Как казаки Амстердам освободили

У нас с мужем есть приятель - чудаковатый профессор из Амстердама, Берт Боексхотен. Это абсолютно выдающаяся во всех отношениях личность. Однажды, во время полевых работ в Омане, он потерялся, а точнее его потеряли из виду коллеги, в пустыне, где, как известно быстро темнеет, а фонарей нет. Так вот, он был найден по следам на песке, благодаря „чаплинской” походке. Он действительно ходит как Чарли Чаплин! Когда коллеги "идя по следу" нашли его, он невозмутимо сидел на песке, делал какие-то записи и встретил их словами: "Ну и где вы ходите? Почему так долго?".

Как-то, навещая его в Амстердаме, мы получили приглашение на обед. Мне нравится Амстердам, но я, наверно, не смогла бы долго жить в этих узких как пеналы домах, где маленькие комнатки, низкие потолки, нет лифтов, узкие лестницы, а мебель попадает в квартиры через окна куда поднимается с помощью веревки и рычага укрепленного на крыше. Вы, вероятно, обращали внимание на крюки на крышах голландских или бельгийских домов? Профессор живет именно в такой квартирке. На второй этаж мы поднимались гуськом, стараясь не задеть настенные горшки с растениями.

Хозяин гостеприимно раскрыл объятия и гордо оглосил (а голос у него зычный, почти бас!,) что обед приготовил собственноручно, причем в лучших традициях „здорового образа жизни”. Меню было действительно крайне необычным, но сейчас не об этом.
Перед обедом Берт с большой гордостью устроил нам экскурсию по своей квартирке. Хоть и маленькая, спальня плюс столовая (одновременно кухня и гостинная), но в действительности вмешает множество интересных вещей. Тут и антиквариатные книги и вещицы, модели кораблей, шлемы подводников, чучела птиц и зверей, образцы ископаемых организмов.

Берт обратил наше внимание на тарелочку висящую на стене в спальне: „Это старинный турецкий фарфор. Обратите внимание, что на ней изображены синие тюльпаны. Я утверждаю, что голландский фарфор и кафель (белый с синими рисунками) пришли к нам из Турции. Впрочем как и тюльпаны. Турки привезли тюльпаны в Нидерланды, и после этого их начали разводить здесь!”. Мы удивились, но не доверять знаниям 79-летнего профессора Амстердамского Университета причин не было. Экскурсия закончилась в столовой перед картиной, на которой изображены два всадника. Сразу было понятно, что перед нами оригинал и гордость хозяина дома. Странным было только то, как одеты всадники. Берт пристально и молча смотрел на меня и мою дочку, явно ожидая реакции с нашей стороны. Аленка оказалась сообразительней и сказала: „Странно, но эти люди одеты как украинцы или казаки какие-то”. Довольный Берт взмахнул своими длинными руками как крыльями и воскликнул: „Казаки!! Русские казаки, которые освободили Амстердам от Наполеона!”. Признаюсь, не поверила, такого факта из истории России я не знала. Однако, позднее мы узнали подробности.

Картина написана в 1817 г. знаменитым нидерландским художником ван Осеном (P.G. van Os) в местечке Грейвланд ('s Graveland), что отчетливо видно на подписи, на основании зарисовок, которые художник делал в 1813 г. Его картины можно увидеть в Райксмузее (Rijksmuseum) в Амстердаме и в других музеях Нидерландов. Оказалось, что семья отца Берта много лет жила в местечке Грейвланд и от деда к отцу, а от отца к сыну передавали рассказы о том как у них стояли русские казаки в 1813 г. Детали конечно забылись, но недавно Берту удалось случайно купить картину, которая и напомнила ему об этих рассказах.

Дед Берта хорошо знал одного из местных домовладельцев, который своего сына назвал Пол Иван Хоггер (Jhr Paul Iwan Hogguer). Хоггеры много лет поддерживали связи с кем-то из Москвы, и второе имя сына, Иван, тоже говорит об этом. Берт сделал мне фотографию картины, и я занялась этой темой. Меня удивил обнаруженный пробел в знании истории собственной страны. Почему-то в школе при изучении Отечественной войны 1812 г. такой важный момент как участие русского войска (причем не только казаков) в освобождении, а по сути возрождении королества Нидерландов, был упущен. Почему? Я всегда любила историю и вряд ли забыла бы о таком интересном факте.

Итак, я решила выяснить, что же в действительности произошло в 1813 г. в Нидерландах. В одной из статей, посвященной казачеству, автор, Александр Машкин (http://kontrrev.ho.ua/bibl/Mash55.html), очень подробно рассказывает об этом. Я приведу только некоторые факты, а интересующихся приглашаю прочитать эту статью целиком и узнать о многих прекрасных страницах истории русского оружия.

Итак, с 1795 года Нидерланды были окуппированы наполеоновской армией. Сначала это была так называемая „Батавская республика”, а с 1806 года - Королевство Голландия, подчиненное родному брату Наполеона, Людовику Боунапарте. В 1810, из-за ссоры Людовика со своим державным родственником, королество превратилось в часть вновь созданной общеевропейской империи с центром в Париже. Более чем пятнадцатилетние страдания местных жителей под пятой иностранных пришельцев закончились с высадкой на голландский берег в районе Схевенингена 30 ноября 1813 г. наследника, Виллема VI Оранского, изгнанного в свое время из страны. Встречали его здесь, как национального героя и провозгласили Суверенным Принцем Объединённых Нидерландов, а впоследствии королем Вильгельмом I.

Однако, тогдашний успех мог бы так и остаться на уровне благих желаний, если бы не героические подвиги солдат, матросов и офицеров Русской армии и флота, пришедших, по приказу Александра I, осенью 1813 громить Наполеона на полях Европы и помочь Нидерландам. Для выполнения именно голландской миссии при армии Винценгероде был сформирован авангардный отряд, которым командовал будущий шеф политической полиции Российской Империи генерал А. Х. Бенкендорф, в составе трех так называемых летучих корпусов общей численностью 3500 человек. Операясь на архивные материалы Машков приводит полную роспись означенного воинского соединения. В него входили Тульский пехотный полк, батальон Второго Егерского полка, батальон Павлоградского гусарского полка, батарея конной артиллерии и пять казачьих полков Войска Донского. Выполняя свою задачу 2 ноября 1813 г. отряд Бенкендорфа выступил в поход по направлению к реке Иссель. Первая колонна атаковала г. Зволле («Цволь» русских донесений того времени), вторая двигалась к Бентгейму и Девентеру, а третья должна была овладеть Дуизбургом.

Именно в Зволле русского командующего ожидал нидерландский генерал, граф ван дер Платтен (Van der Platten). Он в свое время служил в России военным инженером, а на Родине занимал пост генерал-губернатора. Ван дер Платтен, по словам Бенкендорфа, „с радостью поддержал все мои планы относительно Голландии, сообщил мне точные сведения о силах противника и настроениях своего народа”. Тогда же вышел на контакт и барон Крайенхоф (Kraiyenhoff), который закончил Высшую школу в Гардевике и и был автором монументального труда Гидрографическое и топографическое описание Нидерландов. Он, как никто другой, знал свою страну. Благодаря ему русский отряд в Голландии не испытывал затруднений, располагая необходимыми сведениями о гидросооружениях, дорогах и крепостях.

„Местные жители встречали русских казаков как освободителей, предлагая им фрукты и напитки: в городках начались народные восстания, выливавшиеся в нападения на французских таможенников и жандармов”. Чтобы максимально использовать удачный момент, решено было послать под стены Амстердама 200 – 250 казаков во главе с кавалерийским офицером, майором Павлоградского гусарского полка англичанином Марклаем (Marklay). Ему было приказано следовать до конечного пункта операции безостановочно, избегая встреч с неприятелем.

Пройдя ускоренным маршем положенное расстояние, отряд Марклая смог скрыть свое передвижение от неприятеля и вошел в Амстердам 14 ноября. Народ, вдохновленный видом казаков, захватил остатки французов и водрузил знамя независимости. Теперь противник сконцентрировал свои основные силы в прочно устроенных крепостях Мюйден и Гельвиг рядом с Амстердамом. Понимая, что при подобном раскладе нельзя атаковать в лоб, Бенкендорф решил действовать обходным маневром. Он с небольшим отрядом пехоты в ночь с 21 на 22 ноября 1813 двинулся к Харденвейку, где должен был, погрузившись на суда, предоставленные лояльно настроенными голландцами, продолжить свой рейд.

Преодолев „шесть миль ужасной дороги”, Бенкендорф, увы, „обнаружил в гардевикском порту лишь малое количество судов”. Не желая отказываться от идеи, Бенкендорф погрузил только 600 (!)человек на наличные плавсредства. После чего флотилия, подняв в 23.00 22 ноября свои паруса двинулась в путь по покрытому льдинами „приамстердамскому” заливу Зюйдер-Зе (современный Эйссельмер). Незаметно проскочив под самым носом у французской эскадры, они в 8 утра 23 ноября и вошли в порт.

Жители встретили эту горстку храбрецов с неописуемым восторгом. Для укрепления собственного престижа победители решили объявить населению, что в Амстердам вошло 6 000 русских. Было выпущено обращение к народу с предложением взяться за оружие и создать Национальную Гвардию. Местное население тут же начало организовываться в отряды Национальной Гвардии.

Во время наступления русских войск принц Вилльям VI был в Лондоне. Узнав об освобождении русскими Амстердама, он устремился в столицу. Вот тогде-то и произошел то "триумфальное возвращение". Все население огромного города вышло встречать принца и заполнило улицы и площади. Выходя из кареты принц едва удержался на ногах из-за народа, который толпился вокруг него и с трудом протиснулся, чтобы войти во Дворец. Принц был принят с шумным восторгом. Голландцы, не имевшие до сих пор привычки видеть в Принце своего главу, теперь воздавали должное первому гражданину Государства. Причем первыми военнослужащими, которые несли церемониальную службу при Особе Наследного Принца Виллима VI Оранского, были чины отряда генерала Бенкендорфа. Его казаки торжественно шествовали впереди кареты будущего монарха, когда тот покидал свой дворец. Русские пехотинцы охраняли личные покои Государя, находились у дверей Дворца при Его выходах, образовывали караулы вдоль улиц города, по которым Он следовал. Бенкендорфовские офицеры, а нередко и сам Бенкендорф, исполняли функции разводящих и первыми встречали Принца в местах Его планируемых визитов. Многие русские части удостоились высоких наград от Нидерландской Короны. „Амстердам и Бреда” — такая надпись была выбита на золотой шпаге, врученной Бенкендорфу первым королем Нидерландов. Вот оказывается каким был будущий шеф тайной полиции...

Основная хитрость, к которой русские прибегли при овладении Амстердамом, удалась: французы, поверили, что их там в десять раз больше, чем было на самом деле. Это способстовало дальнейшим победам русского оружия. Так генерал князь Жевахов, подойдя утром 28 ноября 1813 к стенам Утрехта с северной стороны, начал осаду. Но она не понадобилась, так как уже через час неприятель, не полагаясь на мощь своих штыков, ретировался из крепости через ее южную часть! Опять решили, что русских не 200, а 2000!

День своего освобождения русскими от наполеоновской тирании утрехтцы сразу же сделали общегородским праздником – Kozakkendag („День казака”), и продолжали торжественно отмечать вплоть до прихода сюда летом 1914 г. войск Кайзеровской Германии.

Работая над материалом, я узнала, что в Центральном Музее Утрехта, есть еще одна картина о казаках Питера Ван Осена, расположенная здесь под №1, „Казаки, входящие в Утрехт в 1813 г.”. В свое время она была подарена голландцами Императору Александру I. На картине изображено вступление на Ратушную площадь города русских войск, причем из-под копыт боевых коней победителей в панике бежит символизирующий французов галльский петух, а местные жители, приветствуя своих спасителей, восторженно машут руками.

Сам ван Осен был бойцом упомянутой Национальной гвардии. Только после завершения Наполеоновских воен, он вновь взял в руки кисть и, кроме портретов и пейзажей, создал еще 10 батальных картин, прославляющих храбрость его славянских братьев по оружию. Свою картину „Казаки, входящие в Утрехт в 1813 г.” он выслал в подарок русскому Царю Александру. В послании к нему министр иностранных дел России Нессельроде написал, что картина Царю понравилась, и в знак благодарности ему был передан перстень с бриллиантом.

Увы!В советское время картина была признана не имеющей особой художественной ценности, и её продали (!!!) обратно в Голландию. А ведь художник подарил ее русскому царю... Слава Богу, что она попала в музей в Утрехте. И какое счастье, что ей предоставили достойное почётное место в отдельном зале - экспонат под №1.

Трудно рассказать о всех победах русских в Нидерландах, это огромный материал. Многое уже описано в интернете энтузиастами. Скажу лишь, что все подвиги русских в голландском походе достойны восхищения и изучения. Причем с освобождением Нидерландов „русская история” этого государства не закончилась. В 1816 г. сын Вильгельма I, принц Вильгельм Оранский, вступил в брак с русской Великой Княжной Анной Павловной, сестрой Александра I. Их старший сын, Вилльям Александр, стал королем Вильгельмом III. Королева Нидерландов, Анна Павловна, прожила в Голландии почти полвека и оставила о себе добрую память, прежде всего, своими делами благотворительности (кроме прочего, дом инвалидов, больница, 50 детских приютов).

В честь Анны Павловны установлен памятник в самом центре Гааги, назван род дерева (Павловния – адамово дерево - Paulownia), привезенного из Японии в Европу Филлипом фон Зибольдем, знаменитым путешественником и исследователем. Ее имя дано целому муниципалитету и его центральному городу в провинции Северная Голландия (нидерл. Anna Paulowna - в Голландии его называют - Аннаполоне), который появился на месте польдера Анна Павловна, осушенного в 1846 г., во времена короля Виллема ІІ, мужа Анны Павловны. В него входят 7 населенных пунктов, а количество населения в 2007г. - 13999 человек. Это единственный случай в истории, когда название населенному пункту было дано от имени иностранной принцессы.

Кстати, дорога, по которой прошли казаки близ крепости Девентер, называется Kozakkenweg – „Казачья дорога”, а большое старое дерево около этой дороги – Kozakkenlinde („Казачья липа”). В городке Горссель, тоже есть „Казачья дорога”, „Гусарский проезд” и холм „Казачья шишка”, на котором до 1941 г. стоял домик „Казачий шалаш”. На дороге от Арнхейма к Роттердаму функционирует кафе-бар „У казака”, а в провинции Гельдерланд угощают «казачьим пирогом». Холодную по европейским меркам зиму в некоторых провинциях Голландии называют „казацкой зимой”. В Гааге есть Oeralkozakenkoor – „Уральский казачий хор”, а футбольная команда брабантцев называется Kozakken Boys („Казачьи парни”). Мой муж говорит, что это достаточно успешная команда. Книга Россия против Наполеона (Russia against Napoleon, 2009) Доминика Левена (Dominic Lieven), стала популярной и уже второй раз переиздана (2010). Так в Нидерландах хранят память о иностранных героях, отдавших жизни за освобождение этой страны. Даже если эти подвиги совершены почти 200 лет тому назад.

А вот почему ни в Советском союзе ни в современной России такой великолепный по тактике маневр, который должен преподаваться будущим военным, совершенно не известен? Почему русские школьники при изучении истории не узнают о такой героической роли русской армии? Я не могу объяснить. В статье сборника Поход русской армии против Наполеона в 1813 г. и освобождение Германии (1964) нет ни одного цельного документа о действиях русских частей в Нидерландах. Только в материале Журнал военных действий за ноябрь — декабрь 1813 г. имеются косвенные и очень общие упоминания об этом. Еще несколько строк в книге Д.И. Олейникова „Бенкендорф” (серия ЖЗЛ, 2009) посвящены этому событию. И это все, что было издано про Голландский поход Русской Императорской армии принесший свободу и независимость Нидерландам!

Я глубоко благодарна Берту Боексхотену (Dank je wel, Bert!) за то, что узнала о такой потрясающей странице в истории моей страны. К тому же, дед мой был уральским казаком, а муж нидерландец... Думаю, что для многих будет интересно познакомиться с этим материалом и очередной раз испытать гордость и...горечь за отчизну.


Рецензии
Уважаемая Елена, спасибо вам за популярно написанную статью о малоизвестной странице военной истории русско-голландских отношений !

Тем боле, что в этом году исполняется 200 лет освобождения Голландии летучим корпусом Бенкендорфа с помощью союзников. Хотя об Этом даже устроители международного проекта Голландия-Россия 200 лет, почему-то скромно умалчивают и практически обходят.

На эту тему я пишу сейчас произведение по мемуарам Бенкендорфа, дореволюционным документам и пр.http://www.proza.ru/2013/08/26/1519 буду признателен Вам за замечания. С теплым уважением,http://www.proza.ru/2012/01/05/496 ..

Николай Бичехвост   10.10.2013 20:22     Заявить о нарушении
Спасибо. Я обязательно прочту и напишу Вам

Елена Языкова   12.10.2013 14:19   Заявить о нарушении