Гадание

               

— Правда, красиво, — почти прошептала Таня, предлагая мне кусочек пирога. Комната выглядела просто фантастически! Причудливые тени от множества растений и цветов, колеблющиеся по стенке и потолку, а в углу — мерцающий аквариум с очумелыми рыбками... Мы ужинали при свечах.

— Ну, как там твоя гвардия? — поинтересовалась я, наливая себе еще душистого чая.
Дело в том, что Таньке раньше просто катастрофически не везло на мужчин. Ну, не попадались ей достойные и все тут! А сейчас сразу двое, и оба, по ее рассказам, просто хороши.

—   Ты знаешь, — рассказывала Таня, помешивая ложечкой чай, — они даже внешне похожи. Правда, Тимофей немного выше Николая, а так — оба темноволосые, кареглазые, серьезные. И внимательные. Прямо не знаю, что делать. Тут одна женщина на работе рассказывала, что знает такую гадалку, которая что ни скажет — все правда, и будущее может предсказать. К ней, что ль, сходить, пусть подскажет, кто из них — моя судьба...

— Гадалка... — задумчиво протянула я, зажигая еще одну свечу. — Ты знаешь, я тебе расскажу одну историю, а ты сама потом решай, что делать.

…Ольга была девушкой спокойной и немного холодноватой. Подумаешь, княгиня, часто говорили окружающие с невольным оттенком уважения. Обеспечена она была неплохо, постаралась ее мама. Оля себе цену знала, и потому на ухаживания своих читателей (а работала она в читальном зале библиотеки) смотрела немного свысока. И надо же было судьбе столкнуть ее с Кириллом! Он занимался философией, учился в аспирантуре и не расставался с книгой.

Сначала Ольге казалось странным, что ее как бы в упор не видят. Парень смотрел только на книги, как дети смотрят на пирожное, не отрывая взгляда и чуть ли не облизываясь. А кто их принес — все равно, как будто они сами по воздуху приплыли. Такое невнимание удивляло и да¬же обижало самолюбивую Ольгу. Потом она подумала: может, в этих его книгах скрыто нечто сокровенное, что полностью завораживает странного парня? Ольга попыталась читать его литературу, но попытка не увенчалась особым успехом. Нет, читать она любила, особенно фантастику и мистику. Разные там гадания, предсказания, гороскопы и тайные учения о судьбе занимали ее воображение. Но тут...

"А спрошу-ка я у этого субъекта, зачем ему все это", — подумала Оля. Сказано — сделано. Назавтра, с непривычной робостью, Ольга попыталась начать разговор:
—  Знаете, Терехов, вы столько читаете сложной и странной литературы... Что это вам дает?
Парень с удивлением посмотрел на нее, снял очки и задумчиво начал тереть переносицу:
—  Видите ли, девушка, извините, не знаю вашего имени...
—  Ольга, — машинально ответила она и посмотрела ему в глаза.
И вдруг... из глубины подсознания выплыли строки:
   У тебя — колдовские глаза...
   Погляжу, и как в омут брошусь,
   И о них рассказать нельзя,
   И о том, какой ты хороший...

С этой минуты Ольгу и Кирилла можно было часто видеть вместе. Они бродили по старым улицам города, по темным аллеям парка. Ольгу завораживали и колдовские глаза Кирилла, и его задумчивый голос, его рассеянность и почти постоянные опоздания на свидания не сердили, а просто забавляли. Ольга поняла, что полюбила...

Но через некоторое время Кирилл начал пропадать. Они встречаются, все хорошо, а потом вдруг исчезнет на неделю-другую. Ольга тревожилась, задавала вопросы... Он угрюмо отговаривался, ссылаясь на срочные дела, и все более замыкался в себе. Девушка не находила себе места. Одна ее знакомая посоветовала сходить к гадалке.

Ранним утром, предварительно позвонив, она приехала по названному адресу. Во дворе обычного дома, около подъезда, на лавочке, сидело несколько женщин с тревогой в глазах. Это была очередь к гадалке. Наконец и Оля зашла в обычную комнату, где ее ожидала худая темноволосая молодая женщина.

— Я буду говорить все, хорошее и плохое, — неожиданно низким голосом начала гадалка, ведя лупой над ладонью Ольги. — Имя твое начинается на букву "О" — Оксана или Ольга. Из родителей у тебя осталась мать, отец умер давно. Мать живет своей жизнью. Вокруг тебя много людей. Но сейчас у тебя все мысли об одном. Это мужчина. Имя его начинается на букву "К". Но это не твоя судьба. Вы расстанетесь. Через один год и девять месяцев ты выйдешь замуж и родишь мужу ребенка...

Что гадалка говорила дальше, Ольга не слышала. "Вы расстанетесь, вы расстанетесь... Это не твоя судьба", — только и звучало у нее в голове.
Как добралась она домой, Ольга не помнила. Так проплакала целый вечер...
Потом немного успокоилась и начала ждать Кирилла. Он не пришел. Он снова исчез...

Прошла неделя, другая. Как-то в библиотеку к Ольге забрела цыганка с парочкой ребят, искали что-то в подшивках газет.
— Эй, красавица, что грустная такая? Хочешь, погадаю — всю правду скажу, — предложила она. Не успела Оля опомниться, как цыганка раскинула карты.
— Вижу, красавица, что на сердце у тебя король червовый и мысли твои о нем только. Ну а он, красавица, думает о женщине темноволосой. Видишь, дама крестовая...
И еще говорила гадалка о том, что было и будет, да только не слушала Ольга ее дальше.

"Да сколько можно мучиться?" — подумала Оля и на следующий день поехала к Кириллу в общежитие.
—  А его нет дома уже давно, — охотно начал объяснять рыжеволосый парень, который открыл дверь. — Тут к нему брюнетка такая симпатичная приезжала. Так он как с ней ускакал — больше не появлялся. А что передать?
— Ничего, — зло ответила Ольга.

Потом она долго болела. Давление, головные боли, слабость. Молоденький доктор, жалея симпатичную пациентку, говорил: "Девушка, в вашем возрасте такие болячки — это же непростительно ..."
Прошло время... Ольга по-прежнему работала в библиотеке. Только стала более замкнутой, отстраненной от всех и всего.

Был обычный весенний рабочий день. И вдруг...
—  Оленька... — возле окошка с книгами стоял Кирилл. — Оленька, как же давно я тебя не видел...
— Ты? — задохнулась Ольга. — Ты... Что тебе тут надо? Уходи.
— Оля, у меня мама умерла, — хрипло сказал Кирилл, и голос его прервался.
Мама Кирилла воспитывала его одна и очень любила своего сына. Сын платил ей тем же. Если что матери было нужно — Кирилл мог достать это из-под земли. А тут вдруг такая беда — рак. Сначала были сомнения, метания; Кирилл обращался к докторам, к знахарям. Но оказалось поздно. Мать тихо угасла на руках у Кирилла...

Прошло больше года. Кирилл и Ольга поженились. А через некоторое время родилась у них дочь — Настенька. Кирилл души не чает в своей крохе дочери, не знает, чем и порадовать свою любимицу. Их часто можно видеть всех вместе. А Настенька — вылитая мать Кирилла.
               


Рецензии
Мне кажется, что и так понятно: - семья, значит вместе! У вас эта фраза:-"Их часто можно видеть всех вместе", в конце прои, несколько неуместна. И тире зачем задваивать?

Любовь Бухтуева   29.08.2017 12:47     Заявить о нарушении
Семьи бывают разные. Счастливые - вместе, несчастливые - по-всякому. А тире здесь при чём?

Тамара Нестерович   29.08.2017 18:12   Заявить о нарушении
Фраза, в небольшом рассказике, повторяется дважды. Этого, пишущая братия, старается избегать.))) А тире... просто некрасиво смотрится! Я высказала лишь своё мнение, для того и существуют рецензии.)))Я.

Любовь Бухтуева   29.08.2017 18:18   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.