Кость великана

               
  Есть в нашем лесу несколько замечательных мест достойных удивления, это залежи известняка. Местные жители добывают там каменный известняк на строительные нужды. Лет пятнадцать назад, я тоже строился и использовал белый камень, естественно часто посещая известняковые «рудники». Места наикрасивейшие: холмы и вековые ели уходят далеко в глубь от асфальтированной дороги. А те холмики не простые – они состоят из известняковых лепёшек, покрытых тонким слоем земли и моха. Сам же известняк интересен тем, что буквально набит морскими ракушками и фрагментами морского дна. Окаменевшие раковины сочетаются с обычными ракушками, которые по увиденному ощущению, мало чем отличаются от простых морских ракушек. Как объяснить этот момент истины с точки зрения Науки? Наверное, можно объяснить сей фрагмент словами  Булгакова, одной строчкой из произведения «Мастер и Маргарита»: «А сейчас мистер Воланд произведёт разоблачение этого фокуса…».
  Когда я учился заочно в Рязанском Государственном Университете, то возил эти волшебные  камушки с раковинами нашим археологам.  Историк сообщил, что эти состояния пластов им известны и их обнаруживают повсеместно.
- А как же эволюция? – задал я естественный в таком случае вопрос, - Если всё одного возраста, то, как объяснить разное состояние раковин?
- Какая эволюция? – не понял меня археолог, - Историки в эволюцию не верят, а тем более археологи…
- А как же учебники для детей?! – пожал я плечами в знак недоумения.
- Учебники пишем не мы! – отрезал историк. – А, что там надо написать, что всё создал Бог? В таком случае, молодой человек, нам надо будет переходить в разряд священнослужителей, а не наукой заниматься.
    Меня эта великолепная находка поразила до глубины души, потому, после я к известняку относился более чем внимательно. Когда я попадал в те холмистые места, то отбирал камни поинтереснее, и был отблагодарен за это природой. Я нашёл окаменевшую кость. Очистив каменную кость от  извести, передо мною явилась длинная и толстая кость. Эта кость была повреждена в нескольких местах, в которых прослеживались тонкие окаменевшие трубочки, то есть кость состояла из трубочек. Я вычистил эту находку до блеска, положил в длинную спортивную сумку и при случае показывал  специалистам, ибо моё любопытство было сильно возбуждено.
  Принёс я как-то свою находку нашему хирургу из центральной больнице Петру Ивановичу Латужину, тот посмотрел на кость, подержал её в руках и говорит:
- Сам что ли сделал? – удивляется врач.
- Зачем мне самому делать каменные кости? – отвечаю я вопросом, не понимая, к чему клонит хирург.
- А Бог тебя знает, - говорит Пётр Иванович, - Уж очень она на бедренную кость человека похожа, только великовата…
- Насколько великовата? – спрашиваю я.
- А сам не видишь? – показывает врач. – Почти в два раза!
- В два раза это не рост…- задумался я, - И сейчас есть баскетболисты по два с половиной метра росту.
- Два с половиной – это не четыре метра… Понял?! – раздражёно заявил Пётр Иванович.
- Как четыре метра?! – удивился я. – Этот человек  был в четыре метра роста?
- Какой человек? – отказывается понимать меня врач. – Я, просто, сказал, что это бедренная кость похожа на человеческую… и не более того. Может, это динозавр имел человеческие ноги… ни я, ни ты – не специалисты по древней истории. Отнеси её Михалычу, директору музея, может он свет прольёт на истину. Тем более, что кости мамонта у него уже есть.
  На следующий день пришёл я в наш краеведческий музей и обратился к Валентину Михалычу. Достал кость великана, показал, объяснил слова хирурга, а он говорит:
- Давай, положим её сюда, рядом с костью мамонта, и пускай лежит она, как кость динозавра. Я же не подпишу, что это кость человека-великана! Меня засмеют, поднимется глухой ропот, внуки проклянут нашу память. Доказывать себе дороже обойдётся. А, если и, правда, это кость древнего человека, то меня за это с работы уволят.
- Преувеличиваете, - говорю я, - Кто вас, заслуженного человека нашего района, уволит за сенсацию с работы?
- Хорошо, уволить – не уволят, а на пенсию проводят точно. Таких фокусов у нас не любят. Это ты человек свободы действий, а у нас в науке такими вещами не балуются.
- Но, всё же, - настаивал я на своём мнении, - Что вы скажите лично от себя?
- Моё мнение: меньше знаешь – крепче спишь.
- Наука боится открытий, а вы боитесь науки! Так, получается? – подвёл итог беседы я.
- Такие вещи, как эта кость, - стал разъяснять директор музея, - Может быть, из области мистики. А наука обходит мистику стороной.
  Я согласился с пожилым человеком и не стал ему перечить. Ведь великаны – это не повседневность, не обыденная обстановка, а редкость в археологии. Редкие экземпляры иногда имеют мистические свойства.
 Кость, найденная мной, сейчас находится в музеи и подписана, как бедренная кость динозавра, а какого «завра» никто не знает, ибо никто не проверял. Может, правда,  это был динозавр с человеческими ногами?


Рецензии
Интересно!С Уважением Иван.

Иван Рассказов   18.10.2013 18:49     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.