Ступени электрическая сказка

Ступени   (электрическая сказка)

Ступень первая

Помещение было заполнено до отказа. Под громкую музыку, в приятной полутьме кружились танцующие пары. Батарей по Ленински прищурился и посмотрел по сторонам. Прищур вождя не подвел – он увидел весьма симпатичную... Подойдя к ней Батарей не стал терять время попусту - „Милая! А не зажечь ли нам нам в очень эротическом танце?! И подпер свое предложение где-то вычитанной цитатой – „Как говаривал китайский философ Конфуций, что лучше зажечь маленькую Лампочку, чем сидеть и проклинать темноту!“

„Ну, не такая уж я и маленькая…“ – смущаясь, произнесла она и тоже процитировала какого-то поэта, что-то про огонь желаний! И на его плечи легли ее тонкие, изящные ручки.

И они закружились в медленном танце. Все ближе и ближе прижимаясь друг к другу. „Раз вы такая поклонница поэзии…“ – Батарей начал шептать ей на ушко стихи:

Медленный танец

К манящему тянулся рту...
И ты свой язычок вводила,
Как чуть дрожащую иглу
В податливую плоть винила.

И мы кружились в полутьме
И создавали словно боги,
С тех пор звучащую во мне,
Волшебнейшую из мелодий.

 И тянуться жадными губами к ее рту! Она стыдливо отталкивала его шаловливые ручки и вертела головой, как бы прятала свое лицо от его наглых поползновений. Но Батарей проявлял положенную в таких случаях настойчивость. На неизвестно каком кругу танца, их губы соприкоснулись! Слились в одном долгом, жарком поцелуе! Его рука машинально легла на ее упругую грудь, а вторая медленно поползла вдоль спины, все ниже и ниже…  И, наконец, под рукой оказалась приятная выпуклость! Батарей крепко-крепко стиснул ее! Она даже невольно охнула.
И они вспыхнули! Зажглись ярко-ярко! Одной сверхновой звездой! И весь окружающий мир сразу растворился! Исчез в их ослепительной вспышке! Остались только они одни в своем сверкающем шаре, наполненном до краев музыкой счастья и любви! В жарких объятиях друг друга они летали маленьким солнышком по всей своей вселенной! И щедро дарили свет всем, всем! И, казалось, это будет длиться вечно!

Сверхновая...

Ну что поделать?  Время вяжет,
Мелькают стрелки словно спицы,
Нам нашу жизнь, мы только пряжа,
Элементарные частицы.

И я и ты для мира малость,
Но наши чуть касались руки,
Сверхновая любви рождалась
И исчезало все в округе.
 
Всему приходит конец! Батарей почувствовал слабость в теле и очнулся. Они уже не зажигали сверхновой, а, как и большинство танцующих пар, только слегка разогревали нить накала. Она тоже пришла из мира сладких грез в себя. Они машинально разъединили руки. Свечение мгновенно исчезло. И даже музыка стихла. После продолжительной паузы раздались аплодисменты. Он галантно поклонился, поблагодарил ее за столь яркий и искрометный танец.

„Ну, вот и весь мой потенциал исчерпан…“ – с нескрываемой грустью сказал он – „Но мы были с тобой маленьким солнцем, которое иногда заглядывает в темный подвал! Но, к сожалению, многие зажмурились и не увидели его! Как несправедливо – кто сильнее горит, тот быстрее сгорает!“

„Я тоже выгорела до самого дна, до черного пепла…“ – понимающе поддержала его Лампочка – „Ты приходи, потанцуем еще… Пусть и без прежнего блеска…“ – как-то жалостливо предложила она.
„Нет уж! Всем показывать свою полную исчерпанность и никчемность – это не для меня! Прощай!“ –  вздохнул Батарей и потащился к выходу.

„Печалька! Конечно! Зажигали как!“ – вздохнула она – „Но, ничего! Вон сколько всего вокруг! Может еще потенциалистей отыщется…“

Ступень вторая

На этом надо бы и закончить грустную сказку о вечной борьбе света и мрака. Глубоко вздохнуть о недолгих прелестях взаимной любви. Но Батарей не пошел умирать куда-нибудь на свалку. Ноги сами, по давно протоптанной дорожке, привели его в дешевую аккумуляторную.

За входной дверью ему в нос шибанули привычные, тяжелые запахи. Не морщась, прямо у стойки, он заказал себе 100 mA очищенной. Залпом выпил, крякнул и, зажмурившись, подождал разлива тепла по всему организму. Сразу похорошело! Мир снова заиграл свои мелодии! „Эй! Завязывайте! Сульфация пластин замучает! Стартер чуть провернуть и то не сможете!“ – шутливо крикнул он кислотным аккумуляторам. Те сбились в уголке и втихаря прыскали себе внутрь соляную кислоту из грязной пипетки. Выпив еще „сотку“ Батарей взял три кружки пенной подзарядки и пошел к своим закадычным корешкам, тоже аккумуляторным батарейкам – Никелю и Кадмию. Друзья радостно семафорили ему руками из-за своего столика, как оптические телеграфы Шаппа. Батарей поздоровался с товарищами. Сел и жадно припал к кружке. И без остановки, сразу ко второй! Вволю напившись, он довольно икнул и, наконец, прислушался к разговору друзей – „Нет! Если ты плотно подзарядился, то что тебе ползать по подворотням. Приключений на катод искать. Пришел домой и зажигай себе на здоровье, со своей супружницей, хоть до самого утра. Пока емкость есть!“ Никель был стойкий семьянин и всегда стоял за их нерушимые ценности. Кадмий наоборот слыл бабником и явно любил приврать. Вот и сейчас он состроил недовольную рожу :  „Как! Зажигать! Все время хватаясь за одну и ту же попку! Когда вокруг ходят столько… Одна симпатичнее другой! А радостный праздник нового года! Когда все лампочки наряжаются и красятся! А потом идут водить веселые хороводы в симпатичных гирляндах! Забираются на свежесрубленные, пушистые елки и ели!“ „Разврат, сплошной разврат!“ – ужаснулся Никель. Кадмий посмотрел на него с презрением – „Помню в позапрошлый „Новый год“, я так основательно подзарядился, что ухватился за целую гирлянду! И так удачно и с таким напором, что не только лампочки зажглись всеми цветами радуги и испуганно забегали туда-сюда „бегущими огнями“! Не поверите! На елке, на самой макушке, красная звезда вспыхнула! Да еще как! Каким-то нежно-рубиновым светом! Как раз под дружный бой курантов!“

От такой явной брехни захохотали все. Даже кислотные аккумуляторы прервали свои едкие процедуры и весело забулькали пузырьками. Ну, не могла одна аккумуляторная батарейка зажечь целую гирлянду!

„Что ж вы ржете, как лошади!? Они же были светодиодные!“ – пытался оправдаться Кадмий. Но только увеличил общий хохот. Сквозь смех даже Батарей не удержался: „А как ты их! В параллельную или последовательную цепь соединял?!“
Вставил свое слово и морально устойчивый Никель : „Со светодиодными зажигать, все равно, что загорать при Луне! Ни тепла, ни радости! А я жаркое Солнце хочу!“
 
Вволю насмеявшись, Батарей почувствовал, что его сильно развезло. Сказывались интесивные пляски и обильное возлияние. Он незаметно встал и вышел проветриться. Шатаясь по едва освещенным лабиринтам, он постепенно приходил в себя. В его голове не выветривались слова: Солнце! Жаркое Солнце! По молодости Батарей все собирался выбраться из подвала, глянуть – как там наверху?! Но его понесло, закрутило  в интенсивном круговороте из циклов заряда и разряда. И часто изображая рукотворное солнышко, он не удосужился взглянуть на оригинал! Все было недосуг! Сейчас же он, спотыкаясь о неровные ступеньки, твердо решил удостовериться – „ А намного ли они светят хуже?! А может лучше?!“ И пробирался все дальше и выше. К Солнцу!

Ступень третья

Ржавая дверь со скрипом распахнулась! Батарей зажмурился от нестерпимого света.

Постепенно его глаза освоились и он осторожно открыл их. Окружающий мир был сочен и свеж! Благоухали цветы и травы. Кружились бабочки, жужжали пчелы, порхали мотыльки! И каждая травка и всякий мотылек разговарил со своим солнцем. И солнце было настолько огромным, что беседовало своими лучами с каждой песчинкой и всяким камушком. Природа вокруг была подлинная и мир был самым настоящим!

Вопрос о первенстве отпал сам собой! Всплыла, невесть как попавшая в его мозги, цитата из Ницше – „И те слепые, ползающие на ощупь, тоже позволяли себе на равных смотреть на Солнце!“
 
Но возник сразу новый - „А зачем мы забились в подвал и создали свою искусственную цивилизацию?! Насквозь ненатуральную и фальшивую! Налепили себе гипсовых богов. Превратились в батарейки и лампочки! Стали элементарными винтиками и шестеренками в некой огромной машине! Которая работает неизвестно для чего и для кого! И каждый винтик можно без проблем заменить! Если кто вздумает заерепениться! И зачем тратить свои силы на скромное свечение в подвале, когда уже есть огромное солнце и его хватает на всех…“

Солнце полностью соглашалось с ним и поддерживало его своим ласковым светом.


Рецензии
Грустная, милая сказка- быль.
Спасибо , Владимир.

Наталья Мосевич   04.09.2013 14:19     Заявить о нарушении
Спасибо и Вам за отзыв!Рад, что сказка понравилась!

Владимир Мельников-Гесс   05.09.2013 17:16   Заявить о нарушении
Замечательный фон на Вашей фотографии - вот бы туда! Впрочем Вы и так там. (По глазам вижу).
Здравствуйте

Наталья Мосевич   12.11.2013 18:42   Заявить о нарушении