Александр и Александра

    Жара. Июль. Дачный сезон. Аля едет на дачу на электричке, так ближе. С автобуса надо идти через речку по подвесному мосту, а она, честно говоря, боится. В электричке напротив нее сидел крупный седоватый мужчина с восточным разрезом глаз. Удивительно, но он вышел на той же станции, что и Аля. Попутчик, не спеша, шел впереди.

 Одет он был не по-дачному: светлые брюки и рубашка, бежевые туфли. Видя, что Аля отстает, попутчик остановился.
-Давайте сюда ваш рюкзак, поднесу,- сказал он приятным баритоном.

-Да я бы с радостью, но боюсь, что Вы запачкаете рубашку,- сопротивлялась Аля. А он уже снимал с ее плеч рюкзак.
-Малина пошла, Вам не надо малины?- Без перехода спросила Аля.

-Да нет, я в гости еду к друзьям,- рассмеялся мой новый знакомый,- поем  с куста, да и достаточно.
-Жаль, я бы недорого взяла,- прикинулась Аля такой деревенской теткой. Ей иногда нравилось быть актрисой.

-А Вы откуда будете?- Допытывалась Аля.
-Да из Норильска прилетел. Дня через три на юг улечу, вот только друга навещу, пять лет не виделись, - спокойно рассказывал он.
Пока что они шли в одном направлении.

-Вот гадаю, к кому Вы приехали,- не унималась Аля.
-А во-о-н тот дом,- показал рукой попутчик.
-Так это же мой дом,- она аж остановилась.

-С зелеными воротами,- добавил с улыбкой он.
-А, это мои соседи, Самсоновы. Прям напугали. Уж думала Вы к мужу моему, а его три года уже нет в живых,- со вздохом закончила Аля.

-Сочувствую. А Виталий Самсонов служил со мной в Афганистане, с тех пор и дружим, Можно сказать, всю жизнь,- неторопливо рассказывал мужчина.

- Вот и пришли, спасибо, - сказала Аля и потянула к себе рюкзак.
-А зовут-то Вас как? Витальке повезло с соседкой: и красивая, и разговорчивая,- с усмешкой добавил попутчик.

- Да Александра я, можно Аля. Как-то Саша не люблю, мужское имя,- смутилась Аля.
-А меня Александр зовут,- с улыбкой ответил он.
Аля аж поперхнулась и не нашла слов. Только покачала головой.

Самсоновым дача осталась от отца: огромный дом и сад. Дети дом поделили: одна половина Виталия, другая Светы. Со Светой Аля училась в институте. Потом разъехались. Встретились, когда Аля купила дачу по соседству с ними. Теперь каждый приезд забегает поболтать. Иногда и в бане у них моется, а потом - по рюмочке и поют  старые песни. И тетя Мира с ними. У Самсоновых все музыкальные, особенно Виталий. У него и образование музыкальное есть. Когда Виталька приезжает без своей «грымзы» ( это она настояла дом поделить, отдельный вход сделать), он выходит к ним с аккордеоном, и все поют до хрипоты.
 
У Светы муж редко ездит на дачу, в основном, в городе, в интернете сидит. Моя подруга сама вкалывает на даче.

Аля вошла в домик, открыла окна, двери и села на крыльце. Тяжело, конечно, одной дачу содержать, зато какой отдых для души! Особенно после большого города. Пионы уже отходят, новые цветы расцветают. Вьюнками вся веранда затянута. Такая красота! А какой чай бесподобный на даче. Такой чай она только в детстве на покосе пила.

Что-то Светы не видно, но появится к обеду. Тетя Мира-то с мая по сентябрь на даче живет, так Света продукты возит. Да и ягоду надо собирать. Дача Али чуть повыше дачи Самсоновых, и  было видно, как Виталик быстро прошел к бане.

« Конечно, друг приехал, надо баню топить, »- подумала Аля. А у самой мысли вертелись вокруг попутчика Александра. Интересный мужчина, сила в нем чувствовалась, стержень мужской.

« Что ж я сижу-то, надо чайку попить да браться за работу, »- поругала Аля себя. Собирала малину, полола грядки. Потом села перебирать ягоду и тут же ее варила на двухкомфорочной плитке.

                2.
- Ух, как вкусно пахнет,- ворвалась Света,- привет! Она   была в джинсах и рубашке в клеточку. Света была похожа на свою бабушку-грузинку: стройная, гибкая, черноволосая.
- Присядь, выпей чаю! Замоталась вся. С утра, наверное, тысячу дел переделала,- сказала Аля со вздохом,- как твой Хакимов?

- Нормально,- ответила Света,- вот с утра ездила ему брюки покупать. Попили чаю со свежим малиновым вареньем и теплыми булочками от тети Миры. Она уже успела испечь их в своей минидуховке.

- Приходи вечером в баню, потом посидим, попоем, - скороговоркой выпалила Света.
- Приду, конечно, - обрадовано сказала Аля,- сготовлю что-нибудь.

- Да все есть, мама готовит, а спиртное парни купили, нам ведь много и не надо,- уже у двери сказала Света.
- Ага, парни, только один уже седой,- с крыльца ответила Аля ей.

- Так это он после Афгана, он же сапером был. Виталька-то младше его,  всего полгода воевал,- объясняла подруга, уже держась за ручку калитки.
- Беги уж, вихрь,- крикнула Аля ей вслед.

Вечером она приготовила салат из того, что выросло на огороде, подогрела курицу, налила бутылку домашнего вина. Сама переоделась в вишневый сарафан, туфли-балетки и отправилась к соседям.
« Парни» уже напарились и сидели в летних креслах около бани.

- Привет, Виталя!- крикнула Аля от калитки. Виталий был светлее Светы, больше похож на отца.
- Привет, Аля! Знакомься - Александр,- крикнул он ей.  Баня была в конце двора, ближе к огороду.
- Да мы уже знакомы,- ответила Аля.

- Ребята. Делайте еще один заход в баню, да мы пойдем,-
          скомандовала  Света с крыльца.

В доме пахло праздником. Тетя Мира даже вытащила  заветную вязаную скатерть.
- Вот Светка говорит, что устарели вязаные скатерти, а здесь они так кстати,- рассуждала тетя Мира.

Огромная веранда была построена со вкусом и с любовью - дядя Коля оставил для своей семьи на память. Он перестроил в доме все, что успел.

В этот вечер все засиделись допоздна. Не столько пили, сколько пели и разговаривали. Виталик виртуозно играл на аккордеоне. А в ресторане он играл на пианино и иногда пел, если просили. Тетя Мира сразу заказала свои любимые « Подмосковные вечера» и «Годы летят».

В свои семьдесят восемь лет она помнила все слова песен. Помнила многих из нашей группы, особенно тех, кто был на свадьбе у Светы.

Потом мы со Светой  стали вспоминать наши студенческие песни. Вспомнили    Ю.Визбора      « Милая моя» и Б.Окуджаву «Последний троллейбус». После двенадцати тетя Мира ушла спать, а мы продолжали петь на крыльце, сидя на ступеньках. Откуда-то взялась гитара, и Александр  с Виталькой пели армейские песни. Взгляд Александра почему-то притягивали ноги Али с узкими лодыжками.

Летом ночи короткие, стало светлеть на востоке, и Аля засобиралась домой. Александр пошел проводить. Света с Виталиком переглянулись. А Аля чего-то устыдилась. Остановились у калитки, Александр уже хотел войти, но Аля его остановила.

- Знаете, Александр, мне как-то не по возрасту принимать у себя мужчину после пятнадцатичасового знакомства,- сказала Аля.

- А жаль, жизнь-то короткая, а нам уже за сорок пять,- хрипловато ответил он.
Обнял, хотел поцеловать, Аля вывернулась. Побоялась - не устоит.

- Спокойной ночи,- только и сказал он.
- Добрых снов,- ответила Аля уже из-за калитки.

Назавтра она встала в десять часов. Работы - море! Некогда смотреть, чем занимаются соседи. Снова полола грядки. Собирала ягоду. Разложила варенье по банкам. Спустила в подвал. Собрала рюкзак, переоделась в походную одежду и пошла на электричку.

Пересилила себя, зашла к Самсоновым. Аля не могла уехать, не попрощавшись со Светой и тетей Мирой. Света бежала к ней из огорода и кричала: « Ну что ты ни разу за день не зашла?! Уехали эти «обормоты» час назад. Как пацаны, честное слово!»

- Ну что ж уехали, так уехали,- ответила Аля. А самой так тоскливо стало, так пусто, как - будто что потеряла.

- Представляешь,- запыхавшись, продолжала Света,- еще Тарас объявился в Красноярске, из своей Хохляндии приехал. Вот они сорвались и поехали.

- Армейская дружба - это святое, - попыталась радостно объявить Аля. Не получилось.
- У меня сейчас большой выходной. Приедешь в следующий раз, к  маме зайди - вдруг нас никого не будет,- шепотом сказала Света,- сдает мама.
- Могла бы и не говорить, всегда захожу,- ответила Александра.

                3.
Через два дня, выходя вечером с завода, возле проходной Аля увидела Виталия и Александра.
- Ой, а вы что здесь делаете?- изумилась Аля.

- Да вот шли мимо, решили с тобой повидаться. Ну я пошел, дела,- выпалил Виталик и исчез.

- Аля-Александра, Вы уж меня простите. Так неловко получилось в тот вечер. Давайте зайдем в кафе. Поговорим,- продолжил Александр.
-Да вроде и говорить не о чем, мы едва знакомы. Извинения принимаю,- холодно ответила Аля.

А когда зашли в кафе, она постепенно оттаяла. Не заметила, как просидели два часа. Сегодня Аля была одета по-другому: летний костюм, туфли на каблуке. Прическа, легкий макияж. Только глаза, немного уставшие после рабочего дня, ведь восемь часов за компьютером.

- А вы кем работаете, Саша?- спросила Аля.
- Да на комбинате работаю,- скромно ответил Александр,- я завтра улетаю.

- Что ж, счастливого пути,- вроде беззаботно ответила Аля.
- Можно я хоть иногда буду звонить или писать Вам по электронной почте?- спросил он.

- Да у меня и электронной почты нет, заводить придется. Я с утра до вечера работой занята, некогда даже в интернете светские новости посмотреть,- ответила Аля,- а дома интернета нет.

- Да, я знаю, в финансовом отделе работы много,- сочувственно сказал Александр,- Виталик мне говорил.
Одет Александр был, как всегда, со вкусом. Ему очень шла голубая рубашка.

« Странно, глаза с раскосинкой, а вроде серые, не темные, »- подумала Аля.
- Я не говорю ничего о своей семейной жизни. Потому что ее нет, есть общее жилье и взрослые дети ,- сказал Александр.

« Все вы так говорите, что живете в разных комнатах и просто хотите вырастить детей»,- подумала Аля. А сердце верило ему.

- Это ваше личное дело,- сказала она вслух.
Еще немного поболтали и расстались.


                4.
Через несколько дней Аля завела себе электронную почту. Теперь, приходя на работу, у нее появилось развлечение - сразу смотреть электронную почту. Аля, конечно, понимала, что Александр еще в отпуске, на юге. Потом как-то все отдалилось, но в очередной приезд на дачу, к Але зашел Виталик. В отличие от Светы он ходил спокойно. Виталик был еще в городской одежде, темно-русые волосы зачесаны назад и забраны в хвост. Аля не стала говорить ему, чтоб постригся. Знала, что он ответит. Они только посмотрели друг на друга и рассмеялись.

- Аль, у меня волосы,  как у Димы Маликова, даже лучше, потому что кудрявые. Я пианист, понимаешь? Достали вы меня,- сказал Виталик.
- Да я уже и не спрашиваю,- сквозь смех ответила Аля.

- Алька, я ж по делу пришел, а ты сбила меня с толку. Санька твой телефон просит, что сама-то не дала?- строго спросил Виталий.

-  Не знаю, как-то так получилось, дай, конечно,- ответила Аля.
- Аль, Санька мужик настоящий, ты присмотрись. Он в Афгане нас всех выручал. Мы ж молодые были, слабее его. Когда шли на задание, он временами нес наши рюкзаки. Порой кроме своего еще по рюкзаку на плечи надевал, чтоб мы передохнули,- рассказывал Виталий.

- Я понимаю, что Саша - отличный друг. А мне-то ты что женатого сватаешь?- рассердилась Аля.
- Да они уже в разводе, только в одной квартире живу. Вот купит квартиру и уйдет от нее. Такая стерва эта Таисья, только деньги сосет из него. Санька ведь не последний человек на комбинате,- горячо защищал друга Виталик.

- Прямо идеальный твой друг! Кстати, а ты помнишь, как сам-то приставал с поцелуями ко мне на Светкиной свадьбе,- перевела Аля разговор.
-  Не помню, Аль,- смутился Виталик.

- Вот, все вы такие, ничего не помните. Ладно, дел много. Телефон сообщи, а там мы сами разберемся, - сказала Аля и покраснела, как будто уже согрешила.

Через несколько дней Александр позвонил.
- Аля, здравствуйте, вот и я,- раздался его бархатный голос.
- Здравствуйте, Саша, я Вам sms-кой адрес электронной почты вышлю, - смущенно говорила Аля. Хорошо, что он ее не видел.

-  Как Вы там поживаете?- спросил он.
- Да все по-старому: работа, дача. Вот дети приезжали в прошлый выходной помогать мне,- скороговоркой говорила Аля.

- Как бы я хотел сейчас оказаться на вашей даче,- с легким вздохом сказал Александр.

Прошло несколько дней. Аля раньше всех пришла в отдел, включила компьютер. В уголке экрана светилось: Яндекс.Почта . А ниже: 1 новое письмо. Аля открыла «входящие» - это было первое письмо в ее переписке.

« Аленька, здравствуйте! Хотел так много сказать вам по телефону и все слова растерял. Хочу сказать главное - Вы такая открытая, без фальши. Хотя я тебя видел разную: сначала, как простую дачницу, потом как прекрасную исполнительницу песен нашей юности, потом – бизнес-леди с усталыми глазами. И везде ты была сама собой, очень открытой. Вот незаметно перешел на «ты». Пиши. Надеюсь, что скоро увидимся».

Вроде ничего особенного не написал, а у Али душа ликовала. С этого дня у нее началась какая-то тайная жизнь. Теперь она приходила пораньше на работу или уходила позже, чтоб написать Александру. Иногда дома писала черновики, а на работе быстренько набирала текст.

« Здравствуй, Александр! Дачный сезон заканчивается. Вроде и хорошо - хоть отдохну, но вместе с тем и грустно. Всю зиму не увижу Самсоновых. Со Светой еще иногда встречаемся зимой, остальных до весны не увижу. Они уже для меня как родня. Мы так давно с ними знакомы. Грустно, что так летят годы, а я одна. До свидания».   
               
                5.
Средина сентября. Убраны огороды. Цветет топинамбур и золотой шар. Краснеют поздние яблочки,  желтеет облепиха.

Почему мне так грустно осенью? Ведь после зимы все равно наступит весна. Но уже все будет по-другому.

Вон Виталик привез Свету с дочерью, а тетя Мира, оказывается, была здесь. Уже веселее.
У нас в деревне осенью был праздник - «докопки», отмечали после уборки урожая. А в школе и в сельском клубе был официальный праздник Урожая. Выставлялись самые крупные плоды, соленья-варенья и самые красивые цветы.

А у нас на даче в этот день опять была баня. Потом ужин с молодой картошкой и малосольными огурчиками. Конечно, пели мы не так долго, как летом, но душевно. Песни были больше женские: про любовь и про измену.
 Аля спела свою коронную « Ты живешь в другом городе…»

- Девчонки (это нам со Светой), вы бы хоть раз сходили к Витальке в ресторан, посидели, на людей посмотрели,- сказала нам тетя Мира.

- Да, надо подумать,  ответила Аля.
- Мама, да их зарплаты хватит только на чай в « Славянском доме»,- возразил Виталий.

Спать легли все равно за полночь. Аля еще долго не могла уснуть. Лежала и думала, что в понедельник, возможно, ей будет письмо от Александра. Так оно и случилось.

« Алек, здравствуй! Так тянет к тебе. Хочу оформить командировку в краевой центр. Как ты там поживаешь? Порой приходят такие глупые мысли, а вдруг Виталька тебя « охмуряет»? Потом останавливаю себя. Так хочу быстрее увидеть тебя. Целую!»

Аля вспыхнула, дочитав до конца. Быстро начала набирать ответ, пока не пришли коллеги.
« Здравствуй. Саша! А вот ревновать меня не надо. У меня все это было в прошлой жизни. Живем потихоньку: работа-дом, дом- работа. Хотя на прошлой неделе я стала бабушкой! У моего сына Стаса  родилась дочка. Это огромная радость и ответственность! Я тоже шлю тебе воздушный поцелуй!»

Буквально назавтра Аля снова получила письмо.
«Аленька, привет! Нет, я не хочу виртуальной любви и воздушных поцелуев, Я взрослый мужчина и хочу, чтоб все было в реальности. Целую».

                6.
А еще через неделю раздался звонок по телефону: « Аля, я в городе! Привет! Мы могли бы встретиться?»

-Ой, Саша, привет! Конечно, могли бы, запоминай адрес. Ты, наверное, на такси поедешь,- торопливо говорила Аля.

С работы она бежала почти бегом. « Что делать в первую очередь?- метались мысли в голове Али,- протереть пыль, попылесосить или сразу начинать готовить?» В итоге приняла душ, подкрасилась и надела красивое платье. И звонок в дверь! Вот он во всей красе - Александр Васильевич.

- Ну здравствуй, Аленька,- тихо сказал он. Протянул букет чайных роз, обнял Алю, потом взял в ладони ее лицо и медленно поцеловал. Поворошил ее русые волосы и чмокнул в макушку.

- Раздевайся, - сдавленно сказала Аля.
На Александре под дубленкой был шикарный костюм темно-темно - синего цвета и бледно-голубая рубашка.

- Знаешь, Саша, я не успела ничего приготовить,- сказала Аля.
- Можно на скорую руку приготовить из того, что я принес, а можно пойти в ресторан,- ответил Александр.

После ужина мы просто сидели и разговаривали, рассказывали о своих родителях, о детстве.
А время перевалило за полночь.

- Надеюсь, что ты меня не прогонишь на улицу ночью?- с улыбкой спросил Александр.
- Да что уж там…,-смутилась Аля. Хотя она очень переживала из-за предстоящего. После смерти мужа у нее было только одно мимолетное увлечение.

Утром Аля проснулась с улыбкой. Тихонечко встала, глянула на спящего Сашу. Он спал на спине, раскинув руки.
- Странно, - подумала она, - волосы на голове с проседью, а на груди темные.

Было ощущение, что  Александр здесь  жил всегда. Але было приятно даже завтракать с мужчиной. Не спеша, пить чай и разговаривать.

- Знаешь, Алек, мне еще с Виталькой надо повидаться,- как-то виновато сказал Александр после завтрака.

- Конечно, надо,- ответила Аля,- только иди один. Я с его женой не общаюсь. Она, как и ты, ревнует меня к Виталику. Ведь я одинокая.

- Аль, ну прости, я больше не буду тебя ревновать. Тем более , что и прав таких не имею,- со вздохом сказал Александр.

- Да ладно, забыли. Долго не будь, а то я волноваться буду,- сказала Аля.
Три дня пролетели, как один миг, во вторник Александр улетал.

- Я не поеду тебя провожать. Во-первых, работаю, во-вторых, вообще тяжело,- сказала Аля.
-Хорошо, попрощаемся утром, а Виталик меня отвезет в аэропорт,- согласился Александр.

                7.
  Снова начались телефонные звонки и электронные письма.
- Аля, я купил квартиру,- как-то сказал по телефону Александр перед Новым годом.
- Поздравляю, а я надеялась, что ты переедешь жить сюда,- ответила Аля.

- Да мне еще надо выработать северный стаж, года полтора осталось. Я очень по тебе скучаю, моя маленькая,- со вздохом продолжал Александр. Аля улыбнулась, она была совсем не маленькая. Как говорится, все при ней: и рост- метр шестьдесят четыре сантиметра и вес - чуть больше нормы. Но это был первый комплимент от Александра, что очень приятно.

Прошло несколько дней. За неделю до Нового года вечером раздался звонок. На экране высветилось: Ермаков Александр.

- Да, слушаю, Сашенька! – радостно ответила Аля.
- Слушай, слушай, стерва! Ты что думаешь, раз переспала - он жену бросит. Да у него таких б….й как ты, в каждом городе десятки…,- визжала женщина.

Аля отключила телефон. Объяснять что-то было бесполезно, она не давала вставить ни слова.

- А, может, это правда про женщин?- подумала Аля. Проплакала всю ночь, пришла на работу опухшая. Заблокировала электронную почту, потом поменяла пароль. А вечером сменила Sim-ку на сотовом. Аля двадцать лет прожила с мужем и ему не изменяла. А потом ничего серьезного не было. Александру поверила сразу и бесповоротно. Тем горше было сейчас.

Спасала работа, Аля часто вечеровала. Перед Новым годом опять подвернула ногу. Но в выходные поехала к сыну и внучке, маленькой Маргаритке. Родилась она глазастая, лысенькая и орущая. Но в три месяца Маргоша уже слушала стихи - этим и спасались. Читали ей Агнию Барто, Чуковского. Внучка затихала и слушала их голоса. Аля прижимала к себе это крохотное теплое существо и думала: « У меня есть дети, внучка. Это моя семья. Что мне еще надо?»

                8.
Новый год Аля решила встречать одна. А первого января дочь с зятем пообещали приехать. Испекла пирог-ассорти: несколько маленьких пирожков соединены в один большой. В средине круглые - с мясом, а по краям – продолговатые с капустой. Посолила немного форели - дочь Лиля очень любит. Сделала пару салатов и приготовила отбивные из свинины.

Надеялась, что Стасик с семьей приедут первого. А не приедут, так Але и самой в радость к ним съездить.

В девятнадцать часов Аля чуть - чуть выпила за старый год и за Сахалин. В двадцать три часа – за Иркутскую область, там Аля родилась.

Под бой курантов Аля выпила с президентом шампанского и расплакалась. Тут позвонил Стасик, пришлось прекратить реветь и весело поздравить их. Лильку поздравила сама, эту «резинщицу» пока дождешься - можно уснуть.

Позвонила Света, поздравила от всех Самсоновых.
- Аль, как там у тебя с Санькой-то?- спросила, не удержалась.

- Все нормально, Светик, все хорошо,- радостно ответила Аля. А сама всхлипнула и отключила телефон.

Позвонил Виталик.
- Аля, с Новым годом! Что случилось?- Спросил он.
- Виталя, не спрашивай, лучше пригласи меня в свой ресторан,- попросила Александра.

- Аля, я на работе, не могу за тобой приехать, а женщине одной ездить в такси ночью небезопасно,- трезво рассудил Виталий.
- Ты, как всегда, прав,- согласилась  Аля.

Аля всю жизнь была спокойной и рассудительной. Надоело! Иногда просто хочется совершить какой-то безрассудный поступок. Собрала всю свою наличность, вызвала такси и поехала в   «Славянский дом». Швейцар не хотел пускать Александру, объясняя, что все места заняты. Представилась Виталькиной женой - пропустил.

Разделась. Прошла в дамскую комнату, подкрасилась. На входе в зал остановилась, тот же швейцар показал Але на единственный свободный столик – для персонала.

В зале стоял гул, Виталик пел песню В.Кикабидзе «Мои года». Какая-то полуголая девица ему подпевала, но больше висла на нем.

-Да, велик соблазн у Виталия Николаевича, - подумала Аля. Он доиграл, повернулся к залу и увидел Александру. Подошел к ней с вытаращенными глазами.

- Ну ты даешь, мать! Давай я тебе закажу что-нибудь сам, а то  накрутят в десять раз дороже, - шипящим шепотом сказал Виталий.
- Да зачем. Я сама,- развязно сказала Аля.

- Сиди уж, приперлась, это ж надо додуматься! Я пошел играть, жди, я закажу,- он даже наклонился и чмокнул Алю в щеку.

Поскольку Аля была сыта и слегка пьяна, ей даже слишком много было еды и выпивки, что заказал Виталий. Танцевать она не могла - нога болела, но было приятно, что два человека ее пригласили.

Спать уже совсем не хотелось. Аля решила встретить Новый год по Москве и ехать домой. Часа через полтора она опять решила навестить дамскую комнату. Подошла и предупредила Виталия. Он кивнул, что понял. На выходе из зала Аля покачнулась, подвернулась нога. К ней тут же подскочили два молодых человека, лет тридцати пяти. Один даже взял под руку и повел к туалету. Но почему-то «девушка в юбке» теперь была слева.

«Елки-палки, у меня что-то с головой, точно помню, что женский – справа, »- думала Аля. Парни, молча, с улыбочками  подталкивали ее к туалету. Алю уже била крупная дрожь, она понимала - что-то тут не так. А кричать было неудобно. Подскочил Виталик, у него аж губы побелели.

- Лева, ты что? Опять за свои штучки! Тебе что, бл…. мало? Свеженькую захотел? Это моя женщина!- Грозно сказал Виталий. Мой друг стоял, широко расставив ноги, кулаки сжаты и казались довольно внушительными. Все тело его было напряжено, как перед прыжком. Голубые глаза сверкали. Если б Лева ему возразил, Виталик ударил бы , не задумываясь. Таким  Аля его еще не видела.

- Собирайся, я отвезу тебя домой, - властно сказал Але Виталий. Хмель у нее мгновенно вылетел.
- Алька, ну не для тебя весь этот шалман, - сказал Виталик с горечью уже на улице.
 Подъехало такси, Аля села в машину.

- Ваня, довезешь до подъезда,- строго сказал мой друг шоферу,- это мой постоянный таксист (это уже Але).
- Обижаешь, Николаич! Все будет хорошо,- ответил шофер.

Один-единственный раз в жизни Аля встречала Новый год по Москве в такси. Дома она умылась и рухнула в постель. Досыта наплакалась и уснула. Еще не хватало, чтоб изнасиловали в таком возрасте. Ужас! Утром Аля проснулась в одиннадцать часов с отекшим лицом и больной головой. На сотовом было шесть пропущенных звонков.

«Наверное, Виталик дал Александру мой новый телефон, - подумала она,- но пусть эта грустная история останется  в старом году, а мы будем жить новой жизнью». Почему-то людям иногда трудно просто выслушать друг друга.

                9.
Александр переехал в новую квартиру, взяв с собой только личные вещи и кое-что из кабинета. И, конечно, с ним переехал верный Гранд. Собака дисциплинировала Ермакова: утром пробежка перед работой,  вечером снова прогулка. Гранд даже в выходные будил его в шесть часов - стаскивал зубами одеяло.

Ныло под ложечкой - что ж так резко оборвала все Аля. А тут еще доброжелатель один, будто нечаянно, обмолвился по телефону, что видел Алю с Виталием в ресторане в новогоднюю ночь.

 А на его звонки Аля не отвечала. Александр человек гордый и унижаться не собирался. После Нового года, как отрезал, ни одного звонка. Но внутри все стонало, что-то здесь не так. Он, конечно, надеялся при встрече выяснить все у Виталия.

На Севере зима длится девять месяцев, но, может, чуть поменьше. « Скорей бы лето, да в отпуск», - думал Александр, входя в квартиру. Гранд бросился к нему.

- Сейчас, сейчас пойдем гулять, только продукты выложу, прости, друг, задержался почти до ночи,- разговаривал Александр с собакой . Хорошо хоть с Грандом можно поговорить, одиночество – скверная штука. Он даже пытался завести роман со своей секретаршей, но не лежала душа после Али. Да и пропасть в двадцать лет между ними много значила.

Обошли свой квартал и возвращались домой. Стемнело, прохожих было мало. Вдруг из темного двора вывалила толпа подростков.

- Дяденька, дай закурить,- развязно сказал самый маленький из них.
- Не курю и вам не советую,- ответил Александр.

- Ну тогда дай позвонить,- сказал другой парень с крысиным лицом.
- Еще чего, научись со старшими разговаривать!- вспылил Александр.

Он не заметил, что четвертый парень подошел сзади. От удара бейсбольной битой Александр едва устоял на ногах.

- Фас,  Гранд!- Крикнул он. Гранд вцепился в руку парня с битой. Александр сбил с ног двоих, но тут «Крыса» выхватил нож и кинулся на Александра. Верный Гранд прыгнул на «Крысу» и принял первый удар на себя. «Крыса» успел нанести Александру два удара в живот, но истекающая кровью собака мертвой хваткой схватила руку с ножом.

На счастье Александра мимо проезжала машина и осветила всех, пацаны бросились во двор, унося дорогой мобильник и бумажник.

               
                10.
Аля поступила в краевую травматологию в средине мая. Нога болела, оказалось, что порваны мениски. Было необычно тепло для мая. До операции разрешали гулять недалеко от больницы. Вот и в этот вечер Аля с подругами по несчастью вышла гулять. На завтра назначена операция, а сейчас надо отвлечься немного. Обогнули здание больницы.

С торца вход в скорую. Наперерез им неслись санитары с каталкой, с визгом остановилась машина скорой помощи. Откуда-то взялись репортеры, успевали щелкали, пока человека на носилках выгружали из машины. Ира- соседка по палате стояла ближе всех к машине и слышала, что кого-то с Севера привезли, только что санитарный самолет прибыл. Санитары работали быстро и слаженно. Рядом с каталкой бежал высокий молодой человек с восточным разрезом глаз. Але он сильно кого-то напоминал.   

После операции, уже дома ей приснился странный сон: в каком-то подвале стояли кровати и на одной из них лежал весь перевязанный Александр. Рядом стоял тот парень, которого Аля видела около краевой перед операцией. Аля посмотрела на них и пошла по ступенькам вверх.
Когда проснулась, мысли опять вертелись вокруг Александра. Днем не выдержала, позвонила Виталию.

- Привет, хромоножка!- радостно ответил тот,- не обижаешься?
- Не обижаюсь, лучше скажи, как  твой друг?- вопросом ответила Аля.

- Да давно не звонил, надо звякнуть ему. Вот что у вас произошло? Что скрываешь? Раньше хоть со Светой делилась,- возмущался Виталик.

- Все нормально, перезвонишь, ладно?- Попросила Аля.
Буквально через час взбудораженный Виталий стоял на пороге у Али.

- Дай попить, сейчас отдышусь и все расскажу,- сказал расстроенный Виталий.
- Если в двух словах, то Санька в краевой больнице, в реанимации. Серьезное ранение в живот, задета поджелудочная железа. Какая-то шпана, сволочи, подонки,- не то всхлипнул, не то вздохнул Виталик.

- Давай завтра съездим к нему, - тихо попросила Аля.
- Да не пускают. В реанимации же!  Три дня без сознания - сын сказал. Тимур с ним прилетел, у тети Томы сейчас живет, я к ним съездил. А эта стерва Таисья сказала, что они в разводе и ухаживать за ним не будет, дочь тоже на ее стороне - снова вздохнул Виталий.
- Да только бы вышел из реанимации, ухаживать будем мы с тобой по очереди и сын его,- твердо сказала Александра.

- Ты-то куда, за тобой еще надо ухаживать,- усмехнулся он.
- Но посидеть-то час-полтора я могу около него, попоить-покормить,- настаивала Аля.

- Посмотрим. Лишь бы выкарабкался из реанимации. Главное, сердце не задето,- утешал ее Виталий.

В реанимации Александр пробыл три недели. Аля тоже стала получше ходить за это время. Поехали с Виталием в больницу. Аля сварила куриный бульон и брусничный кисель. Вошли в палату, Аля остановилась в замешательстве на пороге - в палате лежали три глубоких старика.  Виталик подошел к самому седому. Александр открыл глаза, они казались больше, чем раньше. Вокруг глаз были огромные фиолетовые круги, бледное желтоватое лицо, заострившийся нос. Але стало страшно.

- Привет, Виталий! А ты-то, Александра, зачем пришла, из жалости? Мне этого не надо,- глухо сказал Александр.
- Прекрати, Саня. Потом разберетесь, когда выздоровеешь,- резко сказал, обычно мягкий, Виталик.

- Извини, Аля, садись,- тихо сказал Александр.
С этого дня Аля по очереди с Виталием стали ездить к Саше в больницу. Она еще не работала, была на больничном листе с ногой. А еще через три недели все приехали забирать Александра из больницы.

- Вот представьте, Александра Николаевна, что у Вас родился ребенок. Вот так и ухаживайте за Александром Васильевичем, - сказал профессор Бертников. Так решился вопрос - куда везти Александра, хотя Аля для себя это давно решила.   

 Июль стоял жаркий.
- Аля, можешь не краситься, я тебя и так люблю,- крикнул Саша из кухни,- идем гулять пока не жарко. Александр уже старался помогать Але по хозяйству.
- Хорошо, идем, только волосы досушу,- ответила Аля.

- Алек, у меня кровей намешано всяких, но на одну четверть татарская, ты не переживай, я поправлюсь быстро,- рассуждал Александр на прогулке.
- Саша, да мне все в радость, я будто только сейчас жить начала,- отвечала Аля и прижималась к его плечу. Бабки около дома уже привыкли и не глазели на них.

- Аля, будь моей женой, я люблю тебя. Даже не думал, что такое бывает. Мне так пусто было, когда ты меня бросала,- сказал Александр.

- Да мне тогда твоя бывшая позвонила, а я ей поверила,- ответила Аля,- я пойду с тобой в ЗАГС, потому что уже не мыслю жизни без тебя.

В ЗАГС пригласили только самых близких друзей и детей. Все равно прилично набралось. Были Света с Виталиком, Стас с Юлей, Лиля с Вадимом, Тимур с Наташей, тетя Тома с дочерью Саши - Лизой.

Церемония бракосочетания была волнующей. Могло показаться, что все впервые, если б не взрослые дети рядом. Аля была одета в светлое летнее  платье, а Александр – в светлый костюм.

- А поедемте на наши дачи, - сказала Света после бракосочетания, - мы там с мамой наготовили.
- Вот часок посидим в ресторане, там уже все заказано, и на дачу,- весело сказал Александр.

На даче и наша медовая неделя прошла. Правда, Аля была еще прихрамывала, а у Александра весь живот изрезан. Но столько нежности было в его словах и поступках, что Аля за всю свою прошлую жизнь не получала от мужчин.

                Эпилог.

Прошло пять лет. Александр окончательно расстался со своим Севером. У них прибавилось внуков: у Лили с Вадимом родился Матвей, а у Тимура с Наташей - Тамерлан. Летом все собрались на даче. Мальчикам было по два с лишним годика. Маргарите шел шестой год, она на правах старшей командовала братьями. Аля сфотографировала Сашу с внуками на крыльце. Матвей и Тамик сидели у деда на коленях, Маргоша стояла рядом, обняв его за шею.

Фотографию Аля увеличила и повесила на веранде.
- Слушай, Аль, внуки ваши все на Александра похожи,- сказала как-то, забежав на минутку, Света,- у Маргоши только глаза круглые, а улыбкой похожа.

- Да, конечно, и я, когда рядом с ним, тоже похожа! Придумаешь тоже, Света,- ответила Аля. А у самой сердце замирало от гордости и счастья.


Рецензии
Так много Ваших рассказов прочитала,и что осталось дочитаю обязательно, что пора уже и высказаться. Хорошо Вы пишите, чувствуется, что Ваша душа переполнена соучастием и добротой, и она перетекает через Ваших героев к нам, читателям.И делается светлее душа и теплеет на сердце.Спасибо Вам.
С уважением,Наталия.

Наталия Скачкова   22.04.2016 21:18     Заявить о нарушении
Огромное спасибо за рецензию, Наталия! Может, мои рассказы немного наивны и несовершенны, но главное - это то, что людям теплее на душе! Ради этого стоит писать. С теплом и уважением Валентина.

Валентина Строкова   23.04.2016 05:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.