Ошибка из 3 букв. Почему в России нет либералов?

Прошу редакцию газеты  «Демократический выбор» опубликовать этот материал, хотя бы в порядке работы с письмами читателей. С. ШРАМКО, г. Новосибирск. 20.10.2002

Открытое письмо
председателя областной организации ДВР
депутату Думы
Григорию Томчину.

Уважаемый Григорий Алексеевич!
Я прочитал в «Демократическом выборе» ваше открытое письмо Владимиру Головлеву.
Он уже не найдет времени Вам ответить... (Головлев был незадолго до этого убит - С.Ш.).
А ответить бы надо.
И Вам, и тем, кого я как-то на одном из политсоветов ДВР назвал думными боярами партии.

Порой, думая, что произошло с партией «Демократический выбор России», вспоминаю я слова: «Это больше, чем преступление». Да, вновь нынче звучит над страной вечное, галичевское: «Просто случилась ошибка, ошибка, ошибка».
На мой взгляд, число ошибок, совершенных вами, давно превысило критический пункт. А ошибки эти не случайны; это разрозненные кусочки мозаики с брендом СПС.

Такая партия уже была!
Ломать – не строить.  Поговорка.
Вначале давайте кое-что вспомним.
Перед тем, как приступить к строительству либеральной партии, не следовало забывать, что такая партия в России уже имелась. Называлась партия «Демократический выбор России» (или ДВР) и создана она была той частью советской интеллигенции, которая составляла западническое, реформаторское крыло движения «Демократическая Россия».
 
Каждая идеология рождается интеллигенцией.
Идеология российской свободы была создана свободно думающими людьми.
Они иронически относились к тем принципам, какими не хотели поступаться другие, но убеждения у них имелись: они были антикоммунистами в те годы, когда за это отправляли в лагеря в пермских лесах, а не назначали пермскими губернаторами.

Как правило, это были выходцы из семей, пострадавших в годы репрессий, философы, журналисты, но чаще всего преподаватели.
Для них свобода личности всегда не была пустым звуком, а рабство и холуйство воспринимались в штыки.
Поэтому их «воспитывали» в райкомах, почти на каждого велось гэбэшное досье.
Но за попытку плюнуть в лицо они, вместо покорного «премного вам благодарны», отвечали ударом в морду.
Они выросли на Галиче и Высоцком, Стругацкие были их кумирами, «Двенадцать стульев» цитировались ими наизусть.
Это были настоящие советские интеллигенты, конечно же, не собиравшиеся после крушения коммунизма заниматься созданием брокерских фирм.
У вольнодумов этих, как правило, имелась любимая профессия, политикой они занимались, когда могли, отрывая время от борьбы за выживание, которую пришлось вести в наши смутные годы.
Но демократами они считали себя еще тогда, когда Гайдар с Чубайсом и не предполагали, какое фантастическое будущее им уготовано.

Любая российская партия не может обойтись без провинции. Это единственный фундамент, на котором можно строить политическое будущее. Можно собрать целое созвездие москвичей, но если у вас нет опоры в регионах, то, с точки зрения политического организатора, любое красноречие и лучшие программы равны нулю.

Огромное большинство партий, созданных в России за десятилетие, существовали лишь в воображении их вождей. 

Но ДВР была настоящей партией, имевшей сторонников на местах, ходивших на собрания и даже плативших членские взносы.
У нас была странная партия. Думаю, такая могла возникнуть лишь на обломках СССР, из которого мы все родом.
Такой больше не будет никогда.
Конечно, кое-где местные отделения ДВР оказались в руках чиновников и превращены были в карманные губернаторские партии, но в целом ДВР была партией единомышленников - людей крепких, битых, с идеалами и умом, поэтому свобода личности для них определялась свободой России.
После поражения в 1995 году они не бросили партию, работали по-черному.
Да-да, в рыночных условиях они бесплатно пахали на выборах ради победы в 1999 году. Сегодня это звучит невероятно, но так было: регионы не финансировались. Москва ничем не помогала низам – ни рублем, ни административным ресурсом.
Даже, когда Чубайс был полновластным  распорядителем всех кадровых перестановок в стране, он не считал ДВР резервом пополнения кадров исполнительной власти.
Тем не менее, партийные прорабы 4 года старались растопить лед предубеждения против своих вождей. Жертвуя  подчас собственной репутацией, они сумели завоевать в регионах известность, стали маяками, к которым тянулись другие.
В итоге мы выстояли, стали профессионалами.
Мы сберегли партию.

Любой думающий политик, желая расширить свое движение, повсюду принципиально опирался бы только на своих – поштучно отобранных, проверенных опытом, доказавших несгибаемость, как коммунисты шипели, «упертых», - сторонников.
Если к тебе, привлеченные общероссийской партийной маркой, стали накануне выборов наконец подтягиваться деньги,  вкладывай их в тех людей, которые помогли тебе сохранить имя политика федерального уровня.
Эти деньги вернутся сторицей.
Люди в трудный час хранили верность тебе, в добрый для себя миг будь верен им...   
Но те, кто взялся за решение предвыборных проблем ДВР, не понимали сказанного, да и не могли понять. Поэтому мы двинулись, как водится в России, другим путем.
Увы, детская тяга к неизведанному -  национальная  особенность всех разрушителей...   

Чубайсу виднее... 
Не надо думать - с нами тот, кто все за нас решит. В. Высоцкий.

В Новосибирске отказались вступить в СПС 76 членов ДВР, бывших верными приверженцами либерализма.
Такая же ситуация, насколько знаю, и в других городах России.
Зато в ряде мест записными либералами объявили себя криминальные авторитеты, бывшие коммунистические чиновники, и, видно, пора аплодировать всепобеждающей силе учения, для которого нами столько сделано.

Однако, что-то у меня нет охоты прыгать от радости и счастливо хлопать в ладоши. Не достает желания бежать подавать заявление о вступлении в организацию, где я смог бы маршировать в одном строю с тем, с кем не имею ничего общего - ни во взглядах, ни в представлениях о том, что порядочно и что аморально. Порядочность определяется не партбилетом.

Никогда не соглашусь, что «наш» лучше «ихнего», и не хотел бы числиться в организации, состоящей из сукиных сынов.
Извините, но я дорожу своей репутацией...

Теперь бывшие члены ДВР никогда не будут голосовать на выборах за кандидатов СПС. Они понимают, что в СПС гораздо больше денег и возможностей, чем когда-либо было их у ДВР, но думают, что так называемая общероссийская политическая либеральная партия «Союз правых сил» отнюдь не является общероссийской, к либерализму и демократии имеет отношение примерно такое же, как партия Жириновского, партией единомышленников назвать ее можно лишь по недоразумению, а союзом каких бы то ни было сил она не была никогда.

А главное: социальной базой СПС является совершенно другое сословие.
Это - не их партия.

В чем же причина «ошибки», из-за которой ДВР оказалась за рамками политического процесса?
Основной причиной оказался командный стиль, иначе говоря, вождизм сталинского типа, укоренившийся во многих российских партиях.
При нем личности лидеров значат больше, чем принципы. Можно сколько угодно рассуждать о правах и свободах человека, но все проверяется на деле.
Железный закон олигархизации партий, выведенный Р. Михоэлсом для  германской социал-демократии, сработал и в ДВР.
Если решение одного человека значит больше, чем  доказательства сотен других,  - это первый признак, что партия стала тоталитарной, иными словами, что в ней  восторжествовала бюрократия: вождь сделался начальником, и он умнее остальных «по определению».
Вся лжелиберальная болтовня об уважении к личности и правам каждого отбрасывается за ненадобностью, поскольку у рядовых дураков прав нет. 
Конечно, формально решения в ДВР принимались коллегиально, но на столичном уровне определяющим являлось  мнение одного «рядового члена». Ведь когда мычат священные коровы, правоверным положено усматривать в этих звуках глас божий.
Предположить, что этот «член» в реальной политике разбирается еще хуже, чем в экономике, никто даже в мыслях не мог.  Правоверным не положено сомневаться…

Другой, не менее важной причиной оказался состав будущих коалиционеров и условия, на которых правая коалиция создавалась...

Что нам стоит дом построить? 
А без денег – жизнь плохая, не годится никуда... Песня.

Все мы вышли из КПСС.
 
Но одни вышли из нее, пройдя мучительный процесс прозрения преступности советского режима.

Другие из нее выскочили впопыхах, суетливо приглядываясь, где лучше светит солнышко, как когда-то в годы смуты московские бояре бежали в лагерь Тушинского вора. Вовремя перебежав в стан победителя, выучив новые святцы и успев занять значимое положение, за 8 лет они реализовали преимущества приватизированной ими власти, конвертируя ее в финансовые возможности.
 
Раньше вы - «руководящее ядро» нашей партии - часто говорили, что социальной опорой либерализма является малый и средний бизнес, олицетворяющий собой конкурентный капитал.
Но финансовые возможности этого сословия были смешны, - во многом благодаря усилиям Кириенко, разорившего его в августе 1998 года.
Неконкурентный же олигархический капитал, сращенный с государством и мафией, как раз находился в руках этих самых чиновников-перебежчиков.

Поэтому, создавая коалицию, вам пришлось выбирать между прежними принципами и готовностью согласиться с существованием в стране номенклатурного капитала.
Понятно, что, делая выбор между нищей интеллигенцией и серьезными людьми в солидных кабинетах, распоряжающихся крупными суммами, вам не хотелось ставить на идеалистов-голодранцев.
Принципы принципами, но кушать хочется.
Так и возникла идея коалиции, то есть союза принципов с ресурсами. 
Забавно, что, насколько известно мне, условием предоставления ресурсов было требование создания  коалиции.
Рыночная цена, которую должны были заплатить за принципы, вас устраивала.
Предстояло лишь разыграть нехитрый театральный этюд с жертвой десяти тысяч пешек во имя проведения в Думу четырнадцати королей и ферзей, и согласиться, что с вами вместе туда же прорвется еще два десятка фигур неизвестного происхождения.

Впрочем, предстояла еще техническая процедура убийства партии, но это казалось совершенным пустяком. (О том, что создание коалиции означало безусловную смерть ДВР, на одном из партийных съездов, если вы не забыли, говорил один из отцов «Демократического выбора» В. Ярошенко).

Бракосочетание с тенью
Чтобы  приготовить фрикасе из кролика, нужно иметь хотя бы кошку. Кулинарный рецепт.

Хотя коалиции в политике порой неизбежны, но, идя на их создание, надо хотя бы отдавать себе отчет, с кем и для чего объединяешься.
Создавая такие конструкции, надо помнить, что временное соглашение лиц, не являющихся единомышленниками, разрушается при первом серьезном испытании. Коалиции, состоящие из волка и зайца, обычно существуют, пока волк не нагулял аппетит.

Все нужно было просчитать заранее, еще до начала переговоров о сооружении коалиции: узнать, с кем ты намерен регистрировать  брак по расчету, кто на что претендует, какие возможны компромиссы, - словом, постараться «на берегу» избежать проблем, возникающих у чудака, облапошенного наперсточниками в метро.

Жаль, но в политике Егор Тимурович разбирался, так же, как в экономике: все умел объяснить, но... задним числом. Когда он решил освободить цены, по мнению Буковского, вышло, как в анекдоте про психлечебницу: "Врач построил вышку в бассейне, а воду обещал подвести потом, когда мы нырять научимся". Эту операцию без наркоза окрестили шоковой терапией. Все видели, что, отпустив цены, людей просто ограбили. Кроме экономиста Гайдара.

Как-то раз я спросил его, как он относится к Жириновскому. Вокруг сидело человек 200. Надо было отвечать.
Гайдар посмотрел на меня, по обыкновению почмокал, вздохнул и произнес: "Могу сказать одно: если бы я сразу понял, что Жириновский - не русский фашист, а барыга, мы бы его купили... Если он прыгнул в пруд с мутной водой, можете не сомневаться, скоро вынырнет с рыбой в зубах. Если Вам кажется, что Жириновский делает очевидную глупость, значит, в дураках окажетесь вы".(И штрих к сказанному Гайдаром: перед любым голосованием в Думе Жириновский делает свой прогноз. Обычно реальные итоги отличаются на 1-2 голоса. - С.Ш.).

К сожалению, не знаю, кто именно из столичных умников -  Гозман, Нисневич или Мурашев, - надеюсь, что в их числе не было Томчина, Похмелкина и Юшенкова, - смог внушить Гайдару нелепую идею, что коалиция – единственный шанс на успех.
А хотелось бы выяснить, кому принадлежит лучащаяся счастьем идиотская мысль, что дружные демократы, умильно улыбающиеся друг другу, - классная пиаровская находка.
Ах, как это круто: Хакамада, повисшая на шее у Немцова; как клево: Немцов, целующий Гайдара. Как они любят друг друга! Какие они молодые и оптимистичные!

Жаль, что рядом с Гайдаром не нашлось человека, сказавшего бы, что законы политической алгебры подчиняются не той арифметике, которую специалисты избирательных технологий изучали в начальной школе, что детские ссылки на социологические опросы нелепы, ибо нашими опросами лучше печку разводить.
Итоги российских выборов – лучший тому аргумент.

Даже приставив к губам Тимуровича нос Владиленовича  и прикрыв уши Борисовича шевелюрой Ефимовича, несмотря на все косметические ухищрения, к которым прибегает Мицуовна, невозможно обеспечить на выборах простое сложение избирательских симпатий, так как железный Чубайс отпугивает кисейных сторонников Хакамады, а фанатов стройного Немцова тошнит от одного взгляда на Гайдара, пренебрегающего голоданием по Брэггу!

Та дилетантская ошибка в приоритетах и  стратегии, которая была допущена при конструировании коалиции СПС, была понятна любому мало-мальски разбирающемуся в политике человеку, ибо на выборах А+В+С редко равно С+В+А.
Говорят, что Чубайс был не только начальником  избирательного  штаба, но и идеологом предвыборной коалиции.
Если правда, это вполне подтверждает известное мнение о нем, давно безошибочно выбирающего из множества избирательных технологий самую неэффективную и дорогостоящую. (Кстати, я полагаю, что именно его влиянием следует объяснить и тот странный стиль чиновнического недоверия к работе на местах, которым  в ходе выборов была проникнута вся деятельность столичного штаба СПС).
 
За кого же собиралась выйти замуж наша невеста? 
Ведь сказав А, предстояло говорить Б и оформлять брачное свидетельство в Центризбиркоме, то есть совершать  юридически значимые  действия.
Но коалиция, которую надо было создать, не имела политического смысла. Она была чисто пиаровской затеей.
Как сказал С.Е. Лец, "в действительности все бывает не так, как на самом деле". Черный юмор ситуации состоял в том, что коалицию создавать было не с кем. 
Нет, ДВР действительно существовала. Были у нее и люди, и своя  пятилетняя история.
А вот почти все партнеры, с которыми предстояло подписывать коалиционное соглашение, не имели за душой ничего, кроме самомнения.

Организации, вождями которых они себя именовали, сильно смахивали на головастиков, а роль «головы» играл так называемый аппарат, влияние которого распространялось не дальше Бульварного кольца.

Было ли «движение» у Немцова?
Конечно же, не было никого, кроме нескольких ребятишек в разных концах страны, которые записались в «Россию молодую» по Интернету.
Господи, неужели вы всерьез думали, что у этих детей были какие-то убеждения, что они могли оказать воздействие на исход выборов?

Была ли, спрашивается, организация у Хакамады, если по просьбе московского аппарата ДВР наивные дэвээровцы спешно "создавали" на местах из самих себя и регистрировали липовые ячейки «Общего дела», дабы будущей вице-спикерше было не в лом сидеть за столом переговоров?

А у Кириенко?
Безусловно, Сергей Владиленович, благодаря комсомольскому опыту, в отличие от Гайдара и иже с ним, имел практические представления о процессе власти, зная, как создаются и действуют политические машины, как политиканство рождает политику. Он, бывший первый секретарь, пройдя аппаратную школу, с его даром точных оценок и комбинационных расчетов, конечно, был на голову выше других, мастером среди второразрядников, и видел будущее дальше, чем его партнеры, которые умели просчитать ситуацию в лучшем случае на два хода вперед.
В отличие от остальных коалиционеров, Кириенко вполне реально мог опереться на насколько десятков бывших комсомольских функционеров, с которыми прежде был знаком. (Оставим в стороне факт, что эти люди по взглядам не отличались от тех, с кем предполагалось, наша партия находится в идейном противостоянии).
Но и у него не было партии, знающей, почем фунт лиха в нынешней политике.

Да и у Титова, по сути, если выйти за пределы Самарщины, не было в стране никого, кого можно бы числить в составе всероссийского политического объединения.

Почти все так называемые движения, с которыми ДВР вступала в союз, были наспех состряпанными однодневками, состоящими из набранных бог знает где случайных людей.
Но все они сразу стали претендовать на кусок коалиционного пирога, ибо формально  у слона и слетевшихся отовсюду мух равные права, совести же у мух, как известно, нет.
Однако ДВР не могла не подвинуться, иначе тут же начинались крики о неджентльменском поведении слонов и угрозы раскола.
Так нас женили, не спросив нашего мнения о невесте.
Поэтому Гайдару вскоре и пришлось сдавать своих.
Впрочем, какие мы ему, номенклатурному внуку знаменитого деда, были свои?

Как мы хоронили партию
Если вас разденут раз – вы невольно вскрикнете,
Раз разденут, два разденут, а потом привыкнете. Частушка.
СПС рождался во лжи. 
Мне, как руководителю региональной организации ДВР, неоднократно пришлось присутствовать на съездах коалиции, но одно за другим вспоминаются «знаковые» события, заставлявшие дэвээровцев настороженно отнестись к происходящему в праздничном зале. В самом воздухе съездов сквозило крепнущее ощущение продажности происходящего; впрочем, процесс предпродажной подготовки старательно камуфлировался принципиальными речами любующихся собой ораторов, хотя то и дело что-то вдруг тревожно резало слух…

Вспомните, как ребята из «Демократической России», выйдя к трибуне съезда, где принимались решения о создании коалиции, заявили, что все происходящее – ни что иное, как глумление над памятью Галины Старовойтовой. Как над пристыженным залом звучали звонкие строки о мародерах, несущих караул над гробом...
Как дружно суетились все мы, не желая пропустить в состав Координационного совета Сергея Станкевича...
До сих пор не могу забыть, как проникновенно на прощальном съезде ДВР Немцов клялся в любви к Гайдару, с которым его разлучит лишь могила.
Невольно на ум приходили сталинские уверения в том, что Бухарчика он не отдаст...
 
А как трогательно на том же съезде ДВР Егор Гайдар, строго соблюдая необходимый политес, благодарил чудаков, десятилетиями мечтавших о либеральной России. Он сказал всем спасибо и сообщил, что строить новую партию свободы предстоит уже не нам, дилетантам, но профессионалам, умеющим покорно кивать и вытягиваться перед начальством по струнке.
Оказывается, люди, десять лет сидевшие в стороне, копя деньги, осознали, наконец, что от политики может быть толк для их бизнеса, и конечно, их вклад в создание новой партии наверняка окажется  гораздо больше, чем тот, который за эти годы смогла сделать нищая интеллигенция. Было высказано важное предположение, что накопив денег, нахватав нефтяных компаний и устав подсылать друг к другу киллеров, новые хозяева жизни непременно перевоспитаются. Мы должны помочь им стать бархатными либералами – в этом состоит наш  высокий долг.

А помните, как в последнюю ночь перед съездом наши вожди формировали предвыборный список СПС? Все прежние договоренности, все региональные списки были выброшены в мусорную корзину: волевое решение нескольких человек объявлялось результатом демократического волеизъявления.
Эта подмена была очевидным свидетельством лживости всех заверений вождей новорожденного политического блока об их приверженности демократии.
Съезд был простой формальностью, все было решено раньше, и мусоля слюнями купюры, кто-то уже пересчитал деньги на бочке.
Мы были поставлены перед фактом осуществившейся сделки.
Спорить с лидерами, возражать, что люди не перевоспитываются по доброй воле, если обстоятельства заставляют их быть такими, каковы они есть, было глупо.
Если не принцип, а чиновник остается решающей силой при возникновении новых капиталов, то чиновника и будут учитывать. Его благоволение гораздо важнее принципов, конъюнктуры рынка и законов маркетинга. 
Все это уже не имело значения, - мы хоронили свою партию.
Мы привыкли к предательствам еще в прежние годы, но понимание, что тебя использовали и выбросили, всегда имеет горький привкус новизны.
Как там, в песне: «Души незаживающий ожог»? 
Мы выпили, не чокаясь, водки в измайловских номерах, попрощались без особых разговоров. Говорить, впрочем,  было и не о чем.
А наутро мы разлетелись по России.
Навсегда...

Стоил ли Париж обедни?
И что теперь святая цель,
когда пробитая шинель
от выстрелов дымится на спине. А. Городницкий.

Однако вы, господа демократы, стоявшие в Москве у руля ДВР, эту ошибку совершали вместе.
Безусловно, на Гайдаре лежит большая часть вины.
Да, он - вождь. Его подпись стоит под всеми документами о создании СПС.

Но вы были его думные бояре, его генералы. Это вам предстояло выбирать между своими и чужими. Вы и совершили выбор, кинув свой «Демократический выбор» ради тактического выигрыша.
Главная ваша ошибка заключалась в неуважении к людям, с которыми вы состояли в одной партии. Вы позволили себе торговать их самоуважением. Вы сдали нас почти во всех регионах. Такой была ваша плата за победу.

Именно вы предали собственных солдат, тех нищих дурачков, которые поддерживали вас во всех концах России, ту упрямую интеллигенцию, которая и в советские времена держалась своей правды, а преданность свободе сумела сохранить и в эпоху торжества номенклатурной бюрократии. 

Но  вы ошиблись, господа, вхолостую использовав свой единственный патрон…
Мы долго верили, что вы хотите России счастья, и не верили никому, кто пытался опорочить ваши имена. Мы верили и Гайдару, и вам, передавая друг другу небольшие брошюры, как новое святое писание, не желая подвергать сомнению ни одно из лукавых рассуждений в них.  Ваше предательство для многих из нас стало моментом истины. 
Что ж, известно, что на какое-то время можно обмануть народ, можно достаточно долго держать в заблуждении часть его, но никому еще не удавалось обмануть народ навсегда.
Можно провести фальшивый референдум или сочинить душещипательный и никого ни к чему не обязывающий манифест, но не стоит бесконечно рассчитывать на всенародный склероз.  Рано или поздно, но вам припомнят все, что вы говорили...

Для чего создают предвыборные политические блоки, коалиции, союзы?
Для того, чтобы  объединить  как можно больше избирателей.
Достигли ли создатели «Союза правых сил» этой цели?
Думаю, что на этот вопрос  они и сами не знают  точного ответа.

Возможно, у кого-то из вас, наблюдавших за теми глупостями, которые творил в ходе избирательной кампании Немцов, тоже мелькала мысль, что без коалиции результаты могли быть гораздо лучше.
Акция «Ты прав!» была триумфом пошлости, а участвующие в ней юнцы даже по возрасту не имели отношения к выборам.

Шуму много - толку мало.
Но официальная версия причин победы объединенных демократов не оспаривалась. Победили, ибо объединились.
Мысль, что победили вопреки объединению, считалась еретической.
Но было именно так: если мерить по гамбургскому счету, четыре года работы ДВР были гораздо весомее, чем полтора месяца расшвыривания веселых картинок.

Победа, которой не было.
Фонтаны били голубые и розы красные росли... Ю. Мориц.

Вы думали, что победителей не судят, - еще одна непростительная ошибка.
Вы, бывшие наши товарищи, счастливые обладатели депутатских мандатов, будущие строители новой партии, остались в Москве. Вы прорвались в Думу.
Но это была Пиррова победа - начало вашего поражения. Получив лучшую позицию, вы проиграли партию.
Проблема состояла отнюдь не в балансе сил, сложившемся в Думе. Просто созданная вами думская фракция была не вашей фракцией, и отнюдь не полюсом российского либерализма.
Тот разношерстный террариум, который на выборах выдавал себя за сплоченную команду, вскоре вспомнил о собственных интересах, - к интересам страны шкурные эти нужды не имели никакого отношения.

Взгляните же на Россию и партию, которая вами создана взамен ДВР.
Разумеется, у людей могут меняться взгляды.
Но страна, в которой мы живем, не слишком переменилась, - у российского кормила по-прежнему люди, которые правили до прихода Ельцина.
А их дух - дух политиканства и измены, стяжательства и беспринципности - стал признаком, по какому легко узнавать членов СПС.

Еще не явившись на свет, новая партия успела вызвать у внимательного наблюдателя массу исторических и литературных ассоциаций.
Вспоминаются, прежде всего, строки, написанные Николаем Чернышевским:
«либерализм понимает свободу очень узким, часто формальным образом. Она для него состоит в отвлеченном праве, в разрешении на бумаге, в отсутствии юридического запрещения.
Он не хочет понять, что юридическое разрешение для человека имеет цену только тогда, когда у человека есть материальные средства пользоваться этим разрешением.
Ни мне, ни вам, читатель, не запрещено обедать на золотом сервизе; к сожалению, ни у вас, ни у меня его нет и, вероятно, никогда не будет средств для удовлетворения этой изящной идеи; потому я откровенно говорю, что нимало не дорожу своим правом иметь золотой сервиз и готов продать это право за один рубль серебром или даже дешевле.
Точно таковы для народа все те права, о которых хлопочут либералы. Народ, не имея денег, чтобы получить образование, не имея денег, чтобы дать образование своим детям, каким образом станет он дорожить правом свободной речи?».

Интересно, ведала ли Хакамада, что слова «правее меня только стенка!» первым в России произнес отец русского фашизма Владимир Пуришкевич?
Знал ли Немцов, что его призыв «выжечь демократию каленым железом» в будущей партии – цитата из речи Гитлера?
Известно ли Кириенко, что «Новая сила» – имя одной из молодежных фашистских организаций Италии?
Понимал ли Рыбаков, заманивший в СПС остатки «Демократической России», как напоминает его поведение действия одного петербургского священника, который когда-то повел толпу под пулеметы?
Осознавал ли Чубайс, что его настойчивые призывы выстроить всю страну, начиная с губернаторов, и его самоуверенные заверения в будущих победах СПС сильно отдают даже не хлестаковщиной - ноздревщиной?
Знал ли он, что за полтора века до него о «либеральной империи» рассуждал Луи Бонапарт Третий, вошедший в историю Франции, как предатель интересов французской нации?
Боюсь, мало кто из них помнил, какие у него знаменитые предшественники.

Гораздо интереснее, чем анализ случайных оговорок,  является процесс сравнения выдвинутых перед выборами политических обещаний с реальными делами, совершенными партией в ходе своего думского бытия.
Ведь партия сможет оказаться жизнеспособной лишь в том случае, если ее избиратель  услышит от нее ответ хотя на один из вопросов, мучивших его годами.
Скажите, на какие вопросы народа вы сумели ответить, что СПС смог сделать для России за эти два года?

А упало, Б пропало... 
- Неужели совсем-совсем никого нет? - поинтересовался Винни-Пух. А. Милн.

Сергей Кириенко, едва успев познакомиться с составом команды и прикинув расклад сторон и склок в новой партии, вскоре счел за счастье отодвинуться от будущих «единомышленников» – уж для него-то, имевшего опыт аппаратных игр, идиотизм возникшей ситуации был очевиден.
Если б у него было право менять игроков по своему усмотрению, можно бы что-то попытаться исправить. Но быть лишь одним из членов новоявленной «семибоярщины», не имеющей общего мнения ни о чем в стране, при этом не имея возможности самому вносить в ситуацию необходимые коррективы, ему не захотелось. 
Кириенко прекрасно понимал, что лучше стать одним из семи представителей Президента, чем оказаться в сомнительной роли лидера мыльного пузыря - новоиспеченной партии, обреченной на скорую смерть.
Поэтому Кириенко ушел из фракции, и увел с собой нескольких сторонников.

Думаю, что и Гайдар отдавал себе отчет в том, что происходит.
Но и у него теперь не было ни воли, ни возможностей, чтобы изменить ситуацию. Решения отныне принимал не он, в СПС у него не было опоры: ДВР была выведена за рамки на стадии создания коалиции.
Заниматься текущей политикой в СПС ему до смерти не хотелось, тем более, что выборы Совета на учредительном съезде наглядно показали Егору Тимуровичу, как мало у него тут сторонников.

У Чубайса голова болела от забот по реструктуризации РАО ЕЭС, Хакамада изначально воспринималась как декоративный бантик, вторые лица в этих комбинациях всегда играли третью роль.

Поэтому, по методу исключения, рулить политическим кораблем пришлось Немцову.
К сожалению, если Захар Поприщин верил, что луну делают в Гамбурге, то по убеждению Бориса Немцова либерализм производится в Вашингтоне. Он был хозяином своих слов, и отказывался от обещаний не менее легко, чем давал их.

В общем, начав с предательства и взяв на вооружение принцип конъюнктурного успеха, вы семимильными шагами двинулись по пути измен.
Не успев войти в Думу, но, уже окунувшись в выборы Президента, вы решили отказать в поддержке Титову, несмотря на то, что он был председателем Координационного Совета СПС.
Он имел на помощь СПС не только моральное право, вы обязаны были сделать все для его прохождения во второй тур.
Но поддерживать его в качестве организованной силы вы не стали, приняв уклончивое решение о свободном голосовании. Вы объясняли это по-разному.
Фактически вы кинули и его, склонившись перед избранником Ельцина. Тем самым СПС подтвердил свою беспринципность и несостоятельность.
Если не знаете, почему партия не вправе поддерживать чужих кандидатов, а обязана выдвигать собственных, обратитесь к Жириновскому. Он объяснит вам, почему это так важно.

Как бы то ни было, вы шутя предали Титова. После этого у СПС вряд ли появятся приверженцы среди губернаторов.
Убежден, что и у Яковлева имеются сомнения в порядочности СПС.
Возможно, что, объединив свои партии, Титов и Яковлев не достигнут серьезных результатов на выборах 2003 года.

Главное в том, что они не хотят иметь ничего общего с вами. Свои счеты к вам у Станкевича.
Думаю, что и Черниченко, пройдя через эпопею выборов в Республике Алтай, никогда не поверит в искренность вашей дружбы.
Хотелось бы узнать, и почему изменила отношение к СПС Новодворская, именующая его вождей с некоторых пор не иначе, как фашистами.
Искусство политика состоит в том, чтобы не увеличивать количества врагов.
Однако этого недостаточно.
Как партия, вы были обязаны постоянно стараться обратить в свою веру будущих избирателей.
Но с каждым поворотом от вашего корабля отплывает то одно, то другое суденышко.
Есть ли будущее у партии, рассыпающейся, не успев родиться?
Отказавшись от общности на базе принципов, СПС стала строиться на общности беспринципности.
Есть ли у вас сейчас настоящие сторонники в регионах?
Есть ли хотя бы те прежние стайки убежденных людей, оскорбительно названных вами «городскими сумасшедшими», которые могли когда-то сутками работать за идею? Нет, тех вы потеряли навсегда.
Те немногие демократы, которые все же вошли в СПС, дабы заняться перевоспитанием новых коллег, тут же оказались на положении идейных придурков, которые мешают серьезным людям заниматься своими делами.
Те, кто считается сегодня членами вашей партии, измеряют стоимость принципов исключительно в рублях и копейках.
Эти не сделают лишнего движения из идейных побуждений.
Они боятся подпускать чужаков к захваченным ими в регионах отделениям СПС.
Они считают, что для участия в выборах проще нанять студентов.
Но на думских выборах по всему Новосибирску в урнах валялись кучи листовок СПС. Студенты даже не считали необходимым найти укромный угол, чтобы освободиться от идиотской ноши, а швыряли их, не успев отойти от агитационных штабов и на сорок метров.
Уже два года на всех местных выборах СПС, избавившийся от ДВР, терпит сокрушительные поражения.
Вы уверены, что снова пройдете в Думу?

Оптимистический финал.
Все проходит. Надпись на кольце царя Соломона.
С первых же дней СПС оказался окутан стойкой аурой вечных склок и скандалов.
Так уж создавалась эта партия.
Достаточно быстро выяснилось, что ни по одному из серьезных вопросов, волнующих страну, у вождей СПС нет единого мнения.
Вы и сами помните: НТВ, Чечня... 
Уверенность, что приход в Думу был вашей победой, вскоре растаяла: придя к власти, Путин показал вам ваше истинное место в политическом процессе. 
Плейбойская роль «конструктивной оппозиции», избранная вами (иными словами, плебейское желание при любом удобном случае угодничать перед вышестоящими), не прибавила вам уважения в народе.
Средний класс, который вы считали своей социальной базой, от СПС уже отвернулся.
За те два года, которые вы находитесь при власти, вам удалось раскрыть себя, как партии, полностью ориентированной на президента, как вспомогательному отряду «Единства», не имеющему собственного лица.
Поэтому в кремлевских кабинетах вскоре поняли, что будущие думские выборы СПС не пережить, и сами приступили к созданию какой-то демократической альтернативной партии, которой было бы по силам занять освобождающиеся скамьи в Думе. Оказывается, даже они не считают вашу партию центром, к которому могли бы присоединяться уважающие  себя люди: Прусак, Бурбулис, Н. Федоров.
Таким образом, тот единственный зритель, вниманием которого вы так дорожите, забраковал ваши сценические способности.
Возможно, скоро вам поручат произносить «Кушать подано»...

Говорят, лучше с честным потерять, чем с подлым найти.
Я думаю, сегодня вы уже поняли, что вы натворили, раздавив и предав свою партию. Теперь вы являетесь инородным телом в той организации, которая вами создана.
Говорят, что нет страшнее врагов, чем бывшие друзья. Но гораздо опаснее бывшие враги, называющие теперь себя вашими друзьями.
У бога для всех общая мера, даже для тех, кто считает, что поймал его за бороду.
О, детская уверенность в безнаказанности, о, смешная убежденность провинциала, что можно спрятаться в столице от далеких врагов, о, простодушное чванство нуворишек, с наслаждением гуляющих по белокаменной с чувством собственной сверхзначимости!
Москва давно насмотрелась на выскочек, но в нужный момент, услышав команду «фас», все изладит в лучшем виде.
Все секреты полишинеля, все неясности в биографиях, о которых воспитанные люди не считают возможным интересоваться вслух, давным-давно пронумерованы, разложены по порядку, занесены в файлы, сохранены на дискетах, подшиты в папочки, ждут своего часа в крепких сейфах, - нескольких секунд вполне хватит, чтобы нанести точный и беспощадный удар.
Вы создали партию национальной измены, так что скоро каждый из вас будет предан. Кого-то «замочат» при строгом соблюдении регламента, под объективами телекамер, кого-то сдадут в дружеском разговоре тет-а-тет, понимающе улыбаясь собеседнику. Кое-кто из вас, не понимающих, что пора менять отечество, сядет.
Но вскоре и без всякой фармацевтической химии многие сочтут за благо отдать все, что сумели хапнуть и спрятать в зарубежных банках.
Центральный журавль, которого вы поддержали на выборах, никогда не потерпит, чтобы вы жили припеваючи.
У него другие представления об интересах своего класса – политической бюрократии. Для него интересы государства – это интересы собственного сословия, умеющего отбирать и делить.
Уцелеет лишь тот либерал, кто сочтет за благо унизиться так, как никогда в жизни еще не приходилось, и приспосабливаясь к новой моде непроницаемой улыбчивости, вспомнив забытую привычку просчитывать каждую обмолвку, всякий наклон головы, станет к месту и ни к месту твердить на всех углах, что ему обидно за державу, призывать к расправам с террористами, требовать усиления армии и не одобрять космополитических пристрастий...

Как говаривал Гегель, сущее является.
Вот он и явился в России, поддельный либерализм, для которого и свобода личности и права гражданина - пустой звук. Емели мелют из всех сил, доказывая, что свобода нужна капиталу, а не людям. Фальшивые речи о демократии хорошо оплачиваются истинными господами.
Жить этой лже-либеральной конструкции осталось всего два года.
За десять лет в истории новейшей России уже успели уйти в небытие многие политические кадавры, даже те, что считались могучими и вечными: «Демократическая Россия», НДР Черномырдина, лебедевская НДР – мало ли их уже было.
Скоро сойдет со сцены и фальшивое детище пиаровского хитроумия, - и это внушает исторический оптимизм.

Вместо постскриптума
В политическую реку невозможно войти дважды.
Не признает история и движения вспять.
Все случившееся остается в ней навсегда – и предательства, и потери.
Но мечта о партии народной свободы, единственной, которой не было еще в России, пока жива в душе.
Разумеется, что партия свободы должна быть не бандитской и не бюрократической.
Но какой именно она обязана стать?
Я полагаю, что новая партия должна быть, во-первых, партией, в которой высшим принципом является  принцип уважения и доверия к личности каждого из своих членов.
Во-вторых, не партией вождей, но партией демократической процедуры. (Каждая партия есть модель политического будущего страны. Вождизм – принцип тоталитарной партии, и придя к власти, вождистская партия вновь погонит Россию под ярмо политической бюрократии).
В-третьих, конкретной, - этой партии при выработке своих целей нужно исходить не из благих пожеланий, а из нынешних нужд большинства населения страны.
Требования снижения налогов и резкого сокращения чиновничества, защита прав личности, борьба с милитаризмом и т.д. должны воплощаться в конкретные предложения, непосредственно волнующие каждого российского гражданина.
И, наконец, в-четвертых: деньги есть тот последний  фактор, который  должен интересовать конструкторов этой организации.
Возможно, в такую партию мы, члены «Демократического выбора России», и смогли бы вступить еще раз. Хотя это – совсем другая история.

Опубликовано газетой "Демократический выбор" в декабре 2002 года.
После этого редакция газеты была разгромлена группой молодчиков в масках. 
Был вскоре убит на улице Свободы в Москве и редактор газеты Сергей Юшенков.

Рецензия на «Ошибка из 3 букв. Почему в России нет либералов?» (Сергей Шрамко)

Серьезный, глубокий материал, располагающий к размышлению.Спасибо.Намерен еще к нему вернуться.
Бесспорно, ДОВЕРИЕ и УВАЖЕНИЕ к личности - база успеха в любом деле.
Но где же ЛИЧНОСТИ?
Ау! Куда они подевались?
Нам же 4 поколения внушали, что только мы одни во всем мире - личности!
Я 30 лет пытаюсь в этом разобраться и одолевает временами смятение - а воспитаны ли мы личностями?
Не пойдет ли СЕГОДНЯ, в новых условиях жизни этот процесс естественным путем?
Я по работе связан со многими предприятиями (не госбюджетными)и наблюдаю, как почти полностью исчезают пьющие работники, то - есть психически больные.
По причинам, думаю, понятным.
Появился ХОЗЯИН.
Если мы - не есть личности, то сначала надо еще их создать.
А уж потом говорить о создании партии.Или я не прав?

Вадим Егоров   28.09.2013 12:38   •


Рецензии
Демократия - это не государственное устройство и даже не тип власти... Демократия это способ зарабатывания денег на п...жи!

Ан Леере   13.06.2017 15:28     Заявить о нарушении
Солидарен с вами!

Владимир Бутаков   17.12.2017 11:06   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.