Отшельник поневоле

В далеком 1704 году на берег необитаемого острова Мас-а-Тьерра, входящего в тихоокеанский архипелаг Хуана Фернандеса, был высажен боцман британского судна «Сэнк пор». Из-за своего склочного и своенравного характера он в очередной раз поссорился с капитаном (который был не менее вспыльчив), и тот оставил своего неуживчивого подчиненного на первом же подвернувшемся островке. Звали провинившегося моряка Александр Селькирк.
Непростой характер Александру достался по наследству. Всё семейство Селькирков в нескольких поколениях слыло буянами и нарушителями общественного порядка. А что касается Александра - он и в море-то подался с целью убежать от наказания, после того как пытался убить отца-сапожника, тиранившего всю семью. Впрочем, даже будь его родитель «ангелом во плоти», юноша все равно бы выбрал стезю моряка: его манили дальние страны и небывалые приключения, о которых в маленьком шотландском городке Ларго и слыхом не слыхивали.

Роковая ссора

Покинув отчий дом в восемнадцатилетнем возрасте, Селькирк устроился юнгой на корабль, шедший в Африку. В течение нескольких лет он совершил множество плаваний, в том числе, на фрегате известного пирата Уильяма Дампира, превратившись в опытного «морского волка». А 1704 год Селькирк встретил в звании боцмана на корабле «Сэнк пор», которым командовал капитан Стерлинг.
Когда судно проходило мимо Мас-а-Тьерра, в трюме была выявлена течь, из-за которой и разгорелся сыр-бор. Боцман стал настаивать на срочной остановке и ремонте, посчитав повреждение весьма серьезным. Но капитал решил, что для ремонтных работ лучше всего подходит ближайший порт.
Когда Александр Селькирк высказал опасения, что судно до порта может просто не дойти, Стерлинг назвал его «жалким трусом». Вспыхнула ссора, во время которой разъяренный боцман крикнул, что «был бы в большей безопасности на берегу, чем на корабле, где командует полная бездарность». Капитан насмешливо предложил оставить его на острове (это и был Мас-а-Тьерра), раз уж Селькирк боится плыть дальше. Разгоряченный яростным спором, боцман согласился. Обрадованный Стерлинг тут же отправил его на берег, дав ему кремневое ружье, запас пуль и пороха, табак, топор, котелок и одеяло. А в бортовом журнале записал, что «сей моряк покинул судно по собственному желанию…»
Самое забавное, что Селькирк оказался прав насчет ремонта: «Сэнк пор» не дотянул до ближайших доков, так как попал в сильный шторм и затонул из-за сильной течи в трюме. Все-таки полезно иной раз оказаться «перестраховщиком».

Долгие ожидания

Вообще-то, Александр вовсе не собирался становиться Робинзоном. Он хорошо знал эти места и был в курсе, что сюда пристаёт много кораблей, что остров хоть и необитаемый, но на нём есть и пресная вода, и дичь.
«Отшельник поневоле» выстроил пару шалашей, разбил огород, а у ручья устроил наблюдательный пункт, с которого можно было увидеть проходящие корабли.
Вот только одного он явно никак не предполагал, что ждать ему придётся четыре года и четыре месяца. Так уж получилось, что мимо берегов Мас-а-Тьерра плыли исключительно испанские галеры. А поскольку в то время Англия и Испания находились в состоянии непрекращающейся вражды, то попасть в руки к испанцам, по сути, означало смерть. Британские же флаги на мачте Селькирку удалось увидеть только в 1709 году, когда капитан судна «Дюк», проходившего рядом с островом, заметил дым костра. На берег были посланы несколько матросов. Обратно на борт они поднялись, имея при себе две диковинки - огромных лобстеров и лохматое существо, покрытое звериными шкурами…

Назад в море

Вернувшись в Англию, бывший «отшельник» стал самой настоящей знаменитостью. Сперва он осел в родном городке Ларго, где вел мирную и безбедную жизнь, частенько посещая пабы, в которых снова и снова рассказывал о своих приключениях. По воспоминаниям современников, его было очень интересно слушать, так как Селькирк весьма ярко описывал свои трудности на необитаемом острове.
Однако непоседливый характер вновь дал о себе знать: устав от монотонной жизни на суше, Александр Селькирк опять отправился в море. Прослужив несколько лет в чине лейтенанта на королевском судне «Веймут», он умер 13 декабря 1721 года от желтой лихорадки. Согласно записям судового журнала, его тело было опущено в океан близ берегов Западной Африки. Ему было всего сорок пять лет.

Робинзон…

Но на этом история не закончилась – приключения моряка на необитаемом острове привлекли внимание многих, в том числе, писателя Даниэля Дефо. Под впечатлением от услышанного, он создал книгу: «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим». Впрочем, мы привыкли называть ее просто «Робинзон Крузо». Конечно, многие факты оказались измененными, чтобы добавить больше красок и динамизма повествованию: в частности, высаженный на берег склочный Селькирк превратился в умного и благородного Робинзона Крузо, потерпевшего кораблекрушение, а срок его «заключения» на острове увеличился в семь раз.

 …и Пятница

Принято считать, что индеец Пятница – верный слуга Робинзона, - был целиком вымышленным персонажем, но некоторые факты вызывают сомнение в верности этого утверждения.
В 1680 году знаменитый английский пират Бартоломью Шарп со своим отрядом решили попытать счастья возле берегов Южной Америки. Но по ряду причин поход оказался неудачным, из-за чего пираты, взбунтовавшись, лишили Шарпа звания предводителя и посадили его в трюм. Происходило это на одном из островов архипелага Хуана Фернандеса (соседнем с Мас-а-Тьерра).
Увидев на горизонте корабли, флибустьеры приняли их за испанские, и так быстро оставили остров, что забыли на нем товарища - индейца Уильяма.
Именно Уильям оказался первым робинзоном Хуана Фернандеса. Лишь через несколько лет к острову подошли два английских пиратских корабля, которые и встретил Уильям.
Индеец не мог собрать полезные вещи с затонувшего корабля, как сделал Робинзон Даниэля Дефо, с ним были только нож и мушкет. Из ножа Уильям изготовил пилу, распилил ею дуло мушкета и из получившихся кусков сделал рыболовные крючки, гарпуны, наконечники для копий и новый нож подлиннее. С этими инструментами индеец построил дом, занялся разведением коз и рыболовством, а пару раз ему даже пришлось скрываться от испанцев, которые устраивали на него облаву.
Поэтому можно смело сказать, что образ индейца Пятницы вовсе не выдумка Даниэля Дефо, а просто отредактированная версия приключений индейца Уильяма.

P.S. Кстати, сейчас остров Мас-а-Тьерра носит название острова Робинзона Крузо, а его «сосед» назван в честь Александра Селькирка (ведь, все же, это он был прототипом Робинзона).


Рецензии