиваю читать первую книгу трилогии Драйзера "Финансист", взятую мною на днях у кэпа. Там главный герой, Каупервуд, попадает в тюрьму. Все его невзгоды и лишения напоминают мне мои. Одно утишает: я добровольно заточила себя и знаю во имя чего.
01.03.97 г.
С первым днём весны!
Лоцман на борту, выходим из Алжира и берём курс на Антверпен. Пока здесь стояли, планы начальства менялись с каждым днём: то собирались в Неаполь, то в Марину де Каррара, то в Салерно. Теперь всё переиграли. Быть может, так будет лучше для меня: из Бельгии все мои письма вы получили, в то время, как из Италии -- ни одного. А мне не хочется, чтобы мои мукоописания пропали. Пусть они послужат мне напоминанием и предостережением от дальнейших плаваний.
04.03.97 г.
Сегодня туман, небольшое волнение.
Вчера, когда мы проходили вблизи берегов, к нам подсел голубь. Разгуливает по судну, как у себя дома. Заглядывает в иллюминаторы - просит есть.
Народ кормит его. Голубь ничего не боится: заходит внутрь судна. Гуляет по капитанской палубе. Доходит до каюты кэпа и резко развернувшись, спешит оттуда прочь --видно, запах его не прельстил. А каюта деда, что напротив, наоборот показалась ему интересной. Уселся на стол и заглядывает под полотенце, где у того спрятано печенье.
Угостившись, продолжает изучение судна: спускается по трапу, где нос к носу сталкивается со мной. Я в растерянности: как пройти по узкому коридору, не наступив на птицу? За то, ни тени замешательства у голубя: он обходит меня в десяти сантиметрах от моей ноги и продолжает спускаться по следующему трапу. От удивления у меня из рук падает книга, которую я несу на обмен капитану. Голубь поворачивает ко мне голову и "смеривает" меня презрительным взглядом мол, "ну и растяпа же ты, Галина!"
05.03.97 г.
Получила от вас поздравительную телеграмму с женским днём. Радовалась как ребёнок весточке из дома. Хоть поздравления и преждевременны, но я тоже спешу поздравить женщин, тем более, что получите их вы после праздника спустя месяц-полтора..
Голубь продолжает путешествовать с нами. Бьет клювом в стекло, пока не вынесешь ему еду. Больше его во внутрь не пускаем . Кэп говорит, что от голубя больше грязи чем от него. Голубь так не считает и очень на него обижается : как только кэп выходит на мостик, голубь поворачивается к нему спиной.
Дочитала "Титана". Завтра примусь за последнюю из трилогии книгу, за "Стоик".
07.03.97 г.
Идём Ла-Маншем, вблизи берегов, а голубь нас не покидает. Очевидно потому, что за бортом густой туман. Боится, что намокнут крылья и до берега не доберётся. А может, этот безбилетник не доплыл ещё до своего места назначения. Но команду он уже достал: нет места на палубе, где не красуются голубиные узоры. До чего не дотянись - вляпаешься.
Завтра - праздник, а настроение не праздничное. Надеялась, что дадут выходной (слух был). Но ни капитан, ни старпом об этом не заикаются. Первый, скорее всего, ждёт, что скажет жена, а второй из вредности не даст. Ну а дед вообще недавно высказал, что не знает такого праздника. Правда 23 февраля он отметил. Вернее, устроила им праздник я. Заранее каждому мужчине купила в Антверпене по небольшому сувениру, а накануне испекла на двух протвенях огромный "Наполеон".
А я, похоже, с праздником пролечу. Мальчишки бояться заикаться. Как известно, инициатива наказуема : кто меня пожалеет, тому и работать вместо меня.. А на других судах в этот день я была королевой. И выходной был и удивительные подарки.
08.03.97 г.
С праздником, мои дорогие женщины! Счастья вам огромного!
Вчерашняя моя обида на команду оказалась напрасной. Выходной мне, конечно, не дали, но на то была причина. Сегодня идём по реке, здесь смена трёх лоцманов. Да не известно, где встанем: завтра суббота -- выходной, будет ли фрахтователь оплачивать причал за лишние два дня? Возможна постановка на бочку на приливно-отливном течении. Так что свободных рук нет.
А поздравить меня не забыли. Каждый наговорил кучу приятных комплиментов. Не обошлось и без подарков. Кэп от имени команды вручил мне 100 немецких марок. Неужели сбросились? Не люблю я этих поборов Ведь не каждый может себе позволить отстегнуть от семейного бюджета, да к тому ж, не все этого хотят. Отношение людей ко мне разное, соответственно и подарки дарить может только тот, у которого возникает это желание.
Похоже, вечером собираются организовать стол. Думаю, эти марки сюда и пущу.
14.10 по судовому. Ошвартовались в Антверпене.
Ладно, подробности в следующем письме, а то это не успею отослать.
Целую всех, бегу вам звонить.
Мама.


Рецензии