Аналитик

     Эвальд, муж Марики, докатился со своими занятиями по социальной психологии в конце концов до того, что наотрез отказался смотреть телевизор, а в газетах читал одни объявления. Якобы все необходимые сведения, можно получить из них. А точный прогноз погоды - выглянув в окно. 
     Эвальд утверждал, что мог бы на основе анализа объявлений открыть, например, преуспевающее брачное агентство. И даже успешно спекулировать на бирже. Если бы только захотел.
     – Дорогая, – повторял он жене, сидя в пивной и попивая пиво под аккомпанемент ностальгических шлягеров, – пойми, все газетные статьи тенденциозны. Почему изобличили ту или иную аферу, а о другой, гораздо более серьёзной, умолчали? Ты не можешь знать, почему кто-то кого-то хвалит или же поносит. Рука руку моет! А значит, они обе грязные. Когда ты читаешь объявление, то перед тобой голый факт и только факт. Сама подумай, что может быть тенденциозного, ну, например, в объявлении о смерти?
     – Что у людей есть тенденция умирать, – неуверенно предположила Марика.
     – Глупышка! – Эвальд привстал, наклонился через стол и чмокнул жену мокрыми от пива губами в щеку. – Я же говорю о тенденциозности, а не о тенденции! Милая, не путай эти понятия!
     По вечерам, лежа в постели, он тоже просвещал жену.
     - Вот скажи мне, дорогая, - спросил он как-то раз, когда Марика уже задремала на его руке, – что следует, например, из такого объявления?
     – Что? - спросила задремавшая Марика, вздрогнув и приоткрыв глаза.
     – «Ищу кого-нибудь, кто держит козу». Какие выводы ты из этого можешь сделать?
     – Кому-то нужно козье молоко.
     – Нетрудно догадаться! – Шурша газетой и роняя пепел с кончика сигареты на шелковое одеяло, Эвальд похлопал жену по худенькому плечику.
     – А теперь угадай, почему оно этому «кому-то» так нужно? Нет версий? То-то же! Именно эту ошибку и совершают, как правило, все аналитики! Они останавливаются там, с чего, собственно, и следовало бы начинать... Ты спишь?
     – Позволь, я буду тебя слушать с  закрытыми глазами, – пробормотала Марика. – Пожалуйста, не кури в кровати...
     И так – каждый вечер перед сном. А по выходным то же самое - в пивных, которые Эвальд обожал, а Марика терпеть не могла, но всегда безотказно составляла ему компанию.
     Дела Эвальда шли прекрасно, он наконец, действительно зарегистрировал собственную фирму. Правда, не брачное агентство, а турбюро. Супруги переехали в большую квартиру в центре Таллинна и копили теперь деньги на покупку дома. Поэтому Марика с неизменным уважением слушала, как он рассуждает на самые разные темы. Где ей, простой парикмахерше, до него!
     – Опять же, возьмем, например, интернет. В чем тут суть? Ну-ка! Пошевели мозгами!
     – Это... для общения, – сонно отвечала Марика. Она часто разговаривала по скайпу с подругами, живущими в Тарту и Пярну. – Еще это – информация и всякое такое.
     – Выкинь всё это из головы, – сказал Эвальд, потянувшись за следующей сигаретой. – Интернет, дорогая – это возврат в деревню. Типичный пример развития по спирали. Точнее, я так скажу: возврат в большую деревню.
     – Почему?
     – А потому! Люди пользуются, но не отдают себе отчета в том, что происходит. Вдумайся: как жили люди в деревнях? При желании в течение пяти минут можно было увидеть любого соседа, поговорить с ним. А главное, обо всех было всё известно. И в интернете – «фэйсбуки», «одноклассники» и тому подобное! Та же деревня, моя дорогая!
                ***
     Однажды утром, когда Марика, собираясь идти на работу, открыла входную дверь, произошло ужасное. Финансовые успехи Эвальда привлекли к себе внимание грабителей.
     В их квартиру ворвались, угрожая ножом, трое мужчин. Один бандит грубо схватил ее за волосы и, засунув в рот кляп, поволок в гостиную, где усадил на стул и крепко привязал. Его сообщники потребовали, чтобы Эвальд показал, где спрятаны деньги.
     – Поднимешь шум, увидишь, что мы сделаем с твоей курицей, – сказал бородатый бугай, очевидно, главарь. – Ей понравится. А тебе, боюсь – нет.
Сначала Эвальд растерялся. Он долго молчал. Первая фраза, которую он произнес, была: – Ребята, давайте немножко подумаем.
     – Бабки гони! – рявкнул бритоголовый толстяк. – Тебе уже думать ни к чему! За тебя подумали мы!
     – И все-таки, – невзирая на приставленный к его кадыку нож, не сдавался Эвальд, – очень прошу вас пошевелить мозгами: что для человека самое ценное?
     – Бабки, что же еще, – сердито процедил второй верзила, срывая со стены гостиной любимый пейзаж Марики. – Колись, где у тебя сейф?!
     – Минуточку. Вдумайтесь сначала, зачем человеку нужны эти «бабки»? – продолжал гнуть свою линию Эвальд.
     На этот вопрос грабители по-видимому, затруднялись ответить.
     – Заткнись, балабол! Не то сразу глотку перережу! – пригрозил старший.
     – Вы... хорошо подумали? – Лишь еле заметная запинка речи выдавала, что Эвальд нервничает. – Денег это вам не прибавит. Зато статья совсем другая. На пожизненное тянет. Пожалуйста, ответьте мне – для чего, по-вашему, вообще нужны деньги? 
     – Ежу понятно, – процедил сквозь зубы главарь.
     – Ежу вряд ли. Он живет в лесу и прекрасно без них обходится. А я хочу обратить ваше внимание на то, что деньги сами по себе – это бумага, на которой напечатаны некоторые цифры, знаки... Помните притчу о человеке, который попросил всемогущего духа, чтобы всё, к чему он прикасается, превращалось в золото?
     – Ого, – прокомментировал третий грабитель, совсем еще молоденький, худой, с рыжей козлиной бородкой. – Не хило.
     – Он умер от голода и жажды, так как еда и вода тоже превратились в золото.
     Бандиты обескураженно переглянулись.
     – Прекрати вешать лапшу на уши! – Вот как вмажу тебе!
     – Ну, так вот. Что от золота, что от денег, самих по себе, толку мало. Они хороши лишь тем, что их можно на что-то обменять.
     Мысль эта была, по-видимому, для грабителей нова.
     Они на мгновение призадумались.
     – Поэтому я даже рад, что мои сбережения мне, наконец, пригодились. Я с удовольствием отдам их вам.
     Услышав, что деньги будут, бандиты повеселели.
     Тот, кто привязал Марику, плюхнулся на диван, а второй, садясь в кресло, пробурчал: – Не тяни резину.
      – Но я тоже хочу за свои деньги что-то получить. С вашего позволения, я сяду.
     – Валяй, – разрешил толстяк. – И что же это?
     – А вы не хотите освободить мою жену от этой тряпки? Согласитесь, это выглядит не эстетично.
     – Чтобы начала орать? Накось-выкуси!
     – Что вы. Она понимает, что молчание – золото. Правда, Марика?
     Пленница, привязанная к стулу, закивала головой.
     – Окей, я тебя слушаю, – пробурчал старший. – Развяжи ее, – бросил он младшему.
     – Ну, так вот. Самое ценное для меня – жизнь и здоровье жены. И моё собственное. Предлагаю вам деньги в обмен на эти ценности.
     – Ага, – сказал младший, который караулил привязанную к стулу Марику. – Ты нас сдашь. Поможешь ментам фоторобот сделать.
     – С вашей стороны было крайне непрофессионально явиться на грабеж без масок, – заметил Эвальд, протягивая руку за пачкой сигарет. – Этим вы поставили и себя, и меня в затруднительное положение. К тому же, дома я деньги не храню. Сейфа у меня нет. Ваша вторая ошибка: грабеж без качественной наводки.
      Бандиты повскакивали со своих мест, а старший заорал: - Сейчас будем тебя пытать! Профессионально! Качественно!
     – Боюсь, это станет вашей третьей ошибкой. Ведь я хочу выкупить у вас свою жизнь, и готов за столом переговоров обсудить, как это сделать так, чтобы вы не пострадали. Если вы отпустите меня в банк за деньгами, я могу, как вы правильно опасаетесь, улизнуть. Банки тоже сейчас ненадежны, в любую минуту могут лопнуть. Поэтому я храню на счету лишь небольшую сумму. Вы можете её, конечно, снять в банкомате. Пароль я дам. Но остальное находится у меня в банковской ячейке. Вас в депозитарий не пустят. Давайте подумаем вместе, как поступить.
– Где утюг? – спросил главарь банды зловеще.
– Вам надо что-то погладить? – подала вдруг голос Марика. – К сожалению, наш утюг перегорел. Муж все собирается его починить, но у него есть дела поважнее, – добавила она гордо.
– Что-оо? – спросил главарь, оторопев от тирады «молчаливой особы». – Что она там лопочет?
– Видите-ли, уважаемые, – вмешался Эвальд, – вы, возможно, получите садистское удовольствие, пытая меня. Полагаю, вы имеете садистские наклонности, как практически все, недолюбленные в детстве люди, это понятно, но позвольте снова обратить ваше внимание на то, что вам это денег не прибавит.
– Муж не врет! Деньги у него и правда, в банке! – опять вмешалась Марика. – Я знаю! Я его доверенное лицо, – добавила она гордо.
Похоже, главарь шайки ей внезапно поверил. Да и как не поверить этим честным, широко распахнутым голубым глазам?
– И сколько у него там? – спросил он.
– Пятьдесят тысяч евро!
«Ни фига себе!» можно было прочитать на лицах преступников.
– Что ты предлагаешь? – уже деловито-спокойно спросил главарь.
– Я беру с собой паспорт, ключ от ячейки и мы вместе идем в банк.
– Где нас засекут, – ухмыльнулся молодой бандит. – Там видеокамер понатыкано – мама, не горюй!
– Я дам расписку, что должен вам денег. В ваших действиях не будет решительно никакого криминала.
Бандиты притихли.
– Ты сдашь нас первому встречному. – прервал, наконец, молчание главарь.
– У вас же будет расписка. Вы - кредиторы. Уважаемые люди. Любой будет на вашей стороне.
Марика, которая доселе с ужасом взирала на физиономии «уважаемых людей», воскликнула с неестественным энтузиазмом:
– Само собой – на вашей!
– А лепишь, что она у тебя – могила, – буркнул главарь, и повернулся к Марике: – Сиди и не петюкай!
– Обещаю вам, что она не проронит больше ни слова. – Эвальд бросил в сторону жены укоризненный взгляд. – Ну, так что, по рукам? – спросил он главаря.
И тут на низком кофейном столике рядом со стулом, где сидела Марика, зазвонил телефон, который бандиты раньше не заметили. Марика молниеносно схватила трубку, и прежде, чем кто-либо из присутствующих успел глазом моргнуть, истошно завопила: – Грабят! Вызывайте полицию!
                ***
Вечером супруги, как всегда, беседовали, лежа в постели.
– Ты сорвала мой тщательно продуманный план, – укоризненно сказал Эвальд. – Прежде чем начинать орать, ты хорошо подумала? Что, если перед тем, как панически смыться, бандиты прирезали бы нас напоследок?
– Зачем? Денег им это не прибавило бы, – виновато оправдывалась Марика. – А статья совсем другая. На пожизненное тянет.
– Дорогая, люди в своих поступках гораздо чаще руководствуются эмоциями, чем разумом.
– Какой ты у меня умный! Представляешь, этот дурак, этот рыжий козлик... мне показалось, он в меня влюбился. Он шепнул мне на ухо: «Заберём денежки и укатим с тобой на Канары».
– Вот как... – Эвальд на секунду утратил дар речи. – И что же ты ему ответила?
– Угадай, – Марика кокетливо улыбнулась. – Кстати, ты позвонил тем, кто искал козу?
– Конечно.
– И что?
– Им было нужно козье молоко, – сердито ответил Эвальд. – Не меняй тему!
– Ну, вот видишь! – воскликнула Марика! – Мы так и думали!
– Это элементарно. А вот, для чего?
– Для ребенка?
– Нет. У них небольшая фирма по изготовлению косметики на основе козьего молока.
– Боже! Как интересно! Я бы в жизни не догадалась! Вот что значит аналитик!


Рецензии
Славно, дорогая Хелью! !00 лет не виделись!
Но в одном пункте у меня возникли сомнения: как и во многих детективах, потерявших связь с реальностью, герои вступили в длинный диалог, перерастающий в дискуссию. И всё это под дулами пистолетов. Это немного сомнительно.
С другой стороны, дебютанты, не проливавшие ещё крови невинных, быть может и не могли приступить к убийству так сразу.

Резюме: Мне нравится. Небольшие сомнения не опровергают главного!
Всего доброго, Хелью!

Neivanov   10.04.2017 00:30     Заявить о нарушении
Здравствуйте, дорогой Владислав!
Как приятно увидеть на своей странице старинного знакомого, прекрасного писателя!
И за замечание благодарна, даже фразочку о начинающих грабителях с Вашего позволения, добавила бы, чтобы читатель не удивлялся, что это они в дискуссию ввязались, а не "мочат".
Или еще что-нибудь объяснительное придумаю.
Люблю критику и подсказки, не ради одной же похвалы и дифирамбов мы, авторы, здесь собрались.А чтобы, помогая друг дружке, в конце концов научиться и что-нибудь эдакое, шедевральное)))), написать!
Спасибо!
А Вашему оригинальному названию "Одной ногой в Одессе" позавидовала.
Белейшей, конечно же, литераторской)))
Почему - одной? Где вторая нога? Сразу возникает вопрос и тянет приобрести и прочитать книгу!
Желаю Вам не только богатства и здоровья, а главное - удачи!
(По совету Черчилля, ибо, как он напомнил, богатство и здоровье у пассажиров "Титаника" были:-))
:-)

Хелью Ребане   12.04.2017 06:39   Заявить о нарушении
Этот Ваш ответ, дорогая Хелю, надо отдельно печатать!
И поьоропитесь с покупкой книги, а то таки будет плздно! Ищу где издать следующую, протекции не составите?

Neivanov   12.04.2017 09:27   Заявить о нарушении
:-)
Вот: www.ridero.ru
Напечатают за две недели.
Например, 50 экземпляров в мягкой обложке - за 7 тысяч рублей, то есть 125 евро.
Никуда ехать не надо, всё в интернете, с доставкой на дом. Качественно.
Вы живете в Германии? Не знаю, во сколько обойдется доставка, но можете заказать на адрес московских или питерских друзей, а потом кто-нибудь с оказией привезет.
Там же бесплатно могут повесить в интернете. На Озоне, Амазоне, Литресе.И на самом Ридеро. Они теперь продают способом печать по требованию, тоже.

Хелью Ребане   13.04.2017 07:43   Заявить о нарушении
Влад, а как купить Вашу книгу?
С удовольствием приобрела бы.

Хелью Ребане   13.04.2017 07:47   Заявить о нарушении
Привет! Я написал Вам записку через службу проза.ру
Повторяю здесь: Напишите мне свой почтовый адрес на wladisslaw гавгав mail.ru
Вы ведь жена ветер где- то в Прибалтике? Пришлю Вам книгу, а Вы по получении переведите мне деньги.
С уважением.
Влад

Neivanov   13.04.2017 13:08   Заявить о нарушении
Простите - опечатка. Читать так: Вы ведь живёте где-то в Прибалтике?

Neivanov   14.04.2017 00:36   Заявить о нарушении
Влад, ответила в сообщениях Вам.
А "жена, ветер у которой в голове", так и напрашивается :-)

Хелью Ребане   18.04.2017 07:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.