Медвежий папа

В России живет около ста сорока миллионов человек и около ста – ста двадцати тысяч бурых мишек.

Спасением людей занимаются Минздрав, полиция всех уровней, множество благотворительных организаций и ОСВОД.

Спасением медведей у нас занимается Валентин Сергеевич Пажетнов и его семья. А также немногочисленные его ученики.
Совсем немногочисленные.

Валентин Сергеевич – уникален. Он возвращает в природу осиротевших медвежат. За тридцать лет вернул сто шестьдесят восемь.

Как медвежата сиротеют?

Чаще всего – при лесозаготовках. Разрушается берлога, самка уходит; или ее убивают – тут уж как оно повезёт. А медвежата – вот они, пищат, как рукавички, со дна берлоги.

Мы с Валентином Сергеевичем знакомы давно. А вот поехать к нему мне пришлось только сейчас.

Дорога до биостанции «Чистый лес» - на редкость хреновая. В трех местах встречаем одностороннее движение – из-за ремонта покрытия. Управляют движением сами дорожники, связываясь друг с другом по мобильным телефонам. «У вас фура с таким-то номером прошла? Нет? Тогда встречку не пускайте, ждите…».



На обочине дороги – стойки с висящими на них шкурами и закреплёнными чучелами средней хреновости. Подъезжаем, смотрим – чай, не до конца забыл я науку «Пушное товароведение», которую преподавали нам на пятом курсе?
- Росомаху смотрите, - показывает мне шкуру иссушенная и пропыленная тётка с глиняным лицом, - хороша росомашка-то, а?

Росомашка не хороша, и не росомашка это вовсе – осенний медвежонок-сеголеток, как раз из них самых – медвежат-сирот, попавший под пулю вместе со своей матерью и теперь изображающий здесь, на шесте – «росомашку». Вообще набор интересный – довольно много волков, преимущественно, летних. Зимние, скорее всего, ушли уже давно за совсем другую цену. Однако масштаб торговли чучелами и шкурами заставляет думать о хорошо поставленном в здешних краях промысле. Который, естественно, существует под крышей правоохранительных органов – ибо на каждую единицу, выставленную на обочине, в обязательном порядке должны приходится лицензия или путёвка; и ветеринарное свидетельство.

«Чистый лес» - биостанция, относящаяся к Центрально-Лесному заповеднику, одному из немногочисленных заповедников, расположенных на территории самого сердца России – бывшей Владимирской Руси. Валентин Сергеевич Пажетнов живёт здесь уже больше 40 лет.

Первых медвежат-сирот Владимир Сергеевич принял в 1973 году. Звали их Тоша, Катя и Яша. За время существования Центра успешно выпущено сто шестьдесят восемь медвежат, большая часть из которых успешно «принялась» в природе.
Основным «поставщиком» медвежат-сирот были, есть и будут лесозаготовки в таежной части. Причем надо понимать, что это – не исключительная особенность России – ту же проблему и, практически, в тех же масштабах, мы находим во всех лесозаготовительных странах, населенных медведями – в США, Канаде, Финляндии.

Но во всех тех странах нет «Дедушки Вали». А у нас он – есть!

Основная проблема с методикой возвращения медвежат в дикую природу – это личность ее создателя. Дело в том, что Валентин Сергеевич – абсолютно уникален. Да, он может объяснить людям как и когда и что надо делать, чтобы медвежий малыш в реабилитационном центре вырос полноценным «лесным хозяином». Но не может заставить своих учеников вложить в своих питомцев ту часть своей души, которая позволяет зверятам воспринимать его, человека, как мать-медведицу. Разговаривать с ними на их языке, подавать им сигналы как себя вести в том или ином случае, как прятаться от людей и тех же взрослых медведей.

Медвежата живут изолированно от людей. Именно поэтому бесполезны все просьбы к Пажетновым «пойти пофотать медведей» - вам вежливо, но непреклонно откажут. Фотографирование животных здесь не является средством дополнительного приработка сотрудников биостанции, как в некоторых других «реабилитационных центрах». Несмотря на то, что живут они здесь непросто, прямо скажем.

По окончанию срока реабилитации на некоторых зверей вешаются ошейники со спутниковыми передатчиками – для дальнейшего изучения и контроля за передвижениями.

- Вот, взрослый самец вчера был на другой стороне нашего озера, - говорит Василий Пажетнов, внук Валентина Сергеевича. – Сегодня уже на болото пошёл.

Мы все дружно оглядываемся, словно бы рассчитывая увидеть за дымкой леса силуэт идущего медведя…

На биостанции «Чистый лес» прошло обучение значительное количество будущих «медвежьих» пап и мам. Сделанные по ее подобию центры функционируют на Дальнем Востоке, в Прибалтике, Южной Корее, Индии.

Но «корень их рода» - он отсюда, из «Чистого леса».

В Центрально-Лесном заповеднике Валентин Сергеевич работает с 1970 года. Выстроил дом – семейное гнездо семьи Пажетновых (сегодня их около пятидесяти! человек).

- Сколько медвежат сегодня у вас в центре, - спрашиваю я Элю, внучку Валентина Сергеевича.

- Двенадцать, - горько отвечает она. – И знаете, что характерно – отмена охоты на берлоге не сказалась на их количестве.
Да, многократно муссировалась тема, что именно охота на берлоге – главный источник появления осиротевших медвежат на руках у людей. Практика же свидетельствует, что количество же медведей-сирот, появляющихся в результате отстрела медведицы на берлоге носит «гомеопатический» характер.

Двенадцать медвежат в центре Пажетнова – это капля в море «медвежьей» проблемы. В некоторых регионах, славящихся интенсивными лесоразработками, количество осиротевших медвежат доходит до восьмидесяти штук за год.

И, прямо скажем, в подавляющем большинстве случаев эти звери – обречены. Шанс попасть в реабилитационный центр у них – меньше чем у бухгалтера продуктового магазина стать владельцем Уралмаша при повторной приватизации. Их держат на автомобильных стоянках, на цепях в личных подворьях «дровяных баронов», выращивают на мясо вместо свиней, продают в Китай на специальные фермы по отсасыванию медвежьей желчи. Они мучаются, калечатся, калечат собак и всякую домашнюю живность. Иногда калечат людей, в том числе – хозяев. Иногда – убивают их.

Скажу прямо – лично я считаю, что если люди, нашедшие берлогу с осиротевшими медвежатами не могут обеспечить их доставки в ближайшие пять дней до какого бы то ни было реабилитационного центра – они просто должны сжать сердце в кулак и прекратить их существование. Иными словами – убить. Потому что если этого не сделать – дальше будет страдать и медведь, и вся цепочка людей, по которой будет передаваться этот несчастный зверь.

Всего за время существования Центра Валентином Сергеевичем и его последователями успешно возвращено в природу сто шестьдесят восемь медвежат.

Капля в море – скажете вы?

Но капля камень точит…

На обратном пути на обочине дороги нам снова предлагают шкурки убитых медвежат-сеголеток…


Рецензии
Вы правильно делаете, что поднимаете такие проблемы. Как же отвратительно, что существуют такие нелюди-убийцы, о которых ни читать, ни слышать не хочется! Торговать шкурками - это ж надо придумать такой бизнес!

Спасибо Вам за рассказ о Человеке, которому мамы-медведицы (как и все матери вообще) низко поклониться должны за его доброе сердце и нелёгкий труд.
Всего наилучшего.

Зоя Орлова   01.04.2016 19:13     Заявить о нарушении
Спасибо большое!

Михаил Кречмар   01.04.2016 22:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.