Канадская классика

Учим ли мы детей быть канадцами, а не только русскими?  Им конечно больше интересны бэтманы-барби, а мы им по кумполу - "Аленький цветочек" да Агнию Барто... Им до зарезу нужен старграфф, а мы им снова - Чеховым, Толстым, Достоевским. Достаем, вобщем. И при этом иногда родители забывают, что их чадо даже с грамматикой русской не очень знакомо, точнее, смотрит на такие слова как "глагол", "падеж", "предлог" как на новые ворота. Но чадо не виновато, что оказалось в водовороте культур. И чадо растет в Канаде. И местная культура для него по большому счету, важнее. А предки все о своем да о своем.

Мне пока что самой не различить канадскую и американскую культуру, трудновато. Конечно, в Штатах ее больше, там все бурлит сильнее. Здесь, в Канаде, кроме нескольких журналистов и тех писателей, которых я видела по телевизору, но не читала, я одну старушенцию помню, потому что она нобелевку получила за огромное количество рассказов о мирной канадской жизни (канадская писательница Элис Мунро). Но тоже руки-ноги не дошли ее книги почитать.  А в другое место дошли.

За прилавком очень маленького букинистического магазина стоял высокий седой мужчина в очках. Магазинчик слегка напоминает склад, плотно загруженный книгами. Пробираешься внутрь с трудом, но при этом все книжки на виду. Можно было бы долго разглядывать корешки или листать странички, но я забыла очки, и безнадежным свободным поиском не стала заниматься, а сразу сказала продавцу, какого автора ищу, назвав первую фамилию, какую вспомнила.  Он сначала махнул рукой, показав, где искать. Потом, видя мою бестолковость, медленно вышел из-за прилавка, подошел к какой-то стопке книг, достал оттуда карманное издание  "Nine story" Сэлинджера примерно 70-х годов. Я немного еще посмотрела другие книжки, скорей по привычке, потом расплатилась, положила мировой шедевр за три доллара в карман куртки. Супер.

Найти эту книжную лавку несложно. По улице Bloor идешь мимо главного музея, потом Royal Conservatory of Music, мимо стадиона, проходишь музей обуви, и у этого музея за углом вход. На улице обычно объява: "Книжки от 3 до 25 долларов". Я давно эту лавку нашла, больше года назад, когда бегала по центру города с какими-то бредовыми идеями.

Реальная книга нужна человеку, не только электронные варианты. Даже если она спокойно стоит на своей полке, а читаешь все равно с экрана. Нелогично, понимаю. Но какой-то эффект присутствия все равно возникает, и хранится в уголке подсознания. Ты ее помнишь, эту книгу, любишь, и время от времени берешь в руки.

В тех домах, что я видела в Канаде, очень мало книг, или их совсем нет. Меня это удивило и даже как-то задело. Мне это странно и обидно. Не читают? Не знаю. Плохо, если так.

Впрочем, что могут знать российские интеллигенты о проблемах простых канадцев, до чтения ли им. Работа как в соковыжималке, причем внутри дивайса, а не снаружи. Это у питерских профессоров книжные шкафы таких размеров, что ближе к потолку еще байдарка (типа каноэ) в собранном виде помещается, и сами шкафы выползают в прихожую, потому что в комнатах уже так много книг, что жить становится негде.

Ладно, может я преувеличиваю. Тут отличные библиотеки, где вернуть книжку, например, можно в любое время дня и ночи, через щель в дверях, вот так просто. Типа почтового ящика.

Знаю ли я канадскую культуру? Художников - немного знаю, индейцев видела. Кино смотрю иногда. Ах, кино, кстати о Голливуде. Они же сюда, в Торонто, приезжают, чтобы снимать свое кино. Тут все совпадает, и всякие киношные примочки дешевле стоят, чем в Штатах. И антураж, и фактура самого города шикарная, очень типичная и для Америки, то есть США.

Знаю ли поэтов? Их в сети отыскать не просто, в книжках сложно ориентироваться. Кстати, и на курсах английского, где много рассказывали об истории Канады, о культуре как-то совсем ничего. Но я их плохо посещала. Одну  книгу все же помню, читала на русском. Сюжет разворачивается в Университете Торонто. Но это отдельная история, пересказывать ни к чему.

Русско-говорящие общины сами обычно в своем кругу, соку, сами пишут, сами читают, отдельно от английского языка.

Для меня этот вопрос (культуры Канады) скорее стимул к изучению языка, не наоборот, как обычно. Нормальные люди сначала язык учат, затем  приобщаются. Хотя какая разница, главное, передать детям, внукам интерес к культуре, а наверстать они и сами смогут.
















http://salinger.org/

 6 июня 1944 года сержант Сэлинджер в составе отдела контрразведки 12-го пехотного полка 4-й  пехотной дивизии участвовал в высадке десанта в Нормандии. Работал с военнопленными, принимал участие в освобождении нескольких концлагерей.


Свой знаменитый роман "Над пропастью во ржи" он писал 9 лет.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.