1 Марта и Миндовг

История великой любви и преступлений тесно переплетена между собой в этой повести. Повесть рассказывает о первом и последнем королевстве, которое существовало в тринадцатом веке на землях Беларуси. Король и королева, мужчина и женщина в истории, политике и любви. О возникновении и развитиии государства, которое смогло противостоять агрессии немецких рыцарей и набегам татарских захватчиков. О интригах, злодействах, любви и преданности.

МАРТА и МИНДОВГ.

Светила   луна. В саду князя Висмонта, под цветущими яблонями, пролегли резкие черные тени. Вдруг в глубине сада мелькнули две фигуры и послышался жаркий женский шёпот: «Мой любимый,  моё сердце…»  Луна облила таинственную парочку белым светом  и в фигуре женщины невольный свидетель без труда бы узнал хозяйку сада – княгиню Марту. Но кто же этот мужчина, который идёт рядом с ней?  Что-то он не похож на её законного супруга —старого Висмонта. А женщина между тем обернулась к широкоплечему мужчине, обняла его и страстно произнесла: «Сейчас, это надо делать, сейчас… Тебе нет равных среди князей. Ты первый, мой единственный…»  Коренастый мужчина внимательно выслушал страстную речь своей спутницы,  а потом нежно погладил её по голове и сказал: «Успокойся.  Не женское  это дело  лезть в мужские дрязги, хотя и умна ты не по-бабьи.  Я  сам знаю, что  делать.»
 
Что же это за таинственный незнакомец, который под пологом ночи разгуливает по чужим садам с чужой женой? Это новогрудский князь Миндовг. Вот уже несколько лет он правит городом Новогрудком, влияние которого растёт не по дням, а по часам.   Когда-то сильные княжества Полоцкое и Турово-Пинское  всё больше уступают ему по богатству.  Ранее неприметный, в стороне от  торговых путей, небольшой и незаметный городок  становится все более влиятельным и богатым – сюда тянутся смерды со своими пожитками  с  разорённых земель. Да и что говорить куда податься в это лихое время, как  простому человеку, так и богатому торговому гостю. С одной стороны грабят и жгут, закованные в железо рыцари, с другой—налетают орды татар. А тут тихо… Можно обжиться, вспахать землю, или заняться ремеслом, а то и развернуть торговлю. Небольшой  Новогрудок по предметам роскоши уже соперничает с прославленными древнерусскими городами.  Да и как не соперничать, когда кузнецы по злату и серебру делают такие золотые украшения, покрытые цветной эмалью, изделия из серебра со сканью и зернью, с чернью и позолотой, что и не каждому торговому гостю по карману. Зато как же к лицу эти украшения боярышням и княгиням, в них они   становятся ещё милее. И чего  только можно не увидеть на городских торгах, даже из далёкой Византии товары прибывают, хотя и труден нынче путь оттуда. А сам город… Его  дома, украшены затейливой резьбой,  да расписаны чудными узорами. Хороши деревянные церкви, с отрешёнными ликами святых, в которые ходят знатные  жители города помолиться, да испросить благословения своим ратным и торговым делам. Крестьянину порой и недосуг, хотя праздники церковные, как и языческие, почитаются  простым людом. А недавно вот построена огромная каменная сторожевая башня  в пять ярусов с бойницами — можно дать отпор незванным гостям. В лесах полно дичи, в реках рыбы— жить бы не тужить. Да неспокойно на земле литвинской.  Мало того, что местные князья между собой грызуться, так ещё и воинственные соседи покою не дают. Вот и вынуждены знатные люди Новогрудка призвать на княжение сильного князя Миндовга, который к тому же женился на единственной дочери бывшего новогрудского князя Изяслава --  княжне Анне. Вот и посоветовал князь Изяслав, перед своей смертью, сильным людям города -- зятя на новогрудский стол. Не прогадали жители города от такого выбора.  Храбр, хитёр и коварен князь, а по другому в такое время не выстоять, не выжить, не подняться на вершину власти и богатства.  Князь Миндовг и город Новогрудок сумел сохранить, да и свои вотчинные владения с центром в крепости Руте не забывал.  Удачлив и умён Миндовг. Многие кунигасы признали его верховенство… Только вот его родной дядька  Выкант с племянниками, как бельмо на глазу…
Кряжистая фигура князя мелькнула в тёмном переходе, скупо освещённом мерцающим светом свечи, затем Миндовг поднялся по скрипучей узкой лестнице и оказался в горнице, в которой его дожидался один из верных дружинников. Молодой парень вскочил, при появлении князя, со  скамьи, на что тот нетерпеливо махнул рукой и резко сказал: «Поклич ко мне  Лютавита.»  Лютавит был одним из самых верных и преданных князю соратников, которому тот часто поручал всякие тайные дела.  «Тут княгиня хотела зайти…»--начал было дружинник, но князь резко его оборвал: «Ты что не слышал—Лютавита ко мне!»  Ему совсем не хотелось видеться со своей женой. Княгиня Анна, мать его сына и дочки, в последнее время вызывала только чувство глухого раздражения.  Он понимал, что уже более недели не был на ее половине, и  хотел бы не   появляться там  вообще и если бы не сын Войшелк—не появлялся бы там никогда. Сына он уважал и немного побаивался. Тот, несмотря на невозмутимый внешний вид  и молодые годы, показал себя храбрым воином и хитрым политиком, так, что и у него были свои сторонники и союзники среди княжеской дружины. Послышался скрип двери—это вошёл Лютавит, невысокий, лысоватый, с пышными усами и с хитрыми лисьими глазками. 
--Зачем звал Миндовг сын Довгерда?—хитро прижмурясь, спросил он
--А ты что забыл -- мы не закончили партию в шахматы?— показывая рукой на резные затейливые фигурки, сказал князь.—Или  проиграть боишься?
--Такому сопернику, как князь, честь и проиграть.—заявил Лютавит, садясь за  дубовый стол, крытый богато вышитой скатертью.
На некоторое время в горнице воцарилось молчание, толко слышался стук, передвигаемых шахматных фигур, да возле пламени свечей кружился залетевший со двора мотылёк. На стене горницы дрожали причудливые тени игроков. В конце – концов, мотылёк задел пламя свечи, вздрогнул и свалился прямо в огонь. Огонь свечи ярко вспыхнул, затрещал, заметался,  но через некоторое время снова горел ровно и ясно.
--Вот неразумное насекомое—лезет прямо в огонь.—недовольно заметил Лютавит. Шахматные фигуры Миндовга довольно ощутимо угрожали безопасности  его короля.
--А некоторые люди не разумнее этой мошки.—спокойно заметил князь,  довольно поглаживая бороду.
Лютавит насторожился. Он слишком хорошо знал князя, чтобы пропустить такое замечание мимо ушей. Немного подумав, он криво усмехнулся, поняв, кого тот  имеет   в виду.
--Я слышал мой дядька Выкант с племянниками  в поход собрался. Или казна их оскудела?—немного помолчав, спросил Миндовг.
--Дела их больших расходов требуют.—таинственно заметил Лютавит.
--Всё заговоры против меня устраивают.—внезапно рассвирепел князь.—Думают отобрать у меня  назад свои  владения. Только кукиш им—обойдуться.
--Некоторые  князья по другому думают.—ответил  его собеседник.
--Пусть думают, как хотят —  успокоившись, промолвил  Миндовг.—Только вот, что я тебе скажу, в походе всякое бывает, а стрела или копье в бою не выбирают…
--Или нож и кинжал, и… не только в бою,-- с пониманием, заметил Лютавит и оба собеседника громогласно расхохотались.
    


Рецензии
Здравствуйте.
Собираю материал о ВКЛ и вот набрела на Вашу повесть.
Церковь, костёл, синогога.
Сын Довгерда? А не сын ли Рогваловича Миндовг или Рингольда?
Столько версий, и какая верная?

Меня интересует как Марта, так и Анна, - жёны Миндовга.

Госса Светлана   24.03.2019 15:45     Заявить о нарушении
Светлана, спасибо за отклик и Ваш интерес к истории ВКЛ. Повесть моя написана давно, более 10 лет назад. По-возможности, я пользовалась различными источниками. Но часто они противоречат друг другу. Тем более что повесть -художественное произведение и выдумки там тоже достаточно. Какая версия верная - сказать сложно. Даже маститые историки думают по-разному. С уважением. Тамара

Тамара Нестерович   24.03.2019 15:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.